В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
По острым иглам яркого огня...

Директор Национального цирка, народный артист Украины Борис ЗАЕЦ: "Юрий Никулин увлекался кроссвордами, Олег Попов любил лазить по мусорным свалкам, а Карандаш выпивал и прожил почти 90 лет"

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар Гордона» 13 Июня, 2005 21:00
Люди, которые после 70 лет сохраняют бодрость и спокойствие духа, лучезарность и оптимизм, вызывают большое уважение. Смотришь на них и думаешь: "Значит, можно и в таком возрасте не согнуться, не исказить свое лицо гримасой разочарования и скепсиса".
Михаил НАЗАРЕНКО
Люди, которые после 70 лет сохраняют бодрость и спокойствие духа, лучезарность и оптимизм, вызывают большое уважение. Смотришь на них и думаешь: "Значит, можно и в таком возрасте не согнуться, не исказить свое лицо гримасой разочарования и скепсиса". Таким я увидел 73-летнего Бориса Михайловича Зайца, директора Национального цирка Украины, народного артиста Украины, академика, профессора. Он отдал цирку 47 лет жизни, объездил вместе с ним весь мир. Был знаком со многими выдающимися людьми - Павлом Поповичем, Сергеем Параджановым, Юрием Никулиным, Игорем Нетто, Олегом Поповым, Карандашом (Михаилом Румянцевым), Леонидом Енгибаровым... И сейчас среди его знакомых немало знаменитостей. Судьба Бориса Михайловича складывалась непросто.

"В ДНИ ГОЛОДОМОРА Я, МАЛЕНЬКИЙ, С ОПУХШИМ ЖИВОТОМ, ХОТЕЛ ОТГРЫЗТЬ МАМЕ ПАЛЕЦ"

- Как все начиналось? Очень трудно... Я родился в 32-м году в селе Подол Черниговской области, а в 33-м в Украине был голодомор. Мать рассказывала, что я, маленький, с опухшим животом, лазил под столом, когда они с батьком сидели и мучительно думали, где достать еду, чтобы я не умер. А в это время я хватал мамину ногу и пытался отгрызть у нее палец.


На этот раз номер понравился им, как никогда. Почему бы на радостях не поцеловаться?

Детства не было, его съела война. Пахал на поле. Окончил ремесленное училище, попал на военный завод, точил снаряды. В общем, пацаненком в тылу ковал победу, так что, согласно нашим законам, считаюсь участником Великой Отечественной войны.

Несмотря на тяжелую жизнь, я всегда любил шутки, веселые компании. В городе Красный Луч (Луганская область), работая токарем на шахте "Сталинский забой", ходил в самодеятельность. И вдруг на каком-то заборе прочитал объявление, что Днепропетровское театральное училище набирает студентов на актерский и режиссерский факультеты.

Я выбрал режиссерский. Четыре года там занимался. Стипендия была махонькая - где-то 18 рублей. По ночам разгружал уголь на железной дороге, днем помогал бабушкам носить корзины на рынок. Кое-как перебивался.

Мне предложили поступить в Харьковский театральный институт. Я согласился, прошел большой конкурс. Когда увидел себя в списке студентов, на радостях захотел пойти в театр. А все театры как раз уехали на гастроли, только цирк давал представления. И я впервые в жизни решил посмотреть, что это такое.

То, что я увидел, меня поразило до глубины души. На арене выступали удивительные люди в красивых костюмах. Звучала чудесная музыка. Свет, огонь - все потрясало, все! Я сразу влюбился в этот волшебный мир и, учась на режиссерском факультете, параллельно работал помощником режиссера в цирке. Я хотел делать детям праздник, которого не было у меня.

Диплом сдавал в Харьковском ТЮЗе. Поставил хороший спектакль "Бывшие мальчики" - о детях-сиротах. В цирке тоже подготовил дипломную постановку "Баллада о смелом клоуне". На распределении мне заявляют: "Хотите туда в театр, хотите сюда?". - "Нет, - говорю, - хочу только в цирк!". А режиссеров тогда в цирках было мало. В Украине во всех 11 стационарных заведениях вообще не числился ни один. И я с главным режиссером Харьковского цирка Евгением Зискиндом отправился в Москву к министру культуры СССР Михайлову.

Это был 62-й год. Михайлов говорит: "Два года назад в Киеве построили цирк. Там есть режиссер?". - "Нет". - "Ну так поезжайте туда". И я оказался в Киеве. Проработал главным режиссером пять с лишним лет. Когда умер директор цирка Владимир Никулин, однофамилец Юрия Никулина, меня вызвали в секретариат

ЦК Компартии Украины, спросили: "Как вы смотрите на то, чтобы возглавить Киевский цирк?". Я, естественно, смотрел положительно...

"СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПЕТРА ШЕЛЕСТА ХОТЕЛИ СДЕЛАТЬ ПАНТОМИМУ ПРО КУКУРУЗУ"

- Правительство СССР не оставляло цирк без внимания, и советское цирковое искусство считалось одним из лучших в мире. Разные партийные деятели были частыми гостями на наших представлениях. Я должен был встречать их, провожать в ложу, был, что называется, на подхвате. Смотрел, как они реагируют. В цирке вожди становились обыкновенными зрителями. Не было напыщенности, высокомерия, когда лицо, знаете, - официозная мумия. Хохотали и аплодировали, как малые дети.

Когда Петр Шелест был первым секретарем ЦК КПУ, Владимир Никулин, директор цирка, настаивал: "Давайте для Петра Ефимовича сделаем пантомиму про кукурузу". Шелест, если помните, проводил эту идею Никиты Хрущева в Украине. У нас, конечно, ничего не получилось. Потом родился замысел поставить пантомиму на материале воспоминаний дважды Героя Советского Союза партизанского командира Алексея Федорова. Мы ее назвали "Подвиг". Вышло удачно, это представление вошло в историю советского и мирового цирка.

Все деятели государства были доброжелательны к цирку, интересовались его проблемами. Помню, Владимир Васильевич Щербицкий, сменивший Шелеста на посту первого лица государства, спросил, имеют ли артисты квартиры. Я ответил, что не имеют, часто разъезжают, довольствуются гостиницами. "А где в Киеве живут?". - "Снимают квартиры". Щербицкий мгновенно принял решение: "Надо построить для работников цирка гостиницу". И уже через пару лет рядом была возведена девятиэтажная гостиница квартирного типа.

В маленьком однокомнатном помещении жили выдающиеся дрессировщики Владимир и Людмила Шевченко, народные артисты СССР и Украины, - вместе со своими собачками, львятами, тигрятами. Когда об этом узнал первый Президент Украины Леонид Макарович Кравчук, он распорядился, чтобы им выделили хорошую трехкомнатную квартиру.

Я рад, что нынешний Президент Украины Виктор Андреевич Ющенко тоже очень любит цирк. За последние годы не было программы, которую он бы не посмотрел. Всегда дает профессиональные отзывы. И нашему коллективу приятно такое доброе отношение. Первый вице-премьер-министр Анатолий Кириллович Кинах так же влюблен в цирк и посещает все наши программы. Мы надеемся, что и другие члены правительства найдут время, чтобы посмотреть яркое цирковое зрелище. Потому что это невыразимая красота, здесь душа отдыхает!

Мне хорошо запомнились гастроли в Испании. Начали с Мадрида. Артисты набрали с собой ящики тушенки, круп разных. Чтобы сэкономить валюту и что-нибудь привезти домой дефицитное - джинсы, радиоприемники. Во всех гардеробных была плитка, и каждый себе готовил покушать.

Я говорю импресарио: "Мне, как руководителю, неудобно готовить. Нет ли тут поблизости заведения, где я мог бы не очень дорого обедать каждый день?". Про завтраки и ужины речь не шла: тут можно было ограничиться и чаем с бутербродами.

Он повел меня в небольшое кафе, где было всего четыре столика, познакомил с хозяевами - молодыми братом и сестрой. А за два года до нас в Мадриде гастролировал Ленинградский цирк с Олегом Поповым. И директор цирка Владимир Цветков тоже приходил в это кафе обедать. Хозяева, конечно, вспомнили о нем, показали столик, за которым он сидел. "Какой изумительный человек сеньор Цветков!" - восторгались они. И тут я им сообщаю печальную весть: "К сожалению, сеньора Цветкова больше нет, он два месяца назад как умер". Они расстроились: "Ай-ай-ай!".

На другой день прихожу в кафе. Вижу - стулья возле столика, за которым обедал Цветков, перевернуты. На нем горит свеча и помещена табличка, на которой написано, что этот столик в течение недели не обслуживается в честь русского сеньора Цветкова, привозившего в Мадрид замечательный цирк. Когда я рассказал об этом случае дипломатам, они констатировали: "Мы столько не можем сделать годами, сколько цирк может сотворить за один приезд".

Из Мадрида отправились в Барселону. В Испании стационарных цирков нет. В столице мы выступали во Дворце спорта. И в Барселоне нас ожидал дворец. Помню, нужно было подвесить аппарат для исполнения воздушного номера под руководством заслуженной артистки России Елены Бубновой. Смотрим - потолок стеклянный. Сверху никак не подберешься к металлическим балкам, к которым можно было бы прикрепить аппарат. Нужна пожарная машина с длинной лестницей, чтобы это сделать снизу.

Объясняю ситуацию импресарио. Он говорит: "Есть тут одна пожарная машина, но она частная, надо договариваться с хозяином". И отправился к нему, но пришел ни с чем: "Хозяин и слышать не хочет ни о какой помощи русским. Говорит: в свое время мы отправили в Советский Союз детей с золотом, а вернулись они домой без золота".

Я попросил импресарио свести меня с хозяином дворца. Повели мы разговор. "Вы цирк любите?" - спрашиваю. "Нет, - говорит, - у нас одни балаганы, я их не смотрю". - "А чем увлекаетесь?". - "Как и все испанцы, футболом". - "Знаете что-нибудь про советский футбол?". - "Знаю, что у вас есть московский "Спартак" (это был 77-й год). - "Слышали про Игоря Нетто, капитана "Спартака" и сборной Советского Союза?". - "О, Игорь Нетто - это великий футболист!". - "Кстати, - сообщаю, - в его жилах течет испанская кровь. И это мой любимый футболист". - "Что вы говорите?". - "Вот видите, у нас есть что-то общее". (Я действительно хорошо знал Игоря Нетто и любил его как человека и как футболиста.) И сразу: "Какие у вас проблемы? Я все для вас сделаю".

Подъезжает пожарная машина ко Дворцу спорта, а попасть внутрь не может: слишком узкие двери. Тогда хозяин дает команду: разобрать машину на части. Они это сделали за три часа. Занесли все во дворец и там машину снова собрали. Аппарат для воздушного номера мы подвесили. Они снова разобрали машину, вынесли части на улицу, соединили их и уехали. Вот такие удивительные вещи бывают, когда с людьми находишь общий язык.
"ЮРИЙ НИКУЛИН ПОПРОСИЛ РАЗРЕШЕНИЯ СЕСТЬ В КРЕСЛО, В КОТОРОМ СИДЕЛ СТАЛИН"

- Благодаря цирку я познакомился со многими замечательными людьми. Человеком века я бы назвал Юрия Владимировича Никулина. Судьба свела нас в Луганске, где построили цирк. Первый секретарь обкома, узнав, что я когда-то трудился на шахте в Красном Луче, предложил мне сделать программу, сказал: "Перед началом премьеры мы объявим зрителям, что вы работали в нашей области токарем, а теперь известный режиссер цирка".

Он также пригласил Юрия Никулина с его партнером Михаилом Шуйдиным. Они в это время гастролировали на Дальнем Востоке, но на премьеру прилетели. Успех имели невероятный.

Юрий Никулин страшно увлекался кроссвордами, был ходячей энциклопедией. И для него самой большой радостью было, если кто-то вырежет для него из какого-нибудь издания новый кроссворд. Вот идет программа. А он сидит за кулисами, увлеченно разгадывает одно слово за другим. Отработал номер, все хохочут, а он снова склонился над кроссвордом. Заражал этим и других артистов. К нему то и дело обращались, к примеру: "Юрий Владимирович, слово из девяти букв: на "а" начинается, в середине - "г"?". - "Алкоголик!".

Его обожали все - от простого человека до самых высокопоставленных чинов. Помните, по телевидению показывали, как Борис Ельцин, будучи президентом России, отмечал свой день рождения в домашней обстановке? Я обратил внимание, да и все, наверное, заметили, что в приемной у него висел большой портрет Юрия Никулина. Я был очень горд этим.

Он мне рассказывал, как ходил на прием к председателю Совета министров СССР Николаю Рыжкову, чтобы решить вопрос с выделением валюты для строительства нового цирка на Цветном бульваре. Его, естественно, встретили, проводили. Заходит Никулин в кабинет. Рыжков вышел из-за стола, протянул руку. "Здрасьте". - "Здрасьте". Рыжков: "Ну, с чем пришли, Юрий Владимирович? Какие проблемы?". Никулин говорит: "У меня два вопроса. Первый: скажите, это правда, что в вашем кресле Сталин сидел?". - "Да, Иосиф Виссарионович сидел в этом кресле". - "Тогда просьба к вам: можно я для истории тоже в нем посижу?". - "Пожалуйста".

Никулин вспоминал: "Я сел, в шутку, конечно. "Второй вопрос, - говорю, - нужна валюта для нового цирка. Рыжков пообещал: "Разберемся". И не успел я доехать до Цветного бульвара, как уже было подготовлено постановление Кабинета министров о выделении валюты для строительства цирка".

Вот что такое личность! Говорят: незаменимых нет. Для цирка эта фраза не годится. Здесь каждый человек неповторим. Цирковое искусство очень сложное. Артист всю жизнь готовит себя только в одном жанре. Жонглер, допустим, никогда не может быть акробатом, и наоборот: у того и у другого совершенно разные мышцы работают.

Олег Попов - Солнечный клоун. Знаете, чем он увлекался? Каждый выходной и понедельник ходил на мусорную свалку, которая раньше обычно находилась за городом. И весь день там рылся, выискивая какие-то нужные ему вещи для своего реквизита. У него была своя мастерская. И он в рабочие дни перед спектаклем все время там что-то пилил, строгал, придумывал.

Сейчас он живет в Германии, женился на девушке. И продолжает что-то мастерить. Наверное, и в мусоросвалках по-прежнему роется. Надо будет позвонить ему, узнать, не распрощался ли он со своим хобби.
"КАРАНДАШ НЕ МОГ ДНЯ ПРОЖИТЬ, НЕ ПРИНЯВ 200 ГРАММОВ"

- Карандаш, которого нельзя представить без его собачки Кляксы (это был один цельный образ), любил выпить. Он дня не мог прожить, не приняв 100 или 200 граммов спиртного. Несколько раз гастролировал в Киеве, у нас были добрые, хорошие взаимоотношения.

Но однажды он не рассчитал сил, и ему стало плохо. Мы вечером отвезли его в больницу, чтобы он там подлечился, побыл под капельницей. Одежду забрали с собой. Утром приходим в цирк, а он сидит под своей гардеробной в больничной пижаме. Пешочком пришел.

У него имелась машина "ЗиС" - черная, длинная. А сам он коротенький, маленький, так что ему наваривали педали, чтобы он до них доставал. Машина стояла во дворе цирка. Он не хотел жить в гостинице, жил с Кляксой в гардеробной. Каждое утро, в шесть часов, шел к своей машине и чистил, мыл ее - любил это дело.

Закончились гастроли. По этому случаю он, конечно, хорошо выпил. И намеревался в таком состоянии ехать на машине в Москву. Звонит супруга и умоляет отправить его домой на самолете. А за машиной она пришлет человека, он ее пригонит.

Карандаш в дремучем таком состоянии. Мы везем его в аэропорт, сажаем в самолет и сообщаем жене, чтобы она его встретила. "Слава Богу, - думаем, - нет теперь заботы". На другой день приходим на работу, а Михаил Николаевич во дворе как ни в чем не бывало свою машину чистит. "А, - говорит, - вы думали, меня обдурите? Я договорился с экипажем, и они меня доставили обратно". Он даже из самолета не выходил. Справедливости ради надо сказать, что хоть Карандаш и любил выпить, но алкоголиком не был и прожил почти 90 лет.

В 60-70-х годах был очень популярным клоун-мим Леонид Енгибаров, к сожалению, трагически погибший в молодые годы. Что я вам скажу? Енгибаров - это было все! Его любила вся страна, все поклонники цирка. Он ничем не походил на других клоунов. Чарли Чаплин, к примеру, был бедный шустрый человечек, а Енгибаров создал образ человека одинокого, трагикомического.

Он попросил меня познакомить его с Сергеем Параджановым. Это сейчас Параджанов - личность мирового масштаба, а тогда он был просто режиссер киностудии Довженко. Но талант из него тогда уже, как говорится, пер и не находил понимания у высших чиновников.

Параджанов понимал цирк, был постоянным зрителем на наших представлениях. Он жил напротив, в здании на девятом этаже, и я каждый вечер приходил к нему в гости. В его окне долго горел свет. Собиралась компания: Юрий Ильенко, Иван Миколайчук, Лариса Кадочникова, Юрий Якутович, Иван Драч... Бывал там и Енгибаров, когда приезжал в Киев. У него с Параджановым было много общего в мироощущении. И судьба у них обоих сложилась очень трагично.

Мы с Параджановым придумали сюжет для его фильма "Киевские фрески". Ночь, цирк, конюшня. Белая лошадь, которая всю жизнь проработала на арене. Она красивая, но уже старая. И чувствует, что умирает. И вот она не хочет умереть в стойле, напрягает все силы, отрывает уздечку и выходит на арену.

Она слышит тот вальс, под который танцевала всю жизнь на манеже, и начинает кружиться. Силы ее иссякают, она падает. Луч света освещает ее лицо. По нему текут слезы. Она хочет закрыть глаза, и вдруг раздаются аплодисменты. Лошадь поднимает голову. Луч света ищет, ищет в пустом зале того, кто аплодировал. И находит в самом последнем ряду ночного сторожа, который из мундштука выбивает сигарету. А она думала, что это аплодисменты... Но все равно умирает счастливая...
"ПАПА, А ПОЧЕМУ У ТЕБЯ ТАК МНОГО ЛИЦА?". - "ДУСЕНЬКА, МОИ ВОЛОСИКИ УШЛИ К МОЛОДОМУ ДЯДЕ"

- Я много могу рассказать о животных, которые выступают в цирке, восхищая зрителей своими трюками. Они тоже своего рода знаменитости. Люблю обезьян. Вроде бы как человек, а дрессировке поддаются с трудом. Дети любят медведей, им кажется, что они по-сказочному добрые, а на самом деле это самое непонятное, самое хитрое и злое существо, и никогда не знаешь, что медведь сейчас задумал.

Я в цирке уже столько лет, и для меня самое страшное - слон. Близко к нему не подхожу. Кажется, если он меня возьмет хоботом, то все, что угодно, со мной сделает, я от него не оторвусь. Страх перед ним просто панический.

В городе Калинине мы перед поездкой в Австрию показали новую программу. Владимир и Людмила Шевченко подготовили аттракцион - дрессированные львы и тигры. И еще по просьбе импресарио из Австрии подобрали двух молодых слонов. Дрессировщиком у них был Слава Бигбуди. В выходной день он уехал в Москву решать какие-то свои дела. Ухаживать за слонами поручил служащим.

И что же случилось? При погрузке слонов в вагон на вокзале раздался громкий хлопок. Слоны испугались, рванули с перрона. Стали метаться по городу. Проломили в какой-то школе стену, ворвались в класс, где занимались дети. Переполох, испуг!

Выскочили оттуда, понеслись куда глаза глядят. Милиция, военные - все были подняты на ноги. Загнали слонов в озеро. И они там стояли, пока не приехал дрессировщик, которого спешно вызвали из Москвы. Они, увидев его, обрадовались.

Выступаем в Австрии. Трюки, которые проделывали эти слоны, вызвали у зрителей восторг. В зале шесть тысяч зрителей. И все как зааплодировали! У слонов опять какая-то ассоциация в голове, они шарахнулись с манежа и долго не могли успокоиться. Поэтому, где бы мы потом ни выступали, ведущая обязательно говорила: "Вам очень понравится этот номер. Но большая просьба: во время выступления не аплодировать".

Меня иногда спрашивают, почему я ношу косичку. Она появилась случайно - 13 лет назад. Как-то мы с тещей отправились в мое родное село Подол. Там осталась изба, где я провел детство, есть участок - семь соток. Была весна, надо было "сапать" (полоть) картошку. Я это умею, люблю.

Волосы у меня длинные были, на лицо лезли. Из-за них ко мне кличка прилепилась. У моего друга был сын, интересный мальчик. Когда я приходил к ним в гости, он первым открывал двери и кричал: "Папа, иди сюда! Ты знаешь, кто к нам пришел?". - "Кто?". - "Бетховен!". Меня дразнили Бетховеном.

И вот на огороде мне приходилось волосы все время рукой поднимать, прерывая работу. Два раза махну сапой, два раза их откидываю. Мне это мешало. Теща посмотрела, как я мучаюсь, и говорит: "Борис Михайлович, возьмите вот платочек, завяжите сзади". Я так и сделал. И почувствовал, что у меня освободились руки! Мне это понравилось, я стал перевязывать волосы резиночкой.

Когда дочь Дуся была поменьше, моя голова уже была голая, только косичка осталась. И она меня спрашивает: "Папа, а почему у тебя так много лица?". Я объясняю: "Это так кажется, потому что волосики от меня ушли". - "А куда они ушли?". - "Наверное, к какому-то молодому дяде. Волосики ушли, потому что я уже старенький". А она: "Папа, ты не старый, тебе просто много лет". Дети всегда, знаете, такие удивительные вещи высказывают.

Моя личная жизнь очень интересная и сложная. Не буду говорить о том, что было, скажу о том, что есть. У меня изумительная молодая жена Евгения (она младше меня на 35 лет), которая подарила мне прекрасную дочь. Она же дала ей имя в честь моей покойной мамы Евдокии Прокофьевны, царствие ей небесное. Девочка сейчас учится в колледже, увлекается тайкван-до, скоро будет иметь третий пояс. Безумно любит мать и отца. Я живу ради них, они - ради меня. Так что в личной жизни я счастливый человек. И еще огромное счастье дал мне цирк. Скоро будет полвека, как я в цирке. Он дал мне, наверное, больше, чем я ему. Благодаря цирку я познал мир, побывал в самых экзотических странах, познакомился с выдающимися людьми своего времени. И если бы Бог дал мне не одну, а несколько жизней, я бы все их отдал цирку...






Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось