В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Прыгнуть выше головы

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 23 Февраля, 2011 22:00
Каждый из нас всю жизнь ищет точки соприкосновения между мечтой и своими возможностями. Не исключено, что это самое главное в жизни.
Виталий КОРОТИЧ
На определенных уровнях жизни чрезвычайно ценится умение откровенно заявлять о своих претензиях или, напротив, скрывать их. Никита Хрущев, например, сумел внушить Сталину, что у него нет другой мечты, кроме как быть шутом гороховым при любимом вожде.

Мне доводилось видеть, как возникали и рушились карьеры людей, вгрызавшиеся в то, что им не по зубам, и как сосредоточенно шагали к цели те, кто цинично просчитывал собственные пути. При этом кто-то мыслил реалистически и тосковал, понимая, что его по рассчитанному маршруту все равно не пропустят.

Однажды мне вопреки желанию довелось присутствовать при разговоре неимоверно у нас популярного барда с его весьма популярной заграничной женой-актрисой. Дело было в ресторане, громкий разговор возник неожиданно.

Супруга деловито объясняла барду, что он обречен петь в клубах своего отечества или в эмигрантских кабаках за границей, потому что поет он по-русски, а также потому, что никто из западных продюсеров не вложит в него столько денег, сколько надо потратить на создание международной звезды.

Заграничная актриса объясняла что-то про пределы, про невозможность прыгнуть выше головы и про то, что надо это понимать и не стремиться к недостижимому. А мне было обидно. Очень нравилось, что любимый мною бард не соглашался с супругой, но и не спорил с ней. Он знал, кому, что и зачем поет, твердо верил, что перегородки перед ним все равно раздвинутся.

Я тоже так думал. Мне самому несчетное количество раз объясняли пределы моих возможностей, но я тоже им не верил, а сейчас, стесняясь чужой беседы, царапал тарелку вилкой, боясь, что меня могут вовлечь в спор как случайно подвернувшегося арбитра. Обошлось...

Упомянутый бард был достаточно скромен. По ассоциации я вспомнил, как на недавнем московском телешоу заурядный попсовый попрыгунчик кричал при попытках обвинить его коллегу в дебоше: «Совсем перестали звезд уважать!».

Ужасно, когда заурядностям внушают (или те сами внушают себе), что они лучше всех, маскируя этим творческую и человеческую посредственность. В таком окружении блекнут хвастуны прежних времен, такие, как шекспировский Фальстаф, пан Заглоба Сенкевича или гоголевский герой, уверявший, что сумел выхлебать за один присест 17 бутылок шампанского.

По крайней мере, влияние этой публики на окружающий мир было невелико. Другое дело - политики, которые и когда-то, и теперь умели воздействовать на окружающий мир. Дело в том, что пределы своих возможностей они отслеживают искренне, причем дважды - вначале искренне, для себя, любимых, а затем громогласно, в процессе навешивания лапши нам на уши.

Во всех упомянутых ситуациях спутаны реальные возможности с шансами на их воплощение. Как бы там ни было, тема эта очень интересна, потому что терпеть не могу карьеристов, но люблю устремленных к недостижимому.

Алхимики, добывавшие золото из ртути, не были все поголовно жуликами. Несчастный дьяк, прыгнувший с колокольни, верил, что самодельные крылья помогут ему удержаться в воздухе. Кибальчич, чертивший на стене смертницкой камеры проект космического корабля, верил в свой замысел. Но нередко задумки оказываются непосильны для авторов...

Каждый из нас всю жизнь ищет точки соприкосновения между мечтой и своими возможностями. Не исключено, что это самое главное в жизни.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось