В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Песнь песней

Страх Божий

Юлия ПЯТЕЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 25 Декабря, 2008 22:00
Фильм «Иллюзия страха», снятый по роману Александра Турчинова, вышел в прокат и надеется получить «Оскар»
Если раньше бандиты просто убивали друг друга, а в конце побеждала справедливость, то в «Иллюзии страха» мир криминала медленно, но уверенно становится на путь духовного возрождения.
Юлия ПЯТЕЦКАЯ

«Вначале было слово, и слово было у Бога, и слово было «Бог» — таким библейским аккомпанементом начинается замечательный во всех отношениях фильм Саши Кириенко и Александра Турчинова. Когда божественное слово в этой «Песни песней» достигло предельной концентрации, я вспомнила рекламный слоган из книжки Виктора Пелевина «Дженерейшн Пи»: «Солидный Господь для солидных господ».

МИР КРИМИНАЛА СТАНОВИТСЯ НА ПУТЬ ДУХОВНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

Обидеть художника может каждый, а тем временем Саша Кириенко не без помощи первого вице-премьера, выступившего в нехарактерной для себя роли писателя, сценариста и генерального продюсера, совершил профессиональный прорыв в жанре криминального блокбастера. Если раньше бандиты просто убивали друг друга, а в конце побеждала справедливость, то в «Иллюзии страха» мир криминала медленно, но уверенно становится на путь духовного возрождения.

Главный герой картины — солидный и состоятельный господин Игорь Короб (Андрей Панин) — жил неправедно, алчно и жестоко. О душе не думал совершенно, все больше о деньгах. Поэтому денег у него было много. Плюс собственный крупный бизнес, красавица-жена (Алена Бабенко) и дикое количество завистливых и наглых конкурентов, с которыми Короб боролся из последних сил, не щадя своего и их живота. Был у Короба еще старый друг — свободный художник Гарик, да и сам Короб мечтал когда-то стать художником. Но не сложилось... Регулярные занятия бизнесом полностью блокировали творческие задатки олигарха, кроме того, времени на живопись хронически не хватало. Тем не менее Игорь, испытывавший приступы необъяснимой тоски, частенько наведывался к другу в мастерскую.

Правда, ближе к финалу картины неожиданно выяснилось, что друг умер в далеком детстве, и Алена Бабенко даже привезет Короба на кладбище, чтобы показать ему могилу Гарика. Но ближе к финалу столько всего удивительного и неожиданного успеет произойти, что трогательный фантомный Гарик уже не сможет сбить с толку и без того обалдевшего зрителя.

В принципе, то, что случилось с Игорем Коробом, может случиться с каждым, если много работать, мало отдыхать и о деньгах думать больше, чем о душе. В состоянии острого маниакально-депрессивного психоза бизнесмен, сражающийся за строительство «Мегацентра» в центре мегаполиса, вдруг почувствовал себя Соломоном. Не возомнил, а почувствовал, и не человеком, а царем. Короб понял, что все его проблемы начались еще до нашей эры, в конце 900-х годов, когда он был сыном Давида и правителем Израильско-Иудейского царства... На языке людей компетентных это называется прозрением.

Компетентные люди утверждают, что все мы живем не один раз. Мы уже были кем-то когда-то и в каждом своем воплощении расплачиваемся за грехи, которые успели насовершать еще до нашей эры. Пожалуй, талантливее других теорию вечного возвращения адаптировал в своей бессмертной песне Владимир Высоцкий: «Но если туп, как дерево, родишься баобабом, и будешь баобабом тыщу лет, пока помрешь...».

Но, видимо, у Александра Турчинова и Александра Кириенко имеются свои нетривиальные воззрения на реинкарнацию, если мудрый сын Давида в результате чудесных метафизических превращений мутировал в скучного, издерганного и не совсем мудрого олигарха.

Честно говоря, ожидать подобного, даже от современного украинского кино, было сложно, и я до сих пор под впечатлением. Хотя у меня есть некоторые опасения, что наш фильм может не впечатлить американских киноакадемиков, которые вот-вот должны присудить нам «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм».

Но они — это они, а мы — это мы, поэтому не стоит так уж заискивать перед Западом, идти у него на поводу и пристально отслеживать, чем живет мировой кинематограф. Лучше оставаться собой, и Александру Кириенко, успевшему уже снять один исторический блокбастер «Оранжевое небо», следует продолжать развивать тему перевоплощений и, может быть, даже создать целую киносерию под названием «Реинкарнация». Лично мне ужасно интересно узнать и увидеть, как духовно переродились Александр Македонский и Юлий Цезарь, Чингисхан и царица Клеопатра. Хотя если такие украинские олигархи, как Короб, были в прошлом царями Соломонами, то как выглядит украинский Юлий Цезарь, легко представить и без кино. Кстати, со временем можно было бы переключиться на наших античных и доантичных персонажей, если, конечно, к тому моменту мы выясним, когда у нас началась античность.

Пока же мы не только мало знаем об античности, но даже не можем ее себе как следует вообразить. Фрагменты «Иллюзии страха», в которых Андрей Панин чувствует себя Соломоном, показались мне несколько легковесными для такого серьезного фильма. Столько сусального злата, мишуры и дешевой бутафории, в которой утопает несчастный иудейский царь, можно обнаружить лишь в пятизвездочных турецких отелях эпохи развитого международного туризма. Неудивительно, что в подобном антураже Соломона не сумели утешить даже виртуозные одалиски. Надо сказать, сами одалиски выглядели довольно вульгарно. Такое впечатление, что одаренные девушки, не прошедшие кастинг в группу «Пающiє труси», с успехом прошли естественный отбор в палатах иудейского царя.
БИБЛИЯ В РОЗАХ

Вообще, мне как человеку с ассоциативным мышлением в апартаментах Соломона очень не хватало Михаила Поплавского и какой-нибудь правильной песни вроде «Лепестками белых роз наше ложе застелю...». Тем более что роз было много. Они осыпали то Короба, то Соломона, плотно устилали то ложе, то асфальт, то лестницу, то Библию. Массивная Библия в роскошном переплете с золотым тиснением, осыпанная лепестками алых роз, — самый впечатляющий кадр фильма. Не знаю, насколько ярко и самобытно проявит себя в ближайшее время Александр Кириенко, но его Библия в розах запомнится надолго. Такое не забывают.

Всякое случалось в нашем кино: мертвые дрыгали ногами, чтобы удобнее было лежать, тревожное небо перед битвой омрачала в 17 веке тень кинокамеры, летал Олег Янковский и декоративные ухоженные крысы из зоологического магазина сновали по умирающему от голода селу, но с одной из главных книг человечества украинские кинохудожники до сих пор обращались по-людски.

То, как решил обратиться к Библии молодой украинский режиссер, выглядит сущим новаторством. Недавно, отвечая на вопрос, зачем он в своем фильме так часто показывает крупным планом Библию, Саша Кириенко удивился: «А что, жопу нужно было крупным планом показывать?». Я понимаю, что у наших режиссеров выбор по-прежнему небольшой, но все-таки в некоторых случаях жопа крупным планом выглядит гораздо уместнее. Кроме того, если, показывая Библию, ты усиленно думаешь, что могло бы быть на ее месте, лучше это место и показать. Честнее как-то. А честность — такая же сестра таланта, как и краткость.

К слову, фильм не очень длинный, снят на русском языке, русские актеры играют главные роли, украинские, как и положено, на разогреве, а целомудренные украинские субтитры смягчают нецензурные метафоры героев фильма и грубоватую лексику Короба-Соломона. В определенном смысле «Иллюзию страха» можно считать самой унизительной кинолентой украинского проката 2008 года.
«ТВОРИ ДОБРО ПО ВСЕЙ ЗЕМЛЕ»

Хотя прикольно, конечно, было бы получить «Оскар»... В мире же сейчас кризис. Причем не только финансовый, но и культурных ценностей. А тут — нате вам Библию в розах, нате вам бандита с Библией. Богдан Сильвестрович Ступка, который давно уже принял мужественное решение получить за что-нибудь премию Американской киноакадемии, безусловно, расстроился бы, зато Сашу Кириенко, Александра Турчинова и Андрея Панина немедленно бы наградили званиями народных артистов Украины и орденами Николаев Чудотворцев. Если уж поп-звезды с гордостью носят ордена и медали различных великомучеников, то людям, искупившим грехи царя Соломона, как говорится, сам Бог велел.

В финале измученный, прозревший и осыпанный лепестками роз Короб-Соломон лежал на сырой земле. Он понял, что деньги — это зло, что красть — это плохо и что, будь ты хоть царем, хоть олигархом, рано или поздно за все придется платить.

В детстве я любила представлять, что происходит с героями фильма, когда фильм заканчивается. Иногда пытаюсь это представлять и сейчас. Думаю, когда фильм наконец закончился, Игорь Короб поднялся с земли и пошел творить добро. Большую часть денег он раздал бедным и нуждающимся, а на оставшиеся средства построил несколько крупных медицинских клиник, воздвиг пять-шесть детских домов, заложил парочку приютов для бездомных животных и создал лучший в мире благотворительный фонд. Шикарную квартиру в центре города, загородный дом и все машины оставил жене-мещанке, купил черный берет или кепку, холст, мольберт и краски, после чего осел в неотапливаемом подвале и начал рисовать предзакатные пейзажи. А может, они были предрассветными... Не исключено, что Игорь Короб, которого теперь все звали просто Гарик, увлекся бы абстрактной живописью или овладел искусством портрета.

Но возможен и другой вариант. Гарик не покупал черный берет или кепку, не оставлял шикарные квартиры жене, не оседал в подвале и не раздавал деньги бедным и нуждающимся. Он вообще решил ничего кардинально не менять в своей жизни и с каждым днем все сильнее чувствовал себя царем Соломоном. А в какой-то момент почувствовал себя еще и писателем.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось