В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Совершенно секретно

Бывший начальник Управления внешней контрразведки КГБ СССР, а ныне живущий в США генерал КГБ Олег КАЛУГИН: «Все заявления о размещении ядерного оружия в Крыму — блеф: Путин такого развития событий сам боится»

Елена ПОСКАННАЯ 20 Мая, 2015 21:00
В интервью интернет-изданию «ГОРДОН» бывший советский разведчик рассказал, почему осуждает поставки летального оружия Украине и не верит в предстоящее обострение военного конфликта на Донбассе, а также о том, как может измениться американская внешняя политика после президентских выборов
Елена ПОСКАННАЯ

Олег Калугин живет в США с 1995 года — после публикации своей книги «Первое главное управление. Мои 32 года в разведке и шпионаже против Запада». Политическое убежище получил в 2003 году после того, как был заочно осужден за измену родине и лишен всех званий, наград и пенсии. Сейчас 81-летний Олег Данилович в основном занимается общественной деятельностью, пишет книги, время от времени читает лекции в американских университетах.

«НАДО ПОЙТИ НА ВЗАИМНЫЕ УСТУПКИ, ИНАЧЕ ВОЙНА НА ДОНБАССЕ БУДЕТ ДЛИТЬСЯ БЕСКОНЕЧНО»

— Эксперты Госдепа США и Пентагона, а также аналитики — например, бывший советник российского президента Андрей Илларионов — усматривают в словах и действиях Путина подготовку к новому этапу войны на Донбассе. Опасения обоснованны?

— Я не склонен принимать такую точку зрения, хотя исключать ничего нельзя. Прогнозы о наступлении не что иное, как попытка решить военный конфликт такого рода предсказаниями. Какие бы методы ни использовались, главным останется только переговорный процесс. Надо пойти на взаимные уступки. Иначе война будет длиться бесконечно. А войны в этом веке могут привести к всеобщему уничтожению.

— Вы считаете, что можно найти общий язык после аннексии Крыма и вторжения на Донбасс?

— Разумеется. В процессе переговоров. В любых спорных вопросах надо прежде всего вести диалог. Особенно в наш век, когда многие страны имеют современное оружие, более опасное, чем когда-либо, и могут весь мир довести до полного разрушения.

— Переговоры в Минске не дали результата. Боевики продолжают нарушать режим тишины...

— В любом случае надо продолжать работу. Она требует усидчивости, больших усилий и уступок. Надо идти на встречу с одной задачей — избежать дальнейших осложнений.

— С боевиками и террористами никто в мире переговоры не ведет...

— Тогда надо искать третьи стороны, которые заинтересованы в разрешении конфликта. Страны-соседи могут быть посредниками в таких делах. Только так и достигают соглашения в конечном счете.

— Оценивая отношения между США и РФ, аналитики отмечают, что такого напряжения не было со времен холодной войны. А как вы считаете?

— Мне так не кажется. Нынешняя администрация Белого дома занимает довольно умеренные позиции по отношению к экстремистам. Если бы сейчас во главе страны был Рейган, все могло быть иначе. Но Обама — человек не агрессивный. Радикальные действия не вписываются в его систему правления и понимания происходящих событий. Он прекрасно осознает, что любые обострения отношений с Россией могут привести к еще большим осложнениям в мировом порядке. А вот это уже небезопасно для Америки и всего мира. Именно поэтому Обама действует очень осторожно, тактично, стараясь избегать обострений.

— Конгресс одобрил поправки в военный бюджет о выделении 200 миллионов на военную поддержку Украины и закупку летального вооружения. Обама поддержит решение конгресса?

— Это явное вмешательство во внутренние дела другой страны. Я против таких действий. Надо искать возможность разрешения противоречий мирным способом, а не путем вооружения и поставок дополнительных средств для уничтожения людей.

— В то же время Россия не стесняясь поставляет на Донбасс самое мощное оружие, какое только имеет, чтобы убивать украинцев...

— Да, все верно. Но Россия пытается защищать свои национальные интересы, как она их сегодня видит.

— А как же национальные интересы Украины?

— Это вопрос времени. Сегодня ситуация такова, завтра все может сложиться иначе. Все еще может поменяться. В истории российско-украинских отношений были страшные времена. Недаром сегодня такие люди, как, скажем, Степан Бандера, снова становятся в Украине чуть ли не национальными героями. Российское руководство в этом смысле должно проявлять сдержанность, умеренность и достаточный разум. Иначе можно довести конфликт с Украиной до предельной точки, опасной для всего мира.

— Есть ли шанс у Украины выстоять против огромного, хорошо вооруженного соседа-агрессора?

— Думаю, что есть. Народ Украины не хочет российской власти. Достаточно пожил под советской. Западные государства, особенно соседние страны, будут всячески помогать Украине выстоять в этой войне. Армия РФ хорошо вооружена, но моральное состояние бойцов не на самом высоком уровне, поскольку сегодня враг не очевиден. С кем воевать? Из-за чего воевать? На Россию никто не собирается нападать. А восстанавливать империю просто глупо.

— Вы упомянули Бандеру, поэтому хочу спросить, что думаете о признании воинов Украинской повстанческой армии борцами за независимость? Соответствующий документ сейчас находится на подписи у Президента Порошенко. Есть мнение, что российские агенты на Западе только этого и ждут, чтобы начать кампанию против Украины.

— Я согласен с ними. Рассчитывать на возрождение УПА для будущего Украины я считаю невозможным. УПА, по сути, была филиалом гитлеровских вооруженных сил. И Бандера сотрудничал с фашистами. Поэтому УПА, будучи союзником фашистской Германии, дискредитировала себя как военная сила.

— Но с фашистской Германией воевали граждане Финляндии, Венгрии, Италии, Испании. Да вся Европа сотрудничала с Гитлером еще до войны. Откуда столь резкое осуждение именно украинцев, служивших в УПА, которые в те времена были единственными в Европе, кто восстал против сталинского режима?

— Это такое двуличие. Попытка забыть, что УПА была продуктом нацистской Германии, в котором Бандера играл решающую роль. Когда представляют повстанческую армию как нечто автономное, это просто игнорирование истории. Есть исторический прецедент. И нынешнее использование термина «фашизм» в отношении украинцев, конечно же, пропагандистский инструмент. Но его используют в современной пропагандистской терминологии именно потому, что он имеет привязку к УПА.

«КЛИНТОН — ЧЕЛОВЕК, ГОТОВЫЙ К КОМПРОМИССАМ В РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМ. ОНА ПРОДОЛЖИТ ЛИНИЮ ОБАМЫ В ОТНОШЕНИЯХ С РОССИЕЙ»

— Как думаете, кто станет следующим президентом США и как изменится политика в отношении России и Украины?

— Наибольшие шансы на победу у Хиллари Клинтон. Поскольку республиканцы не смогли представить более сильного кандидата, то могут проиграть на предстоящих выборах. Если Клинтон будет избрана президентом, она постарается найти решение военного конфликта в Украине. На мой взгляд, она человек, готовый к компромиссам в решении проблем. Она продолжит линию Обамы в отношениях с Россией.

— Вы пойдете на выборы?

— Как и другие граждане США, я хожу на выборы. До сих пор поддерживал демократов. Но это не принципиально. Все зависит от личности, которая представляет партию.

— За кого собираетесь голосовать?

— Клинтон не лучший вариант, но иного выбора просто нет.

— Не снизит ли шансы бывшего госсекретаря на победу скандал, связанный с обвинениями семейства Клинтон в коррупции и совершении незаконных сделок с «Росатомом»?

— Не думаю. Все подобные документы готовятся специально. Это фальшивки. Обычно подобными фальсификациями занималась служба безопасности. Она обладает соответствующим опытом и информацией. В поддельных бумагах используются реальные факты, которым придается какая-то иная окраска, в зависимости от политической ситуации и отношений с противниками России. В этом смысле РФ имеет большой опыт фальсификации и выборов, и документов, и всего прочего.

— Тут не обошлось без участия России?

— Я не исключаю такой возможности. Как говорят, лучше иметь в противниках демократов, чем республиканцев. В любом случае они не друзья, но с ними легче справляться. Республиканцы же более радикальны и еще меньше симпатизируют россиянам.

— Российская агентура по-прежнему активна в США?

— Разумеется. Разведка никогда не сокращала свою работу. Другое дело, что в годы холодной войны она была очень интенсивной. Сейчас активность упала, но деятельность спецслужб продолжается, ведь противостояние между США и Россией не закончилось. Правда, теперь оно не идеологическое, а, скорее, технологическое.

Агенты занимаются своей обычной работой — сбором информации. Политическая информация остается важной, но не столь значимой (поскольку военного противостояния нет). Весь акцент сместился на экономическую сферу, чтобы Россия смогла быстрее модернизироваться. Особенно востребованы экономические и научно-технические данные. Россия находится в состоянии обиженной и униженной, стремится восстановить свое положение в мире, имперскую гордость. Она десятилетиями пытается догнать и перегнать Америку, хоть и безуспешно.

— Американцы изменили свое отношение к России после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе?

— Многие американцы восприняли нынешнее противостояние как проявление агрессивности РФ, ее отход от нейтральной позиции в решении международных споров. Сейчас Россия крепнет и становится большей угрозой для мира, чем ранее. Поэтому число ее симпатиков в Америке уменьшается. Стало меньше таких и в американском правительстве. Ярко выраженных «голубей мира» в Белом доме уже нет.

— Санкции помогут остановить Россию?

— Не думаю. Россия достаточно сильная держава. Она справится. Тем более что она уже имела дело с санкциями. Это скорее демонстрация недовольства Запада, чем реальное ущемление интересов России. А тем более сейчас, когда Европа в значительной степени зависит от РФ, а еще от экспорта своей собственной продукции на объемный российский рынок.

— То есть лояльность европейских стран к России, которая имеет большие деньги и желание тратить их в Европе, мешает разрешению конфликта?

— Действительно, никто в Европе не желает обострять отношения с РФ. Но и Украину не бросят. Будут искать другие способы решения проблемы. Надеюсь, это не закончится всеобщим обвалом и всемирной катастрофой.

— Недавно австрийский суд отказался удовлетворить запрос властей США и экстрадировать украинского олигарха Дмитрия Фирташа, который подозревается в коррупции. Испортит ли это взаимоотношения США и ЕС?

— Я не думаю, что частная ситуация может привести к какого-либо рода затруднениям между двумя странами. Это вопрос не принципиальный для Америки.

— До такой степени не принципиальный, что Министерство юстиции США выступило с заявлением по этому поводу?

— Минюст отреагировал сегодня так. Завтра будет по-другому. Это совершенно не имеет никакого значения ни для США, ни для ЕС.

«ПУТИН — ПОСРЕДСТВЕННОСТЬ, ОКАЗАВШАЯСЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ СТЕЧЕНИЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ВО ГЛАВЕ СТРАНЫ: НИЧЕГО ВЫДАЮЩЕГОСЯ В НЕМ НЕТ»

— Как вы думаете, решится ли Россия на ядерную гонку?

— Все заявления о размещении ядерного оружия в Крыму — это блеф. Играть с ядерным оружием и пугать им очень рискованно, можно поскользнуться. Думаю, Путин сам боится такого развития событий.

— Нынешний глава РФ был вашим подчиненным, когда вы работали в Ленинграде в 80-х годах. Как вы его оценивали?

— У меня никакого впечатления о нем не сложилось. Он был совершенно незаметной личностью. Один из сотен сотрудников, которыми я руководил, он ничем не выделялся ни в какую сторону.

— Лично с Путиным вам приходилось общаться?

— Он приносил какие-то бумажки на подпись. Реального общения с ним не было. Только один раз дискутировали, и то публично.

С 1995 года я находился в США. В начале 2000-х годов арестовали одного из агентов советской разведки. Я его знал, как и сотни других людей такого рода в Америке. Когда шел процесс над этим человеком, Путин публично назвал меня предателем. В ответ так же публично, через СМИ, я ответил, что он военный преступник, что ему, как и Милошевичу, со временем придется ответить за все сотворенное в Чечне. И добавил, что называть предателем без соответствующего судебного решения нельзя. Ему, как человеку с юридическим образованием, это известно.

После чего в течение нескольких месяцев подготовили секретное заседание военной прокуратуры, где огласили мне приговор. (В 2002 году московским городским судом Олег Калугин был заочно осужден за государственную измену. Его приговорили к 15 годам заключения, лишив всех званий, наград и пенсии. — «ГОРДОН»).

С того момента я стал официально политическим эмигрантом. Больше мы не общались ни лично, ни публично. Когда меня спрашивают о Путине на лекциях или в интервью, я, конечно, отвечаю.

— На лекциях какие вопросы о Путине задают чаще всего?

— Спрашивают, что я о нем думаю, что знаю о его жизни. Не люблю эту тему обсуждать и отвечаю, что лучше расспросить его бывшую жену. Она с ним 30 лет прожила и знает намного больше, чем я.

— Ваше мнение о Путине изменилось за последние годы в связи с теми событиями, которые произошли в России?

— Нет. Как и ранее, я считаю, что это посредственность, оказавшаяся в результате стечения обстоятельств во главе страны. Такое случалось в истории не только России, но и других стран. Ничего выдающегося в нем нет.

— Бывший офицер Первого главного управления КГБ СССР и ныне американский гражданин Юрий Швец в интервью «ГОРДОН» заявил, что способности Путина во время учебы и службы оценивались «ниже среднего». Как эта посредственность обыграла такое количество спецов и возглавила государство?

— Ответственность за это событие несет бывший президент Борис Ельцин. Он продвигал Путина. И он же три года спустя после своего ухода из Кремля, будучи в отставке, во время интервью (я, кстати, даже храню эту газетную вырезку) сказал, что самыми большими ошибками в своей президентской карьере считает войну в Чечне и выбор преемника. Речь шла о Путине. Так что ошибки делают все, в том числе и руководители такого масштаба, как Ельцин.

— Возможна, на ваш взгляд, смена президента в России при жизни Пу­ти­на?

— Путину в некотором смысле везет, что экономическая ситуация в России относительно благополучная, благодаря высоким ценам на нефтепродукты и другое сырье, которым богата страна. Смутьяны, выступавшие против экономического и политического курса главы государства, уехали. За последние годы РФ покинули десятки, если не сотни тысяч интеллигентных людей, которые начали новую жизнь на Западе — в Европе, Америке, Израиле. Это в значительной степени разрядило обстановку. Сейчас просто некому возглавить оппозицию в России. Тот же Борис Немцов не был лидером, но хотя бы символизировал оппозицию, и вы знаете, что с ним произошло.

— Считаете, российские спецслужбы причастны к убийству Немцова?

— Знаете, когда политика ликвидируют люди, гордящиеся своими связями со спецслужбами, вполне можно ожидать, что за этим событием стоят именно спецслужбы.

— Довольно часто звучит мнение, что если в России и произойдет смена власти, то только по инициативе политических элит. По-вашему, насколько высока вероятность такого «дворцового» переворота?

— Я довольно неплохо знаю людей из окружения Путина. Некоторые из них были моими подчиненными. Но они ведут себя достаточно сдержанно и не проявляют амбиций. Когда ситуация в стране начнет накаляться, эти люди могут стать активнее. Но пока предпосылок нет. Все идет своим чередом.

Все зависит только от состояния экономики. Если дойдет до крайней точки, народ начнет бунтовать. Люди не до такой степени сейчас запуганы, как в старые времена. Просто экономическая ситуация не настолько страшна, чтобы народ выходил на улицы. А политическая оппозиция в загоне. Лидеров, которые могли бы выступить публично и бросить вызов президенту, я не вижу. Так что, если ничего не произойдет в кулуарах Кремля, Путин сможет довольно долго продержаться на своем посту.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось