В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Марфа из "Бедной Насти" актриса Лариса ШАХВОРОСТОВА: "Перед смертью Игорь Тальков дарил всем свои фотографии"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 17 Июля, 2006 21:00
Сегодня Лариса Шахворостова - одна из самых востребованных актрис.
Людмила ГРАБЕНКО
Сегодня Лариса Шахворостова - одна из самых востребованных актрис. Кажется, она снимается во всех сериалах сразу: "Бедная Настя", "Громовы", "Гибель империи", "По ту сторону волков", "Участок"... Рыжеволосая красавица с серыми глазами достоверна в любой роли и чувствует себя уютно во всех без исключения эпохах. На встречу Лариса приехала в роскошном трехдверном Renoult-Megane цвета морской волны.

"МНЕ ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ СОСТАРИТЬСЯ, СТАТЬ БАБУШКОЙ, А ЕСЛИ ПОВЕЗЕТ, ТО И ПРАБАБУШКОЙ"

- Лариса, как вы чувствуете себя за рулем?

- Замечательно! И очень жалею, что не купила машину раньше. Теперь мне не страшен ни снег, ни дождь, ни холод. И водить я научилась очень легко, будто родилась за рулем.

- Вы часто снимаетесь в сериалах. Выходит, относитесь к ним без предубеждения?

- Не ко всем. У меня очень строгие критерии отбора, соглашаюсь сниматься далеко не в каждом сериале. Среди моих любимых семейная сага "Громовы", "Гибель империи" и "Убойная сила-6", где я сыграла мать взрослого сына.

- Не боитесь перевоплощаться в женщин старше себя?

- Я и в жизни возраста не боюсь. Все мы с годами не молодеем, и это нормально! Сходить по этому поводу с ума глупо, ведь все зависит от состояния души: вот если внутри пустота, это печально.

Мы должны пройти весь свой путь - от рождения до смерти. Кому-то дана старость, кому-то нет. Мне очень хочется состариться, стать бабушкой, а если повезет, то и прабабушкой. Я вот смотрю на свою маму и маму своего мужа, актера Сергея Маховикова (исполнитель главной роли в сериале "Слепой". - Авт.), - это два совершенно разных человека. У каждой свой внутренний мир, он отражается на лице, и это прекрасно! "Какая же ты красивая, - говорю я своей маме, - и как я тебя люблю!".

- А как вы относитесь к пластическим операциям?

- Морщины тоже можно "носить" с достоинством. Правда, многие считают, что у пожилых актрис гораздо меньше ролей. Но это неправда! Кроме того, с подтянутым после пластики лицом ты не сможешь хорошо играть... Хотя кто его знает... Сейчас я рассуждаю так. А может, если у меня все обвиснет, побегу к хирургам, лягу на стол и скажу: "Отрезайте все лишнее, оно мне мешает!".

- Но ведь профессия актрисы обязывает к безупречному внешнему виду!

- Безусловно! Но я очень легко отношусь к своей внешности. Тем более что все мои героини последнего времени, например, в "Громовых" или "Участке", не вылезают из сапог, галош, валенок, фуфаек и ситцевых халатов. Какой маникюр мог быть у матери шестерых детей в 1946 году или у эсерки-террористки? И вообще, мне кажется, что работа над ролью начинается изнутри, а внешность - это уже совсем другая история. Я вообще как мартышка: на меня надели костюм, я поняла, что играю, и уже в зеркале сама себя не узнаю! Однажды жюри одесского кинофестиваля "Золотой Дюк" сделало мне комплимент. На конкурс были представлены сразу три картины с моим участием, так вот, они только по титрам поняли, что в них занята одна и та же артистка!

Если нужно для роли, актриса должна стать не просто некрасивой, но и откровенно уродливой. Например, в "Гибели империи" у Владимира Хотиненко я сыграла эсерку-террористку. Абсолютно характерная роль - практически без косметики, в очочках, с тонкими губками и зализанной головкой, в общем, настоящая сволочь. И ничего!

- Что для вас самое трудное на съемках?

- Работа есть работа. В "Бедной Насте" мой первый съемочный день длился... 19 часов. К тому же мне выдали огромное количество текста, который надо было выучить... Но больше всего досаждала мелкая павильонная пыль, которая забивает тебе все поры и легкие. Сколько людей из-за нее заработали себе тяжелейшую аллергию!

Ни для кого не секрет и то, что лето мы зачастую снимаем зимой, а зиму - летом. Сниматься на ледяном зимнем ветру в легком летнем платье - не очень большое удовольствие! Да и энергетически порой бывает очень сложно, ведь в каждую новую роль ты вкладываешь часть себя. А если не потратишься, ничего у тебя не получится.
"ЧТОБЫ СНИМАТЬ КВАРТИРУ, ДРАИЛА ПОЛЫ И СОРТИРЫ"

- Вы смотрите свои фильмы?

- Я боюсь смотреть картины, в которых снималась, но чувствую с ними некую внутреннюю связь. Недавно показывали сериал "Громовы", за который я ужасно переживала. И вот представьте себе: сижу я днем дома и чувствую, что со мной происходит что-то странное: не могу ни на чем сосредоточиться, не нахожу себе места. Потом меня просто начинает бить мелкая дрожь! И тут я понимаю, что фильм-то, оказывается, уже идет, его смотрят в Петропавловске-Камчатском и Хабаровске! Вот это и есть тот самый энергообмен между актерами и зрителями.

- Просто мистика какая-то!

- Напротив, абсолютно нормальное явление. Если человек обращается с молитвой к Богу и искренне просит о чем-то, его просьба обязательно будет услышана. Точно так же и здесь: если актер работает сердцем, зритель обязательно его услышит!

- Вы всегда хотели быть актрисой?

- Всю жизнь! Даже не помню, когда эта мысль пришла мне в голову, такое впечатление, что я с ней родилась. Правда, в школьных сочинениях я писала, что хочу быть фигуристкой или журналисткой, - боялась спугнуть судьбу.

- Долго обивали пороги театрального вуза или поступили легко?

- Это особая история! Папа, бывший военный, в мечтах видел меня музыкальным работником. Когда я окончила восемь классов, он сильно заболел (у него был микроинфаркт), и, чтобы его не огорчать, я поступила в музыкальное училище на теоретический факультет по специальности "сольфеджио, музыкальная литература и фортепиано". На втором курсе, чтобы получить трудовую книжку, пошла работать уборщицей на завод и начала убеждать маму, что поступать в театральный институт в 19 лет неправильно, надо ехать в 17. Спасибо маме, она поняла и поддержала. Сдав экзамены за курс средней школы экстерном, я отправилась из Бийска на Алтае штурмовать Москву.

В первый год мне предложили остаться вольным слушателем в Школе-студии МХАТа, но папа воспротивился: "Присматривать за тобой будет некому!". Пришлось вернуться домой. На второй год поступала на курс к Бондарчуку - мимо, но меня показали Баталову. Алексей Владимирович послушал меня, посоветовал, что подготовить, и сказал: "Приезжай на следующий год, я тебя возьму!". В тот год он набрал национальный курс из украинских и белорусских студентов, а меня опять взяли... вольным слушателем. Словом, пришлось поступать заново. Это было лихо! Меня приняли сразу в два вуза - ВГИК и ГИТИС. И хотя официально выбрала театральный, училась и там, и сям.

- Сниматься рано начали?

- На втором курсе. Моим дебютом стала картина Юнгвальда-Хилькевича "Сезон чудес". После этого мою фамилию постоянно склоняли в деканате, потому что я была рьяной прогульщицей. Сниматься нас официально не отпускали, поэтому я приносила справки обо всех мыслимых и немыслимых болезнях. И параллельно ходила на все фото- и кинопробы. Дело даже не в том, что мне очень хотелось сниматься. Просто я не хотела жить в общежитии, снимала квартиру, а на это нужны были деньги. Вот и хваталась за любую работу. Драила полы и сортиры в кинотеатре "Художественный", мыла и пылесосила начальственные кабинеты в Министерстве водного и рыбного хозяйства, расположенном недалеко от ГИТИСа.

После окончания института одновременно снималась в Киеве, Москве и Кишиневе. Буквально разрывалась между этими городами, жила в поезде: вечером едва доносила голову до подушки, а утром, когда поезд прибывал на очередной вокзал, не всегда понимала, где я, собственно, проснулась.
"ПЕРЕД ВЕНЧАНИЕМ У МОЕГО ЖЕНИХА ЩЕКУ РАЗДУЛ ФЛЮС, А У МЕНЯ ОПУХ ПАЛЕЦ НА НОГЕ"

- В театре вы совсем не работали?

- Несколько сезонов выходила на сцену Нового драматического, но потом поняла: надо выбирать между кино и театром. Снималась, параллельно моталась по концертам, пела - в общем, потихонечку набирала очки. На съемках картины "Простодушный" познакомилась со своим мужем.

- Это была любовь с первого взгляда?

- Он уверяет, что я сразу ему понравилась, и о себе могу сказать то же. Но мы очень долго присматривались друг к другу. Вся съемочная группа знала, что я и он влюблены, а мы боялись себе в этом признаться. Старались держаться как можно дальше друг от друга, даже гримировались в разных гримерках. Но, очевидно, какие-то искры проскакивали... Потом Сергей работал в Санкт-Петербурге и приезжал ко мне в Москву, когда было свободное время. Он любит говорить, что наши чувства проверены временем.

- Ваша свадьба была запоминающейся?

- Не столько свадьба, сколько венчание. В тот день у жениха щеку раздул флюс, боль была невыносимая. А у меня опух палец на ноге, я буквально с места сдвинуться не могла. Сергей даже предложил перенести венчание, но я отказалась: это был день памяти Сергия Радонежского, небесного покровителя моего мужа. Кое-как дошли до церкви, исповедались, причастились. Потом нас обвенчали. Так вот, хотите верьте, хотите нет, но когда мы вышли из храма, ни у него, ни у меня ничего не болело.

- Говорят, двум артистам сложно ужиться вместе!

- Сережа - потрясающий человек, он никогда не угнетает мою волю, не навязывает свое мнение. Хотя я, наверное, смирилась бы и с этим, поскольку воспитана в старых понятиях: для меня мужчина - глава семьи, на нем огромная ответственность лежит. Женщинам нужно помнить об этом и не брать все в свои руки, если они хотят видеть рядом с собой настоящих мужчин... Что бы там ни говорили, профессия, даже очень хорошая, сегодня есть, а завтра - нет. И только близкие люди спасают нас в любых ситуациях. Для меня муж, дочь, родители, младшая сестра - самое главное в жизни.

- Сколько лет вашей дочери?

- Она еще совсем крошка, недавно ей исполнилось три годика. И уже весьма артистичная натура! Многие актеры говорят: "Не дай Бог мой ребенок пойдет по моим стопам!". Но мне кажется, это не совсем искренне. Спрашивается: если это такая плохая профессия, то почему вы сами ею занимаетесь? На мой взгляд, для женщины лучше занятия просто нет!

- Обычно, говорят наоборот...

- Просто для того, чтобы все было хорошо, нужно соблюдать несколько правил. Во-первых, помнить, что удача приходит только к тому, кто терпелив и настойчив. Во-вторых, оставаться самим собой и верить, что все будет в порядке. И в-третьих, нельзя сидеть сложа руки и ждать, что тебе что-то принесут на блюдечке с голубой каемочкой. Нужно быть готовой, находиться в хорошей физической форме, и все получится. А если, несмотря на это, Господь Бог не дает тебе известности, значит, тебе и не нужно быть знаменитой, тебя это только испортит.

- Я знаю, что вы снимались с Игорем Тальковым в фильме "Князь Серебряный".

- Он произвел на меня очень сильное впечатление, хотя ему было очень трудно работать - он ведь не профессиональный актер. Тем не менее справился Игорь со своей ролью прекрасно. И общаться с ним было очень интересно: он был удивительно начитанным, хорошо знал российскую историю. Мы подружились.

Перед смертью Игорь дарил всем свои фотографии и сопровождал их дарственными надписями, причем для каждого человека находил какие-то особенные слова. У меня много этих фотокарточек хранится. У нас очень теплые отношения с его женой, Таней Тальковой, которая работает вторым режиссером на киностудии "Мосфильм". На ней держится, по сути, Фонд памяти Игоря Талькова. Их сын, тоже Игорь, уже совсем взрослый. В общем, жизнь продолжается. Но знаете, что удивительно? Как только в моей жизни происходит какое-то значительное событие, я тут же слышу песню Игоря или какое-то иное упоминание о нем. Сначала мне становилось не по себе, а сейчас я воспринимаю это как данность и молюсь за него. Светлая ему память...

Киев - Москва - Киев


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось