В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Все выше, и выше, и выше

Олимпийский призер по легкой атлетике Елена ГОВОРОВА: "Операторам понравились я и моя попа: они ее часто показывали"

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар» 1 Февраля, 2005 22:00
Слух о том, что знаменитая прыгунья Елена Говорова завершила свою спортивную карьеру, к счастью, не подтвердился. Просто она взяла тайм-аут на год, чтобы залечить травму спины, мучившую ее последние несколько лет.
Михаил НАЗАРЕНКО
Слух о том, что знаменитая прыгунья Елена Говорова завершила свою спортивную карьеру, к счастью, не подтвердился. Просто она взяла тайм-аут на год, чтобы залечить травму спины, мучившую ее последние несколько лет. Сразу же после Олимпийских игр в Афинах Елена возглавила агентство "Model sport", которое сотрудничает с известными спортсменами и раскручивает их для рекламного рынка. Елена Говорова входит в число лучших прыгуний планеты. Кроме того, ее называют одной из самых красивых спортсменок в мире. В легкой атлетике она с 12 лет. Все эти годы прыгала, доставляя болельщикам радость своими высокими результатами. И вдруг все резко оборвалось. Сейчас у нее совсем другая, не спортивная жизнь - более спокойная, когда можно больше внимания уделить семье (муж - известный спортивный тележурналист Владимир Шевченко), друзьям, отдыху, развлечениям. Захочет ли Елена с ней расстаться? Это первый вопрос, который я ей задал.

"ЛЮБОВЬ БЫЛА БЕЗ КОНФЕТНО-БУКЕТНОГО ПЕРИОДА"

- Загадывать не берусь. Может, и затянет, - говорит Елена. - Но пока я не вижу себя без спорта и оставляю возможность вернуться туда. Просто мне нужно немножко отдохнуть, залечить спину, восстановиться.

- Скорее бросишь мужа, чем спорт?

- Нет, мужа я тоже не брошу. Он у меня замечательный, благодаря ему я прошла две Олимпиады. Готовилась то к одним соревнованиям, то к другим, неделями не была дома. Наши ритмы редко совпадали. Не каждый мужчина выдержит такое. Я на все огрызалась, не могла отвлечься ни на секунду. Потому что спортсмены - люди эмоциональные: если поставят перед собой цель, все сметают на своем пути для ее достижения. Вова как-то сказал: "Никогда не пойму спортсменов, но я перед ними преклоняюсь". Вторая Олимпиада прошла для него и для меня легче. Я не помню за период подготовки ни одной серьезной ссоры.

- А что, раньше были ссоры?

- Как и во всех молодых семьях. Я Дева по знаку зодиака: скрупулезная, педантичная в быту, мне надо, чтобы все лежало на своих местах. А муж - творческая личность, для него это не так важно. Из-за этого оба вспыхивали. Но потихонечку все наладилось. Вова максимально упростил мой быт и делает все для того, чтобы мне было удобно, легко, хорошо.

- Это ведь твой второй брак?

- Первый был неудачный. В 19 лет я вышла замуж, прожила с мужем год или полтора, точно не помню, потому что, - фьють! - и все стерлось из памяти. Он был спортсменом. Но не реализовался, а я пошла дальше. Из-за этого с его стороны начались какие-то претензии ко мне. Нельзя так рано выходить замуж. Ошибка молодости!

- А как сошлись с Владимиром?

- Я приехала с чемпионата мира. В Спорткомитете должна была состояться пресс-конференция. Разговариваю со своим тренером в коридоре. Вова увидел меня и сказал оператору: "Какая красивая девочка! Надо с ней познакомиться". А мы с Ингой Бабаковой очень похожи. Он подходит и говорит: "Здравствуйте, Инга! Я хочу взять у вас интервью". - "Простите, я не Инга, а Лена", - отвечаю. Тут как раз начинается пресс-конференция, и я улетаю в зал. Когда она закончилась, он снова подошел ко мне, и мы договорились об интервью.

А через какое-то время он позвонил и сказал, что хочет снять обо мне фильм. "Замечательно, - говорю, - но сейчас я уезжаю на соревнования в Италию, а потом у меня другие старты". Через две недели мне все-таки удалось выкроить на съемку три дня... У нас не было конфетно-букетного периода. Я постоянно куда-то уезжала, а он, как журналист, бывал в командировках.

- Прости, когда вы впервые поцеловались?

- Ой, не помню. Но запомнила другое. Я была в Англии, в городе Гейтсхеде. Приехала поздно, поселилась в гостинице. Неожиданно раздается телефонный звонок, и я слышу Вовин голос: "Здравствуй, это я". Тут я просто села: как он узнал, где я нахожусь? А он говорит: "Люблю, жить без тебя не могу! Хочу, чтобы ты стала моей женой. Возвращайся, будем знакомиться с родителями". Мне было безумно приятно.

Расписались быстро, и уже семь лет, как вместе. Мы со свекровью Людмилой Юрьевной очень дружны, она - учительница украинского языка... Мы можем часами общаться. Так что все эти разговоры про недобрые отношения между невесткой и свекрухой не про нас.

- Где вы сейчас живете?

- В небольшой однокомнатной квартире. Она очень уютная, и мы не чувствуем в ней дискомфорта. Друзья, бывая у нас, говорят: "У вас так хорошо, что не хочется уходить".

- О том, чтобы родить наследника, не думали?

- Скажу так: мы это держим под контролем. Я приверженица западного стиля: для начала надо состояться как личность, встать на ноги и только тогда думать о потомстве. А не так, как бывает у нас: нарожают детей, а потом не знают, что с ними делать.

- Теперь-то ваши ритмы с мужем совпадают? Он счастлив?

- Да, очень! По-моему, он больше кайфует, чем я. Просыпается: "Лена, тебе ведь не надо идти на тренировку". Я говорю: "Да, мне не надо идти на тренировку". - "Как хорошо!". Мы вместе встаем, вместе завтракаем, вместе едем на работу. Для нас настала другая жизнь, и она нам очень нравится.
"ФРАНЦУЗ АЛАН БЛОНДЕЛЬ ПОКАЗАЛ МНЕ СВОЙ ВИННЫЙ ПОГРЕБ И НАУЧИЛ ПОЛУЧАТЬ КАЙФ ОТ ХОРОШЕГО ВИНА"

- Что ты сейчас можешь себе позволить такого, чего не позволяла раньше?

- Могу, допустим, лечь в три часа ночи, а потом встать в 11. Могу спокойно позволить себе не выспаться или не позавтракать. А раньше я должна была быть постоянно во всеоружии. Я не имела права засидеться с подружкой. Не имела права не следить за своим питанием. Потому что спорт - это не тренировка, которая длится три часа. Он отнимает у тебя круглые сутки. И на подготовку, допустим, к Олимпиаде уходит не четыре года, как иногда говорят, а вся жизнь. Изо дня в день ты делаешь определенную работу, ездишь на соревнования и как снежный ком обрастаешь опытом. Прогрессируешь, и в один прекрасный момент к тебе приходит успех. А может, и не приходит.

Сколько людей в спорте затратили много труда, сил, энергии, но так и не достигли каких-то высот! У меня были моменты, когда я знала, что очень хорошо готова. Но ничего не получалось. Словно в стену прыгала! Я говорила Вове: "Самое страшное для меня - лишиться надежды". Спорт очень жесток. Есть в нем красота, сила, но есть и трагизм.

- Каким напиткам ты отдаешь предпочтение?


"Когда получается далекий прыжок, летишь не в пространстве, а во времени"



- Люблю французские вина. Могу выпить в компании за душевным разговором пару бокалов хорошего вина.

- Понимаешь толк в винах?

- Я не такой большой ценитель, полагаюсь на интуицию, но разобраться, хорошее вино или плохое, сумею с первого глотка. Меня этому научил француз Алан Блондель - муж легендарной немецкой прыгуньи в длину Хайке Дрекслер. Он был моим менеджером на протяжении четырех последних лет. У него свой винный погреб, где собрана приличная коллекция вин. Впервые побывав там, я была ошарашена: до этого ничего похожего не видела.

Стены земляные, и все выглядело не так солидно, как я себе представляла. Он объяснил: "Здесь особенная температура. Пол земляной, чтобы не было лишних запахов. И бутылки лежат именно в том направлении, в каком должны находиться". Учил: "Леночка, чтобы оценить вино, надо сначала посмотреть его на свет. Прочитать, что написано на бутылке. Попробовать, ощутить его неповторимый аромат". Для меня это был ликбез.

- От его жены тоже что-то почерпнула?

- Когда я еще тренировалась в Измаиле у Татьяны Ивановны Мордашовой, у нас, у девочек, было два кумира: Галина Чистякова, мировая рекордсменка в прыжках в длину, и Хайке Дрекслер, олимпийская чемпионка. Она единственная женщина, которая улетела на 7 метров 63 сантиметра. Но из-за ветра ей это достижение как мировой рекорд не засчитали. Мы хотели быть такими же, как они, - утонченными, целеустремленными, прыгать так же далеко.

И вот я, побывав у нее дома, прикоснулась к живой легенде. Мне было безумно интересно общаться с ней, смотреть, как она работает, какие делает упражнения. Она старше меня на 12 лет, но до сих пор прыгает. И когда выходит в сектор и объявляют: "Мадам Хайке!", раздаются аплодисменты. Это дань уважения человеку, который столько сделал для спорта. Ей уже необязательно далеко прыгать. Потому что спорт - тот же театр, то же шоу.

- Какой твой лучший результат?

- 14 метров 99 сантиметров, одного сантиметра не хватает до 15 метров. Надеюсь, что я этот рубеж все-таки одолею. Раньше 14,50 или 14,30 были суперрезультатами, а сейчас на Олимпиаде спортсменки, даже прыгнув на 15 метров, не попадали в призеры.

- Сколько длится тройной прыжок?

- Мы не засекали, но на разбег у меня, например, уходит пять секунд с копейками. Когда получается далекий прыжок, время как бы раздвигается. Такое впечатление, что ты летишь не в пространстве, а во времени и можешь его растянуть. Ты можешь прибавить! Я разговаривала со многими девочками-тройничками (так мы называем друг друга), и они описывали схожие ощущения.

- Как переживаются неудачи?

- Тяжело. Это всегда стресс, надлом, депрессия. У меня были истерики, я капризничала, кричала: "Уйдите от меня, оставьте в покое, я в печали!". Спасибо добрым, отзывчивым людям, которые всю жизнь меня окружали. Они меня вытаскивали из этих жутких состояний, не давали расслабиться, подбадривали: "Лена, все еще впереди. Все у тебя получится!". И действительно, проходило какое-то время, и неудача чудесным образом превращалась в удачу.

В трудные минуты я научилась не впадать в отчаяние, а говорить себе: "Пять минут я плачу, пять минут злюсь, пять минут анализирую, пять минут смеюсь - и начинаю работать". Я хорошо усвоила, что мир относится к тебе так, как ты относишься к нему. Ощущение мира - это твое отображение в зеркале: каким ты себя видишь, таким тебя видят и люди.

- Лена, ты додумалась до таких глубоких истин... Спорт научил?

- Может, и спорт, где год за два, а то и за четыре. Спорт для меня - это и тренировки в мозгах. Высокие результаты складываются из физического состояния спортсмена, а также из психологического. Поэтому читаешь определенные книжки, ищешь то, что тебе подходит.

Одно время мне очень нравилась Луиза Хей, которая в своих книгах призывает менять негативные стереотипы мышления на позитивные. Я горела ее идеями год, а потом мне это стало неинтересно. Почему - Бог знает. Я прочитала кучу других зарубежных авторов и поняла, что американцы пишут для себя и для таких, как они. Все эти советы, как разбогатеть, как стать удачным и успешным, нашим людям вряд ли помогут. Это они там живут так. И то, что для них нормально, для нас неестественно. Мы никогда не будем улыбаться, если у нас на душе кошки скребут. Никогда не будем говорить: "Все о’кей!", когда нам плохо. Конечно, мы тоже перестраиваемся, становимся большими европейцами, но у нас свои эмоции, свое восприятие мира. Мне кажется, мы немножечко глубже, душевнее.

В конце концов, я остановилась на литературе, которую покупаю в церкви, которую советует почитать мой священник. Поняла, что все умные книги - это всего лишь разные толкования одной главной книги - Библии. Просто каждый автор понимает ее по-своему.

"КОГДА НА ЗАКРЫТИИ ОЛИМПИАДЫ ПОГАС СВЕТ, Я ЗАВЕРЕЩАЛА: "ОЙ, МАМОЧКА!"

- Западные мудрецы учат жить настоящим, не думая ни о прошлом, ни о будущем, поскольку то и другое отягощает, мешает быть счастливым. А у нас как?

- У каждого свое прошлое. Согласитесь, и у вас, и у меня, и у других были такие моменты, которые лучше забыть. Мне неприятно вспоминать те эпизоды, когда я обижала близких людей. Ведь перед чужими держишь лицо, а отыгрываешься на родных.

Не хочется вспоминать о жуткой безысходности, беспомощности, в которую я впадала после травм. Спину порой так крутило, что муж меня из машины на руках выносил. Спасал чудесный врач Василий Алексеевич Рубан. Он меня вылечивал в течение получаса. Из его кабинета я уже выходила самостоятельно.


"Спорт - это не тренировка, которая длится три часа. Он отнимает круглые сутки"

- А есть такие моменты, которые хочется вспоминать снова и снова?

- Да. Их извлекаешь из памяти, как старые фотографии, на которых ты хорошо вышел, и тебе приятно на себя смотреть. Сидней, где я завоевала бронзовую медаль, стал для меня фейерверком. Все было шикарно - город, друзья, замечательная компания, круг общения. А потом приезд домой, когда муж встретил с огромным букетом цветов. Все тогда было для меня!

На закрытии Олимпиады произошел такой случай. Мы были с подружкой Таней Фарафоновой. Я ей говорю: "Все, устала, хочу домой". Решили с ней удрать с церемонии. То есть тихонечко уйти. Попросили волонтера, чтобы он нас вывел со стадиона. И вдруг в тот момент, когда мы находились уже не в чаше, а за трибунами, неожиданно погас свет и послышался страшный гул, похожий на рев самолета. Словно он падал прямо на нас. Я подумала: теракт! Ведь эта тема перед Сиднеем постоянно муссировалась. Я в панике присела, обхватила голову руками и заверещала: "Ой, мамочка!". А Таня: "Лена, что с тобой? Успокойся, это просто спецэффекты".

С легкой ностальгией вспоминаешь то время, когда нас объединял Советский Союз. Мы, спортсмены, жили постоянно в празднике. Я входила тогда в юниорскую сборную Союза. У нас была дружная команда, замечательные ребята. Они и сейчас есть, но теперь мы в разных государствах, и каждый хвалит свою страну. Когда встречают нас на соревнованиях, говорят: "Хохлы приехали!", но по-доброму...

- Независимость начиналась с жуткой разрухи... Не было искушения отправиться за рубеж?

- Такие мысли посещали. Я думала: "Может, бросить все и уехать туда, где так красиво, так замечательно, где меня любят и ждут?". Меня приглашали во Францию, в Грецию. Когда я в эмоциях, мне все там нравится. Но, поразмыслив и посмотрев на все трезвым взглядом, я поняла, что родина для меня не пустой звук.

Я боюсь летать самолетами зарубежных авиалиний, а вот в наших, когда вижу родные лица, слышу родную речь, чувствую себя в безопасности. Помню, первый раз выехала в составе сборной Украины на чемпионат мира в Гетеборг. На открытии соревнований проходил парад в национальных костюмах. Поверьте, это не пафос, но я чувствовала гордость за свою страну. "Мне казалось, что у меня все время пьяные глаза".

- Два года назад ты снялась полуобнаженной в эротическом проекте "ФАКТОВ". Акция называлась "Голые факты"... Как ты решилась?

- Это был просто эксперимент. Я долго сомневалась, потом сказала себе: "А-а-а! Рушить так рушить все стереотипы!". Съемки совпали с периодом, когда у меня были неприятности, психологически было очень тяжело. Вова дал согласие. Он присутствовал на съемках.

Опыт, который я приобрела, считаю не очень удачным. Больше такого не повторится. На фотографиях я не та, какой хотела бы себя видеть. Это не я, не мое нутро, не моя суть.

Обнаженное тело можно показать по-всякому. Можно преподнести его высокохудожественно, а можно - пошло, вульгарно. Мне хотелось, чтобы были полутона, полунамеки, а не просто голое тело: рука, нога, грудь. Мне нужна была идея. А у фотографа ее не было. Кстати, эротичной можно быть и полностью одетой. У меня есть такие снимки.

- Муж в чем-то заранее ограничивал?

- Нет, он уверен во мне, знает, что какие-то границы я не переступлю. Ограничения были с моей стороны. В основном это касалось одежды. То, что мне предложили, я сразу отвергла.

Снялась в очень утонченной, женственной одежде из восточной коллекции дизайнера Кристины Гусиной, жены киевского динамовца Андрея Гусина. Она моя подруга. Жалко, что многие вещи не попали в кадр. Думаю, что Кристинина коллекция отчасти спасла мою эротическую фотосессию.

Но ко всему надо относиться философски. Это тоже опыт. Узнали и такую Елену Говорову. Смело? Да!

- Муж как оценил?

- Говорю ему: "Мне не нравится". А он: "Да ладно, чего ты так к этому относишься? Ты у меня всегда хороша, красива, в любом случае выглядишь шикарно!". На этом мы тему закрыли. Спрятали газету, и все. Ее моя мама даже в глаза не видела.

- Правда, что операторы, режиссеры любили показывать тебя сзади и это было очень эротично?

- Скорее, комично. У нас камера стоит не сбоку, не перед ямой, а за ней. Ты прыгаешь, приземляешься, тебя по инерции несет, ты едешь по песку. Потом встаешь и, хочешь не хочешь, поворачиваешься к камере попой. Этот момент крупным планом прокручивался десятки раз. Почему-то именно меня, а не кого-то другого так показывали. Наверное, операторам понравилась я и моя попа, потому что я хорошо прыгала, показывала результаты, была в центре внимания.

- Ты всегда ходишь в брюках? Это не связано с фрейдистскими комплексами?

- Нет, так глубоко копать не надо. Одежда, обувь должны быть удобными. В короткой юбке и на каблуках вы далеко с чемоданами не уйдете, правильно? А я часто ездила, с чемоданами не расставалась. Одежда подбиралась такая, чтобы мне было в ней комфортно. Потому что мои ноги, мое физическое состояние, мое здоровье - это мои результаты.

Да, сейчас я могу позволить себе походить на высоких каблуках и в короткой юбке. На официальные встречи, например, брюки не надеваю. Юбка требует определенной походки, определенного стиля поведения и определенных каких-то эмоций. Наряд, который на вас, определяет вашу роль на данный момент.

- Что в твоей внешности заставляло страдать?

- В детстве казалось, что у меня ужасно некрасивые глаза, что они какого-то болотного цвета - словно постоянно пьяные. Я очень похожа на папу. И от мамы я слышала: "Ух, эти папины глаза напротив!". Я плакала: "Мама, ты все время говоришь: "Папины глаза". А где мои?". Прошло время, прежде чем я поняла: мои глаза - мое украшение, моя изюминка.

Еще мне казалось, что я очень худая. А теперь говорю папе и маме: "Родители, спасибо за гены!". Были комплексы, как у любой девочки в 16-17 лет, но не будем их все вытаскивать. Я настолько рано вышла замуж, что они быстро исчезли.

- Что помнится из детства?

- Мой папа был начальником радиостанции на судне. И когда он возвращался из рейса, я, пятилетняя девочка, его встречала. Судно еще не успевало пришвартоваться к причалу, еще не клали мостик, а он подхватывал меня через канаты, и я попадала на борт первая. Его каюта была самая последняя, и, пока я доходила туда, матросы одаривали меня календариками, шоколадками, жвачками. Мои руки были полны подарков. Папа тоже привозил жвачку, я делала из них бусы и носила на шее. Я все сжевывала в течение двух первых дней, а потом еще у сестры выклянчивала. Жвачка тогда - это было круто!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось