В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мужской разговор

Бывший председатель Службы безопасности Украины Игорь СМЕШКО: «Вопросом:«Прослушивают ли меня?» — я даже не задаюсь, потому что уже много лет 24 часа в сутки нахожусь под пристальным наблюдением. Такова плата за возможность посвятить себя любимому делу»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 5 Февраля, 2009 22:00
Ровно четыре года назад самый молодой глава СБУ Игорь Смешко был снят с занимаемой должности в ходе расследования по делу об отравлении Виктора Ющенко.
Дмитрий ГОРДОН
«Всегда быть в маске — судьба моя» — так по идее должна бы звучать главная ария моего сегодняшнего собеседника. Никогда еще руководитель украинских спецслужб (хоть и бывший) не отваживался на обстоятельное интервью, но мистер СИП (Смешко Игорь Петрович) согласился слегка приоткрыть завесу тайны, которой традиционно окружены такие люди и их дело. Наверное, не без оснований пресса называет его «человеком с колючим взглядом», а еще — умным, закрытым, иногда коварным, эмоциональным и даже в чем-то сентиментальным. Думаю, не имея перечисленных качеств, Игорь Смешко вряд ли променял бы в 1992-м блестящую научную карьеру в ракетных вузах Москвы и Киева, где занимался военной кибернетикой, информатикой и системным анализом, на скользкие, полные мин и ловушек лабиринты спецслужб. В его послужном списке часто повторяются слова «первый» и «самый». Смешко, например, был первым военным атташе независимой Украины (причем настолько преуспел в своей миссии в Вашингтоне, что обеспечил подписание — на зависть коллегам из остальных стран Варшавского договора! — первый договор о сотрудничестве украинского Министерства обороны с Пентагоном). Позднее он возглавлял Комитет по вопросам разведки при Президенте Украины, был начальником ГРУ Министерства обороны, а в 48 лет стал самым молодым председателем Службы безопасности Украины. К этому времени Игорь Петрович, некогда преуспевший в военном троеборье (стрельба, бег, плавание), полностью переключился на интеллектуальные шахматы. Что интересно, западных генералов он удивлял тем, что английскую литературу и культуру знал лучше, чем англосаксы, а отечественных — обширными познаниями в области истории и культурного наследия славянского мира. В СБУ Смешко не случайно воспринимали как чужака: будучи выходцем из военной разведки, с которой Служба безопасности традиционно соперничала, Игорь Петрович замахнулся на святое, затеяв грандиозную реформу — так называемую декагэбизацию. Начал же он с того, что собрал заявления об отставке всех замов и начальников департаментов СБУ, чего, по свидетельству ветеранов, никто с 1924 года не делал.

Тяжело в учении — легко в бою. Будущий разведчик Игорь Смешко
Разумеется, старой гвардии, съевшей на политическом сыске зубы и испытывающей ностальгию по давним «добрым» временам, когда красная книжечка с тремя зловещими буквами КГБ гарантировала корпоративную неприкосновенность и неограниченную власть над другими, все это понравиться не могло. Знаете, кстати, какое первое распоряжение отдал Смешко, будучи назначенным председателем СБУ? Позвонил подчиненным ночью и приказал: «Перестаньте жечь документы!». Не сомневаюсь: Игорь Смешко отдавал себе отчет, на какое сопротивление натолкнется, но, видимо, очень хотел, чтобы СБУ перестала быть «железным кулаком», который можно использовать в партийных или клановых целях, в борьбе против политических противников и для удержания власти. Думаю, тем самым он и подписал себе приговор, хотя даже самые именитые его предшественники в руководстве СБУ, такие, как Евгений Марчук, Владимир Радченко и Александр Скибинецкий, отдавали должное его фундаментальным системным знаниям, интеллекту и особенно обостренному чувству офицерской чести. ...Перед драмой, пережитой Игорем Смешко четыре года назад, бледнеют даже коллизии, описанные его известным земляком драматургом Александром Корнейчуком — тоже уроженцем Христиновки Черкасской области. В зрителях в данном случае была вся страна, да что там — весь мир, ну а завязкой интриги стал ужин в обществе оппозиционного кандидата в президенты Виктора Ющенко на даче у заместителя председателя СБУ Владимира Сацюка. Эта тайная вечеря, в ходе которой, по официальной версии, Ющенко был отравлен диоксином, печально закончилась и для остальных трех ее участников. Кум Виктора Андреевича народный депутат Жвания едва не потерял украинское гражданство (последствия представить нетрудно), Сацюк, на которого пало (или было специально направлено?) подозрение в отравлении, до сих пор скрывается в России, а Смешко был отправлен в запас. Мало того, в октябре 2007-го решением Президента Сацюк был лишен звания генерал-майора, а Смешко — ранга Чрезвычайного и Полномочного Посла, что оба обжаловали в суде, однако спектакль под незамысловатым названием «Травля отравителей» продолжается... ...Так и не примкнувший ни к одному лагерю Игорь Смешко стал разменной фигурой в чужой политической игре — бывшему главе военной разведки и СБУ дали понять, что их Украина в нем не нуждается, на его доброе имя брошена тень. Впрочем, Игорю Петровичу только 53 года, и драма, в которую он оказался втянутым помимо своей воли, еще не доиграна: развязка, видимо, впереди. Тогда-то, похоже, и прозвучит сакраментальное: «Авторов на сцену!».

«Ликвидация Суворова-Резуна за то, что когда-то он предал Советский Союз, России плюсов не принесет»

— Я, Игорь Петрович, давно хотел побеседовать с вами начистоту и, надеюсь, сегодня нам это удастся. Вспоминаю по случаю культовый фильм «17 мгновений весны», который посмотрел раз, наверное, 10-15 и даже (простите за хвастовство!) был в гостях на подмосковной даче у Вячеслава Васильевича Тихонова, исполнявшего роль легендарного советского разведчика Штирлица. Видимо, это собирательный образ...

— ...конечно...

— ...и тем не менее... В упомянутом сериале читавший закадровый текст Ефим Копелян озвучивал анкетные данные виднейших деятелей германской национал-демократической партии. Позволю себе позаимствовать этот ход и воспроизведу наиболее интересные сведения из объективки на вас.


«Возможно, в нашу профессию и впрямь приходят под влиянием романтизма, но реальная жизнь разведчика все же более прагматична и менее романтична, чем представления о ней»

Итак, Смешко Игорь Петрович, бывший председатель Службы безопасности Украины, генерал-полковник, доктор технических наук, профессор, автор свыше 100 научных работ и многочисленных изобретений в области проектирования головок самонаведения управляемых ракет и систем управления высокоточным оружием, свободно владеет немецким, английским и французским языками. Все правильно?

— Да, так и есть... Французский, правда, еще совершенствую.

— Для начала спрошу вас как кадрового разведчика, возглавлявшего военную разведку Министерства обороны... Скажите, романтика в вашей профессии присутствует до сих пор или она только в кино и книгах?

— В наше время — скорее нет, чем да: это, в общем-то, сложный труд, не только требующий огромной подготовки и развитого интеллекта, но и зачастую очень монотонный, обязательный, а иногда довольно циничный и неблагодарный даже для тех, кто им занимается. Вместе с тем среди причин, побуждающих к выбору именно этой профессии, такое понятие, как романтизм, безусловно, присутствует.

— В свое время я, как и многие, начитался кошмаров и ужасов о методах работы советских грушников в книгах Суворова-Резуна — между прочим, нашего черкасского хлопца, который после суворовского окончил Киевское высшее общевойсковое командное училище, а ныне живет в Великобритании. Вам знакомы его «Ледокол», «Аквариум», другие произведения?

— Конечно же, я имел возможность их прочитать. Господин Резун, на мой взгляд, наделен несомненным литературным талантом, у него ярко выражены аналитические способности, однако я бы относился к его сочинениям осторожно. Дело в том, что в силу невысоких должностей, которые этот человек занимал в системе внешней разведки бывшего Советского Союза, а также непродолжительности пребывания в ней он объективно не мог приобрести опыт стратегического уровня, не имел доступа к выработке стратегии внешней разведки и политики СССР, на знание которых он претендует. Поэтому я бы рассматривал его книги как, возможно, достаточно занимательно написанные, но излагающие субъективную точку зрения Резуна. Разумеется, они ни в коем случае не могут заменить собой серьезную мемуарную и историческую литературу.

— Те страхи, которые Суворов описывал, например, как предателей показательно, в назидание остальным, сжигают в печах, в действительности имели место?

— Нет, это чистой воды вымысел.

— Ну, а вообще в ГРУ СССР предателей было немало?

— Пока существует такое понятие, как разведка, они в любой разведслужбе мира были, есть и, увы, будут.

— Предают в первую очередь по идейным соображениям?

— И в силу человеческих слабостей. Я, честно говоря, не думаю, что разведка Советского Союза заметно отличалась в этом плане от аналогичных структур ведущих стран Запада. Возьмем, к примеру, Джорджа Блейка или прирожденного аристократа и романтика Кима Филби, который, очевидно, искренне поверил в коммунистические идеи, — вот иллюстрация к тому, с чего мы с вами начали эту беседу. Возможно, в нашу профессию и впрямь приходят под изрядным влиянием романтизма, но реальная жизнь разведчика все же более прагматична и менее романтична, чем представление о ней.

— В советское время ГРУ действительно было серьезной структурой или опять-таки здесь больше легенд?

— Конечно, это была очень мощная организация, давшая стране, в которой мы с вами когда-то жили, десятки выдающихся разведчиков. Изначально в Российской империи возникла именно военная разведка императорского штаба, и многие ее представители в дальнейшем передавали свой опыт молодежи уже советской страны, во всяком случае, переоценить значение военной разведки бывшей Красной Армии в годы Великой Отечественной войны невозможно...

— В продолжение темы: как лично вы относитесь к предателям — тем, кто или явно переходили на сторону врага, или, будучи завербованными, вели двойную, тройную игру?

— Двух мнений здесь быть не может, и я, с вашего позволения, перефразирую слова поэта: «Родину и времена не выбирают — в них живут и умирают»... Вы вспомнили о господине Резуне, который сейчас находится в Англии... В британской секретной службе МИ-6, одной из самых уважаемых и профессиональных, насколько мне известно, существует неписаное правило: «Права она или не права — это моя страна».

— Вопрос дилетанта: почему за столько лет Суворова-Резуна не уничтожили физически?

— Есть правило: прежде чем что-либо (в том числе и это) сделать, нужно оценить возможные последствия. Не думаю, что ликвидация господина Резуна за то, что когда-то он предал Советский Союз, принесет Российской Федерации плюсы — скорее, этот грех останется на совести действующих персонажей того времени.

— Вы могли бы сегодня навскидку назвать пять самых успешных разведок мира?

— Да, но это субъективная точка зрения. Безусловно, одна из наиболее мощных — американская: это Разведывательное сообщество, в которое входят 13 специальных служб...

— То есть ЦРУ — это еще не все?


Посольство Украины в США, официальный прием в честь Вооруженных Сил Украины. На переднем плане — Игорь Смешко и будущий госсекретарь США Колин Пауэлл



— Центральное разведывательное управление является только ведущим, и до недавнего времени его директор традиционно был также председателем Разведывательного сообщества, координируя его действия. Американцы исповедовали и продолжают исповедовать принцип, что яйца должны лежать в разных корзинах, а сделать из них яичницу может только президент Соединенных Штатов в отведенный ему срок и исключительно в интересах американского народа.

Достаточно мощные службы и у Российской Федерации, в распоряжении которой остался потенциал СССР... Британская, израильская, немецкая, французская — все это разведслужбы с богатейшими, многолетними традициями и опытом.

— Если взять за точку отсчета 91-й год, Служба безопасности и военная разведка Украины стали сильнее или слабее?

— К сожалению, корректное сравнение тут невозможно, поскольку до 91-го года в Украине не было ни собственной Службы безопасности, ни собственной внешней разведки. Украинский Комитет госбезопасности был частью большой системы КГБ СССР, а структур управления внешней стратегической и военной разведкой Украина на своей территории вообще не имела. Три разведуправления: Киевского, Одесского и Прикарпатского военного округов, которые нам достались в наследство от Советского Союза, занимались разведкой оперативно-тактического уровня, поэтому и сравнивать, честно говоря, не с чем. У независимой Украины к тому же другие задачи и приоритеты, изменились руководство и пользователи разведывательной информации, а значит, и требования к профессиональному уровню сотрудников разведорганов.

Отмечу, что создание разведывательного сообщества и Службы безопасности в нашей стране проходили по-разному... Украинскому Комитету госбезопасности, в общем-то, повезло: благодаря ее первому руководителю Евгению Марчуку практически за год был принят Закон «О Службе безопасности Украины» и юридически, в законодательном поле, СБУ обрела законченную форму. КГБ, замечу, был достаточно хорошо структурирован, организован и фактически реформирование ограничилось переименованием при использовании старого аппаратного состава, поэтому где-то в течение года этот процесс был завершен.

Военной разведке пришлось куда сложнее. Как я уже сказал, у нее не было для реорганизации ядра, структуры-предшественницы, поэтому процесс ее окончательного формирования растянулся на 10 лет. Что тут греха таить (вздыхает), это происходило в скрытом противоборстве со Службой безопасности.

— Да вы что?!

— Достаточно продолжительное время руководство СБУ искренне считало, что Украине внешняя военная разведка не нужна: дескать, Службе безопасности по силам одной все эти вопросы решать. Именно из-за такой позиции Закон «О разведывательных органах Украины», который поставил в этом затяжном споре точку, был принят только в 2001 году.

«Не только Горбачев и Ельцин панически боялись спецслужб — это характерно для руководителей всех стран мира»

— Я не случайно вспомнил 91-й год — время тотального хаоса и развала советской империи, когда повсеместно (в частности, в странах Варшавского договора) бывшие агенты спецслужб жгли архивы, чтобы замести следы. После августовского путча бывший председатель КГБ Украины Голушко, который вместо арестованного Крючкова возглавил КГБ СССР, вывез, говорят, в Москву два вагона архивов, причем нетрудно догадаться, что за документы там были. Один из на тот период руководителей Украины (простите, назвать фамилию не могу) сказал мне, что в 91-м Голушко ему передал досье на тайных осведомителей — тех, кто был завербован в среде творческой интеллигенции, будущих политиков, депутатов (в частности, от РУХа) и так далее... Это правда, что в Верховную Раду первых созывов входило процентов 70 людей, фактически состоявших на службе у КГБ СССР?

— Как бы тут, Дмитрий Ильич, ответить дипломатичнее... В подробности событий, которые вы описали, я не хотел бы вдаваться по одной лишь причине... Кажется, у британцев есть замечательная законодательная норма: гриф секретности со всех документов рано или поздно снимается, но последние из них становятся доступными через 70-75 лет — срок, равный средней продолжительности человеческой жизни.

— Рано, значит, я свой вопрос задал?

— После того как уходит поколение, непосредственно заинтересованное в обнародовании или сокрытии государственных тайн, когда оно уже не может влиять на политику страны, это становится историей. Кстати, события, которые случились менее 70-75 лет назад, относятся к разряду политологии, а все остальные — к истории, и мне кажется, это разумно. Вдобавок, поскольку главной целью нации должно быть ее единство, нужно искать то, что людей объединяет, а не разъединяет.


Недавно Игорь Петрович получил в подарок книгу «MY FBI» («Мое ФБР»), написанную бывшим директором ФБР Луисом Фри. Фри стал знаменитым после расследования нашумевшего дела «Пицца коннекшн», получившего свое название в связи с тем, что американские гангстеры и сицилийская мафия осуществляли транспортировку наркотиков через сеть пиццерий. Благодаря нью-йоркскому отделению ФБР и лично федеральному судье Луису Фри тогда удалось посадить в тюрьму одного из главарей сицилийской мафии, причастной к убийству итальянского судьи Джованни Фальконе

Что касается темы, которую вы затронули... Сошлюсь на мемуары второго Президента Украины Леонида Кучмы «После Майдана», изданные в прошлом году... Леонид Данилович считал, что Служба безопасности должна быть реформирована немедленно после его прихода в президентский кабинет, однако — и он достаточно откровенно об этом пишет! — в то время не мог ничего сделать. Проблема состояла в том, что в этом вопросе за ним не было ни партии, ни кадрового резерва, ни поддержки подавляющего большинства населения Украины, и в результате ему пришлось отступить...

— Бывший начальник Службы охраны президента России Ельцина генерал Коржаков сказал мне, что и Горбачев, и Ельцин панически боялись КГБ и иже с ними, — панически! — и это, как считает Александр Васильевич, характерно для всех первых лиц бывших советских республик. Скажите, руководители нашей страны тоже опасались и продолжают опасаться спецслужб?

— Я, наверное, вас разочарую, но это относится не только к Советскому Союзу и Украине — ко всем странам мира. Приведу вам пример. Недавно мне передали книгу бывшего директора ФБР Луиса Фри, с которым я был достаточно близко знаком, с его теплой собственноручной надписью, так вот, в этих мемуарах есть эпизод, подтверждающий мои наблюдения, сделанные во время пребывания в Вашингтоне в 1992-1996 годах, о взаимоотношениях между Фри и президентом Клинтоном.

Когда Клинтон пришел в Белый дом, он решил заменить директора ФБР Уильяма Сешнса, хотя тот по законам Соединенных Штатов имел еще каденцию — семилетний срок, в течение которого без особых, очень серьезных оснований снять директора ФБР практически невозможно. Тем не менее были найдены весомые аргументы, Сешнс подал в отставку, а на его место пришел молодой федеральный судья Нью-Йорка Луис Фри. Этот был очень авторитетный человек, настоящий профессионал, который стал знаменитым после расследования нашумевшего дела «Пицца коннекшн» (дело назвали так, потому что американские гангстеры и сицилийская мафия, перевозившие наркотики, осуществляли операции через пиццерии.Д. Г.).


Автограф Луиса Фри «Моему другу Игорю Смешко...» на книге «MY FBI» («Мое ФБР»)

Тогда вину подпольных синдикатов удалось доказать, и в тюрьму усадили одного из главарей мафии — той самой, что убила в Италии судью Джованни Фальконе. За этим успехом правосудия стояло нью-йоркское отделение ФБР и федеральный судья Луис Фри...

Фри описывает, что буквально на третий день пребывания в должности директора ФБР получил из Белого дома доставленный фельдъегерем конверт, в котором находился электронный пропуск-«вездеход» в Белый дом, причем не просто «вездеход», а 24 часа в сутки и без какой-либо электронной фиксации времени прихода и ухода. Это было свидетельством высшего доверия президента! Ночь Фри не спал, переговорил со своей женой, сходил в церковь, а утром собственноручно написал президенту письмо, с которым отправил пропуск обратно.

«Господин Президент, — говорилось в этом послании, — я очень благодарен вам за доверие, однако в соответствии с Конституцией и законами Соединенных Штатов в случае назначения специального прокурора для расследования деяний сотрудников Белого дома, в том числе и первого лица государства, ФБР будет вынуждено оперативно этот процесс сопровождать. Поэтому я хотел бы, чтобы процедура юридической фиксации и хронометраж моих посещений Белого дома были немедленно восстановлены».

— Думаю, президент Клинтон совершил роковую ошибку, когда пошел на перестановку столь важных руководителей...

— В своих мемуарах он и впрямь называет назначение Луиса Фри директором ФБР самой большой ошибкой, а я считаю, что это был один из наиболее сильных и честных глав Федерального бюро расследований.

«Писали, что я был завербован ЦРУ и МОССАДом, но к этому списку нужно добавить, как минимум, еще одну страну»

— Мы говорили о тайных агентах... Думаю, не только в постсоветских странах, но и в развитых демократиях, таких, как США, Англия, Франция, процент высшего политикума, сотрудничающего со службами безопасности своих стран, очень высок. Да или нет?

— Спецслужбы, Дмитрий Ильич, тем и отличаются от правоохранительных органов, что работают в основном негласными методами. Главная их задача — профилактика и знание, и чтобы молодые коллеги лучше улавливали суть, я приводил им такой пример. Если правоохранительный орган отвечает за раскрытие конкретного, уже свершившегося преступления, и результатом его работы должен стать вынесенный виновному приговор суда, то спецслужба должна предугадывать нежелательное развитие событий и негласными способами его предотвратить.

Грубо говоря, если даже первое лицо государства приглашает к себе руководителя специальной службы и заявляет: «Есть мина, которую необходимо демонтировать», тот должен ответить: «Господин президент, я готов предоставить полное описание устройства данной мины, а также положить на стол карту минного поля, где показаны все ее связи с соседними минами. Если после этого вы мне дадите команду, я передам собранную информацию в правоохранительные органы, которые и должны заняться демонтажем». Но спецслужбы, как правило, этим заниматься не должны.

— Несколько лет вы были военным атташе Украины в США и, очевидно, лучше других знаете, чье влияние на украинскую политику сейчас больше: Соединенных Штатов или России?

— Ну, хотя спецслужбы в любой стране для того и существуют, чтобы внешнее воздействие на политику своего государства минимизировать или, по крайней мере, держать под контролем, в рамках национальных интересов своей страны, сказать, что это влияние отсутствует, было бы лукавством. Конечно, и до 2004 года оно существовало, однако было, по моему мнению, паритетным, и те, кто его осуществлял, вряд ли были удовлетворены результатами.

— Имеете в виду Россию?

— И Соединенные Штаты (а в общем-то, Запад), и Россию — это влияние не угрожало интересам нашей страны. В то время Президент Кучма был очень неудобен как на востоке, так и на западе от наших границ, потому что в вопросах национальной безопасности и обороны всегда выдерживал средний курс, а именно — украинский.

После 2004 года я не имею никакого отношения к разработке принципов внешней политики, являюсь пассивным, так сказать, наблюдателем, однако мне кажется, что влияние извне перекосилось и несколько усилилось, причем те, кто его оказывают, никакой ответственности за спровоцированную ими дестабилизацию ситуации внутри Украины не несут.

— Сейчас никого не удивишь компроматом: о каждом политике и неполитике можно такое прочитать и в газетах, и в интернете, что люди особо на разоблачения уже не реагируют... О вас, например, писали, что во время работы в Вашингтоне вы были завербованы ЦРУ, а потом еще и МОССАДом, то есть являетесь, по сути, двойным агентом...

— Я вас разочарую: к этому списку нужно добавить, как минимум, еще одну страну. Если память не изменяет, в 98-м году мне удалось убедить высших лиц нашей страны, что — вопреки особому мнению руководства СБУ! — нарушать наши двусторонние межгосударственные договоренности с военным ведомством Российской Федерации не следует: после этого и прошел слух о том, что я работаю еще и на третью сторону — Российскую Федерацию...

Если же серьезно, каждый разведчик или человек, работавший за рубежом по линии внешней разведки, неизбежно соприкасается с недоверием своих и после возвращения на родину оказывается под пристальным вниманием, что вполне естественно...

— Идет проверка?

— Контрразведывательные структуры ставят преданность этих людей под сомнение и с особой тщательностью к ним относятся — об этом свидетельствуют исторические факты, биографии лучших, выдающихся разведчиков. Возьмем, к примеру, Евгения Степановича Березняка, который был прототипом легендарного майора Вихря, спасшего Краков. После окончания войны руководитель разведки фронта принял его с распростертыми объятиями, но уже на второй день он был задержан представителями контрразведки и так и не стал Героем Советского Союза (только недавно, по истечении десятков лет, ему присвоили звание Героя Украины).


Как любой разведчик, Игорь Смешко много внимания уделял физподготовке: в свое время преуспевал в военном троеборье, стрельбе, беге и плавании. Ну а страсть к интеллектуальному труду удовлетворял многочисленными изобретениями в области проектирования ракетной техники (на счету Смешко свыше 100 научных работ) и изучением иностранных языков

Вспомним также Рихарда Зорге — только смерть вернула ему доверие высшего руководства страны. Ему ведь не верили, и его сообщение о дате начала войны посчитали дезинформацией. Этот перечень можно продолжать долго — к сожалению, профессия разведчика, романтичная в начале, иногда бывает очень циничной и неблагодарной в конце, поэтому, выступая перед молодыми сотрудниками, я всегда пытался предупредить их и настроить на то, чтобы изначально они к этому были готовы. Недоверие в нашей профессии — обратная сторона медали, и нужно спокойно к нему относиться.

...В случае со мной все было гораздо проще. Как раз в 99-м году военная разведка пыталась обратить внимание руководства Службы безопасности на непонятную вовлеченность некоторых сотрудников СБУ и даже ее высших чинов в сомнительные схемы торговли оружием. Как ответ в средствах массовой информации, в интернете появились слухи о работе руководителей военной разведки на иностранные спецслужбы. Я к черному пиару относился философски, спокойно — если бы за этим стояли какие-нибудь фактические данные или материалы, меня бы не назначили в сентябре 2003 года на должность председателя Службы безопасности.

— Несколько лет назад Украину прямо-таки сотряс и потряс кассетный скандал, инициированный майором Мельниченко — человеком, который не только не уберег Президента от прослушивания, как предписывал ему долг службы, но и сам этим занимался. Чьи интересы, на ваш взгляд, отстаивал Николай Мельниченко, чье задание выполнял и как технически в кабинете главы государства могла проходить запись?

— На мой взгляд, кассетный скандал — один из главных ударов, нанесенных по международному имиджу Украины с целью дестабилизации внутриполитической ситуации в нашей стране.

Поскольку следствие по этому делу до сих пор не завершено, я, к сожалению, в комментариях ограничен, однако, по моему глубокому убеждению, ответы на поставленные вами вопросы будут найдены: выявят и тех, кто заказал это преступление, и тех, кто его осуществлял. Замечу: случившееся было индикатором глубокой системной болезни, поразившей к концу 2000 года специальные службы и правоохранительные органы нашего государства.

«Руководили майором Мельниченко конкретные люди, однако в дальнейшем ситуацию разыграли спецслужбы и страны»

— Уверен: как профессионал вы просто не можете не знать, кто же заказал прослушивание Кучмы. Это была страна, служба или конкретные люди?

(Задумчиво). Как бы опять ответить вам дипломатично и при этом не выйти за рамки...

— Я понимаю: есть вещи, которые вы разглашать не вправе, и тем не менее...

— Я очень далек от мысли, что один человек, такой, как бывший майор Мельниченко, без соответствующей финансовой, технической и моральной поддержки способен был длительное время записывать разговоры первого лица государства. Корни этого произрастают, как я уже сказал, из системной болезни, которая на тот момент поразила спецслужбы и правоохранительные органы Украины, а пошел этот процесс с 98-99-го года, после ликвидации Комитета по вопросам разведки, который единственный мог координировать и контролировать деятельность разведорганов и в определенной степени был альтернативным каналом информации для Президента...

После переизбрания в 99-м году на пост Президента Леонид Данилович полностью положился на одну лишь структуру — Службу безопасности и ее тогдашнего руководителя Леонида Деркача, в результате чего была разрушена многоканальность и альтернативность получения первым лицом информации, что и породило такой страшный феномен, как незащищенность кабинета главы государства. Этой ситуацией моментально воспользовались серьезные системные службы и игроки вне нашей страны, преследующие собственные национальные интересы.

— Видимо, Игорь Петрович, фамилий я все-таки не дождусь, но не могу не спросить: майором Мельниченко руководили страны, службы или все-таки люди?

— По моему личному мнению, руководили им, безусловно, конкретные люди, которые были и его вдохновителями, и получателями его информации, однако в дальнейшем ситуацию использовали спецслужбы и страны. Они разыграли ее для ослабления Украины в полную меру и очень профессионально, ведь проблема еще в чем? Наша страна — вторая по территории в Европе, с огромным потенциалом. Это не Польша, не Болгария и не балтийские республики — это огромный, если хотите, слон, который, войдя в существующие европейские системы, может полностью перекроить баланс внутри них. Запад к этому и сейчас не готов, а тогда — тем более...

— Майор Мельниченко описывал мне, как каждое утро входил в кабинет Леонида Даниловича и незаметно подкладывал под диван записывающее устройство. Я ему сказал тогда: мне кажется, это невозможно. То ли какие-то провода были в стенах проложены, то ли еще что-то, но диктофон?.. Как же, по-вашему, проводилось прослушивание?

— Дмитрий Ильич, как доктор технических наук и специалист по радиоэлектронике я ваши сомнения разделяю, но комментировать дальше не могу по той лишь причине, что все мои знания за последние лет 15 приобретены на государственной службе и мне не принадлежат. Извините...

— Каков объем так называемых пленок майора Мельниченко?


Луис Фри и Игорь Смешко, штаб-квартира ФБР, США. В своих мемуарах Клинтон назвал назначение Фри директором ФБР самой большой ошибкой, но Смешко считает, что Луис был одним из самых сильных и честных глав Федерального бюро расследований



— К сожалению, он очень велик (это, кстати, подтверждает тот факт, что прослушивание велось длительное время и, вопреки утверждениям самого Мельниченко, не ограничивалось документированием каких-либо преступных замыслов или действий первого лица государства). Безусловно, эти записи содержат огромный массив государственной тайны, и то, что они попали в чужие руки, нанесло колоссальный ущерб национальной безопасности и обороне страны.

— Я представляю себя на месте людей, которые в кабинете Кучмы вели разговоры, не предназначенные для чужих ушей, и, если рассуждать логически, у них наверняка возникал соблазн купить эти пленки, чтобы никто никогда ничего не услышал...

— Безусловно, такие мысли имели место — более того, эти люди активно действовали...

— Как? Покупали записи?

— Вели переговоры, предпринимали определенные шаги...

— Потенциальные покупатели занимали высокие должности?

— Входили в достаточно близкое окружение Президента...

«Кучму сумели убедить, что задержание майора Мельниченко за рубежом будет иметь негативные последствия и для него, и страны»

— Правда ли, что, будучи руководителем СБУ, вы предложили похитить майора Мельниченко за границей и привезти его в Украину в наручниках, но Кучма сказал, что к такому сценарию не готов?

— Нет, Дмитрий Ильич, здесь явное преувеличение. Законодательство нашей страны не позволяет проводить специальные операции на территории других государств и доставлять сюда таким образом даже преступников. Украина значительно отличается в этом...

— ...от России?

— Не только — и Соединенные Штаты активно занимались такими вещами, ведя борьбу с терроризмом...

— ...и Израиль...

— Многие страны действуют в этом плане намного жестче, чем мы. В нашем законодательстве норм, которые бы давали специальным службам на такие акции право, нет, и все, что мы можем, — это сотрудничать с зарубежными коллегами на основе правового взаимодействия, а также по линии Интерпола. Впрочем, я понимаю, о чем вы спрашиваете, и попробую на этот вопрос ответить.

Начнем с того, что с 2001 года существовало официальное поручение Генеральной прокуратуры, обязывающее Службу безопасности задержать майора Мельниченко. Этот юридический документ был в силе до 2005 года — фактически только после «оранжевой революции» Генеральный прокурор Святослав Пискун его действие приостановил, так вот, в 2002-2003 годах военной разведке было непонятно, почему сразу же после выезда Мельниченко за границу (сейчас, особенно после издания мемуаров бывшего украинского консула в Мюнхене господина Цвиля, это уже не секрет!) руководство СБУ установило с ним практически прямой контакт...

— В Соединенных Штатах?

— В нескольких странах Европы — сотрудники СБУ встречались с майором за рубежом, и он передавал им часть своих записей якобы для того, чтобы оценить, содержится ли в них государственная тайна. Руководство военной разведки, разумеется, этих деталей не знало, но выражало подобными контактами озабоченность, а также недоумение: почему Служба безопасности не выполняет поручение Генеральной прокуратуры? Что же касается меня лично, то, пребывая в течение немногим больше года в должности председателя СБУ, я и мои непосредственные подчиненные были сориентированы на безусловное выполнение этого поручения с соблюдением существующих правовых норм и процедур.

— А вы имели возможность задержать беглеца и доставить его в Украину?

— Если бы она у нас была, майор Мельниченко был бы уже в рамках международной правовой взаимопомощи задержан и доставлен. Мы, открою вам небольшой секрет, провели переговоры с нашими зарубежными коллегами, и, в принципе, процесс достаточно успешно продвигался вперед, но окончательное добро сверху получили уже поздней осенью 2004 года, когда время ушло, возможности были упущены.

— Это правда, что Кучма против задержания майора Мельниченко возражал?

— Я бы сказал так: определенные лица из ближайшего окружения Президента и предыдущее руководство СБУ сумели сформировать у Леонида Даниловича мнение, что такое задержание будет иметь негативные политические последствия и для него, и для страны. По-моему, это была ошибка, хотя комментировать действия предшественников не собираюсь. Мы придерживались другой точки зрения, но возобладала в тот момент не она.

— Мы видим, как в разных странах то в автокатастрофах, то от уколов зонтиком, то от неисправных электроприборов погибают люди, нанесшие своим государствам вред. Где-нибудь за океаном с майором Мельниченко теоретически могло такое произойти?

— Наши спецслужбы переживали и сейчас переживают не лучшие времена, однако преуменьшать их возможностей и потенциала не стоит. Если бы такой акт возмездия отвечал национальным интересам Украины и не противоречил бы законодательству, технически осуществить его можно было бы без проблем.

— Специалисты есть?

— Возможности специальных служб Украины — я так отвечу — достаточно велики, однако наши правовое поле, Конституция и вся цепочка законов какие-либо методы физического устранения оппонентов или даже врагов государства исключают напрочь.

— В частных разговорах многие ведущие политики страны говорят о тотальном прослушивании и видеонаблюдении, а в интернете, в газетах постоянно появляются расшифровки переговоров высших должностных лиц друг с другом, и этим уже никого не удивишь. Скажите, кого слушают и за кем следят?

— Это зависит от того, кто управляет и кто контролирует... Нынешнее развитие техники сделало прослушивание и видеонаблюдение доступными, вдобавок стоимость необходимой для этого аппаратуры...

— ...все снижается...

— ...вполне по карману бизнесмену выше среднего уровня. Как-то в разгар последней президентской кампании я направил председателю Верховной Рады письмо, в котором просил обратить внимание депутатов на то, что даже наличие рядом с ними в сессионном зале мобильных телефонов грозит утечкой информации. Думаю, проблему прослушивания не решить до тех пор, пока не будет наведен порядок в правоохранительных органах, а ведь причина их нынешней беспомощности не в низком потенциале, а в отсутствии какой-либо системы во всем — от постановки задачи и координации усилий до контроля за деятельностью...

— Простите за бестактный вопрос: сегодня вас слушают?

— Дмитрий Ильич, таким вопросом я даже не задаюсь, потому что уже много лет, с 92-го года, абсолютно спокойно отношусь к тому, что 24 часа в сутки нахожусь под пристальным наблюдением. Это, в общем-то, обратная сторона профессии и занимаемых мною ранее должностей.

— Каково это: сознавать, что даже в святая святых — в частной жизни нет тайн? Всякое, в конце концов, бывает...

— Непросто жить с этим, непросто, но тот, кто ступает на подобную стезю, должен быть изначально к этому готов. Такова плата за возможность посвятить себя любимому делу: в данном случае — работе в спецслужбах.

Кстати, мы часто сетуем, что наша судебная система не выдерживает критики, так вот, во многих странах Запада есть интересная норма закона: перед тем как надеть судейскую мантию, кандидат на эту должность дает подписку, что разрешает правоохранительной системе периодически заниматься перлюстрацией его писем и прослушиванием. Он сознательно ограничивает свои гражданские права, потому что, выполняя функции государства и верша судьбы людей, должен и сам стать подотчетным государству и обществу.

— У нас такое когда-нибудь может быть?

— Я в это верю, по крайней мере, мне очень хотелось бы, чтобы мои дети жили при такой системе.

P.S. За содействие в подготовке материала, тепло и внимание благодарим киевский ресторан «Централь».

(Окончание в следующем номере)


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось