В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Весь мир — театр

Еще одна страница про любовь

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 10 Января, 2013 22:00
Накануне Нового года столичный Театр русской драмы имени Леси Украинки порадовал премьерой — его худрук Михаил Резникович и режиссеры Ирина Барковская и Олег Никитин презентовали публике постановку по пьесе Жана Франсуа Реньяра «Любовное безумие».
Анна ШЕСТАК
Накануне Нового года столичный Театр русской драмы имени Леси Украинки порадовал премьерой — его худрук Михаил Резникович и режиссеры Ирина Барковская и Олег Никитин презентовали публике постановку по пьесе Жана Франсуа Реньяра «Любовное безумие». Веселую, легкую и с участием молодых актеров, которые два с половиной часа на сцене поют зонги на стихи Бальмонта, Беранже, Верлена и Вийона, танцуют, шутят, обманывают, кокетничают друг с другом и зрителем... Одним словом, живут. Яркой насыщенной жизнью.
ГЕРОИНЯ ПРАВДА СОШЛА С УМА ОТ ГОРЯ ИЛИ ПРОСТО ИЗО ВСЕХ СИЛ БОРЕТСЯ ЗА СВОЕ СЧАСТЬЕ?

Сюжет пьесы, которой в следующем году исполнится ровно 300 лет, вроде бы прост и тривиален: престарелый Альбер (его играет Борис Вознюк) вздумал жениться на юной Агате, которой нет 16-ти, а та влюблена в друга детства Эраста. Пользуясь правами опекуна, Альбер контролирует каждый шаг девушки и даже решетки на окна ставит, чтобы пленница, не дай Бог, не вышла в сад и не встретила кого-нибудь. Однако парочке все-таки удается и увидеться, и переговорить, и даже сбежать, обведя старика вокруг пальца. В этом Агате с Эрастом помогают нахальные и изворотливые слуги Лизетта и Криспен.

У названия «Любовное безумие» не одно толкование, а, как минимум, два: во-пер­вых, очень взрослый родственник, воспитывающий Агату, вдруг сошел с ума и вбил себе в голову, что она обязана выйти за него и нарожать детишек, во-вторых, Агата, которую блестяще играет талантливая молодая актриса Анна Артеменко, решила притвориться сумасшедшей, чтобы он от нее наконец отстал. И прикинулась так мастерски, что, сидя в зале, сразу и не разберешь: героиня правда сошла с ума от горя или просто изо всех сил борется за свое счастье?

В отличие от водевилей вроде нашего «Москаля-чарівника», где в судьбу влюбленных во­время и удачно вмешивается кто-то из­вне (солдат-постоялец, слуга или другой проходивший мимо авантюрист), здесь никому постороннему вмешиваться особо и не надо, а за­интересованным лицам до­статочно лишь по­ды­грать Агате, которая уже все  спланировала и решила. Что, собственно, и делают Эраст и компания. В итоге всем смешно, все по парам и никто, слава Богу, не умер. Даже Альбер, чьи надежды рухнули, не спешит рвать на себе волосы и гнаться за Агатой: до него таки дошло, что все, чем он жил эти дни, - лишь любовное безумие, в его случае не имеющее ничего общего с действительностью.

КОМУ НЕ ХВАТИЛО РОЛИ ГОСПОДИНА, ЗАДЕЙСТВОВАН В ХОРЕ

Но главный и неоспоримый, на мой взгляд, плюс постановки Михаила Резниковича даже не в том, что она позитивная и праздничная, а в том, что на сцене много молодых актеров: кому не хватило роли госпожи, молодого господина или служанки, задействован в хоре, причем не едином и безликом, сливающемся в один голос и одну мысль, а красочном, состоящем из разных персонажей. Вон тот - простак, а этот - забияка, тот, третий слева, явно плут, с ним рядом наивный романтик... Роли расписаны, и каждый выстраивал свою - ту, которая больше всего подходит ему по темпераменту и характеру.

О том, что такой спектакль - прекрасная возможность проявить себя для начинающих и подающих надежды, я уж и не говорю. Хотя именно благодаря ему как-то сразу стало видно, сколько в Русской драме молодежи и как она профессиональна. В антракте большинство зрителей не в буфете заседали, а гуляли  по коридорам театра и рассматривали висящие на стенах фотографии актеров: «А как героиню зовут? Это она? Нет, другая... А давай служанку найдем, она мне тоже понравилась». В финале букеты несли не только опытному и известному Вознюку, но и Артеменко, и Юрию Дяку, сыгравшему  Эраста, и барышням-хористкам, которые так по-весеннему свежи, что просто не могут не вдохновлять, особенно когда пляшут канкан в нарядах, придуманных замечательной художницей Марией Левитской.

ПЛАТЬЯ ОТМЕННЫЕ - ХОТЬ В МИЛАН НА ПОКАЗ МОД ВЕЗИ!

Кстати, второй весьма важный момент - это ее работа, совершенно волшебные костюмы и сценография. Казалось бы, как соединить начало XVIII века и наши дни, что там может быть общего? А Левитская, с ее изысканным вкусом и умением входить в тему, изучать все ее тонкости, сумела. И хор в футболках и модных узких брючках ничуть не диссонирует с Агатой и Лизеттой в корсетах и кринолинах. Платья, кстати, у барышень отменные - хоть в Милан на показ мод вези. Правда, назад потом нечего везти будет: с руками отхватят...

После спектакля кто-то сказал, что «Любовное безумие» хорошо бы давать после другой постановки Резниковича - «Сто пятой страницы про любовь», где героиня (та же Артеменко) гибнет во время войны, герой всю жизнь мучится, не смея и не умея о ней забыть... И один, и второй спектакль объединяет рефрен: «Старинная песня, ей тысяча лет. Он любит ее, а она его нет». Дальше что-то о безумии влюбленных, которое может быть как упоительным, так и губительным, но без которого любовь - не любовь, а так, красивая обложка на скучной книжке...

Ну, может, это и правильно - в один вечер показать одну сторону медали, назавтра - вторую. Все-таки главный в театре - зритель, и именно ему решать, что смотреть, чему верить, как жить...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось