В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

Подайте, если есть мелочь в кармане

Виталий КОРОТИЧ 27 Сентября, 2004 21:00
Как правило, я подаю милостыню старухам. Может быть, потому, что все женщины, которых я любил за свою жизнь, стареют и когда-нибудь станут такими же - если не по внешнему виду, то по возрасту.
Виталий КОРОТИЧ

Как правило, я подаю милостыню старухам. Может быть, потому, что все женщины, которых я любил за свою жизнь, стареют и когда-нибудь станут такими же - если не по внешнему виду, то по возрасту. А может, и потому, что у моей матери есть я, а у этих старух никого нет и они вынуждены рассчитывать только на нашу прожорливую власть, которая в основном любит лишь себя саму. Я всегда думаю о том, что это непросто в любом случае - встать на улице и протянуть ладошку за милостыней. Сколько мне ни рассказывают в газетах о мафии попрошаек, я все равно подаю старухам и буду им подавать.

Женщинам с детьми я тоже подаю, хоть недавно возле Центрального универмага в Киеве наткнулся на девицу, прижимавшую к груди нечто очень уж смахивавшее на куклу. Но у меня было ужасное детство, пришедшееся на войну, и никогда не забуду, как в те годы хотелось есть, а ничего не было и мне мало кто выносил поесть. Возможно, одной из 20 попрошаек и вправду надо кормить ребенка, так что лучше уж подать. Безногим, безруким, тем, кто просит на лечение тоже надо дать, если есть такая возможность: когда у человека нет руки или ноги, он заведомо беднее тебя.

Недавно в Киеве на Андреевском спуске ко мне подошел обрюзгший толстяк интеллигентного вида, приподнял шляпу и попросил дать ему денег, так как один интеллигент обязан помогать другому интеллигенту - даже спившемуся. Ну что я мог сделать? Прочесть ему нотацию о вреде алкоголя? Сказать, что надо лечиться? Я молча дал толстяку какую-то мелочь, и он, приподняв на прощание шляпу, удалился, даже не поблагодарив.

Надо подавать уличным музыкантам, потому что им приходится играть в шуме и грохоте, а они ведь учились и умеют, а ты не учился музыке и не умеешь играть ни на одном инструменте. Думаете, это легко - встать в подземном переходе, положить перед собой футляр от скрипки и пиликать на ней, наверняка зная, что голос у скрипки тонкий и тихий, на уличные концерты не рассчитанный. Когда этот человек брал первые уроки скрипичного мастерства, вряд ли он планировал играть здесь и сейчас...

Я уже читал статьи, написанные специалистами, разъезжающими в казенных "мерседесах", о том, что мы вкалываем, а нищие хотят получить все задарма, на халяву, что шли бы они работать и не надо никому подавать. Иногда и во мне пошевеливается стыдное чувство превосходства над теми, кто вынужден класть шапку на тротуар. А затем я вспоминаю не только поговорку, что не следует зарекаться от тюрьмы и сумы, но и то, что чувство милосердия, раздавленное в душе, делает человека намного хуже. В конце концов, можно подать и жуликоватому цыганенку, если вспомнить, что цыганенок не учился в школе и, наверное, никогда не будет учиться. Сколько бы ты ему ни дал, он в конечном счете всегда будет неустроеннее тебя и твоих детей. И счастье его, а также всех бабок, всех алкашей и всех матерей-одиночек, встретившихся сегодня на улице, гораздо униженнее и ограниченнее твоего. Все-таки надо подавать, если есть мелочь в кармане...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось