В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Сильные мира сего

Первый тренер братьев Кличко Владимир ЗОЛОТАРЕВ: "Перед поединком Володи с Бёрдом на кон ставились слишком большие деньги. Я уверен: из-за таких деньжищ могли пойти на что угодно. В своё время Виталика тоже отравить хотели..."

Григорий КАНЕВСКИЙ. «Бульвар» 27 Сентября, 2004 21:00
Все, что связано с братьями Кличко, интересует даже тех, кто о боксе имеет смутное представление. Виталий и Владимир - эталон мужественности, силы, достоинства, обаяния. Часто бывая в Германии, я вижу, каким уважением пользуются братья в этой стране, где традиционно не принято восхищаться "чужаками".
Григорий КАНЕВСКИЙ
Все, что связано с братьями Кличко, интересует даже тех, кто о боксе имеет смутное представление. Виталий и Владимир - эталон мужественности, силы, достоинства, обаяния. Часто бывая в Германии, я вижу, каким уважением пользуются братья в этой стране, где традиционно не принято восхищаться "чужаками". Прекрасно владеющие немецким языком, интеллигентные, со вкусом одетые (а для рекламных роликов раздетые), они стали постоянными участниками престижных телепередач, их фотографиями пестрят газетные и журнальные полосы. Благодаря вездесущим репортерам читатели знают почти все о личной жизни Виталия и Володи. И тем не менее никто из опрошенных мною немецких поклонников Кличко не ответил на простой, казалось бы, вопрос: "Из чьих рук принял братьев Фриц Здунек?". Грустно, что и в Украине лишь единицы смогли назвать имя первого тренера Кличко. Тренер тренеру рознь. Один, подобно учителю первоклашек, преподает детям лишь азы спорта, другой "выводит их в мастера". Но есть высокие профессионалы, которые не расстаются со своими именитыми учениками до конца их звездной карьеры. Золотарев - один из этих счастливцев.

"КЛИЧКО СЛОМАЛ ЭЛЕКТРИКУ НЕСКОЛЬКО РЕБЕР"

- Владимир Алексеевич! В своих интервью Виталий и Володя не устают повторять: "Нам повезло с тренером". Ведь вы подарили Здунеку не полуфабрикат - зрелых мастеров боксерского и кикбоксерского рингов. А сами начинали с нуля... Как это было?

- В августе 89-го Москва разрешила открыть в Киеве филиал спортклуба Военно-воздушных сил СССР. Организовать секцию бокса поручили мне. Мы объединились с Михаилом Яковлевичем Мацыхом и стали работать вместе.

В штабе округа служил Владимир Родионович Кличко - чрезвычайно симпатичный, всеми уважаемый офицер. Однажды он сказал мне: "Скоро будет призываться мой старший сын Виталий. Он сейчас тренируется у Андрея Чистова, президента Всеевразийской федерации кикбоксинга. Рослый, под два метра, достаточно атлетичный, не трус. Его наверняка отправят в спортроту. Возможно, он вас заинтересует?".

Мы с Виталием очень быстро нашли общий язык. Я понял, что его в равной мере привлекают бокс и кикбоксинг, и решил: пусть совершенствуется и в том, и в другом. В боксе он был абсолютным новичком. Но за год мы выполнили программу, которую многим за пять, а то и за 10 лет не одолеть. Он стал чемпионом Спартакиады Украины в супертяжелом весе, причем все бои выиграл с явным преимуществом. А вскоре без особого напряга разобрался со всеми супертяжами в чемпионате СНГ по кикбоксингу.

- Кто-то, очевидно, помогал вам тренировать Виталия по "кику"?

- Никто. Конечно, нелегко мне было совмещать два единоборства. Особенно когда мы отрабатывали удары ногами на специальной круглой лапе, которая крепилась к моему боку. Бил Виталик мощно - ведь ударами ног он чаще всего побеждал.

- Вы рисковали своими ребрами?

- Они страшно болели! Кстати, был у нас в зале электрик Сергей - крепкий молодой мужик. Он мог часами наблюдать за нашими тренировками. И вдруг попросил: "А можно, Алексеич, мне поработать с Виталием на лапе?". Я разрешил. Через две минуты Сережа выдохся, сбросил лапу, а потом на целую неделю исчез. Когда же он снова явился, вид у него был плачевный. Оказалось, что Виталик сломал ему несколько ребер... Меня Бог миловал, но плечи выбиты - они и сейчас из суставов выскакивают. Вы знаете, я даже специально вес набирал, чтобы хоть как-то противостоять убойным ударам. Не помогло.

- Сам-то он тоже не уберег свои руки от травм.

- Впервые это случилось на Спартакиаде Украины - в финальном бою он повредил коронную правую руку. Весь год потом одной левой боксировал. Даже на Спартакиаде народов СССР. Одному лишь чемпиону уступил. Тот, очевидно, догадался, что Виталий, по сути, "однорукий", и воспользовался своим преимуществом. Дело в том, что никто не знал о травмированной руке Виталика, - мы это всячески скрывали. Ему приходилось имитировать удары правой, лишь обозначать их.

А тут еще созрела непростая ситуация... Летим с ним в Ташкент на чемпионат Вооруженных сил по боксу. По дороге говорю ему: "Ты, надеюсь, не забыл, что через месяц в Париже чемпионат мира по "кику"? Но если на "вооруженке" окончательно выведешь из строя правую руку, на чемпионский пояс во Франции не рассчитывай. Давай договоримся: как только в Ташкенте ты пустишь в ход свою правую, мы с Мацыхом выбрасываем на ринг полотенце". Виталик неохотно согласился.

В стартовом бою он четко соблюдал это условие, но во втором - азарт взял верх над осторожностью. Он нанес правой удар, другой - и на ринг полетело полотенце. Виталик был расстроен и возмущен нашим поступком и потом еще долго дулся. Но в Париже он уже работал обеими руками, все бои завершил победами и заслужил чемпионский пояс. Вот тогда и понял, что мы, оберегая его, правильно поступили, и признал свою ошибку. Это, кстати, в его характере: если не прав, попросит прощения. Хотя очень самолюбив.

- Супертяжи, как правило, несколько флегматичны, с ленцой. Они больше полагаются на свою природную исключительность.

- Виталик добросовестно выполнял все. Но какой, скажите, спортсмен не хочет иногда сачкануть? Всякое бывало. Однажды он не явился на вечернюю тренировку. Ищу его в спортроте - нет. Звоню домой, снял трубку отец: "Виталий отдыхает. Сказал, что сегодня он свободен". Я, естественно, завелся: "Как это свободен? Владимир Родионович, немедленно отправьте его в зал!". Но такое редко случалось, хотя я его прилично нагружал: двухразовые тренировки - тяжелый труд, рутинная работа. Нет, он был достаточно дисциплинирован, не выпивал, не курил.

Недели через три после нашего знакомства спросил: "Можно и Володе у вас тренироваться?". На следующее занятие они пришли вместе.

- Когда я в 93-м году впервые увидел братьев, меня поразило их необыкновенное сходство. Если бы не знал, что Виталий пятью годами старше, то наверняка счел бы их близнецами. Мы как-то долго не виделись, а когда снова встретились, я дал маху - принял Володю за Виталия. Вы еще пошутили: "Если и было у них какое-то несходство, то его на ринге "подрихтовали".

- И как же он старался походить на старшего брата! Во всем, даже в манерах, походке. Буквально в рот ему заглядывал. Около полугода тренировал я обоих. Но это было очень сложно - ведь у них были разные программы. И тогда я подумал: а ведь есть смысл Володе поучиться в спортинтернате, а потом вернуться ко мне. Виталик меня поддержал, родители тоже. А Володя заупрямился - не хотел с братом расставаться. Наконец нам удалось его уговорить. В интернате он попал к хорошему тренеру - Александру Полищуку, но Володя на его занятиях не особенно выкладывался, а вечером прибегал к нам и проводил полноценную тренировку. Не стану же я его выгонять.
"У ВИТАЛИКА УДАР ЛЕВОЙ СНОТВОРНЫЙ, А ПРАВОЙ - СМЕРТЕЛЬНЫЙ. ВТОРОЙ РАЗ ОН БЬЕТ ПО КРЫШКЕ ГРОБА"

- В то время они еще друг с другом спарринговали?

- Я им запрещал. Ведь у них же была разная степень подготовленности, да и Володя был щуплее, поменьше ростом. А главное, я опасался, как бы соперничество на ринге механически не продолжилось и за его пределами, не породило бы глухую неприязнь, отчуждение. Но им, видно, очень хотелось помериться силами, они делали это тайком от меня, на рингах разных боксерских клубов. Кончилось тем, что в одном из таких нелегальных поединков Володя сломал ногу. Вот тогда они и решили никогда больше не драться.

- Странно, что Володя, во всем копирующий Виталия, не увлекся кикбоксингом.

- Но в остальном он шел по его стопам: после интерната призвался, попал в ту же спортроту и вслед за Виталиком поступил в пединститут Переяслава-Хмельницкого, где старший брат уже год занимался. Я возил его туда на своей старенькой "восьмерке", в которую Вовчик с трудом втискивал свою загипсованную негнущуюся ногу...

Он рос и мужал на глазах. В Стамбуле стал вторым на юниорском чемпионате мира. В Тунисе оба брата выиграли серебро мирового чемпионата среди военнослужащих. Володя мог бы и золото, если бы не... финики. Три боя здорово провел - обыграл россиянина, американца, египтянина, осталось лишь немца "убрать", но... Когда попадаешь в экзотическую страну, нужно быть очень осторожным в выборе пищи, особенно фруктов. Всю ночь Володя глаз не сомкнул - корчился от боли, поднялась температура. К утру выглядел выжатым как лимон, и само собой, врач снял его с турнира.

- А Виталию, помнится, в 94-м году не было равных на кикбоксерском ринге.

- Он входил тогда в тройку сильнейших мастеров мирового "кика". Не забуду, как в Англии он нокаутировал чемпиона Европы по версии ISKA Ричарда Винне. После первого раунда я взглянул на его ступни и ужаснулся: кожа, особенно на подушечках, свернулась, выступила кровь. Дело в том, что настил был чересчур жестким, а боксировали-то босиком. Я покропил его рану аэрозолем и сказал: "Как хочешь, а во втором раунде ты должен разобраться с англичанином, иначе не дотянешь". Он молча кивнул головой и, морщась от боли, поднялся на ноги. Когда ударил гонг, Виталий ринулся на соперника, как тигр. Один нокдаун, другой и, наконец, нокаут. Вот так отстоял он свой чемпионский титул.

- А потом стал чемпионом мира по версии WKO - "выпотрошил"... Джека- "потрошителя".

- Так тогда называли известного своей жестокостью французского кикбоксера. С ним пришлось повозиться - лишь в пятом раунде, после трех нокдаунов, когда "потрошитель" уже едва держался на ногах, рефери остановил бой.

- Как говорил Володя, "у Виталика удар левой снотворный, а правой - смертельный. Второй раз он бьет по крышке гроба"... Помните, какой ажиотаж был перед крупным международным турниром по кикбоксингу в Мурманске, куда должен был прибыть Жан-Клод Ван Дамм в качестве почетного гостя? А заодно сразиться с Кличко, который тогда
был уже пятикратным чемпионом мира.

Знаменитость получила внушительный гонорар, половину которого, говорят, он до сих пор не вернул. Ему были бы оказаны королевские почести, но Ван Дамм застрял в Москве. Когда наконец отправился в Шереметьево, долго ходил по летному полю, придирчиво осмотрел взлетную полосу, обстучал носками туфель колеса авиалайнера, неодобрительно покачал головой и заявил, что его контракт запрещает ему летать в самолетах, вмещающих больше 25 пассажиров. А ведь из салона Ту-154 уже все кресла вынесли, вместо них расставили роскошную мебель...


- На мурманский турнир Ван Дамм мог отправиться, только если бы свихнулся. В здравом уме он ни за какие деньги не согласился бы встретиться на ринге с Кличко. Виталик бы его просто убил! Это жизнь, а не голливудский кинематограф, где из мухи слона сделают, а из зайца - тигра. А вот Чак Норрис действительно силен. Обаятельный, уравновешенный, на редкость скромный - никакой показухи. Он когда-то дружил с Брюсом Ли, даже сражался с ним.
"ВИТАЛИЙ ПОДАРИЛ МЛАДШЕМУ БРАТУ ЗОЛОТУЮ ОЛИМПИЙСКУЮ МЕДАЛЬ"

- В любительском боксе достижения Виталия были поскромнее, чем в "кике".

- В спорте есть такое понятие, как фарт. Так вот, Виталику просто не везло. На Кубке мира в Таиланде он мог выйти в финал. В первом бою нокаутировал очень сильного корейца, а во втором - встретился с болгарином Русиновым - чемпионом Европы, призером Олимпиады. Бой был невероятно упорным - коса на камень, но победу отдали Русинову, хотя, как потом писали газеты, Кличко выглядел предпочтительней. Впрочем, мы не удивились, ведь одним из руководителей АИБА - международной федерации любительского бокса - был болгарин Жечев. К сожалению, в спорте, как и в любой другой сфере человеческой деятельности, далеко не все честно и чисто.

Не повезло ему и на последнем для него "военном" чемпионате мира в Риме...

-...после которого он и был дисквалифицирован.

- Вышло недоразумение. У Виталика сильно разболелась спина, и местный врач дал ему какие-то таблетки. Кто знал, что они числятся в списке запрещенных препаратов? Мы уже начали подготовку к Олимпиаде, Виталик подписал контракт с немецким клубом суперлиги, как вдруг пришло сообщение о дисквалификации. Это был психологический нокаут! Мы ведь рассчитывали взять на Играх два золота. Виталик - в супертяжелой категории, а Володя - на вес ниже. Он к тому времени уже был победителем молодежного первенства Европы, выиграл "мир" среди военнослужащих. Правда, я поосторожничал и высшему спортивному руководству пообещал только одну золотую медаль - Виталика.

И вот прихожу в спорткомитет, а там не без ехидцы спрашивают: "Ну что, добоксировался ваш чемпион?". Мне нечего было ответить. Звоню Виталику: "Что будем делать?". Он удивился: "Как это что? Есть же Вовчик - он и станет олимпийским чемпионом в супертяже. Я убежден! Вы так начальству и скажите".

По большому счету, Виталик подарил младшему брату золотую олимпийскую медаль - ведь он тогда был на две головы выше Вовчика.

- Этот подарок еще надо было вырвать из цепких рук опаснейших соперников.

- Один только Лезин чего стоил! Незадолго до Игр Вовчик проиграл ему на чемпионате Европы. Правда, боксировал с разбитыми руками. После боя он сказал: "Я еще, Владимир Алексеевич, с таким классным боксером не встречался. Но на Олимпиаде возьму у него реванш. Слово даю!". И все же первый бой - с чернокожим хозяином ринга - был, наверное, самым тяжелым. Перед третьим раундом Вовчик опережал его на три очка, но затем пропустил сильный удар. Правда, арбитры оценили его всего лишь в одно очко. Он кинулся к американцу, завязалась вязкая, суматошная драка, но Володя сумел сохранить преимущество.
"Я ДАЛ ВОЛОДЕ ЛЕГКУЮ ПОЩЕЧИНУ, И ОН ЗАВЕЛСЯ"

- А разве финальный поединок с грузным негром из Тонга был легче?

- За сутки до этого боя мы решили с Володей провести интенсивную тренировку. Жду его в зале полчаса, час, естественно, нервничаю. Наконец, появляется - весь в мыле, перевозбужденный, встревоженный. Рассказывает: вместе с ним в микроавтобусе, курсирующем по олимпийской деревне, ехала девушка-спортсменка из какой-то южноафриканской страны. На ходу неудачно спрыгнула и, ударившись головой об асфальт, потеряла сознание, из раны хлынула кровь. Володя, разумеется, не остался безучастным - вызвал "скорую помощь", дождался ее приезда и не успокоился, покуда уже в травмпункте не убедился, что жизнь пострадавшей вне опасности. От природы впечатлительный, он снова и снова вспоминал подробности этого ЧП. Словом, пережил настоящий стресс. Но я счел нужным провести последнюю тренировку, она была очень важна - ведь мы уже знали, кто его соперник, и должны были выработать тактику на каждый раунд. Инструктаж, хотя бы короткий, был необходим.

- Первый раунд Владимир, кажется, проиграл?

- Второй тоже. Вовчик был каким-то вялым, никак не мог "взорваться". Наконец встряхнулся, задвигался, включил правую руку, но пропустил ощутимый удар. В последней минутной паузе я сказал ему: "Ты проигрываешь три очка, отступать некуда. Если хочешь стать чемпионом - только вперед!". Подкрепив свое напутствие парочкой крепких выражений, я дал ему легкую пощечину. И Володя завелся. Опережая уставшего соперника, он нанес несколько сильных ударов и уверенно выиграл бой.

- Выходит, ненормативная лексика - эффективный педагогический прием?

- Я к ней нечасто прибегаю. Володя, услышав мою тираду, даже удивился... Грешен - не всегда могу сдержаться. А вот братья умеют.

- Кто, по-вашему, оказался бы сильней, сойдись они сейчас на ринге?

- Вопрос с явным нокаутирующим подтекстом! (досадливо поморщился). Хотите поссорить меня с ребятами? Нет, прежде чем они не уйдут с ринга, я по этому поводу ничего не скажу. А потом непременно напишу о них книгу. Даже две - о каждом отдельно. Пока же могу повторить: оба они, Виталик и Вовчик, выдающиеся спортсмены, еще не сказавшие последнего слова. И оба мне одинаково дороги! Ведь нас так много связывает. Я и во время отпусков с ними не расставался, брал их с собой. Чаще всего ездили в Крым. Их из воды нельзя было выгнать, до одури плавали. Особенно с аквалангами и подводными ружьями. И каждый день - бои с тенью, 10-километровые кроссы.

- Вы, разумеется, регламентировали их общение с прекрасным полом?

- Представьте, нет. Я ничего не запрещал. И считал своим долгом наставника не избегать самых интимных тем. Мы обо всем говорили. О любви, о сексе, его месте в жизни спортсмена, который ставит перед собой большие цели.

Как-то я обратил внимание на то, что Виталик недорабатывает на тренировках - какой-то вялый, безучастный, то ли недоспал...

-...или переспал... с кем-то?

- Вот-вот. А тут как раз надо ехать в Мариуполь - на турнир Макара Мазая. Виталик, смущаясь, спрашивает: "Владимир Алексеевич, вы не будете возражать, если я возьму с собой подругу?". Конечно, первое побуждение - отказать, но я решил: пусть сам убедится, полезно это или вредно. Когда же он проиграл предтурнирный спарринг, я на разборе полетов сказал: "Шерше ля фам". Он грустно кивнул головой. И в тот же день отправил девушку восвояси. После чего выиграл турнир и выполнил норматив мастера спорта.

- Вернемся, однако, к боксу. Что-то не заладилось в последнее время у Володи...

- Да, он заметно нервничает. О причинах мне на расстоянии трудно судить. Когда тренировал его, я мог спрогнозировать результат того или иного поединка. А сейчас стал ошибаться. Например, ожидал, что с Корри Сандерсом у него сложностей не будет, а вышло наоборот. Понимаешь, о готовности Володи к этому бою я судил наугад, вслепую. А вот уже перед встречей Виталика с Льюисом был "зрячим", - потому что я полтора месяца работал с ним, 20 дней тренировал его один, без Здунека.

Поначалу Виталий жил дома, но я настоял на его переезде в гостиницу. Наши номера были рядом. С семьей он проводил только выходной день. И почти всегда брал меня с собой. Лучшим отдыхом для него было общение с детьми - он часами с ними возился.

Вечерами, после тренировок, подолгу "сидел" в Интернете, отвечал на адресованные ему письма. И каждый день встречался с прессой. Репортеры не оставляли его в покое. Конечно, бесцеремонные вопросы его раздражали, но уклоняться от интервью, не позировать перед объективами теле- и фотокамер нельзя. Ему ведь нужно завоевать симпатии американских СМИ, здешней публики. Виталия узнавали на улицах, просили автографы, желали удачи. Многие американцы уже считают его своим, особенно потому, что и семья постоянно живет в Лос-Анджелесе.

- У них там свой дом?

- Пока нет. Снимают в престижном районе добротную двухэтажную квартиру.

- В Германии каждого из братьев иначе как "доктор Кличко" не называют... Но не изменили они своего отношения к вам? Не почувствовали вы этакой высокомерной снисходительности?

- Популярность и скромность - не родные сестры. Тем более в профессиональном боксе, да еще в культовой - особенно в Штатах - супертяжелой категории. Там принято всячески рекламировать себя, декларировать свое превосходство над соперниками, унижать их, махать кулаками задолго до встречи на ринге. Виталий и Володя, как бы ни чужды были им эти дешевые приемы, вынуждены соблюдать условия игры. Но они все делают по-своему - сдержанно, не крикливо, с достоинством. А то, что заявляют о своем стремлении добиться на ринге максимального результата, стать не на один год абсолютными чемпионами мира, свидетельствует об их силе, возможностях, здоровом честолюбии. Ну а ко мне они нисколько не переменились, относятся так же тепло и уважительно, как и раньше.
"ЗДУНЕК ТЕРПЕЛ МЕНЯ ТОЛЬКО ИЗ УВАЖЕНИЯ"

- А ходили слухи, будто вы обиделись за то, что они от вас ушли, забыли.

- Чушь это, поверьте! Я понимал, что ребята выросли, хотят взлететь на более высокую орбиту. Мы все эти годы не теряем связи - постоянно перезваниваемся, встречаемся, когда они возвращаются в Киев. Подарили мне авто. Специально прилетели из Штатов на мой 50-летний юбилей, помогли оплатить его, вручили один из своих чемпионских поясов. Да и разве позвал бы меня Виталик помочь ему в подготовке к, возможно, важнейшему в его боксерской карьере поединку, потеряй он ко мне интерес как к тренеру, человеку?

- Последние 20 дней перед встречей с Льюисом вы тренировали Виталия уже вместе с Фрицем Здунеком. Как он к вам отнесся?

- Особой радости, скажем прямо, не проявил, это была холодная вежливость. Он терпел меня только из уважения к Виталию. Однако Здунек, как я потом убедился, нормальный, разумный мужик. Он понимал, что я знаю Виталия лучше, чем он, что я братьям Кличко ближе. А главное, что не отнимаю у него хлеб. Значит, мы не конкурентами должны быть, а единомышленниками.

- Но ведь у каждого из вас свое тренерское кредо.

- Если меня что-то не устраивало, я ему прямо об этом говорил. Надо отдать Здунеку должное, он спокойно, без амбиций, обсуждал со мной спорный вопрос, и мы приходили к общему мнению. Словом, притерлись и уже работали тандемом. Конечно, решающее слово было за ним. Тем более во время боя. Здунек и Володя были рядом с Виталиком в углу ринга, а я внизу, "в засаде". Если и поднимался к ним, то ненадолго.

- Виталий был вне себя от досады и ярости, когда рефери остановил бой.

- Рефери правильно поступил. Удары у Льюиса мощные и точные. Около часа американский врач там же, в зале, заштопывал раны. Но изможденным Виталий не был, да и в боевом настрое нисколько не уступал сопернику. Он провел поединок достойно, мы не проиграли.

- Говорят, эта встреча с Кличко ускорила уход Леннокса Льюиса с ринга.

- Возможно. Во всяком случае, если бы он решился на повторный поединок, ему пришлось бы основательно к нему готовиться, пересмотреть свою тактику и быть гораздо осторожней.

- Что сказал вам Здунек после боя?

- Я услышал от него много приятных слов. Он оценил долю моего участия в подготовке Виталия. Мы расстались друзьями.

- Не исключено, вероятно, что ваше сотрудничество продолжится?
- Это будет зависеть от него.

- Если бы вы и Володю готовили вместе со Здунеком, возможно, его поединок с Сандерсом сложился бы по-иному?

- Что уж теперь после драки кулаками махать... Но если честно, я заметил немало ошибок Вовчика в этом злополучном бою. И не только тактических. Он, к примеру, был чересчур самоуверен, к рингу шел уже как победитель. Не знаю, что его расслабило. Может, то, что Сандерс в возрасте и долго не имел боевой практики. Но ринг не прощает недооценки соперника.

- Говорят, главной ошибкой Здунека было то, что он в ходе боя не внес необходимых коррективов в первоначальный тактический план.

- Что-то, конечно, надо было менять. Возможно, уйти в глухую защиту, выждать, чтобы потом, когда Сандерс выдохнется, взорваться. Но был ли Володя готов к "перестройке"? Варианты ведь надо заранее отрабатывать. А во время боя ты ему что ни говори, он будет делать то, что заучил в тренировках. Готовя Виталия ко встрече с Льюисом, мы ориентировали его на вероятные изменения в тактике, разучивали их в спаррингах, чего, судя по всему, Володя был лишен.

- Когда на ринг против Сандерса вышел Виталий, в какой-то момент мне казалось, что он повторяет ошибки брата. А вам?

- Нет, я был абсолютно уверен, что повтора не будет. Виталик все сделал грамотно, вовремя сближался, вовремя уходил, отдавал вперед руки, делал шаг в сторону. В общем, это был чемпионский бой. Он долго шел к этой победе и просто не мог не выиграть.

- Сейчас сложилась ситуация, которой в судьбе братьев Кличко еще не было: один - на самой вершине боксерского профессионального Олимпа, другой должен едва ли не с нуля доказывать, чего стоит.

- Да, положение у Володи непростое, но я уверен, что он сумеет подняться. А в его поражении надо винить прежде всего команду - недосмотрели. Слишком большие деньги ставились на кон перед поединком с Бердом. Я просто уверен, что из-за таких деньжищ могли пойти на что угодно. В свое время был у нас и с Виталиком эпизод, когда его отравить хотели, да провидение помешало.

- Это когда?

- В апреле 94-го, в Англии, куда мы приехали на чемпионат мира по кикбоксингу. Вечером, накануне поединков, заказали в ресторане ужин: я что-то легкое, кажется, курицу, а Виталик - бифштекс. Когда принесли наши блюда, глянул я в тарелку и предложил ему поменяться: мне показалось, что Виталику не следует на ночь глядя так наедаться. Он согласился. А наутро я не мог голову от подушки оторвать - чувствовал себя совершенно разбитым. Когда пришел на разминку, сказал Виталику, что не смогу держать "лапу". Он же был в прекрасном состоянии и, выйдя на ринг, уже во втором раунде нокаутировал соперника. Так что я не удивлюсь, если мои предположения относительно Володи со временем оправдаются.

- Виталий психологически на подъеме, но и ему надо доказать свое лидерство. В бою с кем?

- Не буду давать советы. Но, согласитесь, логично, если спортсмен, завладев высшим титулом в самой престижной версии профессионального бокса, попытается отобрать пояса и в других версиях. Насколько я помню, всеми тремя владел только Льюис, да и то лишь около месяца, - потом два из них оттяпал интриган Дон Кинг.

- Есть версия, что очень состоятельные люди в США готовы выложить любую сумму тому, кто сумеет прервать гегемонию темнокожих боксеров-супертяжеловесов. В виду они имеют прежде всего братьев Кличко. Но с условием, что те окончательно переедут в Штаты.

- Я об этом тоже слышал. Европейский профессиональный бокс в последнее время сильно подтянулся, но настоящие профи - там, за океаном. Не сомневаюсь, что братья Кличко примут верное решение. Но где бы они ни жили, о родине ни на один день не забывают, при малейшей возможности рвутся домой.

- С уходом братьев Кличко вы не остались в творческом простое - вместе с Михаилом Мацыхом тренировали группы ребят и девушек и почти всех вывели в мастера.

- Братья-близнецы Валерий и Володя Сидоренко стали чемпионами Европы, неоднократными чемпионами мира среди военнослужащих. Сергей Джулай - призером мирового первенства среди военнослужащих. Алина Шатерникова - правда, несколькими годами позже - выиграла "мир", Оксана Варгоцкая стала призером Европы по кикбоксингу, Марина Козерод - мастер спорта международного класса по "кику" - недавно ушла в боксеры-профессионалы... Есть еще талантливые ребята!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось