В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Чужой среди своих

Кинорежиссер и художник Александр АДАБАШЬЯН: «Юру очень угнетала его нетрадиционная сексуальная ориентация, которая в то время каралась уголовно и которой он очень стыдился, — это и было причиной его одиночества»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 27 Февраля, 2012 22:00
2 марта известному советскому актеру исполнилось бы 65 лет
Людмила ГРАБЕНКО
Он не укладывался в общепринятые стандарты, его невозможно было подогнать под обычный ранжир. Это отмечают все, кто знал Юрия Георгиевича и кто пишет о нем, снимает посвященные ему фильмы и телепрограммы. Богатырев выделялся в общем «строю» не только интеллектом, талантом и нетрадиционной сексуальной ориентацией, но даже чисто физически. Например, носил обувь 49-го размера. «Из-за этого, — вспоминает кинорежиссер Николай Засеев-Руденко, — возникли проблемы на съемках моей картины «Странный отпуск», в которой Юра играл милиционера. Дело было летом, он приехал в летних сандалиях, которые никак не вязались с милицейской формой. Ни в одном магазине обуви такого размера не было. Юра даже хотел сниматься вообще без обуви — в черных носках, дескать, никто ничего не заметит. Но босой милиционер был еще хуже, чем в сандалиях. Пришлось бросить клич среди местного населения. И нашелся человек с таким же размером, одолживший Богатыреву ботинки». Огромными были у него и руки, которые Никита Михалков в шутку называл «верхними ногами». Богатырев производил неизгладимое впечатление на каждого, кто хоть раз видел его на сцене или экране. А разве можно представить без него фильмы, вошедшие в золотой фонд советского кино: «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Родня», «Два капитана», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Открытая книга», «Мертвые души», «Дон Сезар де Базан»? Сегодня о своем товарище и коллеге вспоминает кинорежиссер Александр Адабашьян.
 
«ОН БЫЛ СОВСЕМ НЕ АГРЕССИВНЫМ, НЕ УМЕЛ ДРАТЬСЯ И ДАЖЕ КУЛАК ПО-ДЕВЧОНОЧЬИ СКЛАДЫВАЛ»
Александр Адабашьян

- Александр Артемович, говорят, насколько полной и счастливой будет жизнь женщины, во многом зависит от ее первого мужчины, а насколько удачно сложится судьба актера - от его первого режиссера. Вам не кажется, что это правило сработало и в творчестве Юрия Богатырева?

- Пожалуй, вы правы. Начинал он сниматься у Михалкова: фильм «Спокойный день в конце войны» стал режиссерским дебютом для Никиты и актерским - для Юры. Потом у них было несколько совместных работ, у Михалкова Богатырев играл самые разные роли - комические и трагические, большие и маленькие. И впоследствии, снимаясь у других режиссеров, он часто звонил Никите, советовался с ним, спрашивал его мнение - Юра считал Михалкова своим крестным отцом в кино.

- А правда, что работать с Богатыревым было довольно трудно - он нуждался в том, чтобы на него давили?

- Подстегивать его иногда приходилось. Такие эпизоды были, например, на съемках картины «Свой среди чужих, чужой среди своих», где Юра никак не мог вписаться в нужный образ. Дело в том, что в жизни он был совсем не агрессивным, не умел и не любил драться и даже кулак по-девчоночьи складывал - большой палец не к остальным четырем прижимал, а сверху его укладывал. В картине же получился такой мачо...

Юра с родителями — Татьяной Васильевной и Георгием Андриановичем, Рига, 1954 год
Юрий Богатырев родился в Риге в семье офицера ВМФ СССР, которого через шесть лет перевели в Москву

- ...который прекрасно на лошади скачет!

- Верховой ездой Юра занимался всего месяц, один раз упал и повредил ногу, потом целый месяц ходил с тросточкой. Но ездить научился и во всех сценах снимался без дублера, в том числе и в той, когда они с Никитой вместе скачут - в галопе он сидит в седле как влитой. Картину снимали в Чечне, и местные жители, которые знают толк в верховой езде, удивлялись, насколько хорошо Юра владеет этим искусством.

Слабым или безвольным человеком Богатырев не был - мог и ссориться, и свою точку зрения отстаивать. Но если кого-то любил, то готов был ради этого человека на все.

С Владиславом Дворжецким в картине «Там, за горизонтом», 1975 год

Фото Fotobank.ua
В роли Андрея Штольца с Олегом Табаковым в фильме Никиты Михалкова «Несколько дней из жизни И. И. Обломова», 1979 год

Во время работы в «Современнике» он настолько был влюблен в Галю Волчек, что каждое утро мыл ей машину. Многие, видя это, кривились - дескать, надо же, какой подхалимаж! А Юра просто так демонстрировал свою привязанность.

Еще одно присущее ему качество - несколько кокетливая неуверенность в себе. Она в основном проявлялась тогда, когда Богатырев знал, что сыграл хорошо. «Это было не ужасно?» - игриво спрашивал он. И надо было отвечать, что все замечательно, просто гениально. В противном случае Юра как-то очень по-детски обижался, но потом так же по-детски - легко и быстро - эти обиды прощал.

С Эвой Шикульской в картине «Объяснение в любви», 1977 год

- А что могло его обидеть?

С Еленой Прудниковой в «Двух капитанах», 1976 год

- Да любая ерунда! Если придешь к нему на спектакль, а потом не зайдешь за кулисы (ну времени не было!), дулся несколько дней. Потом, правда, сам звонил по какому-то пустячному поводу, только чтобы завести разговор на эту тему. И когда выяснялось, что спектакль ты посмотрел внимательно и даже в состоянии что-то на эту тему говорить, сразу оттаивал.

- Душой кривить вам в таких случаях не приходилось?

- Что вы! Одарила Юру природа разнообразно: он был не только талантливым актером, но и замечательным художником.

Для большого кино Юрия Богатырева открыл Никита Михалков

К сожалению, его выставка, куда многие отдавали картины из собственных коллекций, исчезла: объявилась какая-то Юрина родственница и наложила на все руку. Сам Юра раздаривал свои работы безудержно и с большим удовольствием.

С Галиной Волчек и Станиславом Садальским. «Во время работы в «Современнике» Юра настолько был влюблен в Галю, что каждое утро мыл ей машину»

Помню, когда появилась мода на восточные новогодние символы в виде петухов и кроликов, он к каждому Новому году рисовал их в подарок - у покойной Ии Саввиной, с которой Юру связывали особые отношения, целая стенка была увешана такими картинами. Причем это были не легенькие, наскоро сделанные эскизы, а тщательно прорисованные работы.

- Он был человеком щедрым?

- Чрезвычайно! В пору нашей студенческой юности Юра вынужден был скитаться по квартирам. Дело в том, что он был прописан в подмосковном Красногорске, поэтому по дурацким законам того времени общежитие ему не полагалось.

В роли предводителя дворянства с Марчелло Мастроянни в драме Михалкова «Очи черные», 1987 год

Увы, снимать сыну квартиру скромный достаток его родителей - Юрин отец был военным в отставке - не позволял. Вот Богатырев и воспользовался сначала любезным приглашением своего однокурсника Кости Райкина, у которого жил какое-то время. А потом перешел ко мне - моя квартира была рядом со Щукинским училищем, в котором он учился.

Помню, что Юра никогда не возвращался домой с пустыми руками. Если денег было мало, покупал хотя бы булочку за девять копеек или пакетик сушек к чаю. Ну а если получал стипендию, то обязательно приносил к столу что-нибудь более существенное.

С Нонной Мордюковой в «Родне», 1981 год

Вообще, он хотел быть максимально полезным, или, во всяком случае, никого не стеснять своим присутствием. Чтобы не быть в тягость, придумал себе, что обожает мыть посуду. Я в жизни не встречал людей, которые действительно бы любили это делать! Но, видимо, это помогало ему не чувствовать себя приживалом. Если по возвращении к нам домой он видел, что у родителей были гости и мама стоит около раковины, возмущался: «Зачем вы это делаете?! Я же говорил, что приду рано и все помою!». Мои родители очень его любили, особенно мама.

«УГАДАТЬ В ЮРЕ ГЕЯ БЫЛО ПРАКТИЧЕСКИ НЕВОЗМОЖНО - ЗРИТЕЛЬНИЦЫ ВЛЮБЛЯЛИСЬ В НЕГО БЕЗ ОГЛЯДКИ»

- Журналисты и биографы пишут о Богатыреве как о фигуре трагической. Насколько это верно?

- Юру очень угнетала его нетрадиционная сексуальная ориентация.

Актерская судьба, в частности театральная, у Богатырева сложилась весьма успешно — он играл в «Современнике» под руководством Олега Ефремова, затем — Олега Табакова, потом перешел во МХАТ. С Борисом Щербаковым, Олегом Табаковым, Евгением Киндиновым, Олегом Ефремовым и другими

Это сейчас все подряд ее себе приписывают, чтобы стать своими в эстрадной тусовке. А в то время ничего подобного не было, более того, такие вещи карались уголовно и на геев смотрели как на отщепенцев. Юра очень по этому поводу переживал.

Когда напивался, а это с ним случалось, начинал страдать и жаловаться. Об этом мне рассказывала его однокурсница покойная Наташа Гундарева. Периодически он к ней приходил и плакался, считая, что всему виной его нестандартность, непохожесть на других. Она его успокаивала: «Но ты же никому этим плохо не делаешь, так что это только твоя проблема».

Маргинальность, которой Юра очень стыдился, была причиной его одиночества. Хотя угадать в нем гея было практически невозможно: если ты об этом не знал, то никогда бы ничего не заподозрил. И это отличает его от сегодняшних звезд, суть которых видна за километр, что бы они при этом ни рассказывали про своих фальшивых жен. Да и на экране, на сцене Богатырев был очень убедителен в ролях настоящих мужчин - зрительницы влюблялись в него без оглядки.

- Недоразумений с чиновниками от кино у него в этой связи не было?

Никита Михалков

«Юриной страстью была живопись, и, к сожалению, его выставка, куда многие отдавали картины из собственных коллекций, исчезла...»

- Нет. Юра в этом смысле ничем не был обделен: много снимался, работал с замечательными режиссерами, играл в таких театрах, что дай Бог каждому, - в «Современнике», МХАТе.

- Богатырев производил впечатление франта. Внешний вид для него много значил?

- Хорошо одеваться при его профессии необходимо, хотя сам он к этому был довольно равнодушен. За модой не гонялся и на шопинги время не тратил. Когда бывал за границей, что-то себе покупал, но без фанатизма.

Леонид Филатов

Его страстью была живопись, на рисование ему не было жаль ни времени, ни денег - он покупал самые хорошие материалы. Дорогими масляными красками не писал, предпочитал акварель, темперу, иногда гуашь и белила, но у него обязательно были хорошие кисточки и качественная бумага. Их он привозил себе из всех поездок.

- Юрий Георгиевич ушел очень рано, у него были какие-то тяжелые заболевания?

- У него было больное сердце и довольно жестокая гипертония. Незадолго до смерти Юру положили в больницу с гипертоническим кризом, но он все равно ездил на работу - театр договорился с врачами, что Богатырева будут забирать на репетиции, а потом возвращать обратно. А этого делать было нельзя категорически. По-хорошему ему нужно было бы пройти курс лечения, потом отдохнуть в санатории, тогда, может быть, такого трагического исхода и не случилось бы. Юра совершенно не занимался своим здоровьем, относился к нему легкомысленно, можно даже сказать, наплевательски.

Валентин Гафт

Выйдя из больницы, сразу же втянулся в репетиции и спектакли, ведь именно на нем во многом держался репертуар, а он не мог подвести театр и людей, с которыми работал. Такая вот гиперответственность! Другие артисты при малейшем недомогании звонили и говорили: «Я заболел!», а Юра беспрекословно выходил на сцену даже полумертвый. Сам же за кулисами горстями пил адельфан - популярное в то время лекарство для понижения давления.

- Выходит, безразличие коллег тоже сыграло не последнюю роль в его ранней кончине?

Татьяна Догилева

- Да он в день смерти еще играл в театре! А спектакли у него были физически тяжелыми. В «Тартюфе», который поставил Анатолий Васильевич Эфрос, у Юры была самая невыигрышная роль - Клеант. Мольер, написавший резкую антиклерикальную пьесу, по требованию цензуры включил положительного героя, говорящего правильные, но совершенно бессмысленные с точки зрения драматургии речи. Как правило, на эту роль актеров заталкивают силком, потому что играть там нечего: Клеант выходит на авансцену и вещает прописные истины - тоска смертная!

А Юра с режиссером придумали произносить этот безжизненный текст с пулеметной скоростью. Слов было не разобрать, но Богатырев выпаливал все так страстно, с таким волнением, что зрителям казалось, будто персонаж изъясняется на иностранном языке. Заканчивалось это всегда овациями. За всю историю постановок это был, наверное, первый случай, когда Клеанта встречали и провожали аплодисментами. Но физически отыграть это было довольно трудно, я видел, как после этой сцены Юра уходил за кулисы мокрым от напряжения.

Александр Калягин

«ПРИЕХАВ ДОМОЙ, ЮРА ПОЧУВСТВОВАЛ СЕБЯ ПЛОХО, И ЕМУ НАЛИЛИ ШАМПАНСКОГО, ЧЕГО КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕЛЬЗЯ БЫЛО ДЕЛАТЬ»

- Ему стало плохо еще в театре?

- Нет, уже дома. Приехав после спектакля, Юра почувствовал себя неважно. В доме у него было полно народу (в последнее время там все время толклись какие-то приживалы), и ему налили шампанского, чего опять-таки категорически нельзя было делать. Если с его гипертонией и можно было выпить спиртного, то только немного коньяку. Когда приехала «скорая» и Юре сделали укол транквилизаторов, на фоне шампанского это только усугубило его и без того уже тяжелое состояние. Он умер 2 февраля, не дожив ровно месяц до своего 42-летия...

- Что за люди находились с ним рядом в тот момент?

- К этому времени его друзья обзавелись семьями, детьми, у всех была какая-то своя жизнь. Поэтому в последние годы вокруг Юры сновали эрзац-друзья и такие же поклонники, некоторые из них просто жили у него. После смерти Богатырева его квартиру обчистили - и сделали это не домушники, а «друзья». Они ведь и общались с ним, преследуя свою выгоду, - кто-то занимал деньги и не возвращал, кто-то брал почитать книги (у Юры была роскошная библиотека, особую слабость он питал к альбомам живописи, среди которых попадались уникальные издания) и присваивал. Если приживалы тянули с живого, то после его смерти и вовсе не постеснялись забрать все, на что давно положили глаз.

- Есть мнение, что творческие люди умирают, когда их миссия на земле выполнена. Как вы считаете, Юрий Георгиевич сыграл все, что мог?

- Конечно, нет. Во-первых, в любом возрасте есть свои классические персонажи, сыграть которых мечтает каждый актер. Во-вторых, с возрастом появляется наработанная техника, опыт, и эти роли звучат совсем иначе.

Когда я делал о Юре телевизионную передачу, всем, кто его знал, задавал один и тот же вопрос: «Можете ли вы себе представить его старым?». Согласитесь, есть такие люди, с обликом которых не вяжутся морщины и седина, - например, старого Пушкина или Высоцкого представить просто невозможно. Они жили и работали с бешеной скоростью, потому что им нужно было за короткий срок успеть сделать многое.

Юра никуда не спешил, не несся, не горел, как, например, Леня Филатов или Гена Шпаликов, который покончил с собой в трагические 42 года. Поэтому все, с кем я беседовал, - и Костя Райкин, и Олег Павлович Табаков, говорили, что вполне могут представить Богатырева стариком. А Никита Михалков вообще сказал, что просто видел, как Юра идет по Тверской - седовласый, в распахнутой бобровой шубе, шапке, с палкой. Как он рассказывает встречающимся знакомым, что был у своих студентов из Школы-студии МХАТ, которые показывали ему отрывки и этюды, при этом рыдает и хохочет - в общем, этакий мэтр, похожий на знаменитых мхатовских стариков. Увы, стать таким ему было не суждено.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось