В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
К нам приехал наш любимый!

Священник РПЦ Иван ОХЛОБЫСТИН: «Просто так никто себе в задницу курицу не засунет»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 29 Августа, 2012 21:00
Всенародно любимый доктор Быков побывал в Одессе на Международном фестивале юмора «Большая разница»
46-летний актер и священник вошел в состав жюри - оценивал конкурсантов, представлявших пародии, миниатюры и музыкальные номера. «Когда такое предложение поступило, я не сообразил, чего от меня хотят, - признался Охлобыстин, - и, перебегая из павильона в павильон, спросил у своего агента: «А стоит ли ехать на «Большую разницу»?». В ответ услышал: «Обалдел, что ли? Это единственное, куда стоит!».

«ЭТО ОШИБКА - ДОКАЗЫВАТЬ ЕВРОПЕ, ЧТО МЫ, СЛАВЯНЕ, ЧЕГО-ТО ДОСТОЙНЫ»

- Иван Иванович, не так давно вы вели передачу, посвященную Евро-2012...

- Да, с Потапом - хороший парень, кстати. Сверхзадача программы заключалась в том, чтобы показать европейскому сообществу, что в Украине людей не едят, что здесь можно проводить чемпионат, есть где жить и что посмотреть, граждане готовятся, стараются... Хотя, в принципе, это ошибка - доказывать Европе, что мы, славяне, чего-то достойны: когда они еще по деревьям лазали, в Киеве уже преподавали греческий.

Лично я не вижу особой причины убеждать мир, что здесь тоже могут что-то делать: пускай откроют учебник истории и прочитают про Киевскую Русь.

Люди у вас замечательные - в фан-зоне на Крещатике прямо за мной сидели байкеры, и я, конечно, не мог с ними не познакомиться. Когда шведы украинцам забили, оборачиваюсь: «Ну и че закисли? Давайте пойте свой гимн, вы слова знаете?». Мы-то в России своих не знаем, нам еще те нравятся, старые... А они встали - и как дали хором «Ще не вмерла України...». Даже я рот открывал - типа тоже при делах. Пели так, что всколыхнули весь Крещатик, и на этой патриотической ноте Шева шведам забил! В общем, приятно осознавать, что и я кое-что для вашей страны сделал.

На «Большую разницу» всей семьей приехали: я, Ксюха, два сына, четыре дочки (говорят, супруга Охлобыстина ждет седьмого ребенка, но эту информацию пара не комментирует. - Авт.). Решили, что будем ходить по городу пешком - ездить по Одессе нельзя, надо гулять и смотреть. Сейчас время такое - Успенский пост, Спас, - и Оксана, естественно, будет детишек в церковь водить. Правда, в Украине есть определенная сложность: зайдешь в один храм - он Киевского Патриархата, в другой - вообще неизвестно какого Патриархата, а я ведь священник РПЦ...

«КОГДА МЫ С ОКСАНКОЙ ВПЕРВЫЕ НА МОСТУ ЦЕЛОВАЛИСЬ, ВНИЗУ ПОЖАРНАЯ СТОЯЛА: СПАСАТЬ»

- Ваш друг Гарик Сукачев говорит, что его зря считают хулиганом - по сравнению с вами он мальчик. Как вам удалось так сильно измениться?

- А кто вам сказал, что я изменился? Я открыл в себе другие ипостаси, но хулиганство никуда не делось - Оксанку (супруга Охлобыстина, мать его шестерых детей. - Авт.) спросите, она расскажет, что когда мы впервые на Крымском мосту целовались, внизу пожарная стояла: спасать...

- Организаторы «Большой разницы» устроили вам подвох: конкурсант, похожий на вас внешне, сделал пародию на доктора Быкова. Вам приходилось кого-то пародировать?

- Нет, это мне не удавалось никогда. Получалось лишь одно восклицание Шерлока Холмса, и то я уже не помню, какое именно. Пародия хороша, когда она добрая, конструктивная, по сути - как и юмор. Он может быть саркастичным, но он не должен оскорблять человеческое достоинство. Шутка может быть бесконечно смешной, полностью человека раскрыть, но при этом нельзя, чтобы пародируемый чувствовал себя униженным.

- От каких ролей вы можете отказаться?

- Если она оскорбляет достоинство любого народа. Это так же, как с пародией: есть потаенные струны, которые не должны быть задеты никогда. Ну и если роль с элементом эротики. Мне кажется, интимные отношения - до такой степени деликатная вещь, что на экран выносить их не стоит. И потом, я и эротика - чушь какая-то!

- Недавно в интернете появилось ваше письмо Патриарху Кириллу о Pussy Riot...

- Ну, то, что я предлагал, - освободить из заключения - уже не актуально, время упущено. Но тогда можно было об этом деле забыть, и не пострадала бы репутация Церкви и государства под названием Россия. А теперь смотрите, какой конфуз: всему миру мы известны Гагариным, водкой, валенками, матрешками и девчонками аморального поведения.

- Как считаете, кому это дело нужно было?

- Ну, видимо, промысел Божий есть и в этом... Как здравомыслящий человек я рассуждаю так: сначала девчонки устроили самопиар, потому что просто так никто себе в задницу курицу не засунет, да и поют они, прямо скажем, не Бог весть как. Может, по отдельности выходит и неплохо, но то, что они вместе делают, - чушь собачья, кому это надо - кастрюлями греметь? Потом к своей дурацкой выходке прицепили все, чем недовольны, и это оформилось в какой-то протест.

«Я ЗНАЛ, НА ЧТО ШЕЛ, КОГДА В ТЕЛЕВИЗОР ГОЛОВОЙ ТЫКАЛСЯ»

- Вас по-прежнему тянет вернуться в Церковь?

- Я очень рассчитываю, что так и произойдет. Сейчас все, что от меня зависит, для общества сделаю, выполню обязательства перед ним, перед семьей, друзьями - не только политические, но и творческие, к которым относятся те же «Интерны», и вернусь.

Мне кажется, такой сериал, как «Интерны», должен быть. Порой мы спорим со сценаристами, потому что они перегибают палку насчет сисек-писек, но в принципе он никого не оскорбляет и при этом смешной.

Ко мне на улице подходят люди - и я вижу, что к моему персонажу они хорошо относятся, хотя доктор Быков - дядька взрослый, вредный... Но жмут руку, просят сфотографироваться, и я никогда не ломаюсь: я же знал, на что шел, когда в телевизор головой тыкался.

- Сколько времени вы тратите на изучение медицинских терминов?

- Большинство терминов мне знакомо: я же из семьи военного хирурга. Но какие-то вещи сценаристы вписывают специально, издеваясь, зная, что произнести это мне будет очень сложно, а потом хохочут тайком, я думаю. Кодовое слово - «гломерулонефрит». Вот это беда, слушайте! Я с ним боролся полгода, пока не научился выговаривать.

- «Интерны» - долгоиграющий проект?

- Молю Бога, чтобы так не было. Фильм идет хорошо, люди довольны, мы вроде еще не вышли на порнографический уровень, и то, что я читал в сценарии на будущее, симпатично, но я считаю: все хорошо, что хорошо кончается. Мне кажется, нужно ставить точку, чтобы работа наша осталась художественным произведением. А лет через 20 можно уже снять «Интерны. 20 лет спустя».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось