В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
С песней по жизни

АЗИЗА: «По моему удостоверению воина-афганца мама каждую неделю получала в гастрономе продукты: мясо, крупы... Это было существенное подспорье!»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 24 Июля, 2008 21:00
Известная певица победила в телеконкурсе «Ты — Суперстар!», записала новый альбом и готовится отметить 20-летие творческой деятельности.
Анна ШЕСТАК
В 1988-м она вихрем влетела на отечественную эстраду — восточная красавица с необычайно сочным голосом, знойными глазами, ногами от ушей... После того как выпускница Ташкентской консерватории Азиза Мухамедова завоевала третью премию и приз зрительских симпатий в Юрмале, ее карьера развивалась стремительно. Первая успешная пластинка, тираж которой разошелся в рекордно сжатые сроки, шлягер «Твоя улыбка», множество поклонников: бизнесмены, генералы... И вдруг как гром среди ясного неба — 6 октября 1991 года — день, когда по трагической случайности погиб Игорь Тальков. Азиза не любит вспоминать об этом: она просто оказалась рядом. В ненужное время в ненужном месте. Для людской молвы этого было достаточно. Спустя несколько лет певица выступала на вечере памяти Владимира Высоцкого, где исполняла «Беду». Это было столь проникновенно и искренне, что в голове мелькнула мысль: о себе поет. «Я не понаслышке знаю, что чувствует творческий человек, когда его вырезают из эфиров», — признается Азиза. На долгое время певица исчезла с телеэкранов. По ее словам, кое-кто (имени она не называет) воспользовался трагедией, чтобы убрать ее с эстрады. Да только замены восточной диве не нашлось. Значит, суждено было вернуться, и не случайно она одержала победу в телешоу канала «НТВ» «Ты — суперстар!», в котором участвовали такие профессионалы, как Анне Вески, Алексей Глызин, Сергей Челобанов, Валентина Легкоступова, Алена Апина, Ольга Зарубина, Михаил Муромов, Сергей Крылов и Шура. Азиза получила сразу три награды: от жюри, зрителей и «Авторадио». «Мне даже как-то не по себе, — смутилась она, — могли бы и поделить призы...». На что ей ответили: «Дают — бери, бьют — беги».

«ВОРОВАТЬ ВНИМАНИЕ ПРИГОЖИНА У ВАЛЕРИИ — ЭТО ПРЕСТУПЛЕНИЕ, И Я НЕ ЗАХОТЕЛА ЕГО СОВЕРШАТЬ»

— Азиза, что же все-таки означает ваше экзотическое имя, которое вновь на слуху?

— Дорогая, душевная... Душечка, одним словом. (Смеется). Но это, я считаю, примитивно. Настоящий смысл, к сожалению, утрачен: в Древнем Египте имя Азиза означало «носящая Бога». Вот это мне ближе.

— Вы считаете, что соответствуете своему имени?

— Да. Как любая женщина. Ведь певица — это только профессия. А настоящее предназначение женщины — быть матерью. Мне уже не 20 и не 25, но надеюсь свое предназначение выполнить.

— Почему вы рискнули участвовать в телешоу «Ты — Суперстар!»?

— Меня пригласили продюсеры... Я, наоборот, долго и упорно отказывалась, потому что уже нашла себя в других ипостасях. У меня классическое образование, преподаю музыку детям в первом-втором классах. Довольно много концертов давала, в том числе и благотворительных. Выступала и в Нагорном Карабахе, и в Чечне...

Вы знаете, там совершенно иначе слушают песни. Это не праздная публика, которая пришла просто за зрелищем, а люди, которые нуждаются в моральной поддержке.

Я чувствовала, что нужна им, понимаете? А тут предложение вернуться в большой шоу-бизнес. Зачем? Я ведь уже знаю жизнь, знаю, что такое неформат, когда тебя вырезают из телепрограмм... Стрессы, постоянная напряженка... Потому и отказывалась. Переубедили мама (ей уже за 80, она мой первый и, пожалуй, единственный педагог по вокалу, в прошлом оперная певица) и любимый племянник. Говорят, если что-то советует женщина, надо сделать все наоборот. (Смеется). Но уж если советуют старики и дети, стоит прислушаться.

— Вы верили в свою победу?


Азиза с отцом — узбекским композитором-классиком Абдурахимом Мухамедовым



— Честно? Нет. Давно не верю ни во что, кроме Бога. Разве что еще в очень близких друзей, которые не бросят в беде.

— Это известные люди?

— Не только. Хотя известных среди них тоже немало: Филипп Киркоров, Ира Аллегрова, Ира Понаровская, Алена Апина... Конечно же, Иосиф Давыдович Кобзон. Даже одно хорошее слово, сказанное этим человеком, — большая поддержка.

— Во время проекта почему-то казалось, что поддержка — во всех смыслах этого слова — есть только у одного участника — Сергея Челобанова.

— Его вели продюсеры. Иосиф Пригожин, еще когда мы соревновались, подписал с Сережей контракт. Иосиф и мне предлагал, но я отказалась.

— Почему? Это же такой шанс!

— Ну, не Пригожин, так другой будет... У Пригожина есть Валерия. Она его путеводная звезда, его все! Имея такую талантливую жену, нужно заниматься только ее продюсированием, не распыляться на меня или Челобанова. И воровать у Валерии время и внимание Иосифа — это преступление. Поэтому считаю, что рассудила мудро.

— Конкуренция в проекте была жесткой?

— Изначально в лице Алены Апиной, Анне Веске, Вали Легкоступовой я видела серьезных конкуренток. Они очень талантливые — это раз. И за ними не тянется скандальный шлейф — это два. Благонадежные, целомудренные... Думала, что люди, посмотрев на них, просто не будут голосовать за меня, как бы я ни выкладывалась. Но вышло все наоборот. Наверное, потому, что я была естественна.

«В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ ОБУВИ НА ШПИЛЬКАХ НЕ НОШУ: ПОЯВИЛИСЬ ПРОБЛЕМЫ С ПОЗВОНОЧНИКОМ»

— Не обидно было, когда ваши номера оценивали молодые, не столь опытные артисты: «фабриканты», парни из «Камеди Клаба»?

— Нет. Придя на проект впервые, я увидела психолога и поняла: нас ждут подколки и подвохи. И правда, шоу рассчитано на то, чтобы показать артиста таким, каким он является на самом деле, настоящим. Выпил — значит, выпил, ругаешься матом — значит, будешь ругаться и в кадре. Это такой формат, и именно этим интересен проект «Ты — Суперстар!».

Я училась терпеть, сдерживать эмоции. Я же не московская интеллигентка Оля Зарубина, чтобы все принимать близко к сердцу: «Ах-ах, что вы, что вы?!». И не Мишка Муромов — другая крайность. Он очень нервничал! Мог сказать в лоб: «Ты козел, а ты вообще дура!»... Ну что с него возьмешь, настоящий мужик. (Смеется).


Азиза с Игорем Тальковым-старшим. 6 октября 1991 года, когда погиб Тальков, певица вспоминать не любит. Тогда она просто оказалась рядом. В ненужное время в ненужном месте...

А я мудрая восточная женщина. Понимала, что конфликт с жюри ничего не даст. Да, признаюсь, задело, когда молодая певица, которая написала «Я за ним поднимусь в небо», как ее...

— Ирина Дубцова.

— Да-да. Так вот, когда она стала возмущаться: «Азиза, какое вы имели право исполнять песню Лары Фабиан? Это же Лара Фабиан!». Но я лишь молча улыбалась. А что я должна ответить? Что мы не выбираем песен, их дают продюсеры? И что «Je T`aime» Лары Фабиан — домашнее задание, которое я должна была подготовить как можно лучше? Что я вообще хотела исполнить композицию из репертуара Барбры Стрейзанд, но прочувствовала песню Лары и перевела с французского на русский? Я узбечка, мне иногда бывает трудно изъясняться на русском языке, но сама за три дня написала стихи.

Если человек приходит на проект в качестве судьи, он должен знать, как этот проект делается. Потом встала другая девочка, которая кофе рекламирует (Ольга Шелест, победительница второго «Цирка со звездами».Авт.) и сказала: «Азиза, эту песню надо не в черном платье исполнять, а в белом брючном костюме и стильной шляпе». Ага! Там слова: «Мой грех, мой крест...», а я выйду расфуфыренная, словно кукла, еще и в шляпе! Кто ж поверит, что я страдаю от грешной любви? Кстати, то черное платье в стиле эпохи Возрождения мне шили три дня и три ночи.

— Значит, за выбор песен вы не отвечали. А за наряды?

— Ой, это отдельная история... Когда увидела, в чем мне предлагают выходить на сцену, пришла в ужас! Такая одежда, что в ней можно в ресторан, в гости, но не на сцену. Говорю: «Нет, дорогие мои. Я буду петь то, что вы скажете, и в той манере, которую предложите. Но нарядами займусь сама!». Продюсеры согласились, и каждую неделю, к пятнице, когда был эфир, дизайнерская фирма «Де Лорисан» создавала для меня платье, за которое не было стыдно.

— Во сколько обошлось это удовольствие?


С Игорем Тальковым-младшим Азиза исполнила дуэтом песню «Этот безумный мир» и даже ездила с ним на гастроли



— Приблизительно в 100 тысяч долларов...

— Интересно, какую одежду вы носите в повседневной жизни?

— Спортивно-элегантную.

— Это как?

— Удобную и одновременно подчеркивающую фигуру. Люблю джинсы, замшевую одежду. Обувь ношу либо на невысокой платформе, либо на высоком, но толстом каблуке: уже начались проблемы с позвоночником. Не очень комфортно чувствую себя на шпильках, хотя на сцену в них порой выхожу.

— Самым дорогим сценическим нарядом стал, наверное, золотой костюм, в котором вы пели «Viva la Diva» с Филиппом Киркоровым?

— Не-е-ет (смеется), самых дорогих вы еще не видели! Их пошили уже после проекта. Вот приеду с гастролями в Украину, тогда и увидите. Но перед этим надо новый альбом — «Размышления» — презентовать. Потом отмечу 20-летие творческой деятельности... Представляете, 20 лет уже?

Будет много концертов, на октябрь запланирован первый в жизни сольник в Лужниках. Моими концертами занимается очень талантливый режиссер Саша Песков. Мы с ним вместе когда-то Москву покоряли, вот и сдружились. Я долго его упрашивала: «Саш, ну сделай на меня пародию...». Он говорил, что сложно, но что-то все-таки придумывал. И вот пару лет назад в его репертуаре появился номер «Твоя улыбка».

— Вам приятно, что вас пародируют?

— Когда это делает Песков — да. А вообще, почему это должно быть неприятно? Значит, тебя знают, раз пытаются подражать. У Саши добрые номера, без издевки. Ко мне на концертах подходят и молодые, еще неизвестные пародисты, я им подсказываю, как правильнее, советую...

— Вы довольно часто меняете имидж. Пародистам трудно за вами угнаться!

— К слову, об имидже. Когда впервые пришла на проект, была светловолосой, мне как раз сделали мелирование. А стилист сказал: «Такой вы должны быть в конце проекта». И меня перекрасили в брюнетку. Потом — в шатенку, затем в рыжую...

Я не на шутку разволновалась, останутся ли у меня вообще волосы после всех этих экспериментов, — проект проектом, а здоровье дороже. Слава Богу, остались! (Смеется). С нами работала профессиональная команда имиджмейкеров. Красили и причесывали ребята по высшему разряду!

«ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ПИРОЖНЫЕ С КРЕМОМ, НО ПОЗВОЛЯЮ СЕБЕ ЛИШЬ ЧЕРНЫЙ ШОКОЛАД»

— Доводилось слышать, что участников заставляли садиться на диету, заниматься спортом...

— Меня не заставляли. Слава Богу, и фигура, и все при мне! Но, конечно, приходится постоянно держать себя в рамках, чтобы не поправляться. Я очень люблю сладкое, пирожные с кремом, однако всегда от них отказываюсь. Позволяю себе лишь шоколад.

Стараюсь не есть после семи вечера, но, знаете, раз на раз не приходится. Иногда бывают стрессы, которые просто надо «заесть». Потом, когда одумаюсь, устраиваю разгрузочные дни. Для поддержания формы люблю гулять пешком, ездить на велосипеде. Бывает, что падаю с него, встаю, мажу зеленкой разбитые коленки — и еду дальше...

— Правда, что вы спели дуэтом с Игорем Тальковым-младшим?

— Да, правда.

— А что за трагедия у вас в голосе?

— Все нормально. Год назад на «НТВ» снимали программу «Главный герой», в которой были сюжеты обо мне и о Талькове. Очень приятно, что у Игоря такой сын, одаренный поэт, композитор и певец. Нам с ним предложили исполнить песню Талькова-старшего, и мы выбрали «Этот безумный мир». На мой взгляд, хороший получился дуэт, потом и на гастроли вместе ездили...


В Древнем Египте имя Азиза означало «носящая Бога». «Мне уже не 20 и не 25, но надеюсь свое предназначение выполнить»

— Какой день из прошлого вы хотели бы вернуть и прожить заново?

— Нет такого дня. Нет и не будет, потому что я реалистка. Бог может изменить судьбу человека, но вторгаться в прошлое даже он не в силах.

— В одной вашей песне есть фраза: «Все, повторю я, или ничего». Это и есть ваш девиз?

— Ну, если бы я такой фаталисткой была, то по прошествии 16 лет в шоу-бизнес бы не вернулась. Я, скорее, оптимистка, причем с развитым чувством юмора — можно в комедиях сниматься!

— Уже предлагают?

— Предлагали, но только в мелодрамах. После шоу кинопродюсеры разглядели во мне драматическую актрису. Но началась работа над написанием альбома — пришлось отказаться.

— Азиза, скажу честно: не похожи вы на покорную женщину Востока. В детстве, видно, хулиганистой были...

— Ну иногда голову разбивала (себе, разумеется), приходила домой с ожогами на руках от смолы — обожглась, когда на стройку лазила... Но причиной всему детская любознательность. Мы с ребятами во дворе не в примитивные «войнушки» играли, а устраивали целые постановки с переодеваниями.

Придумывали сценки, в общем, старались творчески себя проявить. А дома я была очень скромной, даже забитой девочкой. Самый младший ребенок в семье никогда не эгоистичен и не избалован. Я не требовала игрушек, обновок, донашивала платья за старшими сестрами. Семья музыкальная, денег не было, только талантами богата. У моих сестер тоже высшее музыкальное образование.

— Но вы-то, насколько мне известно, мечтали стать врачом.

— Это моя детская мечта. Вот, кстати, сейчас как раз еду с фотосессии: известные люди снялись в костюмах медработников для журнала «Аптекарь». Я как увидела белый халат, чуть в обморок не упала от счастья! В юности часто думала, что окончу школу, поступлю в мединститут, выучусь и буду лечить людей. Потом, когда уже поняла, что не суждено, по-другому мечтала: вот появятся у меня дети, вырастут, отдам их в медицинский... Или что муж будет доктором. Но доктора себе, увы, так и не нашла. (Смеется).

Певицей стала не потому, что хотела быть известной и красоваться в дорогих нарядах. Когда умер папа, мне было 15, и я пошла работать, чтобы содержать семью. Пригласили петь в ансамбле «Садо» (в переводе с узбекского означает «Эхо»), вот и согласилась.

На протяжении трех лет мы летали в Афганистан, выступали перед ребятами, которые там воевали. Мне даже удостоверение воина-афганца выдали, и по нему мама каждую неделю получала в гастрономе продукты: мясо, крупы... Это было существенное подспорье, скажу я вам. Только потом появились «Узбекконцерт», Юрмала и известность.

«ЕСЛИ ТЫ ЧЕМ-ТО РАССТРОЕНА, БЕРИ В РУКИ ТРЯПКУ»

— Два года назад вы приняли православие. Что побудило сменить религию?

— Это мой сознательный выбор. Я интересовалась и буддизмом, и кришнаизмом, но приняла христианство. Все древние религии хороши, они учат творить добро, любить ближнего. Другое дело, что сейчас развелось очень много подрелигий, сект. Вот от их влияния нужно предостерегать людей. У меня, кстати, и тетя, с которой живу, православная христианка. Так же, как и я, родилась в мусульманской семье, но вышла замуж за православного и приняла его веру.

— У вас уже появилось свое жилье в Москве? По-моему, с этим были трудности...

— Нет, я живу в Павловом Посаде вместе с мамой, тетей и сестрой. Вот такой у нас женский коллектив, гаремчик, только без султана.

— И как четыре хозяйки уживаются на одной кухне?

— Прекрасно! Я опять-таки на правах самой младшей — главная у нас мама, все ее слушают. Если бы у меня было больше времени, занималась бы домашним хозяйством, а так... В основном готовят тетушка и сестра. Я могу разве что убрать. Бывает, прихожу домой раздраженная, уставшая, но начинаю вытирать пыль, мыть полы, ковры пылесосить — и успокаиваюсь.

У нас три комнаты, два балкона — есть где развернуться. Знакомый психолог, узнав об этой моей привычке, сказал, что такой подход правильный, он снимает стресс. Многие женщины говорят: «Если вы хотите поднять себе настроение, идите в магазин. Шопинг — лучшее средство!». А я считаю так: если ты чем-то расстроена, бери в руки тряпку и начинай мыть полы. И от проблем отвлечешься, и пользу принесешь.

Меня домашние уже не трогают, знают: вожусь с уборкой — значит, плохое настроение. Ну и, конечно, большое удовольствие получаю от общения с животными. У меня три собаки: карликовый русский терьер, пинчер и эстонская гончая. Есть еще кошка, беспородная, но очень красивая. Я за ними ухаживаю, расчесываю их, купаю, вожу по врачам, если нужно.

Прихожу домой, а они садятся вокруг меня и ждут, кого первого гладить буду. Забирают все напряжение и усталость. Еще очень хорошо в состоянии стресса шнуры разматывать, переходники распутывать, вытряхнуть из шкатулки и перебрать бижутерию, цепочки, серьги... Срабатывает защитная реакция организма на стресс.

— Ваши украшения — это подарки?

— В основном да. Причем дарят подруги. То, что дарят мужчины, мне, честно говоря, не нравится. Они ведь как считают? Нужно купить что-нибудь подороже, желательно с бриллиантом... А я к таким цацкам равнодушна. Мне больше нравится бижутерия под старину. И подруги меня понимают.

— Талисман у вас есть?

— Есть. Но это не украшение. Моя крестная мать очень хорошо вышивает и шьет. Она вышила на лоскутке ткани мое христианское имя (я его не то чтобы скрываю, но не афиширую), зашила в маленькую бархатную подушечку и украсила бисером. Всегда ношу эту подушечку с собой: либо в карман, либо в бюстгальтер кладу, чтобы была под сердцем. На счастье.

— Полгода назад казалось, счастье уже с вами рядом. Все газеты писали о том, что вы выходите замуж за своего давнего поклонника Джонатана и что у вас даже фамилии одинаковые...

— Было такое. Но это уже в прошлом: не сложилось. Что ж, значит, еще не пора. Говорю же: я — оптимистка. И все у меня получится!




Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось