В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Черным по белому

Анатолий БЫШОВЕЦ: «Некоторые журналисты специально подпаивают собеседников, чтобы развязать им язык, но мы с Димой непьющие и нам это ни к чему. Опьянение, правда, присутствовало — от общения»

8 Сентября, 2010 21:00
Вышла в свет новая книга Дмитрия Гордона «Под увеличительным стеклом», одно из предисловий к которой написал прославленный футболист и тренер
На что-на что, а на невнимание к моей скромной персоне со стороны масс-медиа пожаловаться не могу, тем не менее наша беседа с Дмитрием Гордоном стоит тут особняком. Едва она увидела свет в газетном варианте, мгновенно поднялся шум, ажиотаж. Звонили из Киева родственники, болельщики и спортивные журналисты, меня поздравляли и критиковали, мои слова обсуждали на интернет-форумах... Шутники-киевляне даже уверяли (почти всерьез!), что мое интервью Гордону затмило президентские выборы, как раз в это время проходившие в Украине.

Кстати, за их ходом я внимательно наблюдал и, прямо скажу, победа Виктора Януковича меня обнадежила. Работая в донецком «Шахтере», я с Виктором Федоровичем не раз встречался, и он произвел на меня хорошее впечатление. Время покажет, каким он будет президентом, но человек он отзывчивый, добрый. Помню, как раз трагедия на шахте произошла, и я видел его реакцию, его отношение к нуждам людей и всего региона. Беды соотечественников он принимает близко к сердцу, и вполне закономерно, что, вступая в высокую должность, Янукович заявил: приоритетом для него будет борьба с бедностью, социальные вопросы. Демократия, мне кажется, в том и заключается, что все для народа, все во имя народа, но это, будем считать, лирическо-политическое отступление.

Мне приятно, что у тех, кто действительно переживает за будущее футбола, киевского «Динамо» и сборной Украины, высказанные мною мысли нашли отзвук. Были, не скрою, и критические замечания, но конструктивные. Говорили, в частности, на чем стоило бы остановиться подробнее, что следовало бы конкретизировать, а в целом интервью вызвало хорошую реакцию и, по-моему, появилось вовремя. Очень ведь важно, чтобы то, что ты делаешь, заставляло окружающих думать, анализировать, чтобы помогало разобраться не только в прошлом, но и в настоящем.

Вот, например, уже после нашей встречи с Димой состоялось назначение главного тренера украинской сборной. Должен сказать, я критически отнесся к утверждению кандидатуры Мирона Маркевича, и не потому, что хотел дать какую-то отрицательную характеристику его квалификации - пытаюсь оценивать объективно, по факторам, которые могут стать решающими.

Поскольку у него нет опыта работы на столь высоком уровне, могут возникнуть проблемы, связанные с совмещением должностей. Все-таки он - главный тренер «Металлиста», а для национальной сборной эта команда базовой не является. Во-вторых, у Маркевича нет ни харизмы Блохина и Михайличенко (в равной степени!), ни их заслуг, чтобы стать для своих будущих подопечных авторитетом, а в-третьих, не очень надежен штаб.

Конечно, имея прекрасную игровую практику и перспективы вырасти в хорошего специалиста, помощником Юрий Калитвинцев может быть, но достаточный опыт у него тоже отсутствует. Исключение - Семен Альтман, который работал со мной в московском «Динамо» и в Южной Корее и который может привнести что-то от Блохина, - Семен в свое время ему помогал. Вопросов, одним словом, много, а ведь им, хотят они того или нет, придется создавать новую команду: смена поколений неизбежна. Думаю, многим нынешним «сборникам» через два года сыграть уже не придется, так что в целом мой прогноз на «Евро-2012» неутешительный...

Пишу эти строки, прилетев из Баку, где был на праздновании 50-летия олимпийского чемпиона 1988 года и лидера команды «Нефтчи» Игоря Пономарева (должен признать, что увидел в Азербайджане проблемы, очень похожие на те, которые есть сегодня и в России, и в Украине). От общения с юбиляром, с коллегой Станиславом Черчесовым, приехавшим его поздравить, у меня остались очень хорошие впечатления, а вот от того, что опыт выдающихся мастеров прошлого сегодня почти не востребован, грустно. Чем это вызвано?

В первую очередь, целым рядом негативных моментов в руководстве футбола и отдельных клубов. Замечу при этом, что полузнание, полупонимание предмета хуже, чем невежество: темный человек может еще научиться, а вот тот, кто ощущает себя докой и знатоком (хотя таковым не является), и пытаться не будет...

Многие читатели отметили откровенность, с которой я с Дмитрием говорил, - меня даже подначивали: как это, мол, Гордон тебя спровоцировал? Некоторые журналисты, дескать, специально подпаивают собеседников, чтобы развязать им язык, но мы с Димой оба непьющие и нам это ни к чему. Опьянение, правда, присутствовало - от общения.

Поверьте: задеть людей за живое, если неискренен, невозможно, но чтобы высказываться о проблемах футбола вслух, нужна определенная гражданственность. По вполне понятным причинам коллеги-тренеры не часто позволяют себе свободно обсуждать проблемы: сегодня их независимость серьезно ограничена чехардой в клубах, тем, что наставников постоянно меняют (и отнюдь не на конкурсных условиях, не в порядке честной конкуренции). Что делать - бал правят конъюнктура и элементарная меркантильность.

Мелькающий калейдоскоп лиц и имен сказывается не только на отношении тренеров к происходящему в футболе, но и на их профессионализме. У них зачастую нет времени на то, чтобы подходить к делу творчески, экспериментировать, они лишены креатива, поэтому выполняют свою работу автоматически или просто копируют то, что было когда-то сделано так называемым мэтром. Естественно, вопросы возникают и в связи с тем, есть ли умение все это высказать и есть ли, собственно, что сказать...

За то, что у меня, судя по откликам, получилось и то, и другое, я Диму благодарю. Ему удалось привнести в журналистику вещи, казалось бы, с ней несовместимые, - чувство такта и меры. Он умеет расположить визави к откровенности, мгновенно включается и воспринимает твои слова, задает точные вопросы, поднимает животрепещущие темы. Мне импонирует его способность создать атмосферу, в которой неуместны пафос и лицемерие, а я в этих вещах очень щепетилен.

Дима умеет слушать, а древние философы не зря говорили: «Кто умеет слушать, тот знает, чего хочет от жизни». Наши отношения, подчеркну, ценны еще и тем, что мы независимы, не влияем на судьбы друг друга, поэтому ни один из нас не ждет, что собеседник ему польстит или хорошо о нем напишет, расскажет. Мы не нуждаемся в том, чтобы нас разукрашивали и пиарили, поскольку мы оба абсолютно самодостаточны. Впрочем, это можно сказать о большинстве тех, у кого Дмитрий берет интервью.

Похвастаюсь: он подарил для моей обширной библиотеки несколько своих книг - они стоят у меня на даче в Новогорске. Люблю время от времени снять его томик с полки и полистать, тем более что среди Диминых героев много людей, с которыми я знаком лично: Розенбаум, Жириновский, Каспаров... Не из чужих рассказов знаю, что одно дело - разговорить Хазанова и совсем другое - Меньшова, ведь хотя режиссер-оскароносец - фигура публичная, на людях он ведет себя скромно, даже скованно. Мы с ним однажды встретились в обстановке, которая к общению располагала, но хотя речь шла о его шедевре «Москва слезам не верит», отвечал он весьма скупо.

Там же присутствовал тоже один из Диминых героев Роман Карцев, который очень хотел, чтобы известный режиссер что-то сказал собравшимся, но сколько он ни подводил Владимира Валентиновича к этому, тот лишь отнекивался: мол, я еще не созрел. Вы теперь представляете, с каким чувством я читал обширное интервью, которое несловоохотливый Меньшов дал Гордону? Да, это лишь зарисовка с натуры, картинка, но я был заинтригован: как же удалось Дмитрию его разговорить?

Впрочем, в этом и заключается профессионализм журналиста - тот самый, без которого представленный в этой книге наш диалог не получился бы таким необычным и, хочется надеяться, полезным. Мне искренне хочется пожелать автору одного - не останавливаться на достигнутом. Впрочем, он и сам, похоже, притормаживать не собирается, потому что встречи с неординарными людьми только обогащают, дают импульс к самосовершенствованию.

Я счастлив быть одним из тех, в ком осталась частичка его души.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось