В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Чтобы помнили...

Вице-президент Федерации футбола Украины Борис ВОСКРЕСЕНСКИЙ: "Грузины не признают, что Котэ Махарадзе больше нет: "Он рядом, живой и веселится вместе с нами"

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар Гордона» 5 Декабря, 2006 22:00
17 ноября легендарному комментатору и артисту исполнилось бы 80 лет, а 19 декабря будет уже четыре года, как его нет с нами
Поверхностная и порой невнятная говорильня молодых комментаторов заставляет нас снова и снова вспоминать старых мастеров.
Михаил НАЗАРЕНКО
Вот уже четыре года болельщики не слышат магический голос Котэ Махарадзе. Поверхностная и порой невнятная говорильня молодых комментаторов заставляет нас снова и снова вспоминать старых мастеров, их незабываемые интонации, артистизм, их душевность, высокий профессионализм. Господи, кто заменит нам Махарадзе с его неповторимым грузинским акцентом? Еще при жизни Котэ артист Алексей Петренко сказал о нем: "Пока его нет, он принадлежит всем и никому, но стоит приблизиться к нему, как ты становишься богачом". 30 лет был близок с Махарадзе вице-президент Федерации футбола Украины Борис Воскресенский. Это ему на титульном листе своей книги "Репортаж без микрофона" Котэ написал: "Самый!!! Самый!!! Нет границ моего к тебе уважения и любви! Счастья тебе!!!". Последние 20 лет Борис Михайлович был на всех днях рождения своего грузинского друга, ездил и в этом году в Тбилиси отметить его юбилей.

"Я ЛЮБИЛ ПОГОВОРИТЬ С КОТЭ О СТАЛИНЕ, К КОТОРОМУ У НЕГО БЫЛО НЕОДНОЗНАЧНОЕ ОТНОШЕНИЕ"

- Борис Михайлович, чем вам запомнился юбилей Котэ Махарадзе?

- У грузин есть традиции, обычаи, которые нам, может быть, покажутся странными, но которые мы не имеем права ставить под сомнение. То, что происходило, больше напоминало праздник. Люди смеялись, веселились, пели. Собралось человек 400. Среди них были Эдуард Шеварднадзе, вице-премьер правительства Грузии Гия Барамидзе, патриарх Грузии Илья II, Вахтанг Кикабидзе, артисты театра Марджанишвили - короче, весь бомонд страны. Из России прибыла режиссерская группа, которая сняла фильм про родителей Софико Чиаурели - Михаила Чиаурели и Верико Анджапаридзе. Они три дня ходили за нами с камерами. К сожалению, не смог приехать Никита Симонян, с которым мы обычно ездим. 12 октября он отметил свое 80-летие и приболел: сказались многочисленные стрессы.

Грузины подходили ко мне и спрашивали: "Дарагой, почему не веселишься?". Я отвечал: "Не могу радоваться жизни, когда нет рядом друга". А меня убеждали: "Он рядом, он живой, мы не признаем, что его нет. Батоно Котэ веселится вместе с нами!".

В театре тоже не было трибунных выступлений, привычных слов соболезнования. Показали моменты его жизни - спортивной и театральной, фрагменты из пьес, в которых он играл. Спел Вахтанг Кикабидзе. И в конце на весь экран - фотография улыбающегося Котэ.

- При жизни Махарадзе расстояние между Киевом и Тбилиси не было помехой вашей дружбе. А о чем вы любили поговорить с ним, кроме футбола?

- Например, о Сталине. Котэ не принадлежал к числу тех, кто оголтело его чернил. В Театре одного актера он играл спектакль "Айсберг по имени Сталин". Есть там момент, когда Иосифу Виссарионовичу предлагают пленного сына поменять на генерала, и тот отвечает: "Я солдат на генералов не меняю!". А когда Сталин умер и его надо было похоронить, то оказалось: в доме нет ничего нового, во что бы можно было его одеть. Это вызывало у Махарадзе уважение, хотя отношение к "вождю народов" у него было неоднозначное.

- Известно, что Котэ Махарадзе тяжело пережил развал Советского Союза. Он грустно констатировал: "Мой 50-летний "брак" с советским футболом распался", "мы стали однокрылыми"! Как, по-вашему, он бы оценил то, что сейчас происходит между Грузией и Россией?

- Уверен: очень резко. Мало кто знает эту черту его характера, но в октябре 92-го он написал откровенное письмо тогдашнему вице-президенту России Александру Руцкому, где выразил возмущение его выступлением на сессии Верховного Совета России. "Генерал в цивильном костюме с пышными усами бравого вояки", как назвал Руцкого Котэ, призывал уничтожить непокорных грузин, устроить им блокаду.

А в октябре 2002 года он отправил письмо президенту России Владимиру Путину. Вот цитата: "И с нашей стороны допускались серьезные ошибки. Но мы поставлены Вами в угол, как нашкодившие школьники. С нами разговаривают, как с людьми из колонии. Цыц! Не то не дадим ни газа, ни электричества. Сразу угроза - мы вам покажем!".
"КОГДА ПРИЕЗЖАЮ К ДРУГУ, У МЕНЯ НЕТ ДАВЛЕНИЯ!"

- Наверное, задушевная беседа лучше шла под рюмочку. А сколько ваш друг мог выпить?

- Котэ не был рекордсменом по количеству и качеству выпитого. Но не был и трезвенником. Помню, он прилетел в Киев с известным комментатором Джамлетом Хугашвили. Сели обедать. Естественно, встречу надо отметить. Джамлет говорит: "Батоно Котэ! Не пей, у тебя же давление! Ты и в самолете себя плохо чувствовал". А Махарадзе: "Ты, сопляк, молчи! Я к другу приехал! А когда я к нему приезжаю, у меня давления нет. Тем более я без Софико".


Дмитрий Гордон и Борис Воскресенский были близкими друзьями батоно Котэ



Был еще случай. Небольшое грузинское застолье - человек 600 пируют. Котэ Махарадзе - тамада. Джамлет его уговаривает: "Батоно Котэ, ты выпил три рюмки, не надо больше. Давай я буду тебе потихоньку менять рюмки, и ты будешь пить воду". А Котэ говорит: "Я обману 600 человек, которые сидят за нашим столом. Я обману тебя, Джамлет. Но как я обману себя?".

- Что спровоцировало его болезнь?

- В то время грузинский футбол попал в яму, и Махарадзе тяжело переживал его неудачи. Падение тбилисского "Динамо", гибель Давида Кипиани. А потом этот злополучный матч между сборными Грузии и России в отборочном турнире чемпионата Европы, когда на стадионе "Локомотив" внезапно погас свет: отключилась трансформаторная подстанция. Говорили: диверсия! Примешивали политику. Котэ возмущался, очень переживал. А тут еще к нему завалила большая группа журналистов, засыпала его вопросами, в том числе и провокационными. Вы же знаете, какими нахальными могут быть репортеры...

Ему стало плохо: инсульт. Отвезли в больницу. Я постоянно звонил Софико: "Какая требуется помощь? Если нужно мое присутствие, готов вылететь сегодня". Она отвечала: "Если надо будет, я сообщу". До самой смерти мужа находилась с ним рядом. Они очень любили друг друга и гордились этими отношениями. 30 лет прожили вместе!

Софико просила низко поклониться народу Украины, ближайшим друзьям ее семьи Леониду Кучме, Григорию Суркису, Дмитрию Гордону. Кстати, во время юбилейных торжеств рядом с ней постоянно находилась первая жена Котэ. Они, оказывается, дружат.

"КИПИАНИ РАЗБЕГАЕТСЯ И БЁТ..."

- Что вам рассказала Софико о последних днях, минутах, словах мужа?

- Котэ был парализован, не мог говорить. И так - почти два месяца. Было небольшое просветление, но оно быстро прошло. Последнее его слово: "Все!" - на выдохе.

- Давайте закончим разговор, как грузины, - на веселой ноте. Разве можно забыть его перлы? "Пока мяч в воздухе, я кратенько объявлю составы команд". Есть еще одна хохма о том, как Кипиани бил штрафной. Интересно послушать ее в вашей интерпретации...

- Сегодня грузины говорят, что это он сам придумал. Отмечалось его 60-летие. Объявляют: "Вторым слово предоставляется Борису, ближайшему другу с Украины". Что говорить? Начинаю: "Дорогие грузины! Дорогой Константин Иванович! Все, что можно было, я тебе уже сказал, добавить ничего не могу. Единственное, хочу прокомментировать великого Котэ Махарадзе его же словами с грузинским акцентом.

"Играют команды "Динамо" (Тбилиси) - "Динамо" (Киев). Начинается вторая половина встречи. Мяч принимает Давид Кипиани, обходит одного, второго. Его сбивают. Кипиани лежит. Судья савэршенно справэдливо назначает штрафной. Давид Кипиани поднимается, прихрамывает, ставит мяч на три мэтра от мэста нарушения, ближе к воротам, отходит назад, разбэгается и... бёт по воротам. И бёт слева, и бёт справа, и бёт сзади! И бёт, и бёт!..". Это прозвучало как бомба! Люди-то собрались интеллигентные...

- Ну и один из последних анекдотов Котэ Махарадзе на закуску...

- Стоит девушка в очереди за продуктами. Подъезжает шикарная машина. Выходит человек элегантного вида и говорит: "Дорогая, ты стоишь здесь в очереди, а в машине сидит шейх! Он тебя видел, мы тебя три дня ищем, и вот случайно встретились. Давай ты будешь его седьмой женой. Ни в чем не будешь нуждаться, будешь в золоте и в бриллиантах. Он тебя всем обеспечит". Она ему отвечает: "Не поеду ни при каких условиях!". - "Почему?". - "Лучше стоять в очереди за колбасой, чем за х...!".



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось