В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Ломать не строить

Виталий КОРОТИЧ 19 Февраля, 2015 22:00
Важнее всего в жизни надежность и стабильность, именно этого большинству из нас и не­достает. Времена должны по эс­тафете передавать самое ценное, но как этого доби­ть­ся, если в течение долгих лет каленым железом вы­жигались традиции, пресекалась связь времен?
Виталий КОРОТИЧ

Важнее всего в жизни надежность и стабильность, именно этого большинству из нас и не­достает. Времена должны по эс­тафете передавать самое ценное, но как этого доби­ть­ся, если в течение долгих лет каленым железом вы­жигались традиции, пресекалась связь времен?

Размышляя об Иване Франко или Лесе Украинке, Александре Блоке или Илье Репине, понимаю, что люди эти отдалены от меня таким же расстоянием во времени, как они сами были отдалены от Гавриила Державина или Григория Сковороды. Тем не менее у них ощущение преемственности было четче, классики не раз говорили об этом. Нам труднее.

Иные модники решают проблему, осваивая этикетность поведения, стиль одежд и причесок, отыскивая в прошлом опору, чтобы защититься от нынешней ненадежности, идеализируя то времена Запорожья, то князей и Перунов Киевской Руси, то российских императоров или генсеков.

Многие устали быть революционерами, но никак не могут успокоиться и стать консерваторами, потому что толком не знают, что именно следует выбрать и сохранить из разнообразного и мало кем осмысленного прошлого. К тому же у нас немало периодов истории, начисто отрицающих друг друга, и много политиков, призывающих сохранить несовместимое. На самом же деле консер­ватизм — это вовсе не манера одеваться или готовить пищу, а уважение к жизни. Пока не возродятся социальные опоры нормального бытия, консервировать нечего.

Самыми лютыми консерваторами выступают сегодня коммунисты, призывающие возродить советскую жизнь и не желающие понять, что она уже никогда не вернется, так как лишилась социальной основы, противоречит народному опыту и здравому смыслу. Эти опыт и смысл существуют только там, где есть нормальное крестьянство, владеющее землей, работающее на ней, передающее эту землю в наследство. В городах тоже нельзя говорить о возрождении традиций, пока не сформируется так называемый средний класс — у нас его пока нет и в помине.

Каковы главные признаки нормализующейся жизни?

Уверенность и нежелание ломать установившийся порядок вещей немедленно, сию минуту. Пословицы вроде «Семь раз отмерь, один раз отрежь», кажущиеся сегодня многим едва ли не знаком трусости, являются признаком того, что жизнь устраивает большинство населения. Можно всех научить плясать народные танцы, но пока люди не почувствуют себя хозяевами, они не станут прыгать от радости. Пока труженики не ощутят, что им в этой жизни удобно, ничего не получится, народ будет все равно неустроен и бесприютен.

У нас бывали всевозможные партии, не было только консервативной. Мы много раз обсуждали, от чего надо уходить, забывая, куда движемся, много раз решали, что бы еще разрушить, отодвигая на второй план созидание. В придумывании общего будущего усердствовали дети разных народов. Только в этом веке гетман Павло Скоропадский, друживший с немцами, стремился к монархии, украинцы Владимир Винниченко или Симон Петлюра, опиравшиеся на свой народ, призывали к республике. Писатель Мыкола Хвыльовый (родившийся с русской фамилией Фитилев) провозглашал: «Геть від задрипанки Москви!», еще один сын Украины — революционер Лев Троцкий (родившийся с еврейской фамилией Бронштейн) — призывал совершить «окончательный разрыв с азиатчиной, с XVII веком, со Святой Русью, с иконами и тараканами». Все звали поскорее сломать существующее и начать все сначала. Самое время массово сообразить, куда же в итоге мы движемся, и совместными усилиями возрождать те ценности, с которыми хорошо живется в собственном доме.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось