В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Особое мнение

Российский социолог и политолог Игорь ЭЙДМАН: «Путину повезло, что Порошенко не развернулся и не улетел, возложив на него ответственность за срыв переговоров»

Татьяна ОРЕЛ 19 Февраля, 2015 22:00
В интервью интернет-изданию «ГОРДОН» эксперт по развитию соцсетей рассказал, почему российскому президенту в принципе не нужен мир в Украине, зачем ему легитимизировать бандитов «ДНР» и «ЛНР» и как Путин шантажировал глав европейских государств
Татьяна ОРЕЛ

Ночь с 11 на 12 февраля, когда в Минске шли переговоры о судьбе Украины, была бессонной не только для участников, но и для множества людей в разных странах, которые с надеждой провели ее у компьютерных мониторов и телеэкранов.

Российский социолог Игорь Эйдман, автор книги «Новая национальная идея Путина», назвал эту ночь «17 часами путинского шантажа».

Президент РФ, по его словам, действует по принципу «шаг назад, два шага вперед». Поэтому в вероятность соблюдения Россией, «ДНР» и «ЛНР» Минских соглашений Эйдман не верит.

— Игорь, можно ли считать соглашения, подписанные в Минске 12 февраля, точкой отсчета окончания войны?

— Вчитываться детально в эти документы — Декларацию и Комплекс мер по выполнению Минских соглашений — напрасный труд. Я абсолютно уверен, что соблюдаться они не будут. Даже перемирие может не продержаться и дня. Еще не успели окончиться переговоры, а Путин уже заявил о том, что части украинской армии, попавшие в окружение под Дебальцево, должны сдаваться. Значит, с точки зрения Путина, речь идет не о разъединении сил, а о фактической капитуляции украинцев — по крайней мере, на некоторых участках противостояния.

Эти 17 часов переговоров я бы назвал «ночью путинского шантажа». В который раз он успешно использовал свою стандартную тактику: имитация шага назад — два шага вперед по пути агрессии. Благодаря соглашению он получил отсрочку. Теперь западные страны повременят с введением новых санкций в отношении России, военной помощи Украине тоже не будет.

Но Путин, конечно, хотел большего. Прежде всего — чтобы Украина опять начала оплачивать агрессию против самой себя. Это чисто бандитская разводка, когда, условно говоря, какого-то коммерса ставят на счетчик, и он, по сути, оплачивает бандитов, которые его же и прессуют. Я имею в виду финансирование оккупированных территорий. Но этого не будет — во всяком случае, в первое время.

Зато Путин получит передышку. Нефть растет в цене, так что экономическая ситуация в России на какое-то время улучшится. Он сможет активно готовиться к войне, что и делал в последние годы, усиленно вливая средства в развитие армии и спецслужб. А дальше — новый виток агрессии.

— По-вашему, только Россия и получит преференции от этих соглашений?

— Возможно, какое-то время не будет столь интенсивных боевых действий и хотя бы на время перестанет литься кровь. Даже одна спасенная жизнь уже придаст какой-то смысл этому перемирию. Еще Украина сможет освободить своих заложников. Впрочем, в возможность обмена «всех на всех» я не верю. Как и после сентябрьского Минского соглашения, освобождение будет выборочным.

В результате соглашения положение Надежды Савченко вообще серьезно ухудшилось. Порошенко сказал, что украинскую летчицу отпустят, а путинский пресс-секретарь заявил, что договоренности о ее освобождении не было и Савченко будут судить. Видимо, Порошенко не сумел настоять на документальном оформлении решения о возвращении Надежды из российского плена.

Путин, безусловно, заинтересован в дискредитации Порошенко. Поэтому теперь-то он Савченко ни за что не отпустит. Наоборот, велика угроза, что он будет ее всячески гнобить, демонстрируя украинцам, как их президент якобы «сдает своих». Единственное, что может помочь Наде, — это энергичные ультимативные требования о ее освобождении со стороны Меркель. Есть ощущение, что с канцлером Германии Путин еще как-то вынужден считаться.

— В течение этих 17 часов переговоры не раз были на грани срыва...

— Путину повезло, что Порошенко не развернулся и не улетел, возложив на него ответственность за срыв переговоров. Если бы переговоры сейчас сорвались и Запад принял бы какие-то еще более серьезные санкции, рубль рухнул бы снова. Декабрьское падение рубля стало для России серьезным испытанием, но еще одно было бы катастрофой. И тогда ситуация могла бы решиться в пользу Украины гораздо раньше: Путину вскоре было бы просто не до того, чтобы поддерживать пиратские республики. Думаю, так и будет, но вот сколько до этого еще прольется крови в Украине, неизвестно.

— Если бы Минские соглашения начали выполняться еще в сентябре, можно было бы избежать огромного количества жертв...

— Давайте восстановим хронологию событий. Путин имитировал шаг назад еще в начале лета, отозвав из Совета Федерации разрешение на использование российских войск в Украине. Но уже в августе на Донбасс вошли регулярные воинские части РФ. После этого у России начались серьезные проблемы, связанные с западными санкциями, что привело к новой имитации шага назад: в сентябре были подписаны Минские соглашения. Благодаря этому Запад на некоторое время успокоился, ослабил давление. Дальше последовали новые два шага вперед. В результате с сентября зона российской оккупации расширилась, до сих пор продолжаются попытки захватить Мариуполь, Дебальцево.

— Почему Путин так настаивает на прямых переговорах Украины с «ДНР» и «ЛНР», сам же назвав их «непризнанными республиками»?

— Задача Путина — легитимизировать бандитов, которых он на поводке водит за собой на переговоры, чтобы Запад и Украина воспринимали их как некую сторону переговорного процесса. После подписания соглашений Ангела Меркель сказала, мол, Путин надавил на боевиков, чтобы они согласились на перемирие. Смешно звучит: зачем, скажите, пахану давить на своих шестерок? Они же никто, пустое место.

Но Путин их «узаконит», чтобы потом пе­реводить на них стрелки, — как будто это конфликт между сепаратистами и Украиной. Хотя всем понятно, что никакого сепаратистского движения на Донбассе, как, например, в Стране Басков или в Каталонии, нет и не было никогда. Ни одна организация до начала российской агрессии не требовала независимости.

Пункт о разоружении незаконных во­оруженных формирований бандиты также станут трактовать по-своему. А на вопрос, почему террористы не разоружаются, будут отвечать: «Мы вот тут недавно ликвидировали одну банду квартирных воров, а все остальные бандформирования у нас теперь — милиция. Вы ведь сами подписывали с нами договор».

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений позволяет боевикам вообще ничего не менять. Думаю, они даже не будут отменять формальное решение о независимости «ДНР» и «ЛНР», хотя это полная шизофрения — в одно и то же время объявлять себя частью Украины и заявлять о своей независимости.

— Для осознания перспектив очень важно понять, заинтересован ли Путин в мире в принципе...

— Нет, не заинтересован. Если временное перемирие и входит в его планы, то лишь для того, чтобы успокоить западных партнеров. Это не более чем имитация шага назад ради двух шагов вперед на пути агрессии в будущем. Как только Порошенко вышел из зала переговоров и дал понять, что ничего не складывается, курс рубля тут же упал. Но сразу же пошел вверх, когда соглашение было подписано. Только экономическая слабость России заставляет Путина так маневрировать. Он будет делать все, чтобы стабилизировать экономическую ситуацию в России. А после этого ударит по Украине с удвоенной силой.

Донбасс ведь нужен Путину не сам по себе, а как некоторая гангренозная часть тела, которая продуктами гниения отравляет весь организм украинской государственности. Пока на Донбассе правят путинские бандиты, Украину будет все время лихорадить. С помощью своих бандитов он всегда сможет спровоцировать военные столкновения, дестабилизировать ситуацию в стране. Это будет бомба замедленного действия.

Главная задача Путина — поставить в Украине свою марионетку, создать там, по сути, свой протекторат. В истории уже была похожая ситуация с Чехословакией, у которой Гитлер сначала забрал Судеты, потом спровоцировал словаков на отделение от Чехии, а после превратил Чехию в протекторат Богемии и Моравии во главе с Эмилем Гахой, которого Германия полностью контролировала.

Путин делает то же самое: сначала он забрал Крым, теперь пытается расколоть Украину. Это ему удалось не до конца — ведь в его планы входил захват всей «Новороссии», включая Одессу, Харьков, Николаев. Вместо «Новороссии» он получил огрызок Донбасса. Но тоже в хозяйстве сгодится. Ну а дальше будет пытаться сбросить нынешнюю власть в Украине и превратить ее в своего вассала.

— Значит, Украине остается только защищаться и ждать, когда «Россия вспрянет ото сна» и россияне поймут, наконец, что им фатально не повезло с президентом, который тянет страну в пропасть.

— Да, но пока это очевидно лишь для российской интеллигенции, и то наиболее продвинутой, для экспертов, наблюдателей, но не для большинства населения. Революционная ситуация, как известно по классике, — это когда верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить, как прежде. Такая ситуация может сложиться в России в результате дальнейшего углубления санкций и кризиса.

Не исключено, что тогда взбунтуется российская правящая элита, которая не сможет управлять в условиях изоляции и санкций, касающихся лично каждого из них. Ведь они привыкли управлять для того, чтобы обогащаться, — не только в России, но и за ее пределами. Если элита больше не сможет жить в своих лондонских домах, отдыхать на Лазурном берегу и в Куршевеле, наступит момент, когда она скажет: «А собственно, ради чего мы теперь должны часами просиживать штаны в рабочих кабинетах? Лучше мы торжест­венно уйдем в отставку. А еще лучше — избавимся от Путина». В это же время простые россияне поймут, что жизнь их при Путине стремительно ухудшается. Вот тогда-то его и сметут.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось