В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Что наша жизнь? Игра...

Кинорежиссер Николай ЗАСЕЕВ-РУДЕНКО: «Пуговкин и Моргунов в женские платья вырядились, и в таком виде мы втроем на террасе гостиницы пьем кофе. Вдруг официант коробку зефира в шоколаде приносит: «Это вам подарок вон от того стола». Поворачиваемся — старичок. Женя жестом приглашает его к нам, тот подходит, смотрит пристально на Пуговкина, затем на Моргунова, заказывает бутылку шампанского и три фужера... На мой вопрос, почему три, а не четыре, он ответил: «Надеюсь, вы уйдете, а мы с дамами посидим...»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 17 Июля, 2013 21:00
Ровно 90 лет назад родился король комедии Михаил Пуговкин
Людмила ГРАБЕНКО
Не зря известный советский кинорежиссер Григорий Рошаль сказал когда-то Пуговкину: «Миша, у вас не лицо, а целая кинобудка!»: сыграть актер мог что угодно. Его появление на экране гарантировало успех фильму, даже если сценарий был слабоват, а режиссура беспомощна.Михаил Иванович мог вдохнуть жизнь в самый схематичный образ, сделав его ярким, объемным и - живым, поэтому даже его безымянные персонажи: гость в «Свадьбе», артиллерист в «Шести часах вечера после войны», колхозник в «Кубанских казаках», конферансье в «Верных друзьях», комендант в «Девчатах», - появившись в эпизодах, запомнились зрителям наравне с главными героями этих картин.
Николай Засеев-Руденко: «Михаил Иванович был человеком невероятно одаренным и с поразительными комедийными данными»

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА
Что уж тогда говорить о Захаре Силыче из дилогии об Иване Бровкине, прорабе из «Операции «Ы», Шельменко-денщике из одноименного водевиля, отце Федоре из «12 стульев», Яшке-артиллеристе из «Свадьбы в Малиновке», кинорежиссере Якине из комедии «Иван Васильевич меняет профессию», Сан Саныче из «Спортлото-82»? Каждую из этих ролей помнят, любят и цитируют до сих пор.

О Михаиле Ивановиче вспоминает кинорежиссер Николай Засеев-Руденко.

«У НЕГО ДАЖЕ СРЕДНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НЕ БЫЛО - ДО ВОЙНЫ УСПЕЛ ОКОНЧИТЬ ТРИ ИЛИ ЧЕТЫРЕ КЛАССА»

- Николай Викторович, когда вы познакомились с Михаилом Пуговкиным?

- Летом 1960 года в Одессе на съемках фильма «Им было девятнадцать». Мы с продолжателем знаменитой актерской династии Столяровых, Кириллом, играли в нем курсантов артиллерийской школы Бескова и Шмаринова, влюбленных в одну девушку, а уже знаменитый Пуговкин - нашего старшину Бабу (ударение на последнем слоге).

С Надеждой Румянцевой в комедии Юрия Чулюкина «Девчата», 1961 год

Это было типично советское кино. Например, в одном из эпизодов после неблаговидного поступка моего героя Баба говорил мне: «А ведь я вам симпатизировал, товарищ Шмаринов. Стыдно! И товарищам стыдно, и министру обороны за такого солдата стыдно. Это я вам говорю!». Кстати, последние слова старшина в фильме повторял все время, они стали его фишкой. На премьере фильма, когда Пуговкин шел через зрительный зал на сцену, сзади шептали: «Это я вам говорю!» и в «В путь! В путь!» - припев из песни Соловьева-Седого «А для тебя, родная, есть почта полевая», которую Михаил Иванович исполнял в нашей картине.

«Птицы, покайтесь в ваших грехах публично!», отец Федор, «12 стульев», 1971 год

Поставленным голосом он, конечно, не мог похвастаться, но пел так душевно, что невозможно было не заслушаться.

- Фильм имел успех?

- Говорят, он вошел в золотой фонд советского кино, хотя в свое время его приняли неоднозначно. Когда директору картины, одному из старейших наших кинематографистов, Александру Валентиновичу Горскому послали в Киев отснятый материал, он ответил телеграммой: «Ужасно! Пуговкину аплодирую».

Михаил Иванович был, безусловно, человеком невероятно одаренным и с поразительными комедийными данными: ему даже говорить ничего не надо было, смотришь на лицо - уже смешно.

С Сергеем Филипповым (Киса Воробьянинов), «12 стульев». Отец Федор из экранизации Леонида Гайдая по роману Ильфа и Петрова стал одной из самых заметных ролей Пуговкина

Не знаю, действительно ли он учился в Школе-студии МХАТ. У него ведь даже среднего образования не было - до войны успел окончить всего три или четыре класса. Поэтому подозреваю, что ему без всяких экзаменов просто выдали диплом за его многочисленные заслуги перед нашим кино.

- Во время съемок вы подружились?

- У меня как дорогая реликвия хранится фотография, на которой мы с ним вдвоем. Но у нас с Михаилом Ивановичем были, скорее, приятельские отношения, а вот с кем он действительно подружился, так это с Кириллом и его отцом, знаменитым актером Сергеем Столяровым, которого зрители помнят по главным ролям в фильмах «Цирк», «Василиса Прекрасная», «Кощей Бессмертный». Насколько я знаю, всю последующую жизнь они дружили семьями, часто ходили в гости друг к другу и все праздники отмечали вместе.

«ТОВАРИЩ ПУГОВКИН, ТУТ ПОСТУПИЛО ЗАЯВЛЕНИЕ ОТ ТОВАРИЩА КРЮЧКОВА, ЧТО ВЫ УКРАЛИ У НЕГО ОРДЕН»

В роли режиссера Якина с Натальей Кустинской в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», 1973 год

- В 1998 году, приступая к съемкам фильма «Выстрел в гробу», на одну из главных ролей вы пригласили Михаила Пуговкина...

- Там еще снимались Вицин, Моргунов, Мишулин, Коренев, Старыгин - в общем, целое созвездие замечательных советских актеров.

Если бы вы знали, что эти, казалось бы, взрослые и серьезные люди вытворяли на съемках. Помню, как для одной из сцен Пуговкин и Моргунов в женские платья выряди­лись. Представляете, что такое Михаил Иванович - это с его-то лицом! - в женском платье с выложенной грудью и в туфлях на каблуке и Моргунов в локонах? Все, кто это видел, просто умирали со смеху.

И вот в таком виде мы втроем сидим в обеденный перерыв на террасе в гостинице и пьем кофе. Вдруг официант коробку зефира в шоколаде приносит: «Это вам подарок вон от того стола». Поворачиваемся - сидит старичок - шейка тоненькая, ручки сморщенные. Женя жестом приглашает его к нам, тот подходит, смотрит пристально на Пуговкина, потом на Моргунова и говорит: «Мне кажется или я действительно где-то вас видел?». Женя и бровью не повел: «Так я же Варвара из Массандры». «А я Аня из Ливадии», - добавил Пуговкин. Старичок глаза вылупил и попросил на наш стол бутылку шампанского и три фужера. На мой вопрос, почему три, а не четыре, он ответил: «Рассчитываю на вашу скромность - надеюсь, вы уйдете, а мы с дамами посидим».

«Ты пошто боярыню обидел, смерд?». Юрий Яковлев, Михаил Пуговкин и Наталья Селезнева, «Иван Васильевич меняет профессию»

Корифеи от кинематографа вообще любили пошалить - в связи с этим расскажу вам историю, которая произошла не на моем фильме, но свидетелем которой я был. Тогда Николай Крючков обвинил Михаила Пуговкина в том, что тот... открутил у него с пиджака орден Ленина, полученный за «Трактористов».

- Как?!

- Снимались мы с ними в разных фильмах, но жили все в гостинице «Красная». А дело было в расположенной неподалеку шашлычной, где все не только ели, но и пили - вернувшись оттуда, Крючков обнаружил, что орден, которым он так дорожил, исчез. Николай Афанасьевич, не долго думая, позвонил начальнику одесского уголовного розыска: «Володя, Коля Крюк говорит. У меня орден Ленина тиснули, я подозреваю, что это сделал Пуговкин».

В это время Михаил Иванович, ни о чем не подозревая, спал в своем номере. Когда к нему постучали, он спросонья открыл дверь и увидел дивную картину: в дверях стояли дежурная по этажу и два милиционера. «Товарищ Пуговкин, - сказали правоохранители, - тут поступило заявление от товарища Крючкова, что вы украли у него орден Ленина. Мы вынуждены обыскать ваш номер». Пуговкин мне потом признался, что в первый момент испугался не на шутку: а вдруг действительно свинтил по пьяному делу? Вот сейчас блюстители порядка залезут в карман пиджака, а там злополучный орден! Но милиция, обыскав номер, вынуждена была уйти ни с чем.

Поуспокоившийся после пережитых волнений Пуговкин ходил и всем жаловался: «Коля хоть бы подумал, зачем мне его орден - куда бы я его надел?!». Эраст Павлович Гарин, который тоже жил в «Красной», услышав эту историю, слегка приподнял бровь и спросил: «Миша, и вы после этого не дали ему в глаз?».

«У вас несчастные случаи на стройке были?». — «Нет». — «Будут!». Алексей Смирнов, Михаил Пуговкин и Александр Демьяненко, «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», 1965 год

- А что же сталось с орденом?

- Его так и не нашли! С этим связана еще одна интересная история. Крючков - вечный парторг Театра-студии киноактера, часто прикрывал своего друга, великолепного актера Колю Горлова, который в силу специфической внешности в кино играл преимущественно шпионов и немецких офицеров, а в жизни очень любил выпить. Стоило ему в очередной раз прийти на спектакль пьяным, как тут же собирали весь коллектив и ставили вопрос о его иск­лючении из труппы.

Первое слово брала Лидия Смирнова: «Мы должны каленым железом выжигать такой порок, как пьянство! Предлагаю выгнать Горлова». Тот каялся и обещал, что больше не будет. Все со своих мест кричали: «Мы вам больше не верим!». Но тут вставал Николай Афанасьевич и своим знаменитым голосом говорил: «А я верю! Чему нас учит партия? Людей надо беречь и перевоспитывать», - и Горлова оставляли. Но однажды, когда он в очередной раз напился до столбняка, сцена повторилась, но с одним изменением. Крючков сказал: «И я не верю!». Горлова с позором выгнали из театра, а это означало потерю простойных денег - киноактерам, которые не снимались, платили 50 процентов от гонорара за последний фильм.

Поскольку жить было надо, Горлов устроился на «Мосфильм» в бутафорский цех. Узнав, что у Крючкова украли орден Ленина, он сказал: «Коля, не переживай, я тебе новый сделаю». И действительно сделал, да такой, что от настоящего не отличить. Вместе с Крючковым на киностудию обмывать вновь обретенную награду отправились его «не­пью­щие друзья» - Борис Ан­д­­реев и Петр Алейников.

С Вячеславом Тихоновым в картине Станислава Ростоцкого «Майские звезды», 1959 год

Николай Афанасьевич первым делом надел бутафорский орден, выпили... И тут Горлов говорит: «Коля, сними-ка его на минуту, надо еще не­много подчис­тить». Взял свою по­делку в руки и спрашивает Крючкова: «Коля, а помнишь, как ты мне сказал: «Не верю!»? Вот и я тебе сейчас говорю то же самое». И бросил орден в стакан с кислотой, где тот растворился за несколько секунд.

«ПУГОВКИН, КАК ГОВОРЯТ У НАС В АКТЕРСКИХ КРУГАХ, ПОШЕЛ ЛИЦОМ К ЛУЖКОВУ»

- Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что Михаил Иванович любил выпить?

- Трезвенником он, конечно, не был, мог взять на грудь, но меру знал. Видимо, понял, что, как говорил Крючков, которого я тоже имел счастье знать и снимать, «водяру победить нельзя». Сейчас вот говорю, а перед глазами стоит картина: Лузановка под Одессой, лето, жара - 40 градусов в тени. Идет Пуговкин и несет авоську (пластиковых пакетов тогда не было), в которой позвякивают поллитровочки, а за ним - с закуской! - Крючков. В нашу компанию входил и Марк Наумович Бернес, но он пил мало, деликатно. А вот Олега Стриженова, который уже стал знаменитым, сыграв в фильме «Сорок первый», все время посылали в магазин: «Олеготский (так они его называли), мотнись-ка за водкой». Он кривился, но шел.

Без чего Михаил Иванович действительно не мог, так это без чая! У Пуговкина был специальный термос, с которым он везде ходил и всех угощал: «Не желаете ли выпить по стакану Чайковского?». Почаевничать с ним все считали за счастье.

- Почему зрители почти ничего не знают о личной жизни любимого актера?

- Так он не давал повода для сплетен и скандальных публикаций - ходоком Пуговкин никогда не был. Впервые женился еще совсем молодым - на однокурснице по Школе-студии МХАТ Надежде Надеждиной, они прожили вместе 12 лет и развелись. Второй его супругой стала певица Александра Николаевна Лукьянченко, о которой все друзья актера всегда отзывались с большим уважением. Говорят, она полнос­тью переменила жизнь Ми­хаила Ивановича: он бросил компании, свободное время стал проводить дома, пристрастился к чтению, у него открылся писательский талант. Пуговкин очень тяжело перенес ее смерть.

- Дети у знаменитого актера были?

- У Михаила Ивановича взрослая дочь Елена от первого брака, родной внук, но я не слышал, чтобы они даже после смерти актера хоть каким-то образом себя обнаружили. Женившись в третий раз на Ирине Константиновне, он обзавелся кучей чужих детей и внуков, а о своих позабыл. С другой стороны, именно эта женщина вернула Пуговкина к жизни на склоне его лет. Ведь что такое одиночество для немолодого уже мужчины? Неухоженность, отсутствие в доме уюта и нормальной - горячей! - еды. Ирина Константиновна ему все это дала, вложила в него много сил, заботилась о нем до последнего его вздоха.

Она обеспечивала Михаила Ивановича не только выглаженными рубашками, но и в качестве администратора организовывала его концерты, встречи со зрителями. Правда, сделала ошибку - затащила его в Ялту, где тогда жила сама, а там условий для работы актера не было. Выступал он

в основном в санаториях - раз, другой, третий, а потом его уже не приглашали - приелся. Михаил Иванович постоянно испытывал душевный дискомфорт и чувствовал себя в последнее время плохо - долго находиться на крымском солнце не мог.

- Как ему в 70 лет удалось вернуться в Москву?

- Пуговкин, как говорят у нас в актерско-режиссерских кругах, пошел лицом к Лужкову, и тот ему помог - выделил хорошую квартиру. Но прожил Михаил Иванович в ней недолго...

- В последние годы его жизни вы виделись?

- Больше перезванивались, а встречались лишь во время фестивалей в Ялте.

Популярностью Пуговкин пользовался сумасшедшей - зачастую в жаркую погоду он вынужден был ходить в темных очках с поднятым воротником, чтобы поклонники не докучали. Но если, несмотря на все меры предосторожности, Михаила Ивановича все же разоблачали, он никогда и никому не отказывал - давал автографы, улыбался, беседовал - так называемой звездности в нем не было ни на грош.

Знакомства у Пуговкина случались и на самом высоком, и на самом низком уровне - без преувеличения можно сказать, что его знали все. Как-то мы отдыхали в любимом месте Михаила Ивановича - в санатории «Актер». Он нашел себе нычку в тени, о которой мало кто знал. С нами был известный питерский актер и режиссер Игорь Владимиров, который к тому времени уже развелся с Алисой Фрейндлих, и какой-то незнакомый мне суетливый и разговорчивый мужчина.

Владимиров, приехавший с очень красивой спутницей, актрисой возглавляемого им Театра имени Ленсовета, попросил меня: «Коляша, мы пойдем поплаваем, а ты, пожалуйста, закажи мне кофе». Я поднялся наверх, взял две чашки кофе - Владимирову и его девушке - и вернулся. И вдруг этот незнакомец спрашивает: «Можно я выпью кофе?». - «С какой кстати, - спрашиваю, - я же взял его совсем для другого человека». Но пока все это говорил, он схватил чашку, быстро выпил и ушел. Я недоуменно повернулся к Пуговкину: «Кто это был?». Он в ответ усмехнулся: «Первый президент Крыма Мешков». Вот с такими людьми водил дружбу наш Михаил Иванович.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось