В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Времена не выбирают

Правнучка Никиты ХРУЩЕВА Нина Львовна: «До 2024 года Путин уходить не хочет и не может — если он сам покинет пост, судьба его будет страшной, как у Берии»

Елена ПОСКАННАЯ 18 Июня, 2015 21:00
В интервью интернет-изданию «ГОРДОН» правнучка первого секретаря ЦК КПСС, старший научный сотрудник Института мировой политики рассказала, что сейчас российский президент не будет провоцировать военный конфликт на Донбассе, чтобы у россиян появилось ощущение стабильности и безопасности, но это не означает, что проект «Новороссия» сворачивается
Елена ПОСКАННАЯ

Правнучка первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, профессор кафедры международных отношений Новой школы (New School) в Нью-Йорке, старший научный сотрудник Института мировой политики, руководитель проекта «Россия» Нина Хрущева очень гордится своим родством с известным политическим деятелем Советского Союза, который, по ее мнению, провел антисталинские реформы, возродил буржуазные идеи свободы и персонального комфорта, чем, по сути, опередил свое время. Именно поэтому она взяла фамилию своей матери.

Ее дед — Леонид, старший сын Никиты Хрущева, военный летчик, погибший во время воздушного боя в марте 1943 года. У Леонида и его второй жены, киевлянки Любови Сизых, в 1939 году родилась дочь Юлия (мать Нины). Хрущев практически усыновил двухлетнюю внучку и растил ее как отец. В том числе и потому, что Любовь Сизых в 1943 году осудили по обвинению в шпионаже.

Нина воспринимала Никиту Сергеевича как своего деда. В последние годы жизни он большую часть времени проводил на даче в Подмосковье, куда Юлия довольно часто приезжала с дочерью. Хрущев умер в сентябре 1971 года, когда Нина только пошла в первый класс.

Сейчас в большой семье Хрущевых установились непростые взаимоотношения. Младший сын первого секретаря ЦК КПСС, Сергей, также живет в США. Но родственники почти не общаются — их взгляды разошлись на фоне российской агрессии против Украины. Сергей Никитич поддерживает политику Путина, в то время как Нина Львовна осуждает аннексию Крыма и военные действия на Донбассе.

По ее мнению, все политические деятели допускают ошибки в отношениях с Россией. Заблуждаются сейчас и лидеры ЕС, и Украины, когда выказывают готовность принять замороженный конфликт на Донбассе. Нужно использовать возникшую паузу для разработки дальнейшей стратегии поведения.

«НАДО ПОМНИТЬ, ЧТО ПУТИН — ДЗЮДОИСТ. ЭТО ИНТЕРЕСНАЯ ФОРМА БОРЬБЫ, ГДЕ БОРЕЦ ИСПОЛЬЗУЕТ СЛАБОСТЬ ПРОТИВНИКА, ЧТОБЫ ВЫИГРАТЬ, А ПРЕДСКАЗАТЬ, ГДЕ ПРОТИВНИК ДАСТ СЛАБИНУ, СЛОЖНО»

— Нина Львовна, сейчас складывается впечатление, что команда президента РФ Владимира Путина взяла некую паузу для размышления. Как вы полагаете, какой оборот могут принять события после этого?

— Просчитать Путина, с одной стороны, легко. Например, после того как в июле прошлого года был сбит малайзийский лайнер, все предполагали, что российский президент пойдет на попятную, а он, наоборот, начал закручивать гайки. Такие вещи можно предугадать. Одновременно надо помнить, что Путин — дзюдоист. Спорт много может рассказать о политике.

Дзюдо — очень интересная форма борьбы, где смекалка нужнее силы. Борец использует слабость противника, чтобы выиграть. А вот предсказать, где противник даст слабину, сложно. Можно только его испытывать. И Путин показал, что он большой талант в этом деле — видит открытое место, туда и направляет удар. Так было с Сирией, так было в истории с бывшим сотрудником американских спецслужб Эдвардом Сноуденом.

Поэтому, с другой стороны, действия Путина кажутся непредсказуемыми — мы ведь не можем предугадать, когда и где его оппонент проявит слабость. К примеру, он сейчас гениально использует скандал с ФИФА (Международная федерация футбола. — «ГОРДОН»). Кто мог подумать, что такое событие произойдет? Но Путин сориентировался и будет в выигрыше в любом случае: и если отменят чемпионат 2018 года, и если оставят его России. Оба варианта хороши для пропаганды.

— А что касается проекта «Новороссия»? Все чаще от разных деятелей стали звучать слова о его сворачивании...

— Путину может быть выгодно заморозить этот проект. Он многое просчитывает, но в этой ситуации несколько ошибся. На фоне успешного выступления в Сочи (все думали, что Россия проиграет, а она 33 медали взяла) и когда Крым стал «34 медалью», как говорят, «наш», возникло ощущение большого головокружения от успехов. Сопротивление Донецка, Луганска, Одессы, может, и не было достаточным, чтобы остановить наступление русских националистов, но сделать «Новороссию» легко не удалось. Тут Путин потерпел поражение.

Однако гений дзюдо и русской пропаганды заключается в том, что он и поражение может превратить в свое достоинство. Путин сейчас немного сворачивает действия, так как в его интересах использовать стабилизирующую ситуацию. Рубль укрепился по отношению к доллару, цены на нефть слегка начали подниматься. Ему не нужно сейчас дальше все расшатывать. Надо дать время устояться, чтобы люди вернулись в легкое состояние застоя (вроде самое плохое уже пережили, в магазинах почти все есть) и начали чувствовать себя более или менее расслабленно. Такая стабильность необходима Путину, чтобы усидеть на своем месте.

Но почивать на лаврах всему остальному миру, и особенно Украине, по этому поводу не стоит. Если проект «Новороссия» сворачивается сегодня, это не означает что он не развернется завтра. Путин ставит на военных. А им нужны подобные проекты.

— И Россия будет соблюдать Минские соглашения?

— На самом деле, Путин уверен, что соблюдает их. Он, как говорит, не поддерживает боевиков на Донбассе, да и вообще «русских войск там нет». С его точки зрения, и боевики, и Украина соблюдают условия одинаково, то есть обе стороны не на 100 процентов придерживаются договора.

Раз война приняла не такой острый характер, появилось ощущение, что мир готов принять замороженный конфликт. Это лучше, чем продолжать бороться с РФ и требовать 100-процентного соблюдения Минских соглашений. Таково мнение Путина и даже, к сожалению, Европы. Однако если говорить, что мы принимаем, допустим, 70 процентов, потому что компромисс лучше, чем эскалация конфликта, это большая проблема мировой политики. Нельзя выбирать лучшее из худшего.

Вообще, ожидать абсолютно правильной политики нельзя ни от кого. В мире не существует идеальных политиков. И Украина не исключение. Я сочувствую Президенту Порошенко. Он бизнесмен и должен бы строить бизнес и поднимать экономику страны. Вместо этого ведет войну, но воевать не умеет. Это, безусловно, Украину очень тормозит.

Трудно представить, как должно вести себя государство в условиях странной необъявленной войны, которая случилась по совершенно непонятным причинам, только потому, что Киев не хотел больше жить под Кремлем. Неплохо каким-то образом разрешить этот замороженный конфликт на Донбассе. Ведь пока он продолжается, у Украины мало шансов попасть в ЕС и НАТО. Должны быть стратегические решения, но их у вашего государства не видно.

— Приобретение Крыма оказалось довольно дорогим удовольствием для российского бюджета. Есть ли надежда, что незаконно занятая территория будет освобождена?

— Думаю, что в Крыму ничего не изменится. Мне очень жаль об этом говорить, но я не могу представить, что Россия когда-нибудь отдаст кому-нибудь этот полуостров. Может быть, новый, более легитимный референдум сможет решить крымский вопрос в пользу Украины, но, во всяком случае, в обозримом будущем этого не произойдет.

Никита Хрущев с внучкой Юлей и правнучкой Ниной на своей даче в Петрово-Дальнем, 1971 год

«РОССИЯ ДЕЙСТВУЕТ, КАК ТИРАННОЗАВР РЕКС — МЫ БОЛЬШИЕ, И НАМ ЗАКОНЫ НЕ ПИСАНЫ. СИЛА — ВОТ ЗАКОН»

— Путин упорно старается расколоть европейское сообщество, чтобы снизить давление на Россию. Он добился своего или получает пока меньше, чем планировал?

— Я думаю, он получил на самом деле очень много. Если вы посмотрите на мир глобально, увидите, что на его стороне, кроме европейских стран Венгрии, Греции, Сербии, в какой-то степени Италии и Чехии, есть также Индия, Египет, Китай, Северная Корея, Бразилия, Турция. Обама говорит, что Путин — региональный лидер, весь мир от него отвернулся. На деле получается иначе. Российский президент как бы отвечает: многие страны на моей стороне, они устали от американской гегемонии, которая, как он сказал в 2007 году, не претензия на демократию, а «новый колониализм». Путин — этакая заноза в мировой политике. Он находит слабые места и воздействует на них.

Весь последний год Америка и Европа пытались выступать совместно по отношению к России, но было очевидно, что единодушия нет. Канцлер Германии Ангела Меркель до сих пор утверждает, что поставка летального вооружения для Украины не возможна. Это уже разногласия не внутри Европы, а между ЕС и США. Сколько бы они ни старались, им приходится постоянно давить друг на друга: чтобы Штаты не перехлестывали, а Европа не недохлестывала. При ближайшем рассмотрении становится понятно, что они не говорят общим голосом.

В этом смысле Путин уже выступает победителем — его антиамериканский голос многие воспринимают и поддерживают. США сейчас находятся не в том положении победителя в холодной войне, в котором были в конце 90-х годов. Еще и поэтому Путин выигрывает в противостоянии со Штатами.

Проблема в том, что (при всем моем уважении к политике и системе США) Америка часто переоценивает свою весомость и ведет себя, как Годзилла, — у нас есть права, мы знаем общую мораль, этику и правила, все должны делать, как мы. А Россия в это время действует, как тираннозавр Рекс, — мы большие, и нам законы не писаны. Сила — вот закон.

— Российский финансист Слава Рабинович со ссылкой на личные источники в ФСБ утверждает, что госсекретарь США Джон Керри во время своего последнего визита передал Путину некий компромат на него, а также требования добровольно освободить пост, иначе данные, собранные американской разведкой, будут обнародованы...

— Я подобным сообщениям не особенно доверяю. На Путина давят, чтобы он сворачивал «Новороссию», — это несомненно. Возможно, есть и компромат, но мои источники говорят, что компромат военный: доказательства присутствия российских войск в восточной Украине. Керри привез Лаврову эти документы, чтобы дипломатически официально показать: «Вы теперь знаете, что мы знаем». Но если в России будут это отрицать, мало что можно сделать. Конечно, есть вариант закрыть все российские счета, как поступили с «ХАМАС», но тогда Путин пойдет ва-банк, и от этого станет плохо всем.

Визит Керри в Москву также связан с тем, что Америке нужна помощь с Сирией, Ираном и другими мировыми проблемами. Отказ Штатов разговаривать с Путиным оказался проблематичным. И Меркель своими действиями показала: как бы мир ни относился к Путину и его политике, абсолютно точно — он глава государства, нельзя отрезать его от дипломатических отношений.

Я думаю, в этом визите у Керри были более глобальные задачи. Он приехал в Россию, чтобы посмотреть, каким образом можно найти общие точки соприкосновения, чтобы вместо «нет» в диалоге звучало «да». Во времена холодной войны большое значение имело то, как заставить оппонента говорить «да» вместо «нет», даже если речь идет об очень маленьких соглашениях.

— Бывший советник российского президента Андрей Илларионов утверждает, что уже сформирована команда во главе с руководителем администрации президента Сергеем Ивановым и разработан план отстранения Путина от руководства страной. Насколько, по-вашему, высока вероятность такого сценария?

— Может быть. Я не могу исключить возможности отстранения Путина. Думаю, если он и будет кем-то убран, то своими же силовиками. Людьми еще более консервативными, чем он сам, или такими, как Иванов, который консервативен, но при этом рационален. Путин уходить не хочет и не может до 2024 года (в 2013 году во время международной конференции в Валдае Путин заявил, что не исключает своего участия в президентских выборах в 2018 году. «ГОРДОН»). Если он сам покинет пост, судьба его будет страшной, как у Лаврентия Берии. Значит, нужно оставаться. Раз так, значит, предстоит каким-то образом бесконечно держать удар. А это возможно только в союзе с силовиками. Например, Никита Хрущев, когда отошел от силовиков, сразу потерял власть. Михаил Горбачев тоже. И Путин подобных ошибок делать не будет.

Война в Украине, грандиозный парад 9 Мая — все это знаки того, что силовиков надо кормить. Сергей Иванов — силовик, бывший кагэбист и довольно успешный деятель. Он тоже консервативный, но не в такой степени, как Путин. Может быть, без иллюзий мессианства. Иванов, безусловно, будет представлять сильную страну, но одновременно он не хочет терять свои контакты на Западе. Например, я знаю, что Иванов дружен с бывшим министром обороны США Дональдом Рамсфелдом. Наложенные санкции причиняют дискомфорт — он не может видеться и разговаривать со своим другом и фактически становится его врагом.

Даже если Иванов заменит Путина, Россия демократичнее может и не стать, но, возможно, она будет более рациональной в своем поведени­и. Не хочу сказать, что Путин не рационален. Однако его идея величия России все-таки византийская и имперская, в XXI веке ее сложно реализовать.

«ПУТИН НАМНОГО УМНЕЕ БРЕЖНЕВА, НО Я НЕ ВИЖУ СПОСОБОВ, КАК ОН СМОЖЕТ ПРИВЕСТИ РОССИЮ К ПРОГРЕССУ»

— Президент США Барак Обама по-прежнему блокирует поставки летального вооружения Украине. Его осторожность и некоторая отстраненность от участия в разрешении военного конфликта на Донбассе является признаком слабости, он просто боится России?

— Поведение американского президента не изменилось с момента его прихода в Белый дом. Он вообще человек осторожный, который базирует свои решения на рациональности. Это характеризует и его политику. Многие воспринимают такое поведение как слабость и нерешительность, в том числе в самой Америке. Это ведь ковбойская страна, поэтому президент, который выбирает слова и взвешивает решения, часто считается слабым.

У Обамы персональность лектора. Он постоянно объясняет, почему так нельзя поступать. К сожалению, в политике рекомендация «так не надо делать» не приводит к прогнозируемому результату. Конечно, можно сказать Путину: нельзя вводить войска в Украину. Но смешно ожидать, что российский президент будет следовать такой рекомендации.

Кроме того, надо помнить, что Обама не человек холодной войны. Когда он пришел в Белый дом, Россия не считалась опасной страной и даже интересной страной. В том смысле как американские президенты часто воспринимают РФ — или как соперника, или как побежденного последователя. Обама ее воспринимал как обычную страну. Он недостаточно представлял, что Россия может делать и на что способен Путин.

С другой стороны, вице-президент Джо Байден, который вырос из холодной войны, выступал как экстремал: Россия — враг, и ей нельзя доверять. Американская политика провисла в этом гамаке — между спокойствием Обамы и зачастую истерическими выкриками старших политиков.

Поскольку Россия не занимала важного места в мировой политике со времен холодной войны, мало кто был готов к вызовам Путина. Его идея состоит в следующем: почему Америке можно входить в Ирак, Афганистан и следить за всем миром, а нам нельзя? Никто не поверил, что Путин действительно будет так себя вести. Напрасно. Он много раз об этом предупреждал. В 2007 году были большие статьи в TIME Magazine, где он объяснил, почему недоволен создавшейся картиной мира и положением в ней России. И теперь свои задумки реализовал. Тогда все говорили: «Ах, какой Путин!». Вместо того чтобы воспринять его речи как руководство к действию, подумать, какой должна быть политика, если его слова окажутся чем-то большим. Ведь главное, что мы знаем о Путине: когда он что-то обещает, он это делает.

В том числе и поведение Путина привело к тому, что за последние несколько лет картина мира значительно изменилась. Пока мир все еще американо-центристский, но уже не настолько, как в конце 90-х. Война в Ираке и Афганистане, появление «Исламского государства», экономический кризис уменьшили значение Америки. Более весомые позиции на мировой арене начали занимать другие страны — Китай, Индия, Бразилия. И отказ президента России Владимира Путина считаться с системой мироустройства, которая была установлена после Второй мировой войны, также повлиял на расстановку сил.

Много говорили об однополярности и многополярности после развала Советского Союза, но только сейчас мир действительно становится многополярным. С другой стороны, поскольку нет больше моральных приоритетов, которые устанавливали западные страны (особенно США) во время холодной войны, мир одновременно становится более опасным. И Путин, и другие лидеры показывают, что можно действовать так, как они посчитают возможным в интересах своей страны.

— На днях Обама подписал указ об отмене защиты активов России от исков кредиторов. Это еще один способ оказать давление?

«Мои источники говорят, что Керри привез доказательства присутствия российских войск в восточной Украине, чтобы дипломатически официально
показать: «Вы теперь знаете, что мы знаем»

— Поскольку воздействовать силой на Россию не получилось до конца, теперь пытаются использовать закон, что, с моей точки зрения, правильно. Путин ведь большой «законник», любит апеллировать к тому, что это «не по закону», «против правил». Его теперь бьют его собственными риторическими трюками. Недавно в ЕС заявили, что призовут к суду «Газпром» за манипулирование ценами на нефть. То же самое и с решением Обамы.

Другой вопрос, насколько активно будут применяться эти нормы. Можно ведь отменить защиту активов и собственности, но если решение будут долго обжаловать, эффект практически сводится к нулю. Те же дела «Газпрома» и «ЮКОСа» о возмещении ущерба все еще находятся в апелляции. Как они будут разрешены, вопрос будущего.

Впрочем, Путин всегда очень изобретателен в сложных ситуациях. Россия также имеет возможность давления, например, в Москве могут в порядке компенсации истребовать здание посольства США, или, как только что объявили, десятки представителей ЕС теперь не смогут приехать в Россию.

— На саммите G-7 обсуждали новые санкции в отношении РФ. Почему вместо военной помощи Украине мировые лидеры предпочитают поддерживать меры экономического воздействия, когда очевидно — санкций явно недостаточно для того, чтобы остановить Путина?

— Обычно, когда кризис приходит в последнюю фазу, начинаются инновации. Так что если в ЕС будут искать альтернативные возможности, другие источники энергии, добывать новые ресурсы, смогут сделать значительный рывок в технологическом развитии. В таком случае санкции приведут к ожидаемому результату.

Я не предсказываю будущее, но история показывает: когда мировое сообщество сильно напрягается, оно начинает идти вперед, а Россия остается далеко позади. Так было, например, в 70-е, во время правления Леонида Брежнева. Путин намного умнее Брежнева, но я не вижу способов, как он сможет привести Россию к прогрессу. Страна, которая живет в прошлом, на передовые рубежи будущего не может выйти ни идеологически, ни экономически, ни политически.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось