В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как на духу

Бывший мэр Киева Леонид ЧЕРНОВЕЦКИЙ: «Куратор из КГБ спросил: «Хочешь, за семь тысяч долларов я тебе голову его принесу?» — и принес бы, уверен... Соблазн был жуткий, но я подумал: «Ну хорошо, одного убью, да? — но потом целые кладбища создавать надо: не дай Бог на такой путь встать»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 6 Июня, 2013 21:00
Часть II
Дмитрий ГОРДОН

(Продолжение. Начало в № 22)

«РАНЬШЕ ЗА 10 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ МОГЛИ РАССТРЕЛЯТЬ»

- В 84-м году вы написали кандидатскую диссертацию на тему: «Методика расследования хищений, совершенных должностными лицами»...

- Да, было дело...

- Вы глубоко в этом разобрались?

- (Гордо). Я был специалистом! Помню, сижу в своем кабинете в прокуратуре, какую-то газету читаю и вижу вдруг объявление о наборе в аспирантуру КГУ. Думаю: «Вот оно - то, что надо», а куда тогда можно было пойти работать? Адвокатом? - но преступников защищать не хотел, к тому же стать кандидатом наук - это было престижно. Я в Киевский университет бегу, декана Матышевского нахожу - Павел Семенович доктором наук был, уголовное право преподавал: красивый человек! «Знаете, - говорю ему, - лучше меня кандидата вам не найти - институт я окончил с отличием и такой опыт имею, которого ни у кого из претендентов нет», потому что криминалистику в 90 процентах случаев преподавали люди, никогда уголовных дел не расследовав­шие, а это неправильно. Если ты уголовный процесс до конца не понимаешь, чему можешь научить студентов? - ты же не в теме.

Декан согласился: «Да, данные у вас хорошие»... Я же к нему сразу с личным листком по учету кадров явился, а там сплошные плюсы: и следователь что надо, и диплом с отличием, и в армии отслужил, отличник милиции, и коммунистом в то время уже был, а он руками развел: «Правила у нас другие. Вы конкурс не выиграете, потому что этой вакансии уже три года другой человек ждет» - в общем, пришлось по министерству побегать, а мой близкий друг Алим Федорович Мирошниченко (красивый человек, бывший сотрудник КГБ, пол­ковник) - помощником министра работал. Алим Федорович был старше меня на 20 лет и очень хорошо ко мне относился: он добился, чтобы специально под меня юридическому факультету еще одну штатную единицу выделили, - это решение через коллегию министерства провели и дали на юрфак два места в аспирантуре, что казалось просто невероятным, - после этого я туда поступил.

- Должностные лица в то время хищения в куда меньших масштабах совершали, чем нынче?

- Это совсем другое, знаете ли...

- Суммы копеечные там фигурировали?

- Ну конечно - раньше за 10 тысяч рублей могли расстрелять...

- ...и расстреливали...

- За взятки и крупные хищения - да: боролись с этим явлением жестко, а сейчас ситуация совсем другая, потому что подход в корне поменялся - поди еще разберись, хищение это или незаконная приватизация. Такие проблемы всем посткоммунистическим странам знакомы, то есть моя диссертация была бы те­перь неактуальна.

Фото Сергея КРЫЛАТОВА

«ЛУЧШИЕ СВОИ ГОДЫ Я ПРОЖИЛ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ»

- Когда в 85-м году к власти в Советском Союзе пришел Горбачев и свежий ветер перемен повеял, многое стало можно (не говорю все, но многое!). Как человек предприимчивый, деятельный и талантливый, вы создали тогда «Правэкс-банк»...

- Вы вспомнили Горбачева, и, пользуясь случаем, хочу вам признаться, что перед гением этого государственного лидера чисто по-человечески я преклоняюсь...

- Спасибо ему за все, правда?

- Вы знаете, какие о нем гадости пи­шут, а ведь ради свободы Михаил Сергеевич отказался от невероятной власти. Ему ничего не угрожало, он до конца своей жизни мог оставаться на посту генсека, и мы с вами до сих пор жили бы в СССР... Раз­вала Советского Союза он не хотел, просто убежденным был демократом, и, думаю, многие даже не понимают, что являются современниками величайшего человека в мировой истории.

- Полностью вас поддерживаю...

- Есть, увы, идиоты, которые говорят о нем сегодня с пренебрежением...

- ...разбогатевшие благодаря ему...

- Не только разбогатевшие - разные, и я, например, не скрываю, что лучшие свои годы прожил в Советском Союзе, потому что в социалистическом строе привлекательного было много. Все были...

- ...защищены...

- ...уверены в завтрашнем дне, один советский гражданин от другого, будь он дворником, инженером или рабочим, мало чем отличался, но каждому была гарантирована работа, ты знал, что с голоду не умрешь...

- Да и на книжке почти у всех что-то было...

«Вы знаете, я всегда — и тогда, и сегодня — своими делами горжусь и тем, как устроен мой ум, как буквально из ничего могу делать что-то большое, значимое»

Фото УНИАН

- Обязательно, но главное... Были совсем другие отношения между людьми, основанные на дружбе, искренности...

- ...чистоте...

- ...не было нынешней расчетливости и прагматизма. В одном подъезде со мной и грузчики, и врачи жили, и кто угодно, и когда нам не на что было своих гостей за стол посадить, мы одалживали у соседей стулья...

- ...и доски...

- Ну, по-разному, но обязательно я должен был свое отношение к Горбачеву озвучить, потому что это важно, это во мне живет. В 85-м году, услышав впервые его речь, я почувствовал: выход есть, где-то впереди маячит свобода, значит, что-то будет меняться. Меня это необыкновенно вдохновило - я начал по-другому думать, иначе планировать свою жизнь, хотя к тому времени был уже заместителем проректора Киевского госуниверситета, у меня в подчинении фактически около 16 тысяч научных сотрудников находилось, в том числе 18 академиков и членов-корреспондентов...

- ...и впереди образцовая советская карьера была...

- А мне 35 лет - это невероятно! Я многого в советское время добился - мне грех на него жаловаться, - и зарплату имел, между прочим, 540 рублей.

- Да вы что!?

С Дмитрием Гордоном. «Для меня важен процесс, путь к вершине... Восхождение к ней сладко, красиво и вдохновляет»

Фото Сергея КРЫЛАТОВА

- Да, избавился, наконец, от долгов и вообще чувствовал себя очень значительной личностью, тем не менее к новому времени готовиться стал. Все думал: что же мне делать? И должность потерять боялся, и одновременно дальше жить так, как раньше, и заглядывать в глаза начальнику не хотел. Меня это прозябание не удовлетворяло, жизнь, в плане творчества неинтересная, опротивела, и вот в 90-м году я решился: из ректората Киевского государственного университета - третьего вуза в стране! - ушел в никуда, вместе с двумя доцентами - они хорошие люди! - создал юридический центр «Правэкс» (сокращенно от «Право. Экономика. Социология») и стал юридической практикой заниматься. Я, кстати, был классным юристом (вообще, я высокого о себе мнения) и в то время - нескромный человек! - одним из лучших юристов себя считал.

- Нескромный, но объективный...

- Я действительно был хорошо подготовлен и стал консультировать руководителей предприятий - объяснял им, как выйти на капиталистический путь, от государственной формы собственности уйти. Последним моим клиентом стал харьковский бизнесмен, который книгопечатанием занимался, - он имел СП с югославской компанией, но хотел от них отделиться. Мы договорились, что он заплатит за мои консультации и пакет документов 25 тысяч долларов, но через три или четыре часа нашего разговора он еще 25 тысяч достал наличными...

- По тем временам - целое состояние...

- ...бешеные деньги, но я их не взял. Как гордый советский человек, посчитал это чем-то вроде чаевых официанту (смеется), хотя сейчас бы не отказался, потому что бизнес есть бизнес и ничего плохого в этом не было - я действительно нарисовал ему четкую схему решения его вопроса...

«Я НИКОГДА НЕ ПОЗВОЛИЛ СЕБЕ НА ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ ВЗГЛЯНУТЬ, - ЭТО В БАНКОВСКОМ БИЗНЕСЕ ГЛАВНОЕ! - КАК НА СВОИ, ПОТОМУ ЧТО, ЕСЛИ НЕ БУДЕШЬ ЧЕСТНЫМ, ТЕБЕ КРЫШКА»

- Сильный вы человек - другой бы на вашем месте отказаться в 90-м году от лишних 25 тысяч просто не смог бы...

- Потом, правда, я на другие бизнесы внимание стал обращать, после чего два соучредителя юридической компании «Правэкс» остались, а я ушел. Стал и страховой деятельностью заниматься, и охранной, и магазинами, и ресторанами - всем, что давало деньги, и результаты обалденные были, у меня все получалось. И везде деньги, деньги, деньги! Со мной уже сотни людей трудились, и мне нравился сам процесс, хотя, я вам скажу, страна фантастические возможности тогда потеряла. В первый год мы работали ведь - Президентом Кравчук тогда был! - без НДС.

- Вообще?

- Да, налога на добавленную стоимость не было (действовал налог с оборота. - Д. Г.), но вице-премьер-министр пришел (фамилию называть не хочу - сейчас он в политике), который ввел НДС задним числом, то есть на полгода назад, и оказалось, что я четыре миллиона в бюджет недоплатил (не помню уже, чего - купонов или рублей). Фактически я был банкротом, но это же безумие: во-первых, доверие к власти было потеряно, а во-вторых, на фиг этот НДС вообще был тогда нужен? Экономика поднималась, и чем меньше налог...

- ...тем больше богатых...

- Не только богатых, но и тех, кто вместе с ними работает и хорошую получает зарплату.

- Круговорот денег...

- Да, а потом законы стали вводить задним числом сплошь и рядом. Доверие к стране, к институтам власти было разрушено окончательно, а ведь изначально перспективы фантастические открывались, и все это на моих происходило глазах. В 92-м году я собрал первые 50 тысяч долларов и зарегистрировал уставной капитал «Правэкс-банка» - не понимал еще, зачем он, но чувствовал, что это и с доверием связано, которое люблю, вообще-то, оправдывать, и с умением структуру правильно выстроить, распределить в ней обязанности - я хорошо документы пишу и организатор толковый. Ну, то есть могу так наладить процесс, что тысячи людей  вокруг будут четко знать, что делать.

- Это же самое главное!..

- Набрать людей любой дурак может, а вот как добился, чтобы им было комфортно, чтобы они понимали, чем заниматься, чтобы работали на результат для себя и компании? И у меня это получилось! В «Пра­вэкс-банке» к началу 2008 года 12 с половиной тысяч сотрудников состояло - кстати, у меня и заводы были, и даже элект­ростанция. К примеру, завод «Мотордеталь» давал в Конотопе 40 процентов бюджета! Я его купил, когда он был фактически банкротом, а сделал из него суперприбыльное предприятие! И зарплату рабочим повысил, и столовую им классную сделал, и евроремонт во всех социальных помещениях... Европейское предприятие стало! Мне удавалось все, за что бы ни взялся, а в бизнесе правило есть: если у тебя соответст­вующие способности, то не важно, чем за­ниматься - налаживать подметание улиц, создавать сеть ресторанов или ларьков или еще что-то предпринимать, - ты везде будешь зарабатывать деньги, потому что тебе это дано от Бога, и, я вам еще один открою секрет: научиться этому не­воз­можно! Учиться, конечно, надо, но бизнесменом человек от природы становится. Гены!..

- Способности - они либо есть, либо их нет...

- Именно, и я очень много талантливых видел людей, которые никудышными оказа­лись организаторами. Конечно, от бывших коллег по «Правэксу», с которыми начинал, я ушел - коллеги-юристы в той же те­ме остались, а я занялся большим бизне­сом. Скажу откровенно: «Правэкс» стал одним из лучших в Украине банков - у нас 300 тысяч вкладчиков было, причем я никог­да не позволил себе на чужие деньги взглянуть, - это в банковском бизнесе главное! - как на свои, потому что, если ты основополагающие принципы нарушаешь (а главный из них - будь честным!), тебе крышка. Рано или поздно разоблачат все равно, перестанут верить, бизнес твой оборвется...

- ...или гоняться за тобой будут...

- ...и тебе как бизнесмену конец, а потом у меня началась другая история - по­ли­тика, хотя и сейчас, несмотря на многие проблемы и сложности, с которыми в ней пришлось мне столкнуться и которые до сих пор меня мучают, ни об одном прожитом дне не жалею. Вон сколько сказок обо мне рассказывают! - есть люди, которые сутками напролет в интернете сидят и их распространяют, но мне кажется, это, скорее всего, неудачники, которые уважения ни к себе, ни к другим не имеют, ни нормального общения, - ничего не читая, они всякие гадости только выдумывают.

Я был успешным политиком, четырежды меня избирали в Верховную Раду, но в четвертый раз я предпочел депутатскому мандату пост мэра Киева.

- Вас по мажоритарному округу избирали, замечу...

- Совершенно верно, причем, будучи народным депутатом, важных и нужных для Украины законов я написал больше, чем весь парламент, вместе взятый, и если кто-нибудь на них посмотрит (многие уже выложили на мой персональный сайт), увидит: они в основном социально направленные и никакого отношения к бизнесу не имеют. Там и закон о возвращении вкладов был, который муссируется до сих пор, и закон о том, чтобы пересадить всех чиновников на отечественные автомобили. Коммунисты меня тогда не поддержали (смеется)...

- ...им ездить на отечественных не хотелось...

- ...и чтобы его принять, 30 или 40 голосов не хватило. Я также автор закона «О защите общественной морали», за Конституцию голосовал. В общем, это целая часть моей жизни. Плохо, что занимался одно­временно и бизнесом, и политикой - это как бы возможности мои уменьшало...

- ...но зато независимость давало финансовую...

- Да, вы правы - много, в общем, интересного было.

«БОЦМАНУ Я СКАЗАЛ: «КАК УЖ ТАМ БУДЕТ, НЕ ЗНАЮ, НО ЕСЛИ, НЕ ДАЙ БОГ, МОЯ ВОЗЬМЕТ, НА ЧАСТИ ТЕБЯ РАЗОРВУ»

- Не секрет, что в конце 80-х - начале 90-х развивать крупный бизнес без плотного сотрудничества с бандитами или со спецслужбами было практически невозможно: перед таким выбором фактически все оказались, поэтому задам вам прямой вопрос: а вы с кем-то из них работали?

- Вообще-то, большой разницы между ними никогда в моем понимании и не было. Это, наверное, сейчас все изменилось, а когда я начинал, были бандиты и были спецслужбы, но постепенно спецслужбы убирали и оттесняли бандитов и занимали их нишу. Да, с интересными персонажами пришлось мне столкнуться - я ведь доцент все-таки, кандидат наук...

- ...бывший следователь...

- На бандитские ультиматумы никогда принципиально не поддавался, соглашений с криминалом не заключал - просто не понимал, как это все происходит, и вот однажды сижу в кабинете - у меня он совсем небольшой был... Мы тогда Дом учителя арендовали - там начинался наш бизнес...

- ...я помню...

- ...и вваливается вдруг двухметровый амбал, который и в двери-то не проходит, а они там немаленькие (смеется). «Ты тут расселся, - говорит, - деньги зарабатываешь... Надо делиться!».

- На ты, все как положено...

- Да - он, как потом выяснилось, мастером спорта по хоккею был, имел кличку Боцман...

- ...был такой персонаж...

- ...и работал на бандитскую группировку Москвы.

- И такой персонаж был...

- Я ошалел, конечно. «Хорошо, - ответил. - Давайте подумаю (на вы с ним разговаривал. - Л. Ч.) и вам свое решение сообщу...

- ...уважаемый Боцман»...

- Он свои координаты оставил, и я начальнику уголовного розыска Киевской области Алексеенко позвонил, с которым мы вместе бухали и дела расследовали, когда он еще начальником розыска в Киево-Святошинском районе был. Хороший был парень (увы, покойный уже) - через свои каналы он все пробил...

В общем, Боцман пропал... Ему, видать, «главный» бандит после звонка Алексеенко велел со мной не связываться: мол, Черновецкий из ментовской конторы, и лучше с ним дел не иметь, и вот однажды встречаю этого Боцмана в кафе на бульваре Леси Украинки, куда заехал кофе попить, и он, сидя за стойкой, меня упрекнул: «Ну, как ты там? Что ж мы с тобой не договорились-то?» (смеется). А у меня хреновое настроение было... «Знаешь, - ему сказал, - я хоть и меньше тебя, и доцент, и кандидат наук, но зря ты со мной связываешься - готов с тобой прямо сейчас выйти. Как уж там будет, не знаю, но если, не дай Бог, моя возьмет, на части тебя разорву» - и вы знаете, когда у человека...

- ...есть сила духа...

- ...да, это главное, а я же с детства был драчуном, в школе кулаками махал постоянно и был знаменитым в своем районе «бандитом»... Дрался и не с такими, но в жизни моей случались ситуации и посерьезнее. Однажды бандюга небольшого роста попался, но такой...

- ...духовитый...

- ...упорный, заядлый, ярый, что это действительно стало проблемой. Он по солидным дорогим магазинам ходить стал, которыми супруга моя тогдашняя ведала, и поднимал там скандалы, директоров хватал за грудки и тягал - это было ужасно, а у нас был куратор в банке, старший лейтенант КГБ - фамилию и откуда он появился забыл (смеется) (уточняю это специально, чтобы следователи не вызывали меня по это­му эпизоду как свидетеля). Я ему рассказал про бандюгу, а он мне вопрос за­дал: «Хочешь, за семь тысяч долларов я тебе голову его принесу?».

Соблазн, признаюсь, был жуткий - этот тип мне так надоел, но я подумал: «Ну хорошо, одного убью, да? - но потом целые кладбища создавать надо, потому что стоит раз это сделать...

- ...может понравиться»...

- Может стать нормой взаимоотношений с врагами, а это уже проблема громадная: не дай Бог на такой путь встать.

Нет, Дмитрий, ни с правоохранительными органами, ни с криминалом я никогда не сотрудничал...

«НЕ БОЙСЯ, - ГОВОРЮ, - ЕСЛИ УМРЕМ, ТО ВМЕСТЕ. ХВАТАЙСЯ ЗА СТВОЛ - ОН ТЕБЯ ОТ ВЗРЫВА ПРИКРОЕТ: РУКУ-ТО ОТОРВЕТ, ЗАТО ЖИВОЙ ОСТАНЕШЬСЯ»

- Всего семь тысяч долларов - вообще копейки, пустяк...

- А он бы принес, я уверен.

- Ему, видимо, очень деньги были нужны...

- Наверное, а однажды с настоящими суперменами-убийцами я столкнулся...

- Со спецназовцами?

- Да, это были два офицера - капитан и старший лейтенант, которых уволили из Группы советских войск в Германии, мас­тера спорта по боевым искусствам... На­последок они там «отличились» - до смерти своего командира избили, все ребра ему переломали. Серьезные были ребята: вооружены...

- ...обучены и очень опасны...

- ...а было так: у меня один парень работал - родственник по линии жены. Его зовут Роберт - высокий, здоровый такой, хорошо зарабатывал, а один из этих бандитов с сестрой его жены встречался или каким-то образом на нее вышел. Они парня поймали, когда тот выходил из дома, - причем с удостоверениями реальными! - сделали ему укол и сказали: «Если через четыре часа 30 тысяч долларов нам не дашь, умрешь». Привезли его ко мне в банк, сижу я в 10 часов утра на работе...

- ...никого не трогаю...

- Это точно, и вот заходит ко мне этот Роберт, весь белый, в шоке: смотрю, а у него дипломат со взрывчаткой наручниками к руке пристегнут. «Леонид Михайлович, - говорит, - если вы 30 тысяч долларов не дадите, я умру, а банк взорвется». Я, конечно, в ужасе, что делать, не знаю, а он мне рассказывает: «Рядом стоит машина, в ней вооруженный человек с пультом, и или я деньги вынесу, или мы все погибнем, но я умру по-любому».

Звоню тому же Алексеенко в розыск, хоть он не в Киеве работал, а в области (никого другого попросту не нашел): «Кошмар! Надо что-то предпринимать, только не могу понять, что». Он успокоил: «Ждите» - жду, а сам думаю: как же быть? Вызываю председателя правления банка, она идет в хранилище (у меня денег не было - с наличными я никогда не работал!), приносит 30 тысяч долларов. Беру их и с прикованным наручниками к дипломату Робертом к его же машине иду - у него «жигули»-семерка была.

- Кошмар!

- Там спортивный здоровый красивый парень с пистолетом сидит и, видно, серьезный имеет настрой. «Роберт, - говорю, - садись в машину», - а сам открываю окно и с тем, за рулем, разговаривать начинаю - я же понимал, что если отдам ему сейчас деньги, этим не кончится.

- Да, он придет еще...

- ...только теперь уже за моей женой, за моими детьми, за мной... Ну, за мной вряд ли, потому что следом охрана ходила, но психологию преступника я понимаю, потому что в теме, и знаю: это только начало. «Я тебе, - говорю, - эти 30 тысяч даю, но имей в виду: у тебя два есть пути. Или ты отсюда уедешь спокойно, пока милиция все не перекрыла (а она начинала уже со­би­раться. - Л. Ч.), - я тебя вывезу сам, или все равно найду тебя и убью...

- ...за семь тысяч долларов»...

- (Смеется). ...однако он реагировал слабо, и вдруг мне приходит в голову гениальная мысль. «Роберт, - кричу, - хватай его (он, скотина, сдыхать не хочет) и не выпускай! - это твоя жизнь». Родственник мой этого спецназовца держит, а тот ничего сделать не может, потому что с заложником вместе взрываться не хочет. Тут уже и милиция, конечно, подходит, и прокурор Печерского района Гарри Шевченко, мой приятель...

- И Поддубный, на тот момент начальник ГУВД Киева, подъехал...

- ...и был еще капитан или полковник СБУ Иванов, который наш банк курировал. Уже переговоры пошли, мы говорим, говорим - час, полтора, а у меня все в голове крутится: «Бандит не один, их, как минимум, двое - где же его напарник прятаться может?». Ну, думаю, раз банк находится под горой, он наверняка наблюдает за происходящим сверху. Я шепнул Поддубному: «Второй человек на горе». Они хотели штурмом ее брать, но я их остановил: «Слушайте, лишнего шума не надо, потому что он смоется, - лучше объехать вокруг и с тылу зайти». Омоновцы так и сделали, а потом в перестрелку с этим капитаном, который был в военной форме, вступили.

- Его застрелили просто...

- Да, потому что он одного бойца ранил и успел вырвать чеку гранаты. Кстати, уже мертвый на взведенной гранате лежал, но омоновцам как-то удалось ее обезвредить.

Что было дальше? У первого бандюги нервы уже сдали - вижу, готов он. Право­охранители договариваются забрать его в райотдел: мол, ты все там расскажешь, а мы тебя за это отпустим. Не знаю, что ему еще наболтали, - короче, родственника моего вытащили из машины...

- ...технично...

- ...туда сели Поддубный, Иванов и Шев­­чен­ко... Уехали, за ними вся ментовская компания отбыла (а их сотни там были), но я забыл, что Роберт с дипломатом стоит, доверху набитым взрывчаткой, а пульт не­из­вестно где, и я рядом с ним.

Зову пожарников - тех, кто там был, чтобы они наручники вместе с портфелем сняли, но все разбежались. Думаю: что же делать? - а большое стоит дерево. Я говорю: «Роберт, не бойся - если умрем, то вместе. Хватайся за ствол - он тебя от взрыва прикроет: руку-то оторвет, зато живой останешься» - и он, здоровый парень, стоял полчаса, обхватив дерево, помощи ждал, а никто не подходит. К счастью, нашелся у меня в банке слесарь с пилой - я ему потом тысячу долларов подарил: он додумался, что это наручники распилить невозможно, а ручку от дипломата - запрос­то, она же полиэтиленовая. Вжик-вжик и готово - потом тот портфель на полигоне взорвали: вот такая была история. Угроза была реальная - как и взрывчатка, и оружие. Все настоящее, и готовность убивать у этих суперменов была номер один.

«ЕСЛИ ХОТЬ ОДНОГО КЛИЕНТА ТЫ СДАЛ, КОНЧЕНЫЙ ТЫ НЕГОДЯЙ, СВОЛОЧЬ, НИЧТОЖЕСТВО»

- О бандитах поговорили - возвращаюсь теперь к вопросу своему о спецслужбах. Один из участников этой операции, милицейский генерал, рассказывал мне, что ему в кабинет очень крупный чин Службы безопасности Ук­раины позвонил и сказал: «Я тебя умоляю, езжай, спасай Черновецкого - это наш человек»...

- Никогда их человеком я не был! Никогда!!!

- Тем не менее соблазн с вами поработать спецслужбы имели?

- Еще и какой! Во-первых, им было страшно интересно получить у меня информацию о миллионах, принадлежавших людям и компаниям, которые в «Правэкс-банке» обслуживались, но я считаю, что банк всегда должен быть окутан таинственностью, - в этом его фишка. Если хоть одного клиента ты сдал...

- ...доверия больше не будет...

- Доверие - ладно, клиенты, может, об этом и не узнают, но ты конченый негодяй - ну а как тебя еще назвать? Вот, например, мы выключили диктофон, поболтали, вы мне какую-то тайну доверили, а я все это записал на пленку и куда-то отнес. Ну, сволочь, ничтожество...

- ...мягко говоря...

- Я этот прессинг выдержал! - вот если бы меня, не дай Бог, на какой-то уголовщине зацепили, чем-то пришлось бы жертвовать: или свободой, или информацией о людях. Мы ни одного человека не сдали (хотя многие банки в то время, я знаю, этим грешили), и доверие к нам было колоссальное.

- В 2008-м вы «Правэкс-банк» продали...

- ...да, крупной финансовой корпорации Intesa Sanpaolo, третьей по размеру ры­ночной капитализации в Европе.

- Говорят, она 750 миллионов долларов вам заплатила...

- Точно.

- Вы сегодня богатым себя считаете?

- В последнее время, когда уже не при должности, поразмышлять об этом могу... Да, я богат.

- Это особое состояние души - миллиардером себя ощущать?

- А я всегда был богат, даже когда и денег в советское время не имел, и от зарплаты жил до зарплаты, но только фантазиями был богат, идеями, мыслями. И все это, когда пришло время, реализовал, даже больше. Многое в Украине делал впервые: дом, скажем, такой в 94-м году построил, который до сих пор никто повторить не может (когда-нибудь вам его покажу), и продал «Газпрому». Бизнес делал, как выскочка: ни с правительством, ни с правоохранительными органами никогда не сотрудничал - ни с кем, все сам!

- Талант!

- Если бы сотрудничал, заработал бы намного больше, потому что основные деньги в сфере ресурсов, государственного распределения лежали, и схема фантастического обогащения была в то время простая: взятка, а за нее чиновник товарной массы тебе вы­де­ляет в 10 раз больше, чем положено, ты ее в дело пускаешь - и нет проблем. Я этим не занимался и богатым себя почувствовал, когда стал свободен, потому что раньше ведь как (в советское-то время)? Галстук, костюм и, блин, все время работа, служба... Все не свое, не то, о чем мечтал, к чему способен, а то, что считалось престижным, давало знакомст­ва, большую зарплату...

- ...и постоянный контроль и самоконтроль...

- Не всегда я мог полностью себя контролировать, я человек эмоциональный. До сих пор всякую дрянь в интернете показывают - я иногда неважно себя чувствовал, а обо мне невесть что выдумывают. Отдельная тема - не хочу об этом: я просто ощущаю в настоящее время, что потенциально могу обеспечить себе достойный сервис, комфорт, могу хорошо одеваться. Само ощущение этого очень позитивно!.. Что же касается питания... В моем возрасте есть надо то, что полезно, а не что вкусно и дорого (смеется), надо все время поддерживать себя в форме, что, в общем-то, я и делаю, а так, чтобы разгуляться и деньгами сорить, - нет! Не люблю жлобские какие-то вещи, мне претит выбрасывать деньги на ветер...

«ЖУРНАЛИСТ НАПИСАЛ, КАКОЙ Я СМЕШНОЙ - МИЛЛИОНЕР В ЗЕЛЕНОМ ПИДЖАКЕ ЗА 200 ДОЛЛАРОВ С ПУГОВИЦАМИ ПОД ЗОЛОТО»

- Интересно, а малиновый пиджак вы никогда не носили? - спрашиваю потому, что в свое время купил себе такой именно в магазине «Правэкса», который в Доме учителя (бывшем Музее Ленина) располагался...

- Я, как разбогател маленько, зеленый себе купил, шерстяной, и вот в 92-м году приперся ко мне в кабинет корреспондент газеты La Re­pub­b­li­ca, которая имела миллионный тираж и была одним из самых крупных европейских изданий. Как обычно, перед интервью я спросил: «Вы гадости-то не напишете? Текст перед тем, как печатать, покажете?». Он закивал: «Конечно... Все сделаю...». Жуликом оказался! - а представлялся выходцем чуть ли не из царской семьи. Солидный, пожилой человек, седой такой...

Он взял у меня интервью и пропал, а я до сих пор на английском читать не умею, и только лет, наверное, через 15 это интервью попалось мне на глаза. Я прочитал о себе очень едкую статью, но чистую правду: журналист увидел во мне человека, совершенно в плане ведения бизнеса необразованного и написал, какой я смешной даже внешне - миллионер в зеленом пид­жаке за 200 дол­ларов с миллионом несбыточных идей...

- И пуговицы, небось, на том пиджаке под золото были?

- Точно (смеется), под золото...

- Я просто хорошо эту модель помню...

- Да-да, было дело - вот такая грустная история с пиджаком приключилась...

- Вы как-то обмолвились: «Я не человек денег - я прост, как сибирский валенок», а первый свой заработанный миллион помните? Крышу от мысли: «Я, вчера простой еще парень, сегодня миллионером стал» - не снесло?

- Вы знаете, я всегда - и тогда, и сегодня - своими делами горжусь и тем, как устроен мой ум, как буквально из ничего могу делать что-то большое, значимое.

- Созидать...

- Ну, созидать - громко сказано, а я просто как есть говорю: для меня - и всех тому же учил! - важен процесс, путь к вершине, ведь если имеешь от Бога (а все это только от Него!), способности к политике или к бизнесу, все равно эту вершину найдешь. Восхождение к ней сладко, красиво и вдохновляет, ты будто летаешь, а сами деньги - ничто, они никогда такого удовлетворения не приносят, а то, что уже достиг, никогда не оправдывает ожидания, и это не я сказал, но чистая правда.

Жутко, конечно, и ужасно, когда люди живут в нищете, - у меня есть на сей счет своя философия, свое представление об этом: поэтому и занимаюсь благотворительностью...

Я в разных условиях жил - случалось, что и 20 копеек не было детям на молоко, которое во дворе продавали: выворачивал карманы - пусто, но по соседям пройде­шь­ся - давали.

- Вы же и грачевали одно время...

- ...и все же особого значения деньги никогда для меня не имели. Хорошо, конечно, когда они есть, но я вам скажу так: кому не дано пройти путь, тому не суждено разбогатеть, и даже если кто-то в лотерею выиграет, это не счастье принесет, а разочарование.

Из книги Леонида Черновецкого «Ис­то­рия успеха».

«К середине 70-х экономика советской страны стремительно шла на спад - в частности, и темпы возрастания производительности труда, и темпы роста реальных доходов на душу населения Украинской ССР сократились более чем в два раза. Ни одна экономическая проблема не была в то время решена удовлетворительно на государственном уровне, и мы, простые советские служащие, ощущали это на себе.

После распределения я переехал в Киев, где моя семья жила на Березняках в крохотной квартире-«распашонке» на девятом этаже, прямо под крышей - эту квартиру мы ждали два года и были просто счастливы, когда ее получили. Долгое время у нас с женой не хватало самых элементарных вещей - даже, представьте себе, стульев и табуреток. Особенно этот дефицит мебели ощущался, когда приходили гости, а в гости ходили тогда часто, и соседи друг с другом делились, хотя условия жизни были у всех одинаковые, то есть стесненные: не было ни у кого ничего. Этажом ниже жил хороший врач-лор, лечивший моих маленьких детей, а если кому-то был нужен юрист, я давал консультацию: в общем, большое спасибо моим соседям - милым, отзывчивым людям: если бы не они, не знаю, как вырастили бы мы детей.

Поэтому я очень хорошо знаю жизнь простых людей, знаю, что такое жить на одну зарплату или пенсию, как это, когда в доме месяцами нет горячей воды, не работает лифт, а жене нужно тащить по грязной лестнице коляску на верхний этаж, когда на первом этаже одинокая старушка живет, и весь дом старается ей как-то помочь, ведь, кроме нас, соседей, у которых своих проблем и забот по горло, сделать это больше некому.

Как вы понимаете, мне, молодому человеку, отцу семейства, стыдно было сводить концы с концами и попросту выживать, хотелось жить - без излишеств, но достойно, потому я и вспомнил о подаренной мне машине.

В Советском Союзе обладатель автомобиля состоятельным человеком считался, а сама машина - предметом роскоши, и уже только потом - средством передвижения. О такой роскоши, правда, я даже не мечтал - первый автомобиль оказался у меня совершенно случайно: на свадьбу нам его подарил тесть.

Я и не думал в то время, что у меня когда-то будет машина - для меня, советского человека, она была чем-то несбыточным. Жил на стипендию и на какие-то подработки во время учебы в институте, к тому же прекрасно понимал, что моя будущая прокурорская зарплата никаких шансов на приобретение собственного автомобиля не даст.

Помню, просыпаюсь на третий день после свадьбы, заходит ко мне тесть и говорит: «Давай, сынок, на базар поедем». Я подумал, что, наверное, не хватает продуктов, потому что людей на свадьбе было, как принято на Кавказе, несколько сот, однако очень скоро понял: едем мы не за продуктами, а на автомобильный рынок. Окинув взглядом ряды машин, тесть широким жестом предложил - выбирай! - и я выбрал новенькую голубую «шестерку» ВАЗ-2106.

Вот такой подарок сделали нам родители Алины, и, несмотря на то что водить автомобиль на тот момент не умел (хотя и имел права, которые во время учебы в Харьковском юридическом получил), я был счастлив. Правда, когда сел за руль, оказалось, что водить машину по городу не смогу, поэтому первое время, когда ее привез­ли в Киев, ездил в своем собственном автомобиле на пассажирском месте, глядя на других водителей и осваивая, таким образом, вождение. Самым трудным было для меня переключение скоростей, хотя, как оказалось, к вождению я человек спо­соб­ный, быстро всему научился. С тех пор за рулем я больше 30 лет.

Описать свои ощущения словами трудно: я водил машину и чувствовал ее частью себя, наслаждался ее мощью и комфортом, который на то время она мне предоставляла. Это было предметом зависти для многих моих коллег по прокуратуре - меня постоянно просили подвезти кого-то домой, и очень скоро такая ситуация мне надоела. Впрочем, воспринимая свою «раз­возку» как тренинг по вождению, изменить ее я не пытался.

Кстати, эта машина довольно долго помогала мне как-то поддержать семью. Денег в те годы катастрофически не хватало, зарплата у меня, следователя прокуратуры, была маленькая, взяток не брал принципиально, а двоих детей нужно было кормить, потому я нашел выход - после работы за руль своей «шестерки» садился и зарабатывал детям на молоко частным извозом.

В советские времена такая подработка едва ли не преступлением считалась: как же, дополнительный заработок, так называемые нетрудовые доходы, «левые» деньги, шабашка - между прочим, за нетрудовые доходы осуждали тогда чаще всего. Кто помнит советский милицейский сериал «Следствие ведут ЗНаТоКи»? Так вот, эта троица сыщиков убийства или другие преступления, вооруженные ограбления, например, расследовала крайне редко - в основном они выводили на чистую воду тех, кто государственному предпочитал свой карман. Раз занимаешься частным промыслом, значит, воруешь у государства: страна, в которой мы жили, - чуть ли не единственная, в которой могли посадить в тюрьму по приговору суда за труд, за желание работать и зарабатывать (за лень, кстати, тоже осуждали, но приговоры были намного мягче)...

Я действительно, когда занялся частным извозом, преступником себя ощущал: если бы начальство за этим застукало - выгнали бы моментально...».

«ДАЖЕ ЕСЛИ ВДРУГ НА ТЕБЯ СВАЛИТСЯ МИЛЛИОН, А ТО И ДВА, ТРИ, ПЯТЬ - БЫВАЕТ ТАКОЕ, - ТЫ ВСЕГДА БУДЕШЬ БАНКРОТОМ, ЕСЛИ НЕТ ФИЛОСОФИИ И СТРАТЕГИИ, ЕСЛИ НЕ ПРОДУМАЛ, КАК ДЕЙСТВОВАТЬ ДАЛЬШЕ»

- Вы книгу «Как стать миллионером?» издали - что посоветовали бы сегодня людям, потенциально талантливым, которые просто не знают, с чего в наших условиях, в нашей стране начать?

- Этот путь простой и понятный, но важный для тех, кто действительно захочет его пройти. Многие быстрого заработка ищут, но я такой вариант не приветствую. Да, ты можешь заработать деньги (я не вам это говорю, а читателю, тому конкретному человеку, который о богатстве мечтает) или вдруг на тебя свалится миллион, а то и два, три, пять - бывает такое...

- ...жаль, редко!..

- ...но ты всегда будешь банкротом, если нет философии и стратегии, что делать дальше. Даже если очень большая сумма в начале бизнеса тебе вдруг отвалилась (что все-таки бывает, пусть и раз на миллион случаев), богатства это не принесет, то есть, во-первых, нужно верить в то, что ты это сделать можешь, а во-вторых, необходимо хорошо проанализировать: ты действительно человек денег и дела или классный сотрудник, работник, хорошо свои обязанности выполняющий, и вершин можешь достичь только в найме. У многих ведь проблема какая? Смотрят на миллиардеров и мечтают такими же быть, но...

- Желания возможностям не соответствуют, да?

- Хочешь зарабатывать - делай то, что тебе нравится и что ты реально потянешь: вот самое главное правило, а дальше верь в себя, будь честным и днем и ночью воплощением своей мечты занимайся. Целью должны быть не деньги, а самореализация, при этом чему хочешь себя посвящай - если имеешь талант, хоть с подметания улицы начинай. Пойми, как это делается, найми исполнителей, все объясни, составь для них должностные инструкции...

- ...наладь схему...

- ...и вперед! Сначала 10 человек возьми, потом тысячу, 100 тысяч - все страны захватывай, делай это лучше других. Кстати, бытует мнение, что все ниши кругом заняты...

- Ничего подобного?

- Все это глупости! - тем рыночная экономика и хороша, что всегда есть место новой энергии и каким-то новым идеям. Крупная компания, разрастаясь, загнивать начинает - все там формализовано, и пока примут решения, пройдет много времени.

- Отсюда застой...

- ...а ты голодный, ты хочешь бабок...

- ...глаза горят...

- ...и энергия есть, и здесь (пальцем стучит по виску) тоже имеется. Вперед! - но только не беги за тем, что под ногами валяется, делай это со стратегическим под­ходом, с прицелом на будущее - и заработаешь.

- Классный совет!

- Гениально, да (смеется).

Из книги Леонида Черновецкого «Ис­то­рия успеха».

«Никогда не нужно забывать себя прежнего.

У человека, умеющего мыслить, делать выводы и принимать решения, никогда нет и не может быть прошлой жизни, прошедшего времени: жизнь одна, и каждый прожитый год - это всего лишь приобретение опыта, который помогает в дальнейшем и позволяет каждый следующий этап проживать достойно. Тот, кто часто употребляет словосочетания вроде «это осталось в прошлом», вольно или невольно прожитого уже стыдится, пытается какие-то ошибки свои оправдать либо же вообще от всего отречься.

Мой опыт показывает: подобное отношение к своему прошлому - один из основных признаков неуверенности в себе, собственных силах, собственной позиции, а то, что произошло с каждым из нас, так или иначе предопределено судьбой, и когда сам я оглядываюсь назад, понимаю: я всегда шел по линии своей судьбы и в результате становился тем, кем должен был стать. Если вам скажут, что я, Леонид Черновецкий, претендую на какие-либо высокие посты в стране и готов на все, лишь бы их занять, это будет неправдой, потому что всякий раз серьезные изменения в моей биографии происходили совершенно не­ожи­данно.

Я убежден: обычный человек способен изменить свою жизнь, если очень сильно этого захочет.

Взять кризис, о котором много говорят, пишут, даже в отчаянии кричат и спрашивают друг у друга, что же делать. То, что сегодня определяют словом «кризис», началось не вдруг и не закончится внезапно, однако мне довелось пережить множество ситуаций, которые вполне можно считать кризисными. В конце концов, люди моего поколения родились, выросли и прожили половину жизни в стране, которая сама по себе пребывала в перманентном кризисе, и если мы находили в себе силы не опускать руки тогда, победим и сегодня.

Эти мои мысли - своеобразные советы тем, кто во что бы то ни стало хочет добиться успеха, причем под словом «успех» я понимаю не только и не столько материальное благополучие, сколько возможность находиться в согласии с самим собой независимо от обстоятельств. Давая практические советы, как стать миллионером, я всегда говорил о том, что основной капитал не в кошельке или на банковском счету, а в голове у каждого из нас, но вот в чем парадокс: без того капитала, который в голове, того, который в кошельке, никогда не будет, и умение распоряжаться первым обязательно научит грамотно распоряжаться вторым.

Наоборот не бывает никогда - во всяком случае, я подобных примеров привести не могу.

Я, советский молодой специалист, получавший в 1977 году зарплату 112 рублей, несколько десятилетий спустя добился успеха в бизнесе: сперва заработал первый свой миллион, затем стал известным политиком и, наконец, получил главный кредит - кредит доверия киевлян, отдавших за меня свои голоса на выборах мэра столицы Украины весной 2006 года.

Вместе с тем, оглядываясь назад, могу утверждать: тот ошеломляющий успех, которого добился я в 40 лет, сопутствовал мне не всегда - трудно представить, что когда-то моя семья жила в очень стесненных условиях - занимала стандартную «панельку» в левобережной части Киева в спальном районе Березняки...».

- Не секрет, что вы поистине шикарным обладаете автопарком, а это правда, что в вашем гараже даже «Чайка» первого секретаря ЦК КПУ Владимира Васильевича Щербицкого стоит?

- Точно - по дурости за 300 тысяч долларов ее в Киевсовете купил: она мало чего стоит, но пусть уже будет.

- Какими самыми яркими автомобилями вы обладаете?

- Слово «яркие» ни с машинами, ни с моим отношением к ним у меня не ассоциируется. Я очень хороший водитель и раньше охотно садился за руль - мне это нравилось: купил автомобиль, сразу за руль - и наслаждение получаешь. Конечно, они у меня разные: во-первых, как миллиардеру-бизнесмену мне по статусу доро­гая машина положена - ну кто бы на переговорах меня вос­принимал, если бы приехал туда на «жигулях»? Для этих целей мне служит «роллс-ройс», есть авто и других марок, но в машине я мало времени провожу: поскольку много работаю, прогулки на свежем воздухе предпочитаю, люблю наслаждаться природой - она для меня все, не машина.

«ЧЕМ Я КИЕВЛЯН ПОДКУПИЛ? ТЕМ, ЧТО ЧЕЛОВЕК ИСКРЕННИЙ»

- Это интервью прочитают миллионы людей разного достатка: и бедные, и средний класс, и богатые, и многих интересует: где хранить деньги, как их приумножать, во что вкладывать...

- ...если, конечно, они есть...

- Что такой опытный человек, как вы, мог бы им посоветовать?

- Сложный вопрос - для меня сложный, потому что этим занимаюсь я постоянно. Деньги действительно надо хранить... (Смеется). Где? Конечно, в надежных банках - в Украине такие есть (по понятным причинам какие-то конкретные сейчас называть не буду), и они достаточно неплохие дают проценты... Кстати, я президент ассоциации «Украинский кредитно-банковский союз» и банковскую систему хорошо знаю - могу сказать, что проценты в украинских банках очень хорошие...

- ...но риск, однако, какой!

- Некоторым, тем не менее, доверять можно, особенно тем, за которыми крупные иностранные компании стоят, - они свой авторитет не потеряют, вкладчиков не предадут, а вот приумножать деньги, к сожалению, негде, потому что достойных предложений по ценным бумагам у нас в Украине нет. Самое лучшее вложение - это, конечно, ценные бумаги крупных инвестиционных компаний: ты их купил, а когда цена выросла - продал, цена упала - снова купил... Купил - продал, купил - продал: такая вот тема.

- Недвижимость - вариант похуже?

- Золото будет дорожать обязательно, а недвижимость? Ну, чтобы в нее вкладывать, большие деньги надо иметь, но идея это хорошая: на первом месте ценные бумаги, которых в Украине практически нет, а где-то, наверное, на втором - недвижимость. Банки надежные - тоже неплохо, и в Украине, повторяю, такие, которым я доверяю, есть.

- Известно, что вы не просто давно благотворительностью занимаетесь, а делаете это масштабно, системно. Мало кто в нашей стране может похвастаться тем, что в течение многих лет со­держит столовые для бездомных стариков и медицинские центры для социально не­защищенных, причем не под выборы, как большинство политиков, ак­ти­ви­зи­руется, но почему, позвольте спросить, вы только бабушек любите - а дедушек?

- Большую роль в этом мама, конечно, сыграла... (Пауза). Поэтому бабушек и вспо­минал больше, но и дедушек тоже люблю (смеется). Во время последних выборов моих бабушек просто достали - твер­дили, что я гречкой их всех поголовно купил, что вроде бы за это меня и мэром избрали. Ну чистая брехня! - таких результатов на выборах, которые имел я...

- ...не достигал никто...

- Да, люди мне просто верили и не разочаровались даже после того, как первые два года в киевской мэрии отработал. Если в 2006-м, когда я был первый раз избран мэром, за меня 32 процента киевлян проголосовало, то в 2008-м, на внеочередных выборах, набрал уже 38 процентов голосов - больше, чем все партии, которые претендовали на этот пост, вместе взятые. Почти 650 тысяч человек меня поддержали, и в большинстве стран мира я мог бы кандидатом в президенты идти - без проблем, и когда меня упрекают в том, что кого-то купил, отвечаю: сейчас многие повторять пытаются...

- ...приписываемый вам способ ис­пы­тателей охмурить...

- ...но почему-то безуспешно, так что все это сказки Арины Родионовны.

Чем я действительно киевлян подкупил? Тем, что человек искренний - что думаю, то и говорю, и это совершенно очевидно для тех, кто непредвзято к моей скромной персоне относится. Я много выступал, много писал законов и людям всегда помогал, но говорить об этом не люблю: эмоционально, на подъеме расписывать, какой ты хороший, неправильно, поэтому скажу, что есть на самом деле. Как я темой помощи бездомным увлекся? Стал Библию читать, искренне поверил в Бога и все думал, как Ему отслужить за то, что так много мне дал, а тут как раз горе большое в моей семье произошло... Не стану о нем рассказывать, но увидел я беспризорных, начал с ними общаться и понял, что никакие это не преступники и негодяи, - это люди, - не животные! - у которых своя философия жизни, увидел, что они другие, совсем не такие, как мы (кстати, эти бродяги никогда не были мне благодарны).

Кстати, Бог не любит, когда левая рука знает, что делает правая, когда добро делает, то есть распространяться об этом особо нельзя, и я никогда это не выпячивал, но благотворительность меня увлекла. Были просто такие в моей жизни события, благодаря которым внимание на эту категорию людей обратил - среди них, кстати, множество интересных фигур.

«ЭТО ДЛЯ ТЕБЯ ПОДСТИЛКА ВОЗЛЕ ДВЕРИ ГРЯЗНАЯ, НЕ ТАК ПАХНЕТ, А КОГДА ГРАММ 250 ВОДКИ ВЫПЬЕШЬ, ОНА ЛУЧШЕ, ЧЕМ ТВОЯ ПОДУШКА»

- Когда-то я пригласил в свою столовую начальника УВД Киева Опанасенко - он замминистра МВД потом был...

- Замечательный человек! Покойный уже...

- Царствие небесное (крестится), и Петр Никитич невероятную историю о бездомных мне рассказал. К слову, среди них разные попадаются люди: и бывшие начальники, и директора заводов, и бизнесмены - пути Господни неисповедимы. Сейчас их вроде не трогают, а раньше, как собак, в мусорную контору сразу заметали и в тюрьму, издевались над ними. И вот, рассказывал Опанасенко, как-то ему, начальнику УВД, докладывают: «Тут бомж один утверждает, что вас знает». Заводят к нему бродягу, и Опанасенко узнает в нем бывшего второго секретаря Омского или Томского обкома партии - в 80-х это фантастическая была должность, уровень высочайший, не меньше министра номенклатура, а он в розыске уже пять лет - пропал человек. «Как ты тут оказался?» - спрашивает его генерал. «Да так... - отвечает тот. - Пришел с какого-то заседания обкома домой и застал на своей жене первого секретаря, и меня как бы замкнуло... Я ничего из квартиры не взял - закрыл дверь и ушел: не хочу в этом мире быть».

Опанасенко ему: «Слушай, многие из твоих товарищей по партии живут так, как раньше и не снилось - я тебе денег дам, квартиру помогу получить, все объяснишь, восстановишься», а бродяга в ответ: «Знаешь, Петр Никитич (красивый и порядочный он человек был, настоящий мент! - Л. Ч.), у меня к тебе только одна просьба, - просто отпусти: другой жизни я не хочу».

А вот пример философии бездомных из моей жизни. Какой-то период я в транспортной прокуратуре работал, и пришлось мне убийство расследовать: один бездомный другого убил. Оба - и убийца, и жертва - участниками войны были, а тогда, при Брежневе, бывших фронтовиков на руках носили: им повысили пенсии, предоставили разные льготы, выделяли машины, пайки продуктовые. Те, кто удостоверение участника войны предъявлял, могли и жилье чуть ли не за несколько дней вне очереди получить, и вот сидит у меня под следствием подозреваемый в этом убийстве бродяга - тоже ветеран: паспорта нет, но военный билет имеется, и я его спрашиваю: «Чего ты скитаешься - жил бы, как все нормальные люди, все законы сейчас для тебя»... Он, кстати, так и не при­знался, что приятеля убил, - скорее всего, они по пьяни чего-то не поделили...

- ...бытовуха...

- ...но интересный мужик был... Он бы со мной так не разговаривал - эти люди вообще душу перед кем-то раскрывать не склонны, они в своей теме, но в тюрьме ему было скучно и выпить нечего, так что поболтать со следователем - одно удовольствие (смеется), и вот он мне мечтательно говорит: «Ты себе представь: лето или теплая осень (а там возле железной дороги лесопосадка. - Л. Ч.)... Я себе гамак растянул, утром пошел, бутылки по вагонам пособирал, вечером (щелкает себя по горлу) купил колбаски, костер развел. Ты такой жизни не видел, - а сам аж зажмурился от воспоминаний, - а думаешь, когда зима, мне в подъезде хреново спать? Ничего подобного - это для тебя подстилка возле двери грязная, не так пахнет, а когда грамм 250 водки выпьешь, она лучше, чем твоя подушка, и сплю я намного спокойнее тебя, а ты в проблемах весь, вон какой дерганый... В об­щем, так, - ре­ши­тельно заявил, - ни в какие органы за квартирой я не пойду».

- Философия...

- Совершенно верно, но суть не в этом: они очень разные, эти люди, у них разные судьбы, и за добро они никогда спасибо тебе не скажут, что, если великому Писанию следовать, хорошо. Потому что, если ты за свое хорошее благодарности ждешь, значит, за нее, а не за добро ближнему и стараешься, а это уже не благотворительность, а удовлетворение своих амбиций, гордыня - мол, хороший ты какой, добренький... Помогай полностью бескорыстно! - и я это делаю с большим удовольствием: думаю, сегодня мой проект - один из самых больших в Европе...

- ...и долгоиграющих...

- Единственный раз по EuroNews передачу о моей инвестиционной компании показали - не хочу себя рекламировать.

Есть и второй проект, которым сейчас занимаюсь, но уже в Грузии, где часто бываю, - это программа ухода на дому за пожилыми людьми, которые не имеют ни средств, ни родственников. Загорелся ею, когда масштабы проблемы увидел, ведь многие старики просто в постели гниют...

- ...никому не нужные...

- То есть они под себя ходят, им некому подать еды и стакан воды, а ведь многие из них, пока были здоровы, что называется, уважаемыми были людьми. Сегодня 217 человек под моей опекой - я посылаю им медсестер, те их кормят, инъекции делают...

- ...моют...

- ...меняют подгузники и, что очень важно, разговаривают с ними. К Новому году не меньше 500 таких людей опекать буду, а еще детские дома открываю, но не хочу, чтобы это выглядело фарисейством, - скажу только, что этим живу, это часть моей души, и половина рабочего времени уходит на создание бизнес-проектов, я вовсю инвестициями в новые технологии занимаюсь. Всего год назад компьютер узнал - невероятная вещь!

- Целый мир открылся...

- Увидел, какие умные люди вокруг, какие среди них есть таланты, какие идеи - фантастика! (Пауза). Сбился с мысли - увлекаюсь, а идея моя в благотворительности не только в том заключается, чтобы человека накормить или банально обслужить, - важно привлечь к этой теме внимание разных людей, которые могут жертвовать. Верят они в Бога, не верят - не важно, но как только мы правильно подали информацию о том, что несколько десятков точек имеем по городу, по которым еду для бездомных развозим, многие киевляне стали одежду туда приносить, продукты, а иногда и деньги давать. Как только ты к доброму поступку человека подвигнул, ты уже богоугодное сделал дело, потому что у дающего открылась душа, он чужие проблемы увидел, стал сострадать.

Сейчас я хочу программу «Киевляне по­мо­гают киевлянам» сделать - в столице много тех, у кого полно всяких ненужных вещей, а у какой-то бабушки или дедушки телевизора нет нормального, стиральной машины. Ну чего не отдать? - все равно выбросишь, так возьми конк­ретного дедушку, бабушку или ребенка и помогай. Тебе самому легче будет и совсем по-другому станешь себя ощущать, душа для добрых, хороших дел раскроется - это одна из идей, которую я вынашиваю.

(Окончание в следующем номере)



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось