В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Проблема выбора

Виталий КОРОТИЧ 24 Марта, 2015 22:00
Притча о буридановом осле, который помирал с голоду, но все равно вертел головой между двумя охапками сена, так ни одну и не выбрав, не устарела: выбирать очень трудно. Во многих странах людям в течение столетий прививали умение спокойно и достойно делать свой выбор. Мы не учились этому никогда — с древних, с царских времен, когда самодержавие вроде бы происходило от Бога и поэтому было безальтернативно, до советской однородности почти во всех жизненных сферах.
Виталий КОРОТИЧ

Притча о буридановом осле, который помирал с голоду, но все равно вертел головой между двумя охапками сена, так ни одну и не выбрав, не устарела: выбирать очень трудно. Во многих странах людям в течение столетий прививали умение спокойно и достойно делать свой выбор. Мы не учились этому никогда — с древних, с царских времен, когда самодержавие вроде бы происходило от Бога и поэтому было безальтернативно, до советской однородности почти во всех жизненных сферах.

Те, кто постарше, согласятся: недавний наш несложный выбор между двумя сортами колбасы в гастрономе, тремя разновидностями водки в ресторане и одним-единственным кандидатом в избирательном бюллетене очень упрощал жизнь. Миллионам внушили, что выбирают за них — для их же пользы. А если кто-нибудь намеревался делать политический выбор самостоятельно, да еще не в пользу коммунизма, ему очень быстро разъясняли, насколько глубоко он не прав, и долго выспрашивали, кто же вселил в него разные сомнения. В общем, право на выбор — не столь уже и простая вещь, к нему идут, ему учатся и люди, и страны. Его же отнимают в странах-клетках, в тоталитарных государствах.

Вчера еще нас с детства прикрепляли к поликлинике, посылали в определенную школу, направляли на работу и ставили в очередь на жилье. Дальнейший выбор государство делало по своему усмотрению. Одному человеку полагалось лечиться в поликлинике для начальства и жить в уютном спецдоме, а другому — сидеть в очередях к участковому врачу и занимать комнату в коммуналке. Это уж как начальство решило.

Я не раз вспоминаю, как поспорил с опытным, очень хорошим советским водителем, который мне доказывал, что работать лучше и больше зарабатывать ему нет смысла. «Зачем мне лишние деньги? Иностранные телевизоры и автомобили у нас не продаются. Лучшей квартиры я себе все равно не куплю, их не продают, — говорил он. — Отдыхать мне можно поехать только туда, куда разрешат. Пропивать лишние деньги, что ли?». У нас выработалось две взаимосвязанных привычки: выпрашивать у власти что-нибудь получше и вечно быть недовольными полученным. Дело в том, что выбор делал не ты, а кто-то, значит, всегда можно чужой выбор оспаривать...

Теперь живем по-иному. Купить можно почти все, что угодно, проблема лишь в том, чтобы заработать на покупку. Оказалось, что эта задача посложнее других. Старое воспитание, когда выбор делали за тебя, и новое — когда надо уметь выбрать и побороться за свое, никак не помирятся в нашей современности. Несправедливостей не стало меньше — они просто другие. И право на выбор, которое люди наконец получили, многим оказалось ни к чему.

Не упрощаю, но сейчас вспомнил, как несчастных зверей из зоопарков иногда выпускают на волю. Бедные зверюшки сидели в тесных клетках, но получали кое-какую еду и время от времени их осматривал ветеринар. Для того чтобы научиться делать свой выбор и жить на воле, они переучиваются годами, но многие так и не выживают.

Я все время думаю о великом праве на выбор и о том, что никакие возможности не могут определить того, как они будут реализованы в жизни. Когда мы все-таки жили лучше?



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось