В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Большая игра

Легендарный баскетболист Александр ВОЛКОВ: "Сабонис и Марчюлёнис с детства очень дружили, но постоянно спорили, кто из них в Литве главнее. Иногда могли зайти в туалет и подраться"

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар» 21 Сентября, 2004 21:00
Александру Волкову всего 40 лет, но в них вместилось столько побед и бед, что их хватило бы на несколько жизней. Звезда мирового баскетбола, универсальный нападающий, чемпион Олимпийских игр 1988 года, чемпион Европы, Советского Союза и Греции - он был одним из первых украинских игроков, прорубивших окно в НБА. Тем не менее несколько раз жизнь подвергала его таким испытаниям на прочность, что впору вспомнить о Павке Корчагине...
Дмитрий ГОРДОН
Александру Волкову всего 40 лет, но в них вместилось столько побед и бед, что их хватило бы на несколько жизней. Звезда мирового баскетбола, универсальный нападающий, чемпион Олимпийских игр 1988 года, чемпион Европы, Советского Союза и Греции - он был одним из первых украинских игроков, прорубивших окно в НБА. Тем не менее несколько раз жизнь подвергала его таким испытаниям на прочность, что впору вспомнить о Павке Корчагине... В сезоне 1993-1994 годов, когда Волков играл за греческий "Олимпиакос", случилось страшное. Судьба не усадила Александра в инвалидную коляску только потому, что он не мог даже сидеть... Его спасло чудо. И колоссальное мужество. И друзья-врачи - один, рискуя репутацией, колол измученному непереносимыми болями Саше яд кураре, другой провел его над пропастью длительных голодовок (последней была 60-дневная, почти неделя из которой - "сухая"). Потеряв 30 килограммов из тогдашних 120-ти, Волков нашел в себе силы победить тяжелейшую травму позвоночника, восстановиться и вернуться в большой спорт... Президент фонда развития баскетбола Украины (своего имени), президент, а затем почетный президент БК "Киев", вице-президент Федерации баскетбола Украины, член исполкома ФИБА-Европа, Александр Волков признается, что в юности его любимыми были слова из дневника римского императора Гая Юлия Цезаря: "23 года, и ничего не сделано для бессмертия".

"МОИМ ПЕРВЫМ АВТОМОБИЛЕМ БЫЛИ "ЖИГУЛИ", И Я НОРМАЛЬНО В НЕМ ПОМЕЩАЛСЯ. НАВЕРНОЕ, ТОГДА ЛУЧШЕ ГНУЛСЯ ПОЗВОНОЧНИК"

- Саш, а как вообще живется такому великану? Представляю, каково тебе садиться в самолет или машину (в метро, думаю, ты не ездишь), да просто спать в кровати, имея рост два метра шесть сантиметров... Какие неудобства ты испытываешь? Не чувствуешь ли себя белой вороной?

- Сейчас уже нет, действую инстинктивно, а в детстве, конечно, комплексы были, особенно когда стал стремительно вытягиваться и моментально вырастал из одежды. Пальто на мне сидело как-то неуклюже, руки торчали из рукавов - естественно, стеснялся все время быть на виду, потому что надо было ехать на тренировки через весь Чернигов. Я даже придумывал разные хитрости - например, вскакивал в салон автобуса на последней остановке и быстренько садился или, если не было свободных мест, оставался стоять на нижней ступеньке, чтобы не выделяться...

- Ты помнишь, сколько лет тебе было, когда начал интенсивно расти?

- Наверное, 14-15. Я был худым, длинным, нескладным и этим привлекал, разумеется, всеобщее внимание. Потом появились и другие проблемы. Это уже когда поступил в киевский спортинтернат, почувствовал себя комфортнее. Киев - большой город, людям здесь было не до меня, но как трудно было купить одежду и обувь... К тому же я тогда еще не зарабатывал...

- А кроссовки "Adidas" попробуй достань...

- Да просто туфли и брюки, пиджак, пальто! Что-то мать перешивала из отцовских вещей, что-то с большим трудом покупали. Счастье, что я попал в сборную СССР и начал выезжать за границу. Там есть прекрасные магазины для больших, где мы, баскетболисты, старались купить все, и я впервые почувствовал себя человеком.

Правда, когда ездили на игры и сборы, по дороге молился, чтобы кровать в отеле была только с одной спинкой - в изголовье.

- А если спинка была и в изножье?

- Тогда, если администраторы не удовлетворяли просьбу поменять кровать или дать другой номер, потерянная ночь была обеспечена. Особенно часто это происходило в регионах - провинциальные гостиницы были ужасно некомфортабельны. Ну что ж, пытался лечь поперек - даже стул нельзя было под ноги подставить. Думал: уж лучше короткая кровать, но без спинки... Скручивался в позе эмбриона, но все равно ощущал дискомфорт, не мог расслабиться... Это сейчас в отеле можно выбрать ложе по заказу, просторное, без спинки...

- А как приспосабливаешься в самолетах?

- Если есть такая возможность, всегда заказываю билет в первом ряду бизнес-класса - там расстояние между креслами побольше. Это специфические хитрости. Люди с нормальным ростом не думают, где они сядут, а мы просчитываем заранее. Если не удается достать бизнес-класс, прошу места в эконом-классе возле аварийного выхода...

- Ты наверняка летал по Америке на внутренних рейсах в маленьких самолетиках, куда человеку и со средним ростом сложно протиснуться. Как выходил из положения там?

- В безвыходных ситуациях приходится просто терпеть, свернувшись бубликом. Обычно все-таки находятся какие-то варианты, да и люди в большинстве своем сердобольны - если могут помочь, всегда помогают.

А с машинами сейчас намного проще. Моим первым автомобилем были "Жигули", и, помню, я нормально в нем помещался. Такие же великаны садились рядом, и мы ездили без особых неудобств. Наверное, тогда лучше гнулся позвоночник... Cейчас смотришь на "жигуль" и думаешь: "Неужели я в этой клетушке когда-то ездил?". Слава Богу, уже есть возможность выбрать машину покрупнее. В Америке мне много лет верой и правдой служил джип "мицубиси", а в Киеве езжу на "форде-экспедиторе".

- Саша, твой рост - два метра шесть сантиметров. У Александра Белостенного - 2.14, у Володи Ткаченко - 2.20, а бедный Александр Сизоненко вообще имеет 2.38...

- Уже 2.43, а стопа 58-размера - он продолжает расти...

- На мой взгляд, это для ребят трагедия. Или я излишне драматизирую ситуацию?

- Ну, скажем, Белостенному еще ничего, издали его рост не очень отличается от 2.10, а вот у Ткаченко были постоянные проблемы. Не говоря уже о Саше Сизоненко, игравшем за питерский "Спартак" и куйбышевский "Строитель" (его имя внесли в Книгу рекордов Гиннесcа как самого высокого баскетболиста в мире) - теперь он живет где-то в Петербурге, не знаю, в каком состоянии...

- В тяжелом... Я читал о нем: дважды делали операцию на гипофизе, из-за сильного остеопороза передвигается на костылях, донимают аритмия и диабет, живет на пенсию инвалида II группы...

- Беда... Нас называют гулливерами, но мало кто знает о проблемах больших людей. За примерами ходить далеко не нужно - у бывшего баскетболиста Николая Сушака все слишком серьезно с ногами и позвоночником... А ведь нельзя сказать, что он супергигант - всего-то 2.10...

У великанов и сложности есть, и определенные комплексы. Счастье, что существуют такие виды спорта, где рост дает определенные возможности, даже преимущества, и что в тебе заинтересованы. Если бы в ребятах по 2.17, 2.18 не было потребности в баскетболе, волейболе, гандболе, что бы они делали в жизни, особенно сейчас, кому были бы нужны? Слава Богу, у них есть шанс не просто заработать, а быть востребованными, может, стать звездами, которых узнает весь мир.

- Теперь провокационный вопрос. Ты добился в баскетболе мыслимых и немыслимых медалей и титулов, был чемпионом Европы и Олимпийских игр, достиг успехов в НБА, Греции, ряде других стран, за клубы которых играл. Если бы тебя, допустим, сегодня спросили: "Саша, хочешь променять это все на обычный рост?", ты бы согласился?

- Ну, конечно же, нет. Кстати, не могу сказать, что я такой уж колосс - иногда могу купить вещи даже в обыкновенных магазинах, где-то проскочить незаметно. Да и в последнее время - при теперешней жизни, когда появились какое-то благополучие и финансовая стабильность - рост не мешает.

- В конце 80-х, когда, собственно, и состоялись твои самые громкие победы, страна переживала переходный период: до перестройки были одни обстоятельства, после нее - другие, уже можно было заработать и скопить на безбедную старость. И хотя китайцы только врагам желают жить во время перемен, как думаешь, хорошо ли, что ты попал на этот излом эпох?

- Перестройка стала для нашего поколения несомненной удачей. По сути, мы были первыми - не только баскетболистами, а вообще спортсменами, - кто вкусил радость и опыт настоящей профессиональной жизни, достойных зарплат и отношения к себе. Мы могли сравнить, что имеем теперь и когда играли за сборную СССР или свои, ведущие, клубы Союза.

Я не скажу, что за границей было лучше, чем дома, - там вообще находишься в ином состоянии, в другом мире. Это была жизнь в двух разных системах координат - в прямом и переносном смысле. Но ведь и наши игроки были очень способными, талантливыми - настоящими звездами мирового баскетбола: киевляне, москвичи, ленинградцы...

- ...вильнюсцы...

- ...каунасцы, рижане... Советские болельщики покупали билет на игру за дватри рубля, ну за пять, и смотрели лучших игроков Европы и мира (сегодня в США билет в первом ряду на игру "Лос-Анджелес Лейкерс" стоит от 500 до 2000 долларов). Какой тогда был ажиотаж! Тогда в СССР понятия "пустое место в зале" не существовало - люди сидели на ступеньках, даже нам, баскетболистам, иногда не хватало кресел.

- Чего стоили только матчи ЦСКА - "Жальгирис"!

- А это вообще отдельная история! В то же время мне искренне жаль поколение ребят чуть постарше (не говоря уже о победителях Олимпиады-72), видевших наши возможности и понимавших, что они тоже могли бы вкусить все блага сполна...

- Они были героями...

- ...но у них возможности появились слишком поздно, им было сложнее, чем нам. Конечно, у нас были свои трудности, но мы все-таки стали первооткрывателями профессионального спорта для отечественных игроков, а им сделать это по объективным причинам не удалось. Они следили за нашими карьерами, видели, что мы можем себе позволить... Я знаю многих ребят, и, на мой взгляд, у них выработался какой-то внутренний комплекс...

- Обидно...

- Со мной в ЦСКА выступал Сергей Тараканов. Он постарше, но смог немного поиграть в Бельгии, Германии - не за очень большие деньги. Когда я собирался уходить из НБА, он позвонил и сказал: "Саша, да если бы мне судьба подарила такую возможность, я бы бесплатно сидел там на скамейке! Не вздумай уезжать!". В его голосе чувствовалось такое сожаление, что он не успел...

- ...на подножку этого поезда...

- Было бы его поколение моложе на два-три года, он тоже осуществил бы мечту любого баскетболиста - поиграть хоть полгода в НБА и сказать: "Я был там". Тогда это было ну о-очень престижно, почти недосягаемо, трудно даже придумать, что может быть лучше...
"САБОНИС КАК-ТО ПРИЗНАЛСЯ МНЕ: "НИКОГО НЕ БОЮСЬ, КРОМЕ ГОМЕЛЬСКОГО"

- Как говорится, "увидеть Париж и умереть"...

- Никто не хотел стать чемпионом НБА - просто попасть бы в "All Stars Game"!

Сейчас это вполне преодолимый путь, все ребята мечтают туда пробиться, верят в удачу и уже начали думать, как стать чемпионом НБА. Например, Андрей Кириленко - первый наш представитель в "All Stars Game"...

- Саша, а уровень игроков НБА действительно намного выше, чем у тех, кто так же успешно выступает в престижных чемпионатах ряда других стран?

- Я бы сказал, что во многом это раскрутка. Вообще мировой баскетбол переживает сейчас спад, такое ощущение, что вот-вот произойдет срыв, после которого он будет вынужден подниматься. Возникают какие-то клубы, новые отношения... В России, например, на баскетбол тратятся сумасшедшие деньги, у нас тоже наступило определенное благополучие, даже некий ажиотаж. Похоже обстоят дела в Польше, а вот в Греции наоборот - финансовый крах практически всех клубов. Кстати, и в Турции, где лет пять назад были сумасшедшие контракты, дела пошли значительно хуже.

В Европе идет смена лидеров, а тут еще непонятная структура нынешнего европейского баскетбола... Затянулся конфликт между двумя организациями - ФИБА-Европа и Союзом баскетбольных лиг Европы УЛЕБ, причем они не ведут никаких переговоров. В конце Второй мировой войны победители требовали от немцев полной и безоговорочной капитуляции, а теперь такой же сдачи ждут друг от друга обе спорящих стороны. Я - член исполкома ФИБА - не могу понять: вроде взрослые люди, европейцы, друзья...

- Деньги, Саша, деньги...

- Кошмар: уперлись и не хотят идти на уступки, ждут, кто первый загнется. А в результате страдает весь клубный европейский баскетбол. Чувствую, на эти обломки в Европу в какой-то форме придет НБА (хоть я и сам - часть этой ассоциации и побывал на ее кухне)...

- ...и поглотит и ФИБА, и УЛЕБ?

- Этим все кончится! Конечно, с одной стороны, неплохой вариант, а с другой - сами виноваты: все произойдет как результат несговорчивости европейцев.

- Звание "олимпийский чемпион" не имеет приставки "экс-", оно на всю жизнь. Что ты чувствовал, когда в 88-м году в составе звездной команды Александра Гомельского стал олимпийским чемпионом? Тебе не казалось, что это - вершина, выше которой уже
не подняться?


- Передать те ощущения невозможно, это действительно была какая-то неописуемая эйфория. Так получилось, что мы стали олимпийскими чемпионами, а домой нужно было улетать только через три дня. Олимпиада еще продолжается, а мы уже потеряли от счастья голову! Начиналось ведь все не просто слабо - даже, я бы сказал, мрачно. Первый же поединок, и бездарный проигрыш югославам - команды и мой личный...

- С Пуэрто-Рико тоже был страшный матч...

- Да, раскачивались со скрипом. Мы ждали, что игра пойдет с приездом Сабониса, но получилось наоборот: лето готовились без него, он прилетел за три дня, и все игровые схемы поломались. Надо было как-то подстраиваться, а люди уже на нервах - конец подготовки. Еле-еле притерлись...

Конечно, молодец Гомельский, что все это выдержал!

- Как он настраивал вас на победу: кричал, материл?

- Во-первых, в Сеуле мы как-то внутренне собрались, все искренне верили, что сможем победить, хотя не признавались в этом не то что другим - даже самим себе... Никогда прежде я не видел такой предельной концентрации каждого игрока, и все же, как обычно в советское время бывало, на старте мы сдались югославам - самым непримиримым соперникам. Обычно в таких случаях на собрания приходят распекать игроков какие-то комсомольские руководители, начальники спорткомитета...

- ...говорят, как под Сталинградом, что "за Волгой для нас земли нет"...

-...и что вы, мол, предатели, мы вам покажем, где раки зимуют! А тут вдруг Гомельский спокойно пообещал: "Ребята, я никого к вам не подпущу, все равно мы самые лучшие и у всех тут выиграем". Он очень мастерски вселил в нас веру в чудо, которое в результате и произошло.

- Интересно, а как такой маленький человек может управляться с великанами? Какие он подбирал к вам ключи?

- Очевидно, это загадочное природное явление. Бывает же, например, что красавец-мужчина почему-то живет с неприметной женщиной (и наоборот), никто не понимает, что он в ней нашел, а они друг в друге души не чают. Видимо, маленький человек особенно хорошо знает и чувствует, что нужно большим людям...

Много лет подряд Александр Гомельский традиционно приглашал нас на свои дни рождения, где собиралось множество друзей, известных людей. Раньше он обычно устраивал ветеранские игры, но потом стало заметно, что это уже не вызывает прежнего интереса и перестало быть красивым спортивным зрелищем: все-таки мы потихоньку стареем, не тот уровень борьбы, не те скорости. Теперь просто собираемся пообщаться...

Так вот, на одном из таких праздников Сабонис где-то в сторонке закурил. Внезапно появился Александр Яковлевич, и Арвидас поспешно стал прятать сигарету, хотя прошло столько лет...

- Рефлекс - никуда не денешься...

- Сабонис мне как-то признался: "Никого не боюсь, кроме Александра Яковлевича".
"МЫ ЗНАЛИ: С БЕЛОСТЕННЫМ ШУТОК ЛУЧШЕ НЕ ШУТИТЬ"

- Спустя много лет Гомельский сказал мне, что все эти три послепобедных олимпийских дня у баскетболистов была ужасная пьянка. До такой степени буйная, что даже ему стало не по себе, и он пригрозил Белостенному, что третий раз отберет у него звание "Заслуженный мастер спорта"...

- Ну да, было... (улыбается). Правда, я бы назвал это скорее всеобщим ликованием...


«По сути, мы были первыми баскетболистами, вкусившими радость настоящей профессиональной жизни»

Олимпийская деревня в Сеуле представляла собой специально построенный огромный жилой дом, ничем не отличающийся от наших девятиэтажек (когда из него уехали олимпийцы, туда заселились горожане). На лестничной клетке было по две квартиры. В одной - 227-й - жили мы, в другой - остальные члены нашей делегации: врачи, тренеры. Апартаменты аккуратные, рассчитанные на обыкновенную корейскую семью: холл, несколько спален, два туалета, приличная мебель, телевизор...

Возвращаюсь вечером после победы - стол уже накрыт, беспрерывно приходят гости абсолютно непонятных национальностей, стран, видов спорта...

- Началось братание...

- ...и настоящее веселье. Люди сменялись, как в калейдоскопе: один поспал в холле на диванчике, проснулся, на его место прилег другой, кто-то задремал прямо в ванной...

Постепенно на полу росла гора использованных тарелок и стаканов, пустых бутылок, забытых вещей. Атмосфера была праздничной и миролюбивой, но Гомельскому пожаловались, что мы дебоширим...

- А разве он не участвовал в проявлении общей радости?

- Александр Яковлевич - очень режимный человек: пробежал кросс и отдыхает, по ночам спит и тщательно следит за собой. Конечно, он тоже всегда поддерживал праздник, не без этого, но должен был отреагировать, когда руководитель советской делегации Марат Грамов вызвал его и сказал: мол, уйми своих, перед миром стыдно. Олимпиада еще идет, а баскетболисты устроили дебош, орут и не дают спать остальным спортсменам...

Мудрый Гомельский понял, что так просто с новоиспеченными олимпийскими чемпионами ему не справиться, и сделал два тактических хода. Во-первых, перехватил очередную сумку со спиртным, переданную, так сказать, с воли, и закрыл ее в свой металлический сейф, а во-вторых, сказал Белостенному: "Саша, тебя два раза лишали "Заслуженного мастера спорта", завтра тебе присваивают его в третий раз. Если через полчаса здесь не будет тишины и порядка, звание ты не восстановишь".

Мы посмеялись: "Ну что это за шантаж?", но через полчаса в номере уже никого чужого не наблюдалось и была идеальная чистота, как будто приходили горничные...

- Какие же слова нашел Белостенный?

- Уже не помню. Мы возмущались, требовали оставить нас в покое, орали: "Саша, в чем дело?! Как разойтись? Ты шутишь - мы же стали олимпийскими чемпионами! Но он оставался непреклонным: "Все, погуляли и хватит! Давайте убирать все это безобразие". Связываться с ним никто не хотел, конечно...

- Побаивались?

- Не в том дело, просто если он на что-то настроился, с ним лучше шуток не шутить.

- Любопытно, бывали ситуации, когда между известными баскетболистами дело доходило до драки?

- Постоянно...

- Да? И из-за чего ссорились?

- Обычно могли сцепиться на тренировках, где, естественно, периодически возникали потасовки. Бывало, спорили на политические темы. Прибалты, например, выступали против москвичей... До крупных скандалов не доходило, но иногда балансировали на грани...

- Самосознание пробуждалось?

- Конечно. К тому же была постоянная конкуренция между Сабонисом и Марчюленисом. Они - земляки, учились в одном классе и всегда соперничали, выясняли: кто из них в Литве главнее. Были очень дружны, но иногда сцеплялись всерьез...

Помню длительное турне по США - 40 дней в постоянных играх и перелетах. Такое очень трудно выдержать психологически - при наших перегрузках сутками видеть друг друга. Все знали: Америка - тест на то, пригоден ли ты, чтобы на тебя делали ставку (не только в баскетболе, но и в жизни). Гомельский постоянно брал туда по три-четыре молодых игрока, чтобы проверить: на что можно рассчитывать и что с ними делать дальше. Так что приходилось несладко, и окончательная разрядка наступала лишь в самолете по дороге домой, хотя перед этим... Все турне мы копили деньги - премиальные, суточные, и в Нью-Йорке нам давали два дня...

- ...на разграбление магазинов?

- Назовем это так. У нас были проверенные точки, подсказанные друзьями - русскоязычными эмигрантами. Кто-то покупал подарки для близких, но в основном брали радиоаппаратуру. На этом этапе заканчивались все разногласия, на следующее утро начиналось братание, прощались все обиды, а в самолете становилось совсем хорошо. Тогда же перелеты были длинными, с двумя посадками (не то что нынешние прямые рейсы Киев - Нью-Йорк). Сначала приземлялись в канадском Ньюфаундленде, потом в ирландском Шенноне, и лишь затем - в Москве, откуда разъезжались по всему Союзу. Естественно, как это всегда у нас было принято, немножко расслаблялись - свой самолет, стюардессы, наконец-то, родные лица, русский язык... И часто можно было наблюдать такую сцену: Сабонис с Марчюленисом садились рядом где-нибудь сзади, начинали мирно беседовать, а через какое-то время все оборачивались и видели, что они в клинче (смеется).

- ???

- Мало того, в аэропорту, в зале для транзитных пассажиров, могли зайти в туалет и подраться. Потом опять устраивались в соседних креслах в салоне самолета как ни в чем не бывало. Они постоянно что-то рассказывали друг другу на литовском, распутывали невыясненные отношения, тянувшиеся еще с детства.

- Эти разборки продолжаются до сих пор?

- Ну, сейчас ребята уже взрослые и на виду этого не покажут.

- Отойдут в туалет?

- (Смеется). Нет, ведут себя корректно - все-таки уровень, но, думаю, в них еще столько детства осталось!

- Саша, на взгляд профессионала, Сабонис действительно великий баскетболист?

- Считаю, что величайший из величайших! Пройти столько травм, играть в НБА, потом разорвать многомиллионный контракт, почти бесплатно выступать за свой родной "Жальгирис" и практически вывести его в "Финал четырех" - это просто чудо! Да, каунасцы проиграли тель-авивскому "Маккаби" решающую игру за выход в "Финал Четырех", после чего израильтяне, у которых был один шанс из тысячи, стали чемпионами Евролиги УЛЕБ. В последние полминуты игры Сабонис сел на скамью за пять фолов и уже не мог помочь команде, но за 15-20 секунд до конца "Жальгирис" ведь выигрывал шесть очков и по справедливости должен был попасть в "Финал Четырех".

Сабонис в 39 (практически в 40) лет, был признан лучшим игроком Евролиги! Кто еще, плюнув на пять миллионов долларов в год, может вернуться домой, чтобы позаботиться об имидже своей команды, поднять ее уровень, дать шанс на будущее, привлечь спонсоров? Такие примеры благородства крайне редки, не говоря уже о таланте Арвидаса, его фанатизме. Он патриот, каких мало, с ним можно спорить на любые темы, критиковать Литву, немного - Каунас, но если ты тронешь "Жальгирис" - все, конец, этого Сабонис не прощает.

"НА ПЕРВОЙ ЖЕ ИГРЕ В НБА Я ИСПЫТАЛ ШОК: МЫ ПРОИГРЫВАЛИ, И ВДРУГ ТРЕНЕР И ЛУЧШИЙ ИГРОК НАЧИНАЮТ ДРАТЬСЯ..."

- Саша, НБА для советского человека была вообще чем-то недостижимым. Ты не просто туда попал, но и зарекомендовал себя с лучшей стороны. Что тебя поразило там больше всего?

- Конечно, я мечтал об НБА, читал о ней все, что только мог достать, знал подробности о каждом игроке - наверное, такой информации, как у меня, не было ни у кого. Я изучал язык - купил самоучитель, нашел преподавателя, дававшего уроки английского (за пять рублей в час)...

Когда прилетел в США, первым впечатлением было восхищение, но и немного... разочарование...

- В чем?

- Нельзя сказать, что спорт - это сплошная несправедливость, он справедлив, но есть в нем и элементы несправедливости... Я чувствовал, что мне недостаточно моих регалий, физических и психологических данных, чтобы доказать этим ребятам, что могу сразу влиться в команду и быть с ними на равных в самые серьезные минуты.

- Разве для них олимпийский чемпион - не регалия?

- Нет, это впечатляет, но все-таки белый человек из Европы, тем более из Советского Союза...

- ...среди черных красавцев...

- Не могу сказать, что меня плохо приняли, но осознание того, что в первой игре ты выходишь лишь на минуту, шокирует. На тренировках ты лучший, в предварительных играх тебя хвалят, а дошло до дела - и все, тебе не доверяют. Я прошел через это много лет назад, когда только пришел в спорт, а в "Атланте Хоукс" пришлось опять начинать с нуля. Тяжело было перестроиться...

- Что это было - тактика или политика?

- Там тренеру некогда думать, понял ли ты, что он тебе хотел сказать. Например, к нашим игрокам сегодня на любом языке можешь обращаться - английском, русском, украинском - но это не значит, что до них дошло... А тогда в НБА был такой накал игр... Представляешь, как сложно было англоязычному тренеру оценить ситуацию? И хотя английским я владел достаточно хорошо, сам был не вполне уверен, что до конца постигаю, чего от меня хотят (в первое время, естественно). А тренер заметил, что однажды в моих глазах промелькнуло недопонимание, и второй раз уже не объяснял.

Были и другие неприятные ситуации. На первой же игре я испытал шок: мы проигрывали, и вдруг Майкл Фрателло и Доминик Уилкинс начинают... драться... Представляешь, тренер и лучший игрок! Их разнимают, они матерят друг друга... Может, думаю, это случайность, но через минуту с Фрателло сцепился Мозес Мэлоун, известный крайне агрессивной манерой игры в атаке. Такая вот обстановка...

- Весело...

- В то же время старшее поколение ребят - настоящие звезды - приняли меня очень хорошо. Например, тот же Мозес, который в клубе уже доигрывал. Кстати, он был одним из первых, кто 19-летним пришел в НБА сразу после средней школы, минуя студенческий баскетбол. Это сейчас никто не хочет идти в колледж, потому что учеба там очень дорого стоит, а тогда это было редкостью.

О Мозесе Мэлоуне рассказывали много разных историй: парень родился в Питсбурге, штат Вирджиния, в бедной семье, рос без отца, мама закрывала холодильник на ключ, чтобы он не съедал все запасы... Мозес очень плохо говорил по-английски - на таком негритянском сленге, что практически ничего нельзя было понять, - но отличался чрезвычайной общительностью. Для меня Мэлоун был кумиром, звездой, мне было неудобно уклоняться от общения с ним - вот и случались курьезы.

В Америке быт спортсменов организован не так, как у нас. Мы привыкли, что в ресторане или столовой команде накрывают столы с одинаковыми блюдами - дружно поели и вместе ушли. А там принято иначе: тебе выдали суточные, и что хочешь, то с ними и делай.

Я утречком встал, спустился в гостиничный ресторан, заказал завтрак. Вижу: идет Мозес. Подсел за мой столик и начинает со мной разговаривать. Я так хотел что-то ответить, понять, о чем он говорит, но... Такой жуткий, чудовищно непереводимый сленг вперемешку с английским матом иногда можно услышать только в юморных американских фильмах...

На следующий день снова иду перекусить, а там опять Мозес. Огляделся, никого больше не видно. Потом спрашиваю у ребят: "Что это вы на завтрак не спускаетесь?". Они в ответ: "Мы в номер заказываем, чтобы с Мозесом не разговаривать". И я последовал их примеру.

...Просто спасу от него не было - в автобусе едет и постоянно что-то рассказывает. Я спрашиваю Клиффа Ливингстона, который выступал в нашей команде: "Почему все смеются?". - "Мозеса никто понять не может"...


С любимой женой Аллой в загсе

А играл хорошо! В самом начале, когда еще перед сборами ребят собирают на индивидуальные тренировки, Мэлоун меня позвал: "Давай сыграем с тобой один на один". Он, конечно, центровой, но я был в хорошей форме, побыстрее и его обыграл. Мозес посмотрел на меня с уважением (мол, нормального привезли парня), признал и потом всегда защищал. Да и его жена очень помогала моей - в первый же год моего контракта Алла была беременна, наша старшая дочь родилась в Америке...

Потом уже в команду приходила молодежь, которой мы, иностранцы, тем более откуда-то из Советского Союза, казались инородными телами. Они нас вообще не замечали, у них была какая-то своя культура. Cтаршее поколение темнокожих ребят - чуть ли не мои родные: с ними со всеми я до сих пор поддерживаю отношения, а с новенькими здороваюсь при встрече, но не больше.

- Однажды я спросил у Валерия Филипповича Борзова: "Чем объяснить, что чернокожие спортсмены показывают столь блестящие результаты в спринте и практически никогда не пропускают белых вперед?". Он очень интересно ответил. Тебе хочу задать такой же вопрос: "Почему американский баскетбол в основном "черный"? Чем темнокожие спортсмены лучше белых и лучше ли?

- Лучше, и думаю, это заложено в их физиологии. Я не ученый, чтобы подобные вещи аргументировать, но черные действительно пластичнее, прыгучее нас, резче играют, схватывают все на лету. Баскетбол - часть их культуры, с детства каждый мечтает о карьере именно в этом виде спорта. В американских школах часто проводят тесты. Маленькие чернокожие мальчики сидят на полу, их по очереди спрашивают, кем бы они хотели стать. Врачами? Лойерами (юристами)? Поднимается несколько рук. Баскетболистами? Руку тянут все. С одной стороны, они, едва научатся ходить, уже - с мячом. С другой - эти ребята ближе к природе, здоровее, сильнее физически. У среднестатистического темнокожего фигура более атлетичная, хотя нельзя сказать, что если ты афроамериканец, то автоматически - хороший баскетболист. Конечно, среди них встречаются и плохие спортсмены, и просто неудачники. В то же время есть белые, которые дадут фору любым темнокожим.

- Ты в Америке расистом не стал?

- Скорее, наоборот. Я вырос в провинциальном городе и когда, приезжая в Киев, видел в троллейбусе или метро чернокожих людей, это казалось мне чем-то необыкновенным. В детстве негр был для меня такой же диковинкой, как, скажем, Кинг-Конг. Сегодня мне, моим жене и детям, которые живут в США, абсолютно все равно, какого цвета кожа у прохожих, знакомых и друзей.

"ПОСЛЕ НАРКОЗА Я ПРОСНУЛСЯ ВЕСЬ ОБЛЕВАННЫЙ. РУКА В КАКОМ-ТО ТЯЖЕЛОМ ГИПСЕ. ПЫТАЛСЯ ПОДНЯТЬ ЕЕ - НЕ ПОДНИМАЕТСЯ. ХОТЕЛ ВСТАТЬ - НЕ СМОГ..."

- В Америке ты пережил жуткую травму. В биографической книге Юрия Крикуна о тебе одна из глав начинается словами: "Волков пришел в себя весь в рвотной массе. Не мог пошевелить руками, его парализовало...". Что с тобой было, Саша?

- (Пауза)... Представь себе, просто травма запястий, случившаяся в первый год, который должен был стать для меня ударным - настоящим трамплином в будущее... Я рассчитывал на длительную карьеру в НБА, но дважды подряд серьезно повредил руки и доиграл сезон с сильными болями. Когда прошел медицинское обследование, врачи сказали, что у меня трещины костей запястий: надо накладывать гипс или делать операцию. Я спросил, может ли все зажить без всяких вмешательств. Сказали, что да, если не буду сильно перенапрягаться, но трещины не только не зажили, а на второй год расслоились - я уже не мог поднести ко рту стакан воды, поздороваться за руку...

Решил сделать операцию. Я представлял ее примерно так: что-то отрезали, вынули, зашили, и ты пошел домой.

И вот из Атланты мне надо лететь в Даллас оперировать первое запястье. Жена просит: "Возьми с собой нужные вещи - одежду, книги". Я говорю: "Зачем? Дай мне газету, косметичку. Через пару дней вернусь и начну тренироваться".

Приезжаю в клинику и чувствую, что начинаю волноваться, нарастает какая-то непонятная тревога...

Рано утром меня завезли в операционную, положили на стол...

Проснулся я после наркоза весь, извиняюсь, облеванный. Ничего не понимаю, рука в каком-то тяжелом гипсе. Пытался поднять ее - не поднимается, хотел встать, но не смог.

- Ты испытал шок?

- Конечно, это ведь первая операция в жизни. Я даже не представлял, что бывает...

- ...такая беспомощность?

- Только подумал: а как же людям делают операции на сердце, головном мозге, печени?.. Мне ведь резали только кисти - посмотри, какой маленький шрамик. Казалось бы, что такого? Но у меня же еще вытащили кусок хряща из бедра, чтобы подсадить его к несрастающейся кости на запястье и стимулировать этот процесс. (Когда мне рассказали об этом, я понял, откуда у меня на полбедра синяк). Ой, это вообще был кошмар! Не мог наступить на ногу, вообще встать, изводила страшная боль во всем теле. Я-то думал, что у меня будет небольшая локальная боль в кисти, а тут просто мука...

Через неделю после операции я попытался пройтись, но не смог (o том, чтобы пробежать, не было и речи). Потом пришлось заново учиться ходить...

Слава Богу, второе хирургическое вмешательство прошло полегче.

- Отчаяние было?

- Да... (Хмурится). Операции остались позади, я верил, что все равно через несколько недель встану и буду в нормальной форме, но проходит два-три месяца, а боли не прекращаются, кисти не разрабатываются...

Помню, в какой-то момент я сказал себе: "Нужно посчитать, сколько заработал по контракту, и, наверное, пора подумать, как буду жить дальше... без баскетбола".

К счастью, встретил Лешу Овчинникова - эмигранта из Ленинграда, приверженца йоги, хорошо знакомого с восточной медициной... Спасибо ему!..

- Американская баскетбольная система выбросила тебя или тебе сказали: "Саша, не волнуйся. Мы полностью оплатим твое лечение, все будет хорошо"?

- Никто меня не выбрасывал. После операции я оставался членом команды, мне платили зарплату. Когда уже мог ходить, везде с ребятами ездил, сидел во время игр на скамейке... Нет, все было нормально. Ко мне относились очень лояльно, с пониманием, никто не форсировал мой выход на площадку. За лето я восстановился и еще год после травм играл в Америке...
"ПО ОТНОШЕНИЮ К КОЕ-КОМУ В КАБИНЕТЕ МИНИСТРОВ ИНОГДА ХОТЕЛОСЬ ПРИМЕНИТЬ ФИЗИЧЕСКУЮ СИЛУ"

- Несколько лет назад Александр Волков стал министром спорта Украины, что было воспринято неоднозначно: мол, как такой умный, светлый, обаятельный человек мог стать чиновником? Насколько я знаю, кроме разочарования и душевной боли эта должность ничего тебе не принесла...

- Дима, я встану на защиту чиновников - среди них много умных и светлых людей.

- А я и не сомневаюсь...

- Но это действительно стало для меня неожиданностью...

- Кто предложил занять высокий пост?

- Слухи до меня доходили давно, но непосредственно предложил Леонид Данилович. Наверное, меня так воспитали, что ответить "нет" или "я боюсь" не смог. Конечно, опасался этого назначения, не понимал, что вообще буду там делать, но отказаться, а потом всю жизнь ругать себя за упущенный шанс?..

Не скрою, приходилось тяжело, были моменты, когда меня унижали (во всяком случае, так мне казалось), когда чувствовал себя не в своей тарелке. Да, что-то получалось, но, скажем так, я не был счастлив...

- И каково творческому, любящему баскетбол, еще недавно игравшему человеку вдруг сесть в скучное министерское кресло? Надо же принимать решения, подписывать горы бумаг...

- Трудно, конечно. Я благодарен помощникам и вообще всем, кто меня не подставил, хотя это можно было сделать элементарно.

Очень многие помогали, но были и те, кто пользовался моей слабостью... Здесь примерно та же ситуация, как если бы я кого-то из работников министерства позвал играть в баскетбол и издевался бы над ним: мол, вы не можете быть на площадке таким же, как я...

- Когда новый игрок попадает в баскетбольную команду, ветераны оказывают ему некоторое противодействие, проверяют на вшивость, на прочность. Было ли нечто подобное, когда новичок Александр Волков попал в Кабинет министров?

- Ну, конечно, конечно...

- И как проверяли?

- Некоторые начальники произносили весьма конкретные тексты!

- Какие?

- Ты знаешь, даже "Бульвару" процитировать их не могу... (Улыбается). Сначала я немного остолбенел: прожив 10 лет на Западе, привык к другим отношениям. "Что происходит? - думаю. - Где права человека?" (смеется). А мне объяснили: Саша, так принято, здесь это нормальный стиль общения с подчиненными...

- Не возникало желания ответить в столь же крепких выражениях?

- Возникало, конечно, и не только словесно - иногда хотелось применить физическую силу...

- Да?

- Да! Слава Богу, сдержался. В ответ просто парировал, выдвигал контрдоводы. Если чувствовал свою правоту, старался ее отстоять.

Так что были и хорошие, и плохие моменты, но прошло время, и я приобрел большой опыт, познакомился со многими интересными людьми, увидел жизнь с непривычной для себя стороны...

- ...из закулисья...

- ...и безусловно, благодарен Леониду Даниловичу за то, что он меня туда позвал. Я ни секунды не жалею, что принял это решение.

- Недавно я узнал один просто шокировавший меня факт. Роман Григорьевич Виктюк поведал мне потрясающую историю. "Ты знаешь, - сказал, - есть очень талантливый парень, который собирается стать режиссером, но у него совершенно нет денег. Кого я только не просил: "Учредите человеку стипендию, чтобы он мог учиться - из него вырастет настоящая звезда. Это же будущее Украины!". Никто ничего не делал... Случайно мы встретились с Сашей Волковым, я попросил его и... через несколько дней деньги были перечислены".

Саша, а ведь деньги немалые! Что это за душевный порыв? Я хочу, чтобы люди знали о твоем поступке, - у нас ведь немодно делать другим приятное, дарить радость, оплачивать учебу...


- Дима, получилось очень просто. Мы с Романом Григорьевичем общались (кстати, на съемках твоего клипа), он сказал, что хотел бы помочь бывшему баскетболисту, который мечтает стать режиссером. Парень, дескать, из очень бедной, многодетной семьи... Я сказал: хорошо, пускай будущая звезда заглянет ко мне, я с ним пообщаюсь и, если смогу, помогу.

Через некоторое время пришел парень - действительно, высокий, рослый... Я его вспомнил - он играл в Ровно и киевском ЦСКА, но спортивная судьба не сложилась... А у меня есть фонд, созданный для помощи баскетболистам - нынешним и бывшим. В общем, дал задание перевести деньги - надеюсь, из "крестника" Виктюка получится хороший режиссер.

- Можешь ли ты назвать себя состоявшимся человеком, сложившейся личностью, или все еще впереди?

- Я давно сделал вывод: как только ты решил, что уже всего добился и полностью состоялся, это - конец. В определенный момент мне показалось, что я в баскетболе чего-то достиг - и карьера резко пошла вниз, начались неудачи, травмы. Просто я перестал ставить перед собой цели, мне стало неинтересно кого-то слушать, казалось, что все знаю и сам. Это чувство всезнания, ощущение, что достиг высот и теперь можешь автоматически продвигаться вверх, приводит к тому, что ты действительно останавливаешься, вернее, катишься вниз...

Теперь считаю, что нахожусь у истоков, у начала, и только пытаюсь найти свой путь. Мне кажется, я его правильно нащупал, и то не всегда в этом уверен. Поэтому мне интересно жить, читать, общаться с яркими людьми, которые помогут мне осознать что-то новое.

Недавно меня пригласили на встречу с Джорджем Бушем-старшим, бывшим президентом США. Слава Богу, знание английского позволило слушать его без переводчика. Знаешь, я даже не ожидал, что получу такое удовольствие. Человек в прекрасной форме (свой 80-летний юбилей отметил, дважды прыгнув с парашютом с высоты 4000 метров!), у него все замечательно. Он сказал: "Если вам 80, это еще не значит, что вы уже вне игры. Не останавливайтесь на достигнутом, не садитесь на диван, не отлеживайтесь в больнице - работайте!".Буш советовал совершать благородные поступки - помогать детям, нуждающимся. Это, по его словам, дает заряд молодости и стимул жить ярко...

Или тот же Гомельский - кто может назвать его стариком? И мысли такой не возникнет. У него молодая жена, маленькие дети. Я "ухожу на пенсию", а он кипит, у него планы на 10, а то и 20 лет вперед. Самое главное, что Александр Яковлевич не боится учиться и меняться. Давно наблюдаю за ним и помню, что в 50 лет он был одним, в 55 - другим, в 60 продолжал трансформироваться, совершенствоваться и теперь развивается дальше.

Он был блестящим тренером, а сейчас стал президентом ЦСКА. Все говорили: "Ну-у-у, Гомельский туда никого не подпустит, будет всем сам заправлять".

- Подпустил?

- Не просто подпустил - главным тренером он сделал своего "врага" Душана Ивковича, с которым десятилетиями боролся и спорил, а генеральным менеджером назначил конкурента, с которым вообще воевал, - Сергея Кущенко из Перми, бывшего президента "Урал-Грейта". Гомельский забрал их к себе, понимая, что это лучшие люди. Кущенко доверил раскрутку команды, а Ивковичу - все, что касается собственно баскетбола. Думаю, если человек на восьмом десятке способен принимать такие решения, значит, он мыслит, анализирует, стремится себя изменить.

Именно поэтому сказать себе: мол, я уже сложился как личность - большая ошибка.
"ВЫДАЮЩИЕСЯ ИГРОКИ НБА В ГОД ЗАРАБАТЫВАЮТ ПО 20-30 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ. МАЙКЛ ДЖОРДАН - 60 МИЛЛИОНОВ"

- Не спрашиваю, состоятельный ли ты человек, - считаю этот вопрос бестактным и неприличным - но правда ли, что в НБА крутятся очень большие деньги?

- Огромные! На мой взгляд, там слишком большие контракты.

- Неужели баскетбол прибылен?
- Да, все окупается. Года три-четыре назад в НБА был небольшой застой, а сейчас опять пошел подъем. Телевидение платит ассоциации сумасшедшие деньги, и самое интересное, это происходит стараниями не рекламных менеджеров, а самих игроков... Знаешь, кто значительно увеличил бюджет НБА за последний год?

- Нет...

- Один человек. Никогда не догадаешься...

- Кто?

- Китаец Яо Мин.

- А как ему это удалось?

- За счет рекламных телевизионных прав на свою страну - весь Китай болеет за него и смотрит игры с его участием. Представляешь, какой рекламный рынок у государства с почти полуторамиллиардным населением?! Иногда смотришь в Америке игры "Хьюстон Рокетс", а на билл-бордах по периметру площадки - китайские иероглифы...

- Сколько сегодня могут реально зарабатывать в год суперзвезды американского баскетбола?

- Выдающиеся игроки - по 20-30 миллионов долларов, Майкл Джордан - 60 миллионов (перед чикагским Дворцом спорта "Юнайтед Центр" ему при жизни установлен памятник)...

- И на что, как правило, они используют эти немыслимые суммы? Есть ли среди баскетболистов удачливые бизнесмены?

- А как же, но знаю и тех, кто, даже имея такие сумасшедшие деньги, никогда не потратит лишнюю копейку. Многие спортсмены живут скромно, как привыкли, - открыли счета в солидных банках, получают большие проценты, но не позволяют себе лишней роскоши. Встречаются и такие экземпляры (пусть простят, что выражаюсь немного некорректно), которым сколько ни плати, все равно спустят до последнего цента. Думаю, столь разное отношение к деньгам свойственно не только высокооплачиваемым звездам баскетбола, но и людям вообще.

- На что же тратятся транжиры - на казино, женщин?

- Имеют по 10 машин, два-три дома, квартиры в разных странах мира. Многое раздают родственникам - так принято. У темнокожих в большом почете семейные ценности, а родственников и друзей родственников обычно очень много. Всему клану надо жить, вот они друг другу и помогают, когда кто-то вырывается из нищеты.

Кстати, не зря раньше в Штатах баскетболисты обязательно - после школы и перед профессиональной карьерой - четыре-пять лет проводили в колледже. За это время они формировались как личности, как спортсмены и успевали понять: стоит ли делать баскетбол своей профессией или это просто хобби.

Представь, Дима, что с тобой, выпускником средней школы, подписали контракт, допустим, на три миллиона долларов. Разве ты не сошел бы с ума от таких денег? Лично я просто не знал бы, что с ними делать, и, наверное, натворил бы немало глупостей... Помню, получив свою первую зарплату - 140 рублей, я никак не мог решить, на что ее потратить. Могу представить, что произошло бы со мной, если бы речь шла о многомиллионном контракте...

- Сейчас наши баскетболисты тоже получают немалые контракты - они сходят с ума или?..

- Это отдельная история. Наши игроки - это... (подбирает слово).

- По-моему, я зацепил тебя за живое...

- ...продукты (пусть простят меня, что называю их так) переходного периода между той и этой системой - они попали в разлом, все смешалось... Самое страшное, что некоторые из них слишком сконцентрировались на деньгах. Они не понимают, что нужно расти творчески, искать, а деньги придут сами, их тебе принесут! Нет, ребята все измеряют в долларах, евро, гривнах - сколько в месяц, какие премии, бонусы, дополнительные блага... Некоторые открыто заявляют: мол, я свое получил, все отлично, не трогайте меня, мне и так хорошо, ни больше, ни меньше не надо...

- Спасибо, хватит?..

- И это трагедия, потому что у спортсмена нет стремления, стимула двигаться вперед. У нас в клубах были такие времена, когда мы задолжали игрокам зарплату за несколько месяцев, и, если они плохо играли, мы не могли предъявить им претензии, потому что чувствовали себя должниками. А они выходили на площадку, будто делали тебе одолжение. Как-то в раздевалке я им сказал: "Парни, вы вспомните эти времена, когда у вас будут деньги, но зарплату станете получать вовремя, а играть в полную силу отвыкнете и уже не реализуете себя на 100 процентов. Разделите понятия "деньги" и "профессионализм": или вообще уходите из большого спорта, или отдавайтесь по максимуму".

Так и получилось: сегодня зарплаты и премии выплачиваются вовремя, а они уже не могут выложиться в игре полностью...

- Саша, а есть ли сейчас яркие имена - на уровне звезд прошлых лет - или переходный период снивелировал мастерство?

- Планка среднего уровня даже поднялась, но сказать: "Да, баскетболист Имя-рек - звезда" - хочу, да не получается. У нас в Украине есть несколько игроков, которых можно было бы представить потенциальными звездами (очень на это надеюсь). И в Европе играют ребята, которым тоже хочется присвоить звездный статус, но пока, увы...

- Язык не поворачивается?

- Да. Двое украинцев играют в НБА - Станислав Медведенко и Виталий Потапенко, но Слава - не первый в "Лос-Анджелес Лейкерс", а Виталик - в "Сиэтл Суперсоникс". А за сборную, чтобы хотя бы здесь их можно было назвать настоящими светилами баскетбола, они не выступают... Поэтому предпочитаю говорить, что сегодня у нас есть просто о-о-очень талантливые спортсмены.

- Ты сказал, что в кресле спортивного министра не чувствовал себя счастливым. Ну а сейчас ощущаешь себя полностью реализованным, спокойным, уверенным в себе человеком?

- Конечно. Я не гонюсь за чем-то несбыточным, просто знаю, что нахожусь на своем месте, и понимаю, что делать дальше, вижу перспективу. Стараюсь, чтобы этот путь разглядели и те, кто меня окружает...

Безусловно, трудностей хватает, случаются депрессии, неудачи, обиды, непонимание (причем взаимное - не понимаю я, не понимают меня), но, cлава Богу, у нас в Украине уже можно не бегать с высунутым языком в поисках средств на реализацию своих замыслов, а есть возможность их осуществлять...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось