В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Чёрным по белому

Арнольд ШВАРЦЕНЕГГЕР: «Мы жили в постоянном страхе, ожидая, что вот-вот накатится неудержимый вал русских танков, священники в церквях пугали рассказами о том, как русские расстреливают грудных детей прямо на руках их матерей...»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 20 Августа, 2013 21:00
Звезда Голливуда и экс-губернатор Калифорнии написал автобиографическую книгу «Вспомнить все: Моя невероятно правдивая история»
Анна ШЕСТАК
Воспоминания, рус­ский перевод которых выпустило из­да­те­льство «Эксмо», бо­лее чем откровенны. «Я родился в год бо­льшого голода, - начал Шварценеггер. - Это был 1947-й, когда Австрию оккупировали союзные войска, разгромившие гитлеровский Третий рейх. В мае, за два месяца до моего рождения, в Вене прошли голодные бунты, и в Штирии, земле на юго-востоке страны, где мы жили, так­же ощущалась острая нехватка продовольствия. Даже через много лет, когда мать хотела напомнить мне, на какие жертвы им с отцом пришлось пойти, чтобы меня вырастить, она рассказывала, как ходила по ок­руге, стучась в двери ферм, чтобы попросить немного сливочного масла, сахара и му­ки...».

«В 1942 ГОДУ ОТЦА ЕДВА НЕ ВЗЯЛИ В ПЛЕН ПОД СТАЛИНГРАДОМ»

Больше всего Арнольд и его старший брат Мейнхард в детстве боялись русских. «Началась «холодная война», и мы жили в постоянном страхе, ожидая, что вот-вот накатится неудержимый вал русских танков и нас поглотит советская империя. Священники в церквях пугали прихожан жуткими рассказами о том, как русские расстреливают грудных детей прямо на руках их матерей».

Страх усиливало еще и то, что отец служил в гитлеровской армии. «В 1942 году его едва не взяли в плен под Сталинградом, в самом кровопролитном сражении войны. Дом, в котором он находился, был взорван русской бомбой. Отец три дня пролежал под завалами. У него был поврежден позвоночник, в обеих ногах - осколки. Ему пришлось несколько месяцев лечиться в госпитале в Польше, прежде чем он поправился и смог вернуться в Австрию».

Впоследствии то, что Шверценеггер - сын солдата Третьего рейха, стало едва ли не самым высоким барьером на его пути в Голливуд: влиятельный продюсер Дино де Лаурентис, узнав, что режиссер Джон Милиус пригласил Арнольда на роль Конана-варвара, был категорически против: «Это нацист, он мне не нужен». Но Милиус стоял на своем и только отшучивался: «Если в нашей команде и есть нацист, то это скорее я, чем он».

«НЕ УДОБНЕЕ ЛИ БУДЕТ ПЕРЕЙТИ КО МНЕ В СПАЛЬНЮ?» - ПРЕДЛОЖИЛ БОСС. Я ПОЧУВСТВОВАЛ, КАК ОН ПРИЖИМАЕТСЯ СВОИМ БЕДРОМ К МОЕМУ...»

Прежде чем заявить о себе в кино и сняться в «Конане-варваре», «Терминаторе», «Коммандо», «Вспомнить все» и «Правдивой лжи», Большой Арни сделал головокружительную спортивную карьеру - завоевал все престижные титулы как культурист: «Мистер Вселенная», «Мистер Олимпия». А покинуть родную Австрию и податься в Штаты его подтолкнуло не только желание осуществить юношескую мечту о жизни в Америке, но и поведение хозяина спортивного клуба, где Шварценеггер работал:

«Я впервые встретился со своим новым боссом и был очень признателен, когда он предложил мне остановиться у него, потому что я не мог позволить себе снять комнату. Путцигер оказался грузным пожилым мужчиной нездорового вида в костюме. Он был практически полностью лысым, а когда улыбался, обнажал гнилые зубы. Встретив меня радушно, Путцигер показал мне свою квартиру. В ней была маленькая свободная комната, в которой мне предстояло поселиться, как только доставят заказанную кровать. А пока что не возражаю ли я против того, чтобы спать на диване в гостиной? Я ответил, что ничего не имею против.

Я не придавал этому никакого значения до тех пор, пока через несколько дней Путцигер не вернулся домой поздно и вместо того, чтобы идти к себе в спальню, улегся рядом со мной. «Не удобнее ли будет перейти ко мне в спальню?» - предложил он. Я почувствовал, как он прижимается своим бедром к моему. Пулей вскочив с дивана, я сгреб свои вещи и направился к двери.

...Путцигер догнал меня уже на улице. Он извинился и пообещал больше не приставать ко мне, если я вернусь к нему домой. «Ты мой гость», - сказал он. Разумеется, когда мы снова оказались у него дома, Путцигер опять стал предлагать мне сделку. «Я понимаю, что ты предпочитаешь женщин, но если ты станешь моим другом, я подарю тебе машину и помогу с карьерой». И так далее в том же духе. Естественно, на данном этапе мне не помешал бы хороший наставник, но только не купленный такой ценой».

Свой первый миллион Арнольд заработал в США к 30 годам: помимо занятий спортом и выступлений на соревнованиях, будущая кинозвезда подрабатывал каменщиком, затем - экспертом по недвижимости, а также продавал брошюры, в которых советовал, как выстроить свое тело. В 1983 году австриец официально стал американцем. На тот момент он уже был знаком с Марией Шрайвер - дочерью политика Сарджа Шрайвера и родственницей погибшего президента США Джона Кеннеди.

«ЧТОБЫ ЗАРЯДИТЬСЯ ЭНЕРГИЕЙ, Я ПРЕДСТАВЛЯЛ СТАЛЛОНЕ ЗАКЛЯТЫМ ВРАГОМ»

Отношения между спортсменом, мечтавшим о карьере в кино, и девушкой из высшего общества завязались после того, как он... одолжил у нее 60 долларов - чтобы добраться домой с благотворительного теннисного турнира, организованного ее семьей. Несмотря на то что родители Марии радушно принимали Арнольда, она несколько лет скрывала, что живет с ним под одной крышей.

Поженились Шрайвер и Шварценеггер в 85-м, когда ей исполнилось 30, а ему 37. Незадолго до этого актер пережил бурный роман на съемках картины «Рыжая Соня» (кстати, сниматься в ней Мария Арнольда отговаривала, будто предчувствуя что-то, твердила: «Не берись, это мусор!»), который, по его словам, помог понять: жениться нужно именно на Шрайвер.

«Для меня самой большой проблемой «Рыжей Сони» стала сама Рыжая Соня, - пишет Шварценеггер. - Я увлекся Бригиттой Нильсен, и у нас получился жаркий роман. Гитта, как ее все называли, буквально источала смех и веселье и при этом жаждала внимания. После завершения съемок мы две недели путешествовали по Европе, прежде чем расстаться. Я отправился домой, уверенный в том, что все осталось позади.

Однако в январе Гитта приехала в Лос-Анджелес перезаписывать свои реплики и объявила, что хочет продолжать наши отношения. Мне пришлось серьезно с ней поговорить. «Гитта, это было на съемках, - сказал я. - Мы здорово провели время, но это мимолетное увлечение. У меня есть женщина, на которой я хочу жениться. Надеюсь, ты поймешь. Если ты хочешь серьезных отношений с какой-нибудь голливудской звездой, здесь таких полно, и они будут от тебя без ума. Особенно если учесть твой характер». Гитта была не в восторге, но приняла мое решение. В том же году она встретила Сильвестра Сталлоне, и это была любовь с первого взгляда. Я был рад, что она нашла такого хорошего мужчину».

К слову, именно Сталлоне стал в Голливуде той вершиной, до которой Шварценеггер пытался дотянуться. «Мы враждовали много лет, - признается Терминатор. - Корни этого уходили ко временам первых «Рэмбо» и «Рокки», когда Слай считался первым голливудским героем, а я пытался его догнать. Помню, я говорил Марии: «Мне наконец заплатили за фильм миллион, но к этому времени Сталлоне получает уже три миллиона. Мне кажется, будто я стою на месте». Чтобы зарядиться энергией, я представлял Сталлоне заклятым врагом. Я настолько привык ненавидеть Слая, что начал критиковать его на людях - его тело, то, как он одевается, - и пресса цитировала мои нелицеприятные высказывания в его адрес...».

Полное примирение наступило в 2011-м: когда Шварценеггер попал в эпицентр скандала (оказалось, что у актера, занимавшего пост губернатора штата Калифорния, есть внебрачный сын от домработницы) и киностудии отстранились от него как от человека с запятнанной репутацией, к тому же не снимавшегося целых восемь лет, Сталлоне позвал бывшего врага в фильм «Не­удержимые-2»...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось