В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Справедливость вне закона

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 23 Октября, 2008 21:00
Мне нравится, что в жизнь постепенно возвращается уважение к людям, умеющим зарабатывать. Наш народ еще не отвык уважать хороших хозяев.
Виталий КОРОТИЧ

Известный наш футболист рассказывал недавно, что он усердно тренируется и так оправдывает сотню тысяч долларов ежемесячного заработка. Разговор шел о справедливости, и футболист не хотел, чтобы кто-то усомнился в честности его доходов, тем более что в других странах игрокам платят и побольше. Мне нравится постановка вопроса и нравится, что в жизнь постепенно возвращается уважение к людям, умеющим зарабатывать. Наш народ еще не отвык уважать хороших хозяев. Можно спорить, много или мало платят кому-то за труд, но хорошо, если это в открытую, контролируется налоговой службой и даже иногда обсуждается. Так справедливее, но, увы, это случается очень редко.

Социальное самочувствие общества не измеряется в реальных единицах, но оно подконтрольно чувству справедливости, неистребимому в народе. Слово «справедливость» не зафиксировано ни в одном своде законов, но какими бы цифрами и радужными проектами не грохотали депутаты с министрами, их речи влияют на народное сознание меньше, чем растущее массовое ощущение несправедливого устройства жизни. Не надо забывать, что все главные кровопролития истории, в том числе путчи, войны и революции, происходили под лозунгами восстановления справедливости, все главные разочарования толпятся вокруг обманутых надежд. Хорошо, если в обществе отработаны критерии справедливости; если же они не сложились, то все начинается со стремления к конкретному равноправию: в суде, на дороге, в поликлинике — везде, где человек попадает в зависимость от структур, которые он вроде бы сам создал, но которые слишком уж часто выскальзывают из его подчинения.

Понятие справедливости иногда расползается, как мокрая бумага.

Недавно я прочел воспоминания некой киевской девицы о ее сожительстве (или как это называется покрасивее?) с одним из главных представителей столичной золотой молодежи. Девица жалеет приятеля, которого донимали вопросами о его лимузинах и ресторанных счетах. Ведь ежу понятно, что он мог себя вести так, потому что его папа знаете, кто?! И у папы — своя, отдельная справедливость!

Представители установившейся власти вообще не жалуют разговоров о совершенствовании бытия. Они объясняют, что только безответственные митинговые демагоги способны болтаться под ногами у хозяев жизни, рассуждая об изменении существующего порядка. Вы слышали такое? И я слышал. И читал о том, что передел сфер влияния может плохо кончиться, нечего и затевать.

Нечего заглядывать в карманы и счета представителей «верхнего слоя», подминая их под разговорчики о справедливости и законе для всех. Спикер Верховной Рады сформулировал недавно: «Не считаю отмену депутатской неприкосновенности ключевым приоритетом... Не думаю, что это было очень разумно». То бишь спикер объяснил, что справедливость в нашем обществе разнослойна и разнообразна.

Когда мы мечтаем о слиянии с западной цивилизацией, не следует забывать, что тамошняя жизнь устроена не совсем так, как у нас. Там понемногу выстроили гражданское общество, где существует контролируемая частная собственность, самоуправление, независимая правовая система. Процесс этот был долгим и непростым, но мы ко многим подобным свершениям еще и не подбирались. Столетиями у нас главенствовало государство с не подлежащими обсуждению понятиями о справедливости, а в людях окаменело представление о том, что они — опорные столпы и жертвы своего государства одновременно.

Чувство несправедливости я впервые испытал в детстве, когда, стоя в длинной советской очереди, увидел человека, рвущегося пройти без очереди, орущего, что он имеет такое право. С тех пор это чувство не ушло и стало только острее.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось