В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
В зоне особого внимания

Сокровища «Межигорья», или В поисках золотого батона

Татьяна НИКУЛЕНКО. «Бульвар Гордона» 27 Мая, 2014 21:00
Часть III
Татьяна НИКУЛЕНКО
Журналистка «Бульвара Гордона» посетила бывшую резиденцию Виктора Януковича «Межигорье» и побывала там, куда до сих пор посторонним вход запрещен

Продолжение, начало в Части I и Части II

«БУТЫЛКИ С ЗАЖИГАТЕЛЬНОЙ СМЕСЬЮ ДЛЯ НАПАДЕНИЯ НЕ ГОДЯТСЯ, НО КАК ФАКТОР СДЕРЖИВАЮЩИЙ ОЧЕНЬ ЭФФЕКТИВНЫ»

— Денис, как вас жена отпустила в «Межигорье», зная, что тут стреляют?

— Все произошло намного раньше, на следующий день после того, как студентов побили. Когда я собрался на Майдан, Анна была против: «Зачем ты туда идешь? Какой в этом смысл?». Там была уже взведенная, как спусковой крючок, толпа.

Я понимал и до сих пор понимаю: вопрос, кто приказал разогнать студентов, очень спорный. Это был явно не Федорович. Ни Азаров, ни бывший генеральный прокурор Пшонка не отдали бы такую команду, поскольку это слишком тупо и невыгодно. Ну смысл? Легитимный митинг, студенты ничего противоправного не делали, баррикад не строили. Пусть бы себе и дальше мирно стояли. У нас в Украине такой народ, что нам надо громадой все решать. Помитинговали, подискутировали — разошлись... Нет, надо было прийти «Беркуту» и, хотя никто физического сопротивления не чинил, жестко всех разогнать, избить палками своими. Такого в нашей стране за 23 года независимости не было. К гадалке не ходи, чтобы предсказать: общество поднимется. Кому это надо было?

— У вас есть предположения?

— Я обсуждал эту тему со многими людьми, представителями разных уровней — однозначного ответа нет ни у кого. С одной стороны, не оппозиция собирала людей, с другой — правящая власть не могла команду дать, если исходить из логики. Думаю, в ближайшем будущем мы не узнаем правду...

— Вы в мирной жизни предприниматель. Надеетесь, что теперь, после революции и свержения Януковича, ваш бизнес пойдет в гору?

Хонка, хонка, а поворотись-ка ты к народу передом... Со стороны центрального КПП «Межигорья»,
у так называемого клубного дома два этажа, со стороны Киевского моря — аж четыре
Поле для гольфа поражает масштабом, но еще больше ценой: на его создание потрачено два-три миллиона евро

— В Украине я не зарабатывал. Мой бизнес небольшой и связан с Европой, по­этому ему не вредила прежняя власть и не помешает новая. Мне незачем отстаивать олигархические, клановые интересы. Но как гражданин Украины я был не согласен с политикой Партии регионов — уж очень они перегибали палку. Понимаю, что коррупция присутствует и в Америке, и в Италии — везде. Но не в таких масштабах, не на том уровне, и не те деньги там фигурируют. Вот, скажем, гаишников все клеймят за взяточничество, а воз и ныне там. Вы начните с головы, с тех, кто им ставит задачу: сколько за смену надо привезти в конверте, сколько уплатить, чтобы он стоял с полосатым жезлом.

— Вы кого имеете в виду?

— Я даже не о Викторе Федоровиче говорю. Он несчастный человек, потому что стал жертвой той системы, которую сам создал. Окружение и та машина, что была запущена, его же и утопили, я думаю. Янукович был зависим во многих случаях от них, потому что этот спрут быстро расползся во все сферы, отрасли, взял все под контроль. Мне рассказывали люди, как они приехали к сыну Президента с деловым предложением. Тот говорит: 75 процентов от бизнеса. Но они-то рассчитывали максимум 50 на 50. Прикинули: нет, не выгодно. А он: «Заплатите мне 500 тысяч долларов за то, что я на вас 30 минут потратил».

На строительство этого банного комплекса Янукович отвалил полтора миллиона евро

Таких примеров не один, не два — много. У меня немерено друзей на любых уровнях, поэтому я знаю: бизнесмену, который пытается не украсть у людей или государства, а заработать, приходилось ой как не сладко. Провластные структуры четко подминали все под себя. Конечно, такими порядками я был возмущен.

— Вы считаете оправданным в борьбе с проворовавшейся властью, которой уже недолго оставалось править, использовать захваты административных зданий, «коктейли Молотова», горящие в центре Киева шины?

— Я отнесся к этому с пониманием и, в принципе, поддерживал. Почему? Потому что применение «коктейлей

Обитатели страусиной фермы

Молотова» — хорошая практика любой демонстрации, когда ее не слышат и хотят разогнать. Это был единственный метод сдержать правоохранительные органы, чтобы они не догоняли, не били. Бутылки с зажигательной смесью для нападения не годятся, но как фактор сдерживающий — и это все увидели! — очень эффективны.

«ТИТУШКИ — БАНДИТЫ, КОТОРЫЕ ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ ИСПОДТИШКА БИЛИ, УБИВАЛИ. РЕАЛЬНО РЕБЯТА С МАЙДАНА ПРОПАДАЛИ БЕЗ ВЕСТИ»

— Вы знаете, я здесь встретила только одного человека, которому «Межигорье» совершенно не интересно, — безусого солдатика внутренних войск. Спрашиваю его: «Почему вы не хотите заглянуть внутрь «Галеона», рядом с которым на посту стоите?». — «Я на Грушевского в феврале стоял, — он отвернулся, чтобы скрыть подступающие слезы. — Может, когда-нибудь потом я и приду сюда на экскурсию, а наши ребята, которым оставалось до дембеля 40 дней, уже нет». Вам разве не жаль таких пацанов?

— Мне однозначно жаль любого гражданина Украины. Я не считал врагами тех, кто по другую сторону баррикад стоял. Никог­да в жизни у меня такого в душе и мыслях

Резные колонны, инкрустированные потолки — императорские дворцы отдыхают
Бескрайняя набережная вдоль Киевского моря.
Каждая секция этой кованой решетки стоит несколько тысяч долларов

не было. И тому свидетели — гаишники из За­порожья, Николаева, которые несли служ­бу в центре Киева: возле гостиницы «Хаятт» на Софийской площади, на Подоле — на Почтовой и Контрактовой площади. Я привозил на Майдан бусами шины, по пять-шесть мешков с бутылками, готовыми к применению — то есть укомплектованными маслом и бензином из моего легкового автомобиля. Кстати, ни разу не взял ни карточку, ни какие-то деньги — все за свой счет, как и мои друзья.
А на обратном пути подъезжал к этим гаишникам. Если помните, бы­ли сильные морозы — 23 градуса... Поэтому один милиционер стоял на посту, а второй грелся. На Майдане постоянно раздавали чай, кофе, а им никто ничего не приносил. «Вам чай, кофе, «сникерс», «твикс»?» — спрашиваю. Они поначалу дергались: «Нет, спасибо!». Вообще на людей реагировали агрессивно, потому как не знали, чего ждать. Но недаром есть выражение: «Кто с миром пришел, тот с миром и уйдет». «Ребята, я серьезно, — говорю. — Без всяких политических моментов. От себя как от гражданина Украины соотечественникам». Они чуть-чуть оттаивали: «Можно кофе?»...

Я брал не из термоса, чтобы они не боялись, что их могут отравить, а тут же шел, покупал. Не пытался агитировать: «Что вы тут стоите? Уйдите». Сделал доброе дело и поехал по своим делам, заниматься теми же титушками. Вот кто меня сильно возмущал. Потому что ментов, как их называли, я понимал: есть приказ — они обязаны его выполнять. А титушки — это же бандиты, которые простых людей исподтишка ка­ле­чи­ли, убивали. Это не выдумки — реально ребята пропадали без вести, до сих пор многих не могут найти.

Когда первые экскурсанты заглянули в иллюминаторы «Галеона», где раньше проходили банкеты и вечеринки, они немедленно потребовали свою долю «Межигорья» натурой. Нет, не золотыми вилками, а бутылками
с роскошными напитками

Мысли по поводу. У роскошного дебаркадера под названием «Галеон», пришвартованного в заливе «Межигорье», мы разговорились с Виктором Брежневым. Обладатель звучной фамилии отвечает за состояние этого плавучего дворца, предназначенного для разных торжеств. Он охотно демонстрирует

Бронзовый Тритон, сын Посейдона,
никогда не видел моря. Вместо этого он вынужден был смотреть на подгулявших в «Галеоне» гостей Януковича

обшивку из красного дерева (правда, Виктор сразу уточнил: это сапеле, которое считается довольно дешевым) и роскошный мраморный пол. А вот породу дерева внутри определить не берется, потому как все лакированное. Неизвестно ему также, действительно ли каждая из трех люстр там стоит, как сообщали СМИ, под 100 тысяч долларов.
Житель Горловки, он до 90-х годов работал проходчиком на шахте. Когда в 90-е там начались перебои с зарплатой, чтобы кормить семью, подался в Москву.

Занимался монтажом бревенчатых домов финской фирмы HONKA, прошел там все ступеньки от подсобника до супервайзера (то есть контролера). Строил дома в Подмосковье российскому МИДу, на Валдае — Путину и сыну прославленного режиссера Михалкова Артему, в Донбассе — Ахметову. Потом удостоился чести монтировать четырехэтажную «Хонку» — крупнейший в мире дворец из деревянного бруса! — в «Межигорье». Когда поступал сюда на работу, его, прежде служившего в секретных войсках связи и державшего в руках документы особой важности, проверяли дважды. Сначала отказали без объяснения причин, потом до­пустили к телу.

Бронза. Возможно, конец ХIХ века,
но, по словам искусствоведов,
скорее, копия

Кстати, Януковича за эти годы Брежнев видел один раз, случайно, — выглянул со второго этажа, когда тот осматривал стройку века. (За 20 минут до вы­езда хозяина с территории резиденции в Киев рабочим запрещалось покидать свои места — не­смотря на то что все они перед этим проходили тщательную проверку, а меры без­­опаснос­ти были неслыханными).

Сегодня Виктор оберегает покой диких уток, которые не покинули гнезд по берегам водоемов, несмотря на нашествие экскурсантов. А еще блюдет от посягательств хитрую постройку, по форме напоминающую юрту и отделанную мрамором и дубом. Она разделена на секции: в одной тандыр, в другой русская печь, в третьей гриль и шашлычница — и уже пострадала от набегов. Какие-то ценители прекрасного ночью отключили сиг­нализацию и три кованых фонаря свинтили.

Красивые лебеди, только крылья у них подрезаны...
Завидуют они диким уткам, которые летят высоко

Виктор, как и весь персонал «Межигорья», усиленно ломает голову над тем, на чем здесь можно заработать. Открыть в «Галеоне» кафе, чтобы любой желающий мог там пропустить чашечку кофе стоимостью тысячи три долларов? Предложить желающим рыбалку спортивную? Благо водоемы «Межигорья» кишат рыбой: карп, толстолобик, есть раковое озе­ро. Кстати, сам Брежнев этой рыбы даже не пробовал, только ловил сеткой, когда поступал заказ с кухни. Батон — ни прос­той, ни золотой — для прикорма не использовал.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось