В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Красота требует жертв

Известный французский пластический хирург Даниэль МАРШАК: «Если со стороны видно, что женщина после пластической операции, — это плохой результат, показатель высокого уровня жизни и низкого уровня культуры, а силикон вообще кошмар...»

Виолетта КИРТОКА. Специально для «Бульвар Гордона» 21 Марта, 2012 22:00
Ровно 90 лет назад, после Первой мировой войны, начала активно развиваться пластическая хирургия. Сегодня косметические операции — одно из самых прогрессивных и востребованных направлений медицины
Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»
Прадед Даниэля Маршака, которому доверяют свои лица женщины всего мира, был известным украинским ювелиром. Наведываясь в Киев, Даниэль обязательно приходит к дому по улице Лютеранской — четырехэтажный особняк когда-то принадлежал его семье. Когда после небольшого перерыва некоторые украинские дамы появляются в эфирах разнообразных программ, невозможно не обратить внимание на внезапно разгладившиеся веки, ровную сияющую кожу без намеков на глубокие морщины и мешки под глазами, которые были еще совсем недавно... «Я отказалась от пива, ем морковь и высыпаюсь», — отмахиваются от вопросов о своем внешнем виде посвежевшие депутатши и светские дивы. И хотя явных следов операций не видно, все перешептываются: без скальпеля дело не обошлось. И один из известнейших пластических хирургов мира не скрывает: «Да, среди моих пациенток есть ваши самые известные женщины». Действительно, почему не отправиться в Париж, чтобы помолодеть лет на 10, если это возможно? Кроме того, Даниэль прекрасно говорит по-русски, а значит, хорошо поймет, насколько удивленно приподнятыми должны быть бровки... Помимо медицины, хирург увлечен поиском ювелирных работ своего прадеда, которого называли «украинский Картье» и который соперничал с Фаберже. Некоторые раритеты стоят на полках парижского кабинета доктора Маршака, многократно отражаясь в зеркалах, которыми облицованы все двери в квартире. Выбрав путь хирурга, Даниэль тем не менее продолжил дело своей семьи, ведь он делает пластику с ювелирной филигранностью.
«МНЕ БЫ ОЧЕНЬ ХОТЕЛОСЬ, ЧТОБЫ ЛЮДИ СТАРЕЛИ МЕДЛЕННЕЕ»

- Ко мне обращаются женщины после операций по подтяжке лица, шрам от которых проходит по линии волос и виден. Естественно, дама недовольна этим. Я выполняю такое вмешательство совершенно иначе. Прячу шрамы в естественных складках за ушами. Они не видны. Эту технику разработал сам. Видите, - Даниэль Маршак показывает на мониторе снимки своих пациенток, - женщина спустя месяц и полгода после операции...

- Даже за ушами шрамы не видны...

- Чтобы получить хороший результат, чтобы пациентка выглядела естественно, чтобы окружающие не замечали следов операции, и придумываю разные методики. В первую очередь я сам должен быть доволен результатом своих операций.

- Вы делитесь профессиональными секретами с коллегами?

- Конечно. Я ничего не скрываю. Читаю лекции по всему миру. Мне приятно осознавать, что хирурги чему-то научатся и не будут оставлять следов своей работы. Кроме того, многие все же не забывают упоминать, что используют «технику Маршака», и это приятно. Передо мной не стоит задача прооперировать как можно больше пациенток. Главное - сделать это качественно, чтобы женщина ушла из моей клиники счастливой.

- Скажите, пожалуйста, вы оперировали дам из Украины?

- И не раз. Многие из них весьма известны в вашей стране, среди них были и политики... Но вы должны меня понять - фамилии назвать не могу. Для меня самое важное, что они стали выглядеть, будто посвежели, помолодели, и при этом явных следов операции нет. У многих женщин, которые делают себе круговые подтяжки, лица становятся одинаковыми, похожими на маску, исчезает мимика... Для меня самый большой комплимент, когда через полгода после операции пациентка говорит: «Никто не догадывается, что я сделала операцию! Замечают, что хорошо выгляжу. И все!». Значит, хирург поработал на совесть. Если же со стороны видно, что женщина после пластической операции, - это плохой результат.

Дом № 33 по улице Лютеранской в Киеве более 100 лет назад был построен прадедом Даниэля — в нем жила вся большая семья знаменитого ювелира. Теперь, бывая в столице Украины, Маршак с супругой Ниной обязательно сюда приходят

Подтяжку, которая будет заметна, обычно требуют бразильянки и американки. Это показатель высокого уровня жизни и низкого уровня культуры: у меня есть черный «мерседес», шикарная вилла на Средиземном море, и я могу позволить себе круговую подтяжку лица... Как правило, так считают люди шоу-бизнеса. Можно сделать, чтобы женщина выглядела моложе лет на 10. На больше? Это уже неестественно. Все исправить невозможно.

Иногда лучше отказать пациенту, но не проводить операцию, которая не будет иметь положительного результата. Все женщины разные: высокие, маленькие, полные, худенькие... Я всегда спрашиваю тех, кто кажется старше, чем есть на самом деле: «Как выглядели ваши родители?». Не я первый заметил: дамы, которые подолгу находятся на солнце, стареют раньше. Так же плохо, когда резко меняется вес - убывает или приобретается килограммов 10. Конечно же, процесс старения зависит и от качества кожи. У некоторых она буквально падает, обвисает с лица. Мне бы очень хотелось, чтобы люди старели медленнее.

- Можно сделать самую дорогую и радикальную подтяжку лица, но возраст будут выдавать руки, область декольте...

- Если под кожей кистей нет жира, мы делаем липосакцию бедер. Полученный жир специальным шприцем затем вводится по тылу кисти. Также помещаем жир и в другие части тела, например, в губы, грудь, улучшая их форму, убирая впалости. А вот с зоной декольте работать действительно сложно.

- В Киеве, в Москве очень многие молодые женщины ходят с губами одинаковой формы. У нас их называют «пельменями».

- Я обращал на них внимание. Бедные женщины... Силикон - это вообще кошмар. Вы видели блондинку, которая вышла из моего кабинета перед нашим интервью? Ей силикон ввели в подглазничную область, в лоб, подбородок. Теперь она выглядит просто ужасно! Просит меня сделать ей операцию, но я отказался.

- Почему?

- У меня был подобный опыт. Однажды я согласился помочь женщине, у которой силикон начал мигрировать по всему лицу, собираться комками на скулах, в районе подбородка. Этой даме, естественно, не нравилось, как она выглядела, и она хотела сделать подтяжку лица. Накануне операции я ее предупредил: «Мы сделаем лифтинг, во время которого постараюсь хоть немного убрать силикон». Но вскоре от нескольких пациенток услышал: «Вы сделали операцию, но результат неудачный. Почему?». Я пытался объяснить, что введенный силикон практически невозможно удалить полностью. Я старался извлечь все, но этого бы не смог сделать ни один врач. После моей операции эта женщина стала выглядеть гораздо лучше, чем до нее. Но из-за нескольких оставшихся бугорков силикона некоторые сочли, что это я оказался не на высоте - не смог провести операцию идеально. С тех пор зарекся делать операции тем, кто ввел себе в лицо силикон.

- В Украине все чаще вспыхивают скандалы, связанные с пластической хирургией. В прошлом году погибла женщина, которая хотела увеличить грудь. Только после ее смерти выяснилось, что ее оперировал врач, который не учился пластической хирургии.

- Чтобы делать такие операции, необходимо изучать пластическую хирургию, как минимум, два года, но лучше пройти специализированный курс. У врача обязательно должен быть соответствующий сертификат.

«Я УБЕЖДЕН: ПЛАСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ МОЖЕТ ИЗМЕНИТЬ ЖИЗНЬ»

- Но в нашей стране в перечне врачебных специализаций даже нет такой отрасли, как пластическая хирургия. При этом известно, что женщинам «кроит» лица и увеличивает грудь патологоанатом...

- Это просто недопустимо! Я много лет сотрудничаю с хирургами Киевского института хирургии имени Шалимова Сергеем Галичем, Александром Резниковым и Николаем Пахольчуком. Мы познакомились на одном из конгрессов в России. Они пригласили меня прочесть лекцию в Украине, провести совместные операции, что вскоре я и сделал. Эти врачи много раз приезжали в Париж. Сергей Галич и Николай Пахольчук неоднократно присутствовали на операциях в моей клинике. Они очень внимательно изучают те методики, которые использую я, и перенимают их на очень высоком уровне.

- Бывают ситуации, когда приходит женщина с просьбой что-то улучшить, а вы ей говорите: «Нет, вам не надо ничего улучшать!». И не беретесь оперировать.

- Так бывает, если дама слишком молода или слишком стара. Отказываюсь оперировать, если понимаю: результат вряд ли будет хорошим. К сожалению, все больше юных девушек увеличивают грудь с помощью имплантов... Это делают даже 15-16-летние! Я считаю это недопустимым. Европейские пластические хирурги приняли решение, что нельзя проводить подобные операции до 18 лет.

- Операцию по подтяжке лица вы делали даже своей маме...

- Она меня попросила об этом, и я не смог ей отказать. Мама мне очень доверяла и осталась довольна результатом моей работы.

- Вы всегда видите, что женщина улучшала свою внешность?

- Да, конечно. Меня обмануть невозможно. Недавно я был на шикарном приеме. Там присутствовало много женщин в дорогих украшениях. Но я смотрел не на них, а на морщинистые шеи. Роскошные драгоценности требуют того, чтобы и кожа женщины выглядела роскошно, а не была дряблой и обвислой. Я бы их всех немедленно отправил на лифтинг...

- Женщины, которые идут на операцию, хотят изменить не внешность, а свою жизнь. Хотят нравиться мужчинам...

- Мужчины любят красивых женщин, это действительно так. И я убежден: пластическая операция может изменить жизнь. Об этом говорят многие мои пациентки. Пожилые женщины признавались, что шли на вмешательство не ради себя, а ради внуков: «Не хочу, чтобы меня спрашивали: «Бабушка, почему у тебя висит кожа под подбородком?»

«БОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО ИНФОРМАЦИИ ТОЖЕ МОЖЕТ ТОРМОЗИТЬ ПРОГРЕСС»

- Почему вы решили стать врачом? Вы могли пойти по стопам прадеда-ювелира.

- Да. Я даже немного учился этому делу в своего дяди, у которого в Париже на улице де ла Пэ, отходящей от известной Вандомской площади, по соседству с лавками самых именитых ювелирных марок, был магазин. Его, к сожалению, не удалось сохранить. Мне очень нравились все те вещи, которые делали ювелиры. Если бы дядя предложил работать с ним, думаю, сказал бы ему да! Но он не предлагал. А сам я даже не намекал на это. Мне нравилось заниматься и хирургией. Всегда любил работать пальцами.

Мой другой дядя - Виктор даже отговаривал меня быть врачом. Но когда в лицее меня попросили подготовить речь о хирургии, он сам дал мне для подготовки книгу, которую я храню до сих пор. Она называется «Замечательности в хирургии». В ней я увидел снимки пациентов, которые перенесли операции на лице. И понял, что хирург может создавать щеки, нос... Тогда и сказал: «Вот что хочу делать!». Это был очень важный момент... Большинство моих друзей, которые поступали на факультет медицины, не понимали, зачем туда пришли, каким врачом хотят стать.

- Вы начинали оперировать как челюстно-лицевой хирург, разработали всемирно известную методику по исправлению дефекта черепа у детей, у которых быстро зарастают роднички, из-за чего неправильно формируется лицо, а зубы растут в два ряда... Помочь им может только операция.

- Во Франции был замечательный хирург, который брался лечить таких детей. Но он их оперировал в возрасте четырех-пяти лет, а это уже поздно. К этому моменту у ребенка происходят необратимые изменения головного мозга... Я же рискнул и взялся за ребенка, которому только исполнился годик. Результат был замечательным! Мозг малыша не пострадал, и уже вскоре не наблюдалось ни одного признака того, что череп формировался неправильно.

- В ходе такого вмешательства вы практически перекраиваете череп...

- Да. Кости разрезаются, меняются местами под определенным углом, благодаря чему увеличивается внутричерепной объем. Знаете, почему мне не пришлось уговаривать родителей того первого маленького ребенка? Не было интернета! Они полностью доверяли хирургу. Я им сказал: «Это единственное, что можно сделать». И они ни на секунду не усомнились. Сейчас бы они полезли в интернет, начитались разных мнений и ответили мне: «О такой методике ничего не известно. Ее еще не делали маленьким детям, поэтому мы не согласны!». Большое количество информации тоже может тормозить прогресс.

- Вы встречаетесь со своими пациентами, которым помогли в очень юном возрасте?

- Конечно. Родители некоторых из них регулярно приезжают ко мне вместе со своими уже взрослыми детьми. Всегда испытываю самые замечательные чувства во время таких встреч. Когда оперируешь ребенка, которому было шесть месяцев, и видишь его спустя 25 лет рядом с красивой женщиной, узнаешь, что он получил образование, успешно работает, - это просто здорово! Без помощи врача - я-то знаю это точно - он был бы умственно отсталым...

- Вы совсем недавно продолжили семейное ювелирное дело.

- В молодости даже не думал об этом... Учился, затем работал, что отнимало много времени. Перед смертью дядя, который вел ювелирные дела нашей семьи, сказал моей жене: «Жалко, что все это остановилось...». У него была дочка, которая жила в Бельгии и совершенно не интересовалась бизнесом отца. И тогда я решил, что не позволю умереть семейному делу.

К сожалению, в семье осталось очень мало изделий, маркированных самим их создателем Маршаком. Мой отец умер молодым, матери нужны были деньги. Я помню, она продавала семейные ювелирные реликвии... У нее были часы «от Маршака», необычайно красивое кольцо... Теперь я охочусь за изделиями с клеймом «Маршак» по всему миру. Видите, некоторые стоят у меня в кабинете.

«ДЛЯ ЖАКЛИН КЕННЕДИ МОЙ ДЯДЯ СДЕЛАЛ ЖЕМЧУЖНОЕ КОЛЬЕ С БРИЛЛИАНТАМИ»

- Сейчас вы даже выпускаете новые коллекции под именем деда. Для вас это просто увлечение?

- Нет, это важное семейное дело! Я надеялся, что мои дети, а у меня их четверо, тоже увлекутся драгоценностями... Но пока никто из них не проявил такого интереса. Вот смотрите - несессер, в котором есть место для пудры, помады, кисточки, вмонтировано зеркало... Когда держу такую вещь в руках, меня трогает, что это мой прадедушка сделал...

- Как ваша семья оказалась в Париже?

- Уехать из Киева, бросив производство, дом на Печерске, магазины на Крещатике, деда заставило смутное послереволюционное время. Он поселился в Париже в 1919 году, надеясь, что через год-два сможет вернуться на родину. Но этого не случилось. Я родился уже во Франции... Прадед Иосиф Маршак умер от рака за год до эмиграции семьи. Его завещание поражает меня своим человеколюбием, ведь он не только распределил капитал между детьми, но и назначил выплаты работникам ювелирной фабрики, оставил средства для обустройства школы при производстве и даже позаботился о приданом для девушек, работающих у него на предприятии. У меня до сих пор хранится этот документ!

Уезжая из Киева в Париж, наша семья сумела вывезти бриллиантов на сумму 50 миллионов франков! Это по тем-то временам. Прятали драгоценные камни, куда только могли - в одежду, обувь. А потом в Париже продавали их. Мой дед говорил: «В трудные времена мы «кушали» бриллианты!». Спасибо прадеду. После революции ему несли эти камешки богатые люди, бежавшие от большевиков из Петербурга и Москвы. И он все покупал! Благодаря прадеду семья в Париже не бедствовала.

- Почему вашего прадеда называли украинским Картье?

- Его изделия нравились даже царю! Иосиф Маршак был одним из самых знаменитых ювелиров Российской империи. В 1913 году во время визита Николая II в Киев по случаю празднования 300-летия дома Романовых официальные подарки для государя - чернильницу, серебряные папки, подносы - изготовили в мастерских Маршака и поставили именное клеймо. Именно тогда Маршака прозвали «киевским Картье» и стали считать серьезным соперником знаменитого Фаберже.

Прадед решил стать ювелиром в 14 лет. Именно тогда он уехал из села в Киев учиться. Уже спустя 10 лет он стал популярным ювелиром и уже вскоре начал выставлять свои работы в Москве, Санкт-Петербурге, Новгороде. Затем о нем узнали и в Европе. Вскоре его работы были удостоены медали на всемирной выставке в Чикаго, затем в Антверпене. После такого успеха в мастерской ювелира, которая располагалась на Крещатике напротив Бессарабского рынка, случился пожар, принесший огромные убытки. Но Иосиф не пал духом. Он возродил производство, заменив оборудование самым современным. В киевских мастерских и магазинах мастера работало 150 человек.

- Кто продолжил дело Иосифа во Франции?

- Младший брат моего отца Александр, который получил образование в парижской школе искусств еще при жизни прадеда. В Париже он стал создавать украшения и открыл ювелирный магазин в центре Парижа, в котором ему помогали сначала мой дедушка Володя, а затем и мой отец. Александр работал в модном тогда стиле ар-деко. В числе его клиентов многие знаменитости. Для Жаклин Кеннеди он сделал жемчужное колье с бриллиантами. Для короля Марокко Хасана II - интерьерные вещи, золотые свадебные пояса, инкрустированные драгоценными камнями. Для подарка мадам де Голль Хасан II заказал ему и нефритовый ларец, украшенный сапфирами. Практически все драгоценности создавались в единственном экземпляре. Броши, серьги, подвески в виде ярких цветов и бабочек нравились многим.

Александр был хорошим ювелиром, но не очень удачливым коммерсантом. Поэтому после его смерти в 1988 году дело остановилось.

«МОЕ САМОЕ БОЛЬШОЕ УПУЩЕНИЕ В ЖИЗНИ - ТО, ЧТО ДЕТИ НЕ ГОВОРЯТ ПО-РУССКИ»

- Не планируете открыть ювелирный магазин в Киеве, как уже сделали в Москве?

- Думаю об этом каждый раз, когда бываю в украинской столице. Но без помощи киевских бизнесменов это вряд ли удастся. А вообще считаю Киев родным городом. Знаю, что дедушка и отец ходили этими улицами, учились здесь. Прадед Иосиф построил пятиквартирный дом для своих детей, который до сих пор стоит на улице Лютеранской, 33. Мой отец жил на третьем этаже направо. Каждый раз, когда приезжаю в Киев, захожу в дом, звоню в дверь квартиры, говорю теперешним хозяевам: «Здравствуйте». Они позволяют мне пройтись по комнатам, угощают чаем. Для меня это важно.

- У всех ваших детей русские имена...

- Валентина, Гриша, Саша и Наталья. Да, действительно, русские, - смеется Даниэль. - Иногда даже сына Грегори называю на русский манер: Григорий Данилович.

- А жена у вас Нина?

- Да. Она из Польши. Валентиной дочку мы назвали в честь мамы моей жены. Гриша - имя моего отца. Александр - потому, что я очень любил моего дядю Александра Маршака, ювелира. А Натальей предложила назвать младшую дочь жена. Я не возражал, ведь у меня была тетя Наташа, я ее любил...

- Ваши дети русский знают?

- Нет, и это ужа-а-асно! В жизни я почти все сделал хорошо. Вот только не настоял на том, чтобы дети выучили русский. Считаю, это мое самое большое упущение. Я не старался найти для них учителя, не заставлял заниматься... Мои родители приглашали ко мне преподавателей с трех лет и говорили со мной только по-русски.

Но во время войны было очень опасно общаться на каком-либо языке, кроме французского, поэтому я стал забывать родной язык. После войны родители уже полностью перешли на французский. Правда, в нашей семье оставалось много старых теток, которые говорили исключительно по-русски. Это была музыка, музыка русского языка...

Несмотря на то что мои дети не знают язык, они тем не менее обожают украинскую и русскую кухню. Мы покупаем пирожки с капустой, любим блины, котлетки...

- Двое ваших детей пошли по вашим стопам и стали врачами. Вы этим довольны?

- Мне очень нравилось, что они учатся медицине. Сын Саша даже полгода работал вместе со мной. Он тоже пластический хирург. Старшая дочка - Валентина - педиатр. Григорий стал адвокатом, а Натали - режиссером. Уже подрастают четверо внуков.

- Скажите, а известный детский поэт Самуил Маршак случайно не приходится вам родственником?

- Да, он действительно наш дальний родственник. С его внуком Яковом Маршаком, известным в России врачом, я даже виделся несколько раз.

Киев - Париж - Киев



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось