В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

Руководитель телепрограммы "Ключевой момент" Галина ХРАПКО: "Женщина назначила свидание мужу, которого последний раз видела в день собственной свадьбы. Молодой поехал к родителям за вещами и... не вернулся"

Ольга КУНГУРЦЕВА. «Бульвар Гордона» 30 Мая, 2006 21:00
Всеволод ЦЫМБАЛ. «Бульвар Гордона» 30 Мая, 2006 21:00
Программу "Ключевой момент", выходящую на телеканале "Интер" в течение трех лет, зрители смотрят с неподдельным интересом и состраданием.
Программу "Ключевой момент", выходящую на телеканале "Интер" в течение трех лет, зрители смотрят с неподдельным интересом и состраданием. Слушая чужие истории, они часто задумываются о собственной судьбе, вспоминают тех, кого незаслуженно обидели, бросили, предали. И порой понимают: пришла пора исправить свои ошибки. К сожалению, сегодня "Ключевой момент" переживает не лучшие времена - количество эфиров сократилось, время показа перенесено. О том, что случилось с проектом, мы решили поговорить с руководителем программы Галиной Храпко.

"ПРЕДСТОЯЩАЯ ВСТРЕЧА ДОЛЖНА БЫТЬ ЖИЗНЕННО НЕОБХОДИМОЙ ДЛЯ НАШЕГО ГОСТЯ"

- В "Ключевой момент" приходит огромное количество писем. По каким критериям отбираются будущие истории?

- Предстоящая встреча должна быть жизненно необходимой для нашего гостя. Зачастую осознание этого приходит при непростых, порой трагических обстоятельствах. К примеру, пишут: "Выхожу замуж и хочу, чтобы в церковь меня сопровождал отец, который с нами не живет 20 лет. Я уже взрослая, все понимаю и не обижаюсь. Просто мечтаю, чтобы в этот день он был рядом". Или: "Я воспитывался в интернате, знаю, что у меня есть сестра, с которой нас разлучили в детстве. Теперь я совершенно один, мне страшно. Осенью забирают в армию. Очень хочется, чтобы на прощание кто-нибудь рукой помахал, чтобы хоть одна родная душа дома ждала".

- Да, не позавидуешь тем, на кого обрушивается столько людского горя.

- Зато как приятно потом получать письма с благодарностями, лестными отзывами, даже предложениями руки и сердца.

Помню, женщина назначила в студии встречу своему законному мужу, которого последний раз видела три года назад, в день... собственной свадьбы. После торжества он поехал к родителям за вещами и... не вернулся. Она хотела элементарно узнать, как ей теперь называться - бывшей женой или вдовой? Ее красавец тоже явился. Вначале сделал вид, что супругу первый раз видит. Потом с трудом начал что-то "припоминать". В конце концов выяснилось, что у него два паспорта, соответственно, две жены. Героиня была в шоке.

И все же нельзя сказать, что она ушла от нас ни с чем. Через несколько дней в "Ключевой момент" хлынули адресованные ей письма. Вскоре эта симпатичная дама устроила личную жизнь - вышла замуж за постоянного зрителя нашей программы, родила ребенка. Они счастливы. И это далеко не единичный случай.

Хотя сколько людей, столько характеров. Некоторые звонят, в грубой форме требуют записать историю с их участием, предлагают деньги, угрожают устроить черный пиар. Или же без обиняков заявляют: "Хочу, чтобы у моих детей осталась память в виде мамы на телеэкране". Приходится жестко отказывать...

- А как родилась идея программы?

- Приехала из Италии на бытовой видеокассете, которую нам предложила посмотреть Руслана Писанка. Оставалось самое важное - приспособить идею под украинский менталитет. В результате концепция изменилась до неузнаваемости, а всю технологию от "а" до "я" мы придумали сами. Главное отличие заключается в том, что у итальянцев задействованы актеры, а в студию "Интера" приходят реальные люди, порой закомплексованные, зажатые, впервые попавшие не только на съемки - в столицу. Зато их эмоции, правдивые, искренние, не идут ни в какое сравнение с самой талантливой актерской игрой.

"НАШ ФОРМАТ - "ПОМОГИТЕ НАЙТИ, ПОТОМУ ЧТО Я ВИНОВАТ И ХОЧУ ВЫМОЛИТЬ ПРОЩЕНИЕ"

- Вы не боялись пересечься с программой "Жди меня"?

- Зрителям мы сразу объяснили, что отказываемся от историй, главная цель которых - поиск потерявшихся людей. Каждому автору подобного письма советуем обратиться в "Жди меня". У нас иной формат - не "помогите найти, потому что потерялись", а "помогите найти, потому что я виноват и хочу попросить прощения". В нашей студийной декорации присутствует стена, символизирующая психологический барьер между участниками. Редакция прилагает массу усилий, чтобы избавить одного человека от бремени вины, а второго - от груза обиды.

- Правда, что, помимо Натальи Сумской, на роль ведущей пробовались, как минимум, 10 претенденток?

- С самого начала в роли ведущей мы видели Руслану Писанку. Возможно, что-то не понравилось режиссеру, а может, мы неверно поставили перед Русей задачу. Во всяком случае, руководство "Интера" отклонило ее кандидатуру.

Пробовалась еще Ева Корниловская. Уже были выстроены декорации, написана музыка, сделана графика. Мы записали два больших цикла, но на монтаже не сумели ничего из них вытянуть. У Евы сильная журналистская хватка, но гости-то - люди простые и скромные. Они терялись перед Евиным напором, замыкались. Корниловская очень молода, и ей не хватило опыта, а с ним душевной теплоты, милосердия, сочувствия - тех самых качеств, которые мы ценим в Наталье Сумской.

- Ева Корниловская сильно расстроилась?

- А как вы думаете! Мы все расстроились и растерялись. Для группы это был моральный ущерб, для "Интера" - материальный. Когда с канала пришло известие, что ни одна отснятая программа в эфир не выйдет, поняли: это крах.

Увы, следующая кандидатура тоже оказалась неудачной - Клара Новикова. Она специально приезжала из Москвы на пробы, но... появление "тети Сони из Одессы" в нашем формате нельзя было назвать органичным. Видимо, сказалась специфика жанра, в котором работает актриса.

- Как в программе появилась Наталья Сумская?

- Представляете, она прошла... четыре кастинга! Талантливейшая, известная актриса, она вполне могла ограничиться первой пробой, а дальше поставить условие: "Или принимаете меня такой, какая есть, или я отказываюсь". Но Наташа - человек достаточно гибкий, никогда не воспринимает замечания в штыки. На каждый кастинг приходила совершенно новым человеком. На последнем ее было и вовсе не узнать. С Сумской мы четко попали в десятку. Хотя поначалу Наташа очень уж проникалась проблемами героев, сочувствовала, жалела, сопереживала до слез. Мы понимали, что при таком подходе ее надолго не хватит, поэтому попросили вести действо более отстраненно.

Часто задавались вопросом: кто же он, ведущий "Ключевого момента", - учитель, священник, адвокат? В конце концов поняли - хирург, вскрывающий нарывы в отношениях. Но прежде чем приступить к операции, он всегда предупреждает пациента: "Вмешательство будет предельно болезненным, а результаты непредсказуемыми".

После нескольких неудачных попыток мало кто верил, что проект вновь запустится. А ведь телеканал "Интер" вложил в него огромное количество денег.

- Кажется, 100 тысяч долларов?

- Что вы, намного больше! Надо отдать должное прежнему руководству, в частности Владу Ряшину, который в прямом смысле горел идеей создания социального проекта. По их замыслу, "Ключевой момент" должен был стать мощным противоядием скандально известным "Окнам": их главная цель - рассорить, наша - помирить.

Пока программа не выходила в эфир, писем, понятное дело, не было. Пришлось редакторам самим идти в народ. В электричках, на рынках, вокзалах они разыскивали людей, которые могли поделиться своими проблемами с широкой аудиторией и, в принципе, не ошибались. Потенциальные гости испытывали угрызения совести за вскользь брошенное слово, за кем-то из них числились грехи посерьезнее: оставленные дети, забытые родители, разлученные братья и сестры.

"ДВЕРЬ ОТКРЫЛ СЫН: ГРЯЗНАЯ ОДЕЖДА, ЗАСАЛЕННЫЕ ВОЛОСЫ, ЗАПАХ ПЕРЕГАРА"

- Расскажите самую необычную, запоминающуюся, на ваш взгляд, историю?

- Как-то получили мы письмо из Германии. Автор, этнический немец, писал, что 50 лет назад он был осужден в СССР по статье "Изменник родины". В лагере познакомился с женщиной-белоруской, они полюбили друг друга. Родился сын. Но вскоре его любимая Аннушка попала под амнистию и уехала в Белоруссию. А он после освобождения отправился на ПМЖ в Германию. Устроился, стал отцом троих детей, которым дал хорошее образование. Словом, жизнь удалась.

Недавно он похоронил жену. Перед смертью она попросила: "В Белоруссии у тебя есть сын. Прошу, вымоли у него прощение за годы своего молчания. И обязательно познакомь с нашими детьми, в них во всех течет твоя кровь"...

- Вы отыскали его сына?

- Да, он по сей день живет в Белоруссии. Увы, оказалось, что этот человек нигде не работает, сильно пьет. Мы надеялись, что он хотя бы на встречу с отцом приедет, но чуда не свершилось.

Есть у нас рубрика "Постскриптум" - о том, как после участия в программе сложилась судьба гостей. Вот мы и предложили автору письма вместе с группой отправиться в Белоруссию. Он приготовил подарки, деньги. Дверь открыл сын. Мы просто обалдели: жуткая, грязная одежда, засаленные волосы, запах перегара. Отец был сражен увиденным, но нашел силы объясниться, подобрал слова извинения. А после попросил разрешения увидеть свою лагерную любовь - Аннушку.

И вот в дом вплыла его бывшая возлюбленная - беззубая, растрепанная, сильно выпившая. Тем не менее узнала отца своего ребенка, бросилась ему на шею. Стали они прошлое вспоминать, и довспоминались до весьма неприятного момента. Оказывается, 50 лет назад Аннушка соврала ему: дескать, служила в театре и в лагерь угодила по наговору. На самом деле, она получила срок за то, что, работая в интернате, воровала продукты, обкрадывала сирот. Ореол невинно осужденной развеялся.

В этой истории жаль всех: и главного героя, пронесшего через всю жизнь мечту о встрече, и Аннушку с сыном, живущих на дне. Мы долго колебались, показывать сюжет зрителям или нет. Решили, что они вправе увидеть все как есть, без прикрас. Жизнь есть жизнь.

- Как поступаете, если в последний момент приглашенный наотрез отказывается от участия в программе?

- По правилам мы обязаны держать интригу до конца. До своего появления на площадке гость не знает, кто именно назначил ему встречу. Конечно, волнуется, лихорадочно листает страницы прошлого, прикидывает всевозможные варианты. Наша задача - успокоить и морально поддержать человека. Хотя частенько приходится провоцировать - предлагать разные версии: "Возможно, вас ждет бывшая жена, а может, это будут армейские или школьные друзья". Еще обещаем разные сюрпризы. И тогда страх уступает место любопытству, которое подталкивает в студию.

Мы ведь никогда не заставляем человека обнажать душу. Принцип "Ключевого момента" не в том, чтобы уговорить гостя выйти на площадку, скорее, наоборот - идем от обратного, объясняем потенциальному участнику: "Да зачем вам все это надо? Вы 20 лет жили без сестры, спокойно еще 60 проживете. Никто не знает, кем она стала, - вдруг бомжихой или алкоголичкой? Подумайте, как будете чувствовать себя при встрече?". Чем активнее уговариваем, тем на большее сопротивление наталкиваемся. Дескать, почему именно мне вы не хотите помочь, чем моя история хуже? Это особенность украинской ментальности.

- Наверняка во время съемок дежурят врачи, да и помощь психолога оказывается не лишней...

- За три года работы у нас не только редакторы, но и администраторы стали настоящими психологами. Что касается "скорой" - она всегда на месте. Бывает, после программы зрители звонят и возмущаются: "Вы только подумайте - эта стерва оставила ребенка в роддоме, а при встрече через 20 лет даже слезинки не проронила!". Они же не знают, что за полчаса до выхода эта мама, догадавшись, кто назначил ей свидание, горстями глотала успокоительное, поэтому в кадре выглядела заторможенной. Мы тогда даже съемку хотели отменить. Но женщина сказала, что никогда себе не простит, если не увидит оставленного сына.

Помню, необходимо было привести на "Постскриптум" пожилого мужчину, который 30 лет не видел сына. Пожилой человек оказался гипертоником, от волнения давление зашкалило за 200. Я хотела отложить выезд, но он настоял: "Пусть я умру, зато умру спокойно. Увижу сына и попрошу прощения". Слава Богу, обошлось. Молодой человек не только принял отца, но еще и предложил доживать ему у себя последние годы.

- Когда-нибудь решитесь на прямой эфир?

- Это было бы очень интересно, хотя и крайне рискованно. Но я уверена - группа к эксперименту готова. Справимся.

"В ПИСЬМАХ СПРАШИВАЮТ: "ПРАВДА, ЧТО ВЫ ПОСЛЕ УХОДА ВЛАДА РЯШИНА ПОДВЕРГЛИСЬ РЕПРЕССИЯМ?"

- Недавно жюри народной премии "Телезвезда" назвало "Ключевой момент" лучшим ток-шоу года. Поздравляем!

- Спасибо. Справедливости ради замечу, что, по результатам опросов телезрителей, мы в два раза опережаем популярную "Жди меня", хотя долгое время именно с ней сохраняли паритет.

- Отчего же заметно сократилось количество ваших выходов в эфир, да и время показа изменено не в лучшую сторону?

- На канал пришло новое руководство (я, кстати, лишь недавно увидела нового генерального продюсера Леонида Мазора, приехавшего к нам из Москвы). Отныне "Интер" взял ориентир на молодежь. Для канала важны рейтинговые показатели среди зрителей в возрасте от 14 до 49 лет. Понятно, что мы со своим форматом не можем стать молодежно-развлекательным шоу, поэтому эфирное время "Ключевого момента" перенесено на 16.30. Я считаю это ошибкой. Таким образом от нас автоматически отсекается самая ожидаемая аудитория - "14-49", поскольку днем многие учатся и работают.

- Раньше, помнится, вы выходили в 19.00?

- И вопреки пессимистическим прогнозам рейтинг нашей программы был стабильно высок. Поэтому "Ключевому моменту" вместо одного эфира в неделю предоставили три. Группа работала круглосуточно. Марафон оказался изнурительным, но мы справились, даже привыкли к столь напряженному графику. Хотя если бы вы знали, как нелегко выдерживать конкуренцию с сериалами! Получилось, что из-за них нас сдвинули - вначале поставили на 18 часов, потом на 17. Сегодня в эфире мы дважды в неделю.

- Поговаривают, что с уходом Влада Ряшина, который считался покровителем и крестным отцом программы, вы не просто перестали быть любимчиками, но и подверглись репрессиям: вам ограничили эфир, урезали зарплаты.

- Зарплаты нам не только не урезали - повысили. И группу не сократили. Единственная проблема - смещение "Ключевого момента" на неудобное время. Из-за этого мы растеряли огромную часть аудитории.

- Произошел конфликт с руководством?

- Нет, что вы! Мы не хотим конфликтов - только деловых и творческих контактов. Увы, пока этого нет. Понятно, что у нового руководства много работы. Они пытаются определить, какие из существующих программ соответствуют новому вектору развития "Интера".



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось