В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Лолита МИЛЯВСКАЯ: "Я сказала: "Сейчас поправлю мужские половые органы, позвоню жене и пойду пересплю с любовницей"

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар» 22 Ноября, 2004 22:00
Свое редкое имя Лолита Милявская получила в наследство от библейской Лилит, но ее ничуть не смущает, что первая женщина, предшественница Евы, слыла существом своевольным и греховным.
Дмитрий ГОРДОН
Свое редкое имя Лолита Милявская получила в наследство от библейской Лилит, но ее ничуть не смущает, что первая женщина, предшественница Евы, слыла существом своевольным и греховным. Это, в конце концов, сугубо мужская точка зрения. Лолита - стопроцентная женщина, яркая и неординарная. И поводов для пересудов тоже дает немало: то разводится с Александром Цекало и рушит популярнейший кабаре-дуэт "Академия", то снимается для "Плейбоя", то, в пику экс-супругу, увлекается красавцем Арнольдом, которого молва упорно относит к криминальным авторитетам и чье имя с недавних пор для Лолиты - табу. Нынче пресса смакует подробности ее очередного брака - на сей раз с миллионером Александром Зарубиным. Воистину, если замуж - то за олигарха, если свадьба - то в Царицыно. Ливреи, кареты, зарубежные звезды на сцене и отечественные за столом, многочисленные банкиры и министры - весь этот свадебный набор еще долго будет занимать умы публики. Как и миллион долларов, якобы потраченный на торжество во дворце счастливым новобрачным. Впрочем, какова бы ни была реальная сумма, на радостях он явно не поскупился. Еще бы, такую женщину отхватил! Красавицу Лолу невозможно представить без улыбки и шутки - веселые, юморные песни она явно предпочитает грустным. Даже это интервью начала с задорной частушки:
Кажуть менi, кажуть менi, Що я гарна дiвка. В своєму колгоспi, ой я гой, Перша бригадирка, ой я гой.
Никто, кроме певицы, не знает, сколько слез она пролила в подушку, как извилист был ее путь в тихую семейную гавань, как тяжело далось выстраданное женское счастье. Впервые наша землячка, киевлянка, решилась рассказать об этом "Бульвару".

"ЦЕКАЛО Я НЕ МОГУ НАЗВАТЬ БЫВШИМ МУЖЕМ, ПОТОМУ ЧТО МУЖЕМ ОН МНЕ НИКОГДА НЕ БЫЛ"

- Лола, я глубоко убежден, что женщине, если она еще и красивая, и умная, намного тяжелее чего-то в жизни достичь, чем мужчине. Ну а ты об этом что думаешь?

- Наверное, да, тяжелее, во всяком случае, в том, что женщине иногда нужно больше доказывать свое право на что-то личностное, состоявшееся, есть некая дискриминация. Видимо, какие-то внутренние комплексы существуют.

- Ты всего в жизни достигла сама, сама, можно сказать, себя сделала. Благодаря каким-то особым качествам?

- Благодаря нормальному, с детства вырабатываемому умению выживать. В нашей стране все время нужно искать свое место под солнцем. Конечно, эти поиски и становление более мужские...

- Сегодня ты можешь сказать, что нашла место под солнцем?

- Так ведь солнце не всегда в зените, оно движется. Ты то так в тень попадаешь, то эдак... Поэтому, если говорить об обустроенном быте, семье - да, я нашла место под солнцем, а если о работе - это постоянный поиск. Надо все время лучик ловить.

- В годы, когда мы росли, в наше сознание искусственно вбивалась мысль, что Украина, Киев - это провинция, что мы не самые лучшие, не самые умные и красивые, в общем, не самые-самые. Дескать, есть где-то Москва, где живут избранные, а мы не такие, нам до Москвы ого-го. Тебе все-таки удалось достичь того, о чем многие твои сверстники только мечтали. Ты понимала, что ждет тебя впереди, или все это - дело случая

- Я понимала, что очень не хочу в Москву, что это страшный, серый, чужой, очень злой город. Киев - он мягкий, добрый, уютный, и я даже представить не могла, что слово "провинция" к нему относится. О том, что столица Украины - провинция, я услышала на самом деле уже в Москве и, конечно же, оскорбилась. Хотя мне объяснили, что это не повод для обиды, тут нет ничего унизительного. Любой город, где нет такого скопления мозгов и денег, как в Москве или Нью-Йорке, не может с ними тягаться и по сравнению с этими монстрами остается провинцией, даже если носит титул столицы.

Я очень тяжело приживалась в Москве, меня все время тянуло...

-...к маме?

- Нет, в Киев. С 16 лет я на вольных хлебах, поэтому к маме меня не тянуло. Она уезжала на два-три месяца на гастроли, и я совершенно спокойно существовала одна и прогуливала занятия. Школьницей я уже умела стоять у плиты и кормила всех одноклассников, которые шли не на уроки, а ко мне домой. В Киеве мне было спокойно, потому что здесь я все знала, каждый переулок пешком исходила, здесь были друзья, угол в маминой 28-метровой квартире и моя кровать.

А Москва - это что? Подвал, где на тебе ночуют крысы, люди, которые за все берутся и очень многое обещают, но ничего не делают. Эдакие певчие дрозды - в первую очередь мы встретили в Москве их.


Первый раз Лолита вышла замуж за однокурсника. Как и всех последующих Лолиных мужей, его звали Саша

Надо сказать, что идея переезда туда целиком и полностью принадлежала моему партнеру Александру Цекало.

- Партнеру? А почему не бывшему мужу?

- Я не могу назвать его бывшим мужем, потому что мужем он мне никогда не был. Говорю как есть: все 12 лет, проведенных вместе, мы были исключительно партнерами. Те романтические всплески, которые предшествовали появлению дуэта "Академия"...

-...и переходу к партнерским отношениям...

-...да, они, естественно, были - как у всех, но правило гласит: на работе позволять себе романы нельзя - они всегда плохо заканчиваются. Одна из участвующих сторон обязательно думает, что это серьезно. В данном случае так думала я, поэтому все закончилось таким грандиозным скандалом и полным развалом работы.

- Я читал интервью, которые ты давала в разные творческие периоды: и с Сашей, и без Саши. В них было много тягостных воспоминаний о первых месяцах и годах, прожитых в Москве. Что, действительно голодно было? Действительно вы с Сашей стояли в километровых очередях, бегали по копеечным подработкам и обивали пороги "Останкино", чтобы вас приняли, услышали, записали?

- Все было, а что касается очередей... Самую длинную, в двое суток, я отстоял в Киеве, когда училась в восьмом классе, за луком. Обычным репчатым луком.

"МОСКВЕ ВООБЩЕ НА ВСЕХ НАПЛЕВАТЬ"

- Неужели нельзя было без него обойтись?

- Ну как - я ж дитина хазяйновита. Мама должна была приехать с гастролей, а в доме ни луковички. Тогда ведь буквально со всем были перебои.

Еще помню очередь за кроссовками "Адидас", которые 29 рублей стоили.

- Ну да, московские!

- Я отстояла сутки, потому что хотела сделать подарок своему первому мужу, однокурснику. Что же касается московских очередей... Какой смысл был в них толкаться, если денег в карманах не наблюдалось? Стоять приходилось разве что за докторской колбасой, когда под Новый год ее надо было нарезать в салат "Оливье". Все остальное было не хуже и не лучше, чем у других, когда они приезжали к этому монстру - Москву покорять.

Знаешь, в чем вся проблема? Останкинская башня только одна. Сейчас она вещает на СНГ, а тогда говорила и показывала на все республики СССР, и прославиться в нашей профессии, в нашем бизнесе можно было только с помощью этой башни. Поэтому все туда так рвались... Не потому, что кто-то не любил свою родину или к кому-то плохо относились дома... Да Москве вообще на всех наплевать: есть ты, нет, - она приучает тебя к совершенно обособленной жизни. "Никто никому ничего не должен, - говорит Москва, - и я тебе в том числе".

Претензии обычно к родине предъявляешь: она должна! Я, мол, на этой земле родилась, мне тут уютно, и дайте мне все... Дома в этом смысле более спокойно, но здесь и пробиваться не тянет. Ведь почему москвичи меньше состоялись, чем приезжие, если брать в процентном соотношении? Потому что у них была крыша над головой. Когда у тебя есть свой угол даже в коммунальной квартире, это уже тормоз. Рвешь жилы, когда ничего нет... "За нами Москва", - говорили. А за мной был Киев.

- Ну хорошо, я представляю: отправились девочка и мальчик покорять столицу. Хотя покорять - громко сказано: попробовать что-то сделать. Если бы девочка приехала одна, понятно, с чего надо было начинать...

- С чего?

- Ну как - чтобы попасть на эту самую башню, необходимо найти дядю, который может туда провести...

-...или тетю - в духе времени (смеется).

- Или так... Но вы приехали вдвоем, значит, этот вариант отпадал. Москва между тем совсем вас не ждала, да и звезды, уже состоявшиеся, отнюдь не были заинтересованы в том, чтобы появились новые имена. С чего же вы с Сашей начали?

- Во-первых, телевидение практически на 80 процентов было тогда женским, и музыкальной редакцией руководили женщины. Поэтому искать мужчину было проблематично в любом случае - там их почти не было.

- Понятно - Саша ходил сам...

- Да, именно так. Женщины были очень сложные, очень хваткие, хотя ни о каких ориентациях и тому подобных вещах я тогда слыхом не слыхивала. Все, что было нужно, - это найти деньги на французские духи, но в этом нет ничего плохого, потому что у тех же редакторов был оклад. Духи тогда стоили 25 рублей. Для нас это были смертельные деньги, а для артиста с именем - гроши. Ему что, жалко оказать знак внимания за то, что его показали по телевизору, после чего он поехал и хорошо заработал? А мы бы и рады, но... Скажу честно: с нас денег не брали, не намекали, что надо "отблагодарить"... Во-первых, взять было нечего, и это было видно, а во-вторых, удивительная ситуация: все прослушивали всех. Я помню, как с Сашей мы пели в коридоре "Останкино". Просто ловили нужных людей. Видим: редактор "Утренней почты", и к нему: "Можно мы вам прямо тут споем?". Они останавливались...

-...и слушали?

- Да, это было время профессионалов.

- Сейчас, по-моему, невозможно, чтобы к кому-то с улицы так отнеслись...

- Да и слушать-то некому, потому что редактуры уже нет. Многих вообще с телевидения уволили - новая метла всегда метет по-новому. Вдобавок теперь там все настолько связано с коммерцией, что профессионализм как таковой мало кого интересует. То же касается и артистов. Если ты устоял и пробился, тебе еще эфир дадут. И то все равно будут поджимать под какой-нибудь нужный им формат.

Тогда слово "рейтинг", может, и было, но оно не стояло во главе угла и поэтому немало нормальных людей проскакивало. Конечно, очень многих рубили, но исключительно с точки зрения цензуры: это нельзя, это можно. Потом такой цензор появился у нас уже внутри. До сих пор я иногда думаю: "Та-а-ак, это вот нельзя, не пройдет".
"МАМА СЧИТАЛА, ЧТО ФИКТИВНЫЙ БРАК - ЭТО САМЫЙ БЕЗМОЗГЛЫЙ ПОСТУПОК В МОЕЙ ЖИЗНИ"

- Лола, а когда ты впервые почувствовала, что тебя узнала большая страна? После какой передачи?

- Впервые нас сняли после того, как полтора или два года Саша отпахал для "Утренней почты". Там сказали: "Поют у нас все, а вот писать сценарии некому". Ну он и выдал сценарий. Писал для Юрия Николаева...

-...лично!

- Да, в то время по части ведения больше звезды в шоу-бизнесе просто не было. Потом нас допустили к его телу и разрешили провести одну передачу вместе. Мы даже спели, увы, очень плохую песню "Любимый, как тебе я нравлюсь?". Ее автор Рогоза не виноват - говорю, упреждая его обиды. Просто песня получилась сырая и по экономическим причинам другой быть не могла. Не было денег на запись в хорошей студии, не было толкового аранжировщика, поэтому, несмотря на хорошие стихи, вышло нечто среднее, какая-то жалкая потуга. Тем не менее это первая фонограмма, с которой мы прорвались на экран.

После этого нас начали узнавать. Люди вокруг говорили: "Маленький и высокая". Плюс я была худая - 56 кг, с торчащими ключицами и большой грудью, и этот диссонанс между нами зритель запомнил. А уж что мы там делали? Да какая разница! Рядом с Николаевым были!

Помню, Саша шел по улице (нас уже вовсю показывали по телевизору), а какой-то прохожий ему вслед: "Смотри, Матвей Аничкин". Да что далеко ходить, если полгода назад иду я по коридору, а навстречу мужчина, как принято говорить, восточной национальности. Видит лицо знакомое и говорит: "О! Земфира!". И это нормально - зрители-то все разные. Они не обязаны тебя запоминать, даже если ты 100 лет на экране мелькаешь.

- Твоя мама Алла - прекрасная певица, очень красивая, интеллигентная женщина...

- В отличие от меня... (Смеется).

- Нет, я этого не сказал. Что она тебе говорила, когда ты пошла вверх? Предостерегала наверняка от чего-то?

- Тогда мама была уже рядом, а до этого мы с ней года два практически не разговаривали. Нет, меня не предали анафеме, но мама схватилась за голову: "Куда-а-а? В Москву? Да у нас в Киеве очередь на кооператив вот-вот подойдет, куда ты без своего угла?". Ну, чем в то время была квартира, объяснять не надо. Как, впрочем, и в нынешнее. Просто сегодня, если ты собрал деньги, купишь хоть что-то, а тогда ничего не продавалось.

Плюс я вступила в фиктивный брак. К штампу в паспорте прилагались две комнаты в коммуналке без горячей воды, но зато в центре Москвы и с пропиской. Все это стоило мне шесть тысяч рублей, причем часть денег была накоплена за время учебы в институте. Я тогда в двух местах работала и получала повышенную стипендию, да еще подработки разные - в общем, собрала четыре тысячи. Две тысячи добавила мама, но после этого она практически перестала со мной общаться.

Мама считала, что фиктивный брак - это самый безмозглый проступок, который я могла совершить в жизни, и был момент, когда я подумала, что она права.

- Когда же это произошло?


Свои отношения с Цекало Лолита давно уже проехала

- Как только мы оформили отношения и я переехала в вожделенную коммуналку разгребать мусор и мышиные фекалии. Коммуналка в центре Москвы - это нечто, фактически бомжатник, и со временем пришлось все приводить в порядок. Впоследствии мы очень долго там жили, откупив остальные комнаты у соседей и сделав ремонт, а тогда только спустя два года поставили газовую колонку, чтобы элементарно мыться. Это песня! Естественно, у мамы, когда она приехала и увидела бак с водой и обвалившийся потолок, был шок.

Человек, благодаря которому я вселилась в эту квартиру, на вырученные за нее деньги купил подержанный "Москвич". Это была самая дешевая квартира в Москве, и такую же дешевую машину он отхватил. Причем парень был из очень хорошей семьи. В коммуналке мы обнаружили зажигалки времен Великой Отечественной войны, портрет его дедушки, подписанный в знак дружбы лично Эйзенштейном, - много занимательного. Еще нам перепало постельное белье его бабушки с бирками 60-какого-то года (мы на нем долго спали) и сервант с колоннами, заполненный рифленым хрусталем. Мы им, конечно бы, пользовались, но его надо было реставрировать. Совершенно не понимая, что нам достался антиквариат, я вынесла посуду в коридор, на лестничную клетку, - ее разобрали в секунду. Сейчас я понимаю, что выбросила тогда не старье, а тысяч 15 долларов.

Короче говоря, едва мы вселились, соседи сверху написали анонимку, что брак фиктивный. Мой муж, чью фамилию я ношу до сих пор, - этот брак (кстати, единственный, в котором я поменяла фамилию) был самым счастливым в моей жизни, потому что мы ни одного дня не жили вместе, - вынужден был на неделю переселиться в бывшую свою коммуналку, потому что к нам зачастили бдительные представители Петровки. Не знаю, может, в стране нечем было больше заняться...

"ЛЮДИ С ПЕТРОВКИ ПРИХОДИЛИ В 11-12 ЧАСОВ НОЧИ И ПРОВЕРЯЛИ, СОЖИТЕЛЬСТВУЕМ ЛИ МЫ"

- Фиктивный муж не захотел за эту неделю жениться по-настоящему?

- Нет, мы жили в одной комнате с Сашей Цекало, а он разместился в соседней.

- Кошмар!

- Дима, это еще не все! Здесь же мы отделили угол моему первому, еще от студенческого брака, мужу, потому что ему было некуда деться.

- Весело!

- К тому времени он уже не был мужем, но нам с Сашей здорово помогал. У нас отношения были, как у брата с сестрой. Я маме всегда говорила: "Если бы ты родила мне брата, то и он не был бы лучше". Студенческий брак - это как вспышка, но мы до сих пор дружим: и с ним, и с его семьей.

И вот в ситуации, когда все так намешано, мы переживали нашествие людей с Петровки, которые часов в 11-12 ночи периодически звонили в дверь.

- Проверяли?

- Да, сожительствуем ли мы...

Представь: мы старательно изображаем сцену любви, а Петровка говорит: "Вы знаете, что ваш якобы муж хвастался девушкам, что у него фиктивный брак и поэтому он свободен?". (Надо сказать, Милявский был довольно любвеобильной личностью. Потом успокоился, сейчас у него жена и ребенок, достаточно серьезное положение - он занимается недвижимостью в правительстве Москвы).

- После такой коммуналки сам Бог велел. Признайся, на глазах у милиции ты его хоть побила?

- Я кричала: "Ах ты сволочь!" - и милиции: "Если бы я раскусила, что он такой, никогда бы не вышла за него замуж. До этого все было замечательно. Мама говорила, что он гуляка, но я не верила". От волнения и плохой игры я покрывалась красными пятнами, но все это принималось за правду. "Муж" тоже краснел, жутко волновался. Говорил: "Ну что ты, Лолик, ну что ты...". В общем, эта сцена сбила милицию с толку. Правда, неделю у нас еще были допросы...

Фиктивный брак считался тогда преступлением. Это теперь я рассказываю о нем и надеюсь, что из-за срока давности - почти 20 лет прошло! - меня не выселят. Все-таки это было еще в СССР, поэтому не думаю, что мне предъявят сейчас обвинение... Потом я не самый плохой гражданин, чьи труд и тело влились в энергетику Москвы. По крайней мере, от меня она чуть добрее стала...

Эта квартира находилась в Лялином переулке, но со временем я оставила ее партнеру, а себе купила больше в одном из соседних домов. Такая счастливая была... Сказала: "Лялин переулок для меня - центр Вселенной. Я теперь отсюда только вперед ногами".


Свадьба Лолиты Милявской и Александра Зарубина стала самым ярким светским событием Москвы

Там - как в деревне. Если кто заблудился, если, например, ко мне идут журналисты, рассматривая номера домов, обязательно к ним кто-нибудь подойдет. Соседи у нас были зоркими еще до всяких терактов. "Вы кого ищете?". - "Нам Лолиту". - "А-а-а! Вот подъезд, там ее окна, а с этой стороны черный ход - на случай, если код на замке сломался". Со всеми здороваешься, посторонние люди общаются с тобой, как с родной... Я уже привыкла, что мне рассказывают самое сокровенное, что могут остановить на улице или позвонить и сказать: "Помогите, повлияйте - у меня то, у меня это".

Я, как понимаю, и состоялась только потому, что здесь живу. И вот парадокс: воспринимая чужое горе, чужую боль, ощущаешь себя абсолютно счастливым человеком. Как бы я иногда с жиру не бесилась, сколько бы не заламывала, как все женщины, руки и не говорила: "Ой!"...

- Да?

- Ну, всякое бывает. Устала не устала - не в этом дело. У меня был период причитаний: "Ой, что же я такая умная и одинокая?", "А что же я так поправилась? Противно в зеркало смотреть" (смеется), "А вот тут у меня хорошо - почему там все плохо?". Типичные женские истории...

-...Оксаны Пушкиной...

- Да! (Смеется). Накрутишь cама себя, а потом думаешь: "Единственная отдушина - в признании людей, в том, что они искренне к тебе относятся и воспринимают тебя не как чужеродное, холодное тело". Я всегда боролась с экранным барьером, потому что полностью лишить себя человеческой жизни можно, сказав: "Я известный человек, и относитесь ко мне соответственно, как к английской королеве". По-моему, это скучно.

"В СВОИ 35 ЛЕТ Я БЫЛА ДЕВОЧКОЙ"

- Лола, а как встретили появление вашей пары те, кто в шоу-бизнесе был уже не первый, скажем так, день?

- Очень хорошо встретили и для начала вычеркнули из программы, в которую нас взял Сергей Федорович Лисовский. Причем посулил безумные деньги - по-моему, 50 рублей на двоих за выход. Прикинь: шесть концертов на стадионах в Молдавии - всего 300 рублей, а в то время хорошая зарплата была 120.

Какие шесть стадионов? Нам не удалось отработать практически ни разу! Только на одном мини-концерте, где Вова Пресняков был самой большой звездой, - это было какое-то маленькое ответвление. Нам сказали, что Алла Борисовна хмыкнула: "Это еще кто? Не знаю!" - и вычеркнула. Потом я у нее спрашивала об этой истории, и она сказала: "Да не помню я такого! Могли просто сокращать программу".

- Cо стороны казалось, что у тебя в жизни все хорошо: сложившийся брак с Сашей Цекало, творческий взлет. Вдруг в один момент все рухнуло и пошли статьи - жуткие статьи! Я их читал и думал: "Ну зачем, зачем она это говорит? Может, не так надо? Может, чуть мягче?".

- Типично мужская, ну абсолютно мужская точка зрения. Вот и мой муж сказал: "Ты была не права - не надо было так обижать Цекало".

- Так надо было его так обижать или нет?

- Дим, а я и не обижала, говорила исключительно правду. С другой стороны, я была лакомым кусочком для журналистов, потому что находилась в состоянии, во-первых, малокровия, о котором сама не догадывалась, а во-вторых, стресса.

- Это правда, что на несколько месяцев ты даже слегла в психбольницу?

- Да, на два месяца, но это был всего лишь реабилитационный центр на территории известной в народе больницы имени Кащенко. К этому лечебному учреждению он имел только соседское отношение - построен на одном участке земли, - но всем было удобнее говорить: "Она лежит в Кащенко" - вот и говорили. На самом же деле это центр, где проходят реабилитацию после инсультов, нервных срывов...

-...и разводов...

- Да, как раз в это время там находилась после развода жена художника Шилова. Там лежали под капельницами многие политики, у которых было нервное истощение. Словом, есть проблемы, которые случаются в жизни каждого человека.

- Сегодня у тебя есть на Сашу обида или ты уже успокоилась?

- Нет, обиды никакой нет и быть не может.

- Но вы же с ним наверняка в концертах встречаетесь...

- Хм, я его просто не вижу.

- Это как - иду навстречу, но не вижу?

- Нет, мы теперь просто в разных бизнесах - он в телевизионном продюсерском, а я осталась артисткой.

- Но подожди: здесь, в Киеве, состоялся концерт, где он был ведущим и тебя объявлял...

- Он меня в этот концерт и пригласил. И замечательно объявлял, мы отлично работали...

- То есть все было нормально?

- Ну да, но виделись мы только на сцене. Поверь, как у человека взрослого у меня не может быть абсолютно никакой обиды. То, что я предъявляла к нему претензии, говорит лишь о том, что, несмотря на свои 35 лет, я была еще девочкой...

-...и любила его?

- Ты знаешь, сейчас я вообще в категории любви запуталась. Пойми, когда исчезает все, чем ты дорожила, и появляется новое чувство к кому-то, я уже не могу сказать, что кого-то любила.

Может, в тот период что-то и было, но что - непонятно. Когда в твоей новой жизни появляется человек, которого ты любишь, все остальное кажется таким мелким... Сама удивляешься: отчего воздух взбивала крыльями? С другой стороны, все записано там, наверху. Мы прошли 12-летний планетарный цикл, и это закономерный финал: не так бы закончился дуэт "Академия", значит, по-другому. Меня в любом случае многое не устраивало. Я вообще из тех людей, которые не умеют двойной жизнью жить, хотя это, конечно, для взрослого человека неправильно.

- А для артистки тем более...

- У меня так: если это семья, будьте добры, соблюдайте правила любви и общежития. О любви у нас речь не шла, а свести все к общежитию скучно. Жизнь слишком короткая, чтобы тратить ее на отношения с человеком, который тебя не любит и с которым тебя связывает лишь некая условность: дескать, это твой муж и, пожалуйста, люби его до гроба. Собственно, я пыталась придерживаться этого принципа, но поняла, что не хочу лишать себя женских радостей, ощущения удовольствия от жизни. Ничего хорошего в таком существовании нет! И творчески стало неинтересно, пошло верчение волчка на одной стороне. Все! И так попробовали, и этак, и это шоу делали, и то, и такие номера, и сякие... Мне хотелось развития более глубокого, во мне столько всего накопилось!.. В "Академии" я многому научилась, и мне нужен был взрыв. Поэтому я сама его осуществила и об этом не пожалела.

- Многие певицы, актрисы рассказывали мне о превратностях своей творческой жизни. Это ведь не секрет, что у нас хватает богатых, состоятельных мужчин, которые могут себе позволить многое, но особый кайф им доставляет близость именно с известной артисткой...

- У нас это называется проще - спать с телевизором.

- Тебе такие варианты предлагали?


Лолита и Дмитрий Гордон. Трогательная встреча - ничего не сажешь...

- Меня Бог миловал. В эти сети я угодила лишь раз, после развода, но я не очень тогда понимала, что к чему, - училась на своих ошибках. Последовал роман в течение полутора лет. Тут нечего скрывать - он был в прессе описан...

- И многократно...

- Но опять-таки есть понятие "твой человек" или "не твой", и мужчины, как и женщины, бывают для семьи и не для семьи. Это был вариант не для семьи. Назло, доказать, что меня тоже могут любить, причем мужчина гораздо интереснее. Вот такой - высокий и красивый. Ну, об умственных способностях промолчим.

- А любовь?

- А что такое любовь, ты понимаешь, только когда... Когда происходят стрессы, разводы, которые чему-то тебя учат. Ведь и в моем первом, студенческом браке, и во втором браке - партнерском, и с человеком, который был после, я с первой минуты понимала: это не мои люди, я с ними жить не буду. Мне многое не нравилось, но происходила удивительная вещь. Поскольку, в принципе, я трудоголик, у меня внутри есть мужской стержень. Выглядело это так: "Значит, семья? Ага, место занято. Отлично, ничего искать не надо. По сторонам не смотрим - работаем". Пусть, дескать, будет как есть, лишь бы не отвлекаться от самого главного в жизни - от работы. Поэтому мужчины в моей жизни совершенно немногочисленны, браки достаточно длинные. С первым мужем я жила шесть лет, со вторым 12...

- С третьим, скоре всего, 18 отмерено?

- Саша собирается со мной 30 лет прожить, но дело не в этом. Тут нет ничего обидного, нет распущенности. Просто я говорю, что не была зациклена на поиске мужчины и не буду. Это в моей жизни не самое интересное.

Жизненные проколы научили меня одному: не твое - не трогай. Видишь, что дерьмо, - не вступай. Чувствуешь запах - обойди стороной...

"Я РАЗГОВАРИВАЮ НА НЕСКОЛЬКИХ ЯЗЫКАХ, ВКЛЮЧАЯ КРИМИНАЛЬНЫЙ"

- И тем не менее... Однажды в компании очень серьезных московских мужчин один вдруг разоткровенничался: "А знаете, пацаны, я с этой (фамилия) сплю!". Второй поддержал тему: "Подумаешь! А я с той!". Третий: "А я...". Для них - я почувствовал - это составляло предмет особой гордости. Оказывается, когда купить можно абсолютно все, особым шиком считается спать с известными женщинами-политиками, артистками, спортсменками, телеведущими. Тебе такие люди что-то предлагали?

- Они меня боятся! Мужчины меня вообще боятся, в том числе и те, которые могут кому-то подобное предложить...

- А ты знаешь много таких случаев?

- Достаточно, но те женщины, сразу видно, для того и созданы. А при мне все мужчины шелковые, они мне, как правило... Сначала я обижалась: "Неужели они во мне женщину не видят?". А они, наоборот, спрашивают совета, рассказывают честно, как на духу: "У меня, Лола, девчонка появилась. Что делать? Как быть? Я с женой 20 лет, а она на 18 лет моложе".

С одной стороны, как женщине мне не очень было приятно выслушивать откровения и тайны о каких-то связях, а с другой - это идет от уважения, которым я дорожу. Я не слышала, чтобы за спиной меня поливали, говорили, что я принадлежу к числу доступных и легко покупаемых. Отнюдь. Я создала для себя другой имидж: я дорогая и забираю все. Если в отношениях - то душу.

- Тем не менее красивой женщине-певице, тем более известной певице, я думаю, очень непросто жить в этом мире - мире жестоких мужчин. Бывают, например, выступления в ночных клубах, на закрытых каких-то мероприятиях, где возможны осложнения... Я не хочу сказать, что могут применить силу, но очень известные девушки из шоу-бизнеса рассказывали мне, как к ним в гримерку рвались бандиты, как те, кто заказал вечеринку на пять человек, после выступления могли поманить пальцем: "Подожди-ка, иди сюда. Все же включено, все оплачено". Бывали у тебя такие моменты?

- У меня не было. Я уверена, что только поведение артиста определяет отношение к нему зрителя, заказчика. В ночных клубах я работала по необходимости, потому что после развода мне очень нужны были деньги. Все, что я заработала вместе с партнером за 12 лет, ушло на покупку и ремонт квартиры. У меня был шестимесячный ребенок, и я понимала: если сейчас жилищную проблему не решу одним ударом, по-мужски, то, может, квартиры у меня никогда не будет. И что тогда ждет мою дочь?

На первый клип я заработала, выступая по ночным клубам Москвы. Вот, кстати, как отношение проверяется. Люди, которые "Академии" платили огромные гонорары, мне предложили практически пять копеек. Но я стиснула зубы: "Ничего, переживу".

- Неужели так резко гонорары упали?

- Ну конечно. Знаешь, там в основном женщины у руля, а они рады стараться: "Ну-ну, посмотрим, чего она без него стоит". "Ладно", - сказала я, а про себя подумала: "В следующий раз придете, когда я буду стоить очень дорого". Я отработала, сколько мне было нужно, и поняла: так, ночные клубы закрылись. Я себя уважаю. Не хочу. Причем за три года, начав с копеечных гонораров, заработала гораздо больше, чем за 12 лет с Сашей. Мне и раньше, в принципе, давали понять, что я знаю не обо всех доходах дуэта "Академия".

- Даже до такой степени доходило?

- (Вздыхает). А что касается моего поведения... У меня были рамки. Я твердо знаю, что не стоит бояться, даже если какой-то криминалитет в подвыпившем состоянии начинает бузить. Если рядом нет охраны, если клуб не очень большой и там допускаются вольности, я никогда не стеснялась ставить таких людей на место. Потом они подходили, извинялись...

Нет, вызывающих случаев не было никогда. Наоборот, я свой парень, поэтому отработала отрезвляющий взгляд - холодный, будто колья вбиваю. Он только собрался о чем-то подумать, а тут колья. Кроме того, я разговариваю на нескольких языках, включая...

-...французский?

- (Смеется). Да, почти - криминальный. Поэтому совершенно спокойно могла объяснить все - от "а" до "я". Куда не надо подходить и где, по моим понятиям, они превышают все их понятия.
"В МОЕЙ ГРИМЕРНОЙ МАМА ДЕРЖАЛА СЕТКУ С ДЕНЬГАМИ И ВСЕМ ВЫДАВАЛА"

- Когда дуэт "Академия" распался, у многих профессионалов было твердое убеждение, что Лолита уже не поднимется, что ее профессиональная карьера закончена. Тебе говорили об этом напрямую?

- Нет, это было бы бестактно, поэтому в глаза, наоборот, все говорили что-то бодрое, хотя не верил в меня никто. Потом для многих стало открытием, что...

-...что у Лолиты есть голос?

- С одной стороны, это, а с другой - что я кое-что в смысле эстрадной режиссуры могу. Многие были уверены: все идеи и находки по этой части принадлежали только моему партнеру.

- Да, слово "Саша" ты упорно не произносишь. "Мой партнер, мой партнер...".

- Для меня Саша - это мой муж.

- Понятно...

- Здесь такая штука: по стечению обстоятельств три моих брака связаны с именем Саша, но для меня Саша - это мой муж, а никак не мой бывший партнер. Хотя партнеры не бывают бывшие - они есть, и все.

С точки зрения директорства равных Саше Цекало, конечно, не было, и поэтому он не случайно занимается сейчас продюсерством телевизионным. Это его жилка, его конек.... Он очень хороший продюсер - состоявшийся, хваткий, цепкий, способный доставать деньги даже там, где расколоть спонсора практически невозможно. Я никогда этого не умела, а у него получалось на раз.

Я всегда говорила: "Если бы мне такого продюсера, я бы гораздо быстрее совершила рывок, мне не надо было бы ничего доказывать, рвать жилы. Тем не менее я научилась всему тому, чем он занимался: быть директором, продюсером, аранжировать, отслеживать звукозапись в студии, общаться с музыкантами. В принципе, за год освоила совершенно новые профессии.

- Силы откуда брались?

- Только от желания выжить. Это были не силы, а из последних сил. Иногда казалось, что у меня состояние такое... Ну вот как у утопающего, когда он пытается выплыть. Так я чувствовала себя каждый день. Могла прийти домой, уткнуться в подушку и рыдать. Потом выпить 50 граммов коньяка, чтобы успокоиться и заснуть, а проснувшись, опять рыдать. Вдруг звонок по работе: кто-то чего-то - и бегом. Я научилась выходить, улыбаясь.

- Сильная женщина!

- Я абсолютно не допускала к себе жалости. Сначала не понимала, что вызываю жалость, потому что была неадекватна, но с тех пор, как со мной начал работать психолог, никто не видел, что у меня где-то плохо, что иногда проблемы с деньгами или на работе. Таких подарков судьбы я больше никому не делала, и именно поэтому, наверное, смогла выжить. Единственное что - я разучилась плакать.

...Иногда хочется всплакнуть. Прихожу домой усталая, ребенок уехал (я очень скучаю по дочке), думаю: "Сейчас прижмусь к мужу и зарыдаю". Ложусь к нему на плечо, проходит пару секунд, хочу заплакать, а как заставить себя? Из меня это вообще ушло. Наступило абсолютное равновесие, но оно, слава Богу, не касается работы на сцене - здесь остался нерв.

Наконец-то я научилась быть взрослой: не портить жизнь мужу, не дергать его, не переносить рабочие неурядицы и настроение домой. Даже если что-то не так... Я не гружу мужа своими проблемами, а очень быстренько, вкратце рассказываю о своих делах и спрашиваю, что он по этому поводу думает. Единственное, чему я еще не научилась, - это просить у него деньги.

- Ну и не надо, наверное...

- Саша очень обижается, но я ничего не могу с собой поделать.

- Обижается - так пусть сам дает...

- Слава Богу, я по-прежнему хорошо зарабатываю, и Саша вообще не в курсе каких-то моих расходов. Речь идет не о тряпках - о новом шоу. Вот за прошлое шоу я заплатила сама, и достаточно внушительную сумму. Попробовала было найти спонсоров, но после общения с двумя банкирами получила два многозначительных предложения поужинать. Не дожидаясь продолжения, послала их... Куда? Есть такие три буквы, и мужчине правильной ориентации очень обидно, когда его туда посылают.

На этом мои поиски спонсора закончились - я за все заплатила сама. Мама сидела у меня в гримерной, держа сетку с деньгами, и всем выдавала. При этом я все-таки поставила и отработала шоу. Правда, петь сил уже не было. Второй день этого представления пошел в эфир. Я была вымучена, но все сделала "живьем". Были полеты на 26 метров, джаз-бэнд... Я сама себе устроила праздник.

Новый концерт запланирован на конец года, и опять большие затраты. Я делаю все по гамбургскому счету, с трюками, которые сама придумала - им нет аналога не только в стране, но и в мире. Целый год изготавливалось оборудование. Все это очень дорогое производство, но я решила не экономить.

Теперь могу и зарплату людям платить чуть больше, чем раньше. Сейчас коллектив разросся. Я набрала лучших молодых музыкантов, лучших сценографов, балет из Украины - 12 человек (у них дорогие костюмы). Дорого - не лишь бы выбросить деньги, а в смысле идей, в смысле исполнения, удобства в работе, чтобы людям было комфортно. И все это потому, что я чувствую: у меня есть тыл, я могу себе позволить такую роскошь - отдаться работе полностью.
"ИНОГДА У МЕНЯ ЗА СПИНОЙ ГОВОРИЛИ: "ОНА ЛЕСБИЯНКА"

- А нет желания, имея такого богатого мужа, закончить выступления вообще?

- Дима, в таком случае он вообще бы на мне не женился! До меня у него было два гражданских варианта. Подробностей я не знаю, он никогда не посвящал меня в свою личную жизнь - честь ему и хвала. Я поняла только, что ему стало скучно, и когда мама все время его спрашивала: "Саша, когда же ты женишься?", он отвечал: "Мама, не на ком".

И у меня спрашивали, когда замуж выйду, - я ведь достаточно долго жила одна. Нет, святую я никогда из себя не корчила. Есть какие-то вещи, жизненно необходимые, сугубо физиологические. Я не согласна, что мужчинам можно все, а женщинам ничего. Женщинам нужно! Я против пуританства даже с точки зрения женского здоровья, но это тренажерный зал, и он ничего общего не имеет с чувствами, с отношениями. Поэтому, когда со мной заводили разговоры о семье, я отвечала совершенно открыто: "Если не с кем, то ни в какие отношения играть я не буду".

Пожалуйста, исполнил свою конкретную, утилитарную функцию - до свидания, счастливого пути! Времени нет, и вообще... Поэтому к своему мужу я очень долго присматривалась, года три. Более замкнутого человека еще поискать. Мы уже давно знакомы, но до какого-то момента я не думала, что это серьезно, - были только дружеские отношения. И он смотрел... Саша очень долго думал, что я играю, а когда убедился, что как есть, так и есть, сказал: "Я понял, что этого мне в жизни не хватает".

Мой муж для 36 лет многого уже в жизни достиг. Еще он очень глубокий человек и просекал, оценивал каждое мое движение. Не то чтобы устраивал мне проверки, но так или иначе они получались. Например, я произношу какую-то цитату - условно, из Ильфа и Петрова - и замечаю реакцию: ага, она книжки читает.

- Оказывается...

- Она это, она то... Мало того, когда мы еще не были в близких отношениях, он предложил мне достаточно крупную сумму денег. Сказал: "Вот, пожалуйста, на год бюджет - используй как хочешь". Я ни разу к ним не прикоснулась. Он удивился: "Я еще такого не видел. Отдал, а человек сказал: "Спасибо, мне ничего не надо". И сейчас у нас такая же ситуация. Я как-то лежала утром и сказала, ну прямо выдавила: "Саша, оставь мне рубли. У меня закончились". Он улыбнулся: "Ну наконец-то меня приняли".

Для него это немножко странно...

На самом деле он мне деньги в тумбочке оставляет. "Зачем ты едешь в этот тур, да еще на месяц? - спрашивает. - Ну чего тебе не хватает? Давай я тебе возмещу". Но у меня скоро шоу. "Саша, - говорю, - мне нужны свои деньги", и вдруг по его реакции (для него, нормального человека, многие вещи неприемлемы) я понимаю, насколько привыкла к ненормальной жизни в уродском, мужском выживании.

Да, я слышала иногда, как у меня за спиной говорили: "Она лесбиянка", потому что в тот период, когда у меня никого не было, я появлялась везде со своими подругами. Ну не одной же ходить! Это некомфортно, рядом кто-то нужен, чтобы словом хоть перемолвиться. Я никогда не меняла ориентацию и не буду, но в смысле характера я, конечно, мужик, и на днях мне напомнил об этом один из продюсеров Первого канала...

Давным-давно, в Новый год, я пришла к нему после четвертой елки - это была уже пятая! - абсолютно мертвой. Я еще сама за рулем была - развозила коллектив, потому что делала это лучше, чем водитель, и быстрее - иначе мы бы просто не успели. Кто-то ему сказал: "Она же черная от усталости, еле дышит. Думаешь, может работать?". Я вышла, все сделала: сцена - это сцена. Он говорит: "Потом ты села и сказала: "Сейчас поправлю мужские половые органы, позвоню жене и пойду пересплю с любовницей". И уехала... Ну вот, я, в принципе, описала свое состояние...

Понимаешь, я больше чувствовала себя мужиком. Во мне этот кремень, конечно, есть - в моей профессии без него состояться невозможно. Она вообще мужская, хотя из многих мужчин делает женщин...

По сути, моя профессия очень тяжелая. Даже людей выносливых, с очень здоровой психикой она ломает до безобразия, до уродства. И поскольку выпуклая, все сразу гиперболизирует, любой конфликт высвечивает со всех сторон.

В общем, когда я сказала: "Мне нужны свои деньги", муж на меня так посмотрел... Когда Саша на меня просто смотрит и молчит, я понимаю: "Ой, что-то не то. Что-то вот совсем во мне нечеловеческое". Он говорит: "А мне казалось, что у нас все наше"... Была такая пауза...
"КВЕЛЕНКОВ ДОСТАВАЛ ИЗ МАМИНОГО СЕЙФА ОБРУЧАЛЬНЫЕ КОЛЬЦА И ГОВОРИЛ: "МЫ ПОЖЕНИМСЯ"

- Тебе после свадьбы пришлось чем-то жертвовать?

- После гражданского брака Саша два года жил один, а я практически три года, и за это время приобрела столько холостяцких привычек, сколько мужики не приобретают. Через четыре дня после свадьбы часа этак в три ночи я сказала: "Слушай, может, я поеду к себе переночую?". Он меня отпустил... Только спросил: "Не рано?". Но я поехала и занялась там работой: что-то чертила, рисовала мизансцены. В шесть утра он позвонил, спросил, все ли в порядке. Поинтересовался, что я хочу сегодня на ужин.

- Фантастика!

- Любой другой мужик сказал бы: "Милочка, вот твои вещи и будь добра".

- Я тебя слушаю зачарованный...

- Такое возможно, либо когда ты созреваешь для нормальных отношений, либо когда Бог считает, что тебя пора в этой жизни наградить. Например, за то, что ты начал что-то понимать и не совершать заведомо плохие поступки-проступки. Мне в качестве вознаграждения дали мудрого человека, который, с одной стороны, моложе меня на четыре года, а с другой - видимо, из-за бизнеса - лет на 100 старше.

- Тем не менее твой очередной брак многих мужчин огорчил. Например, Юрий Квеленков, бывший муж и продюсер певицы Кати Бужинской, в интервью "Бульвару" чуть ли не со слезами говорил о твоем замужестве. То, что, по его словам, у вас когда-то было, по-прежнему в его душе живо. "Лола, - сказал он, - женщина моей мечты. Такой у меня никогда не было и не будет". Он признался, что помнит (дословно) "твои шикарные груди, устремленные, словно ракеты, в космос"...

- Прошу учесть, что у меня с ним никогда не было никакой близости, и эта статья тому подтверждение.

- Он рассказал, как вы оказались в Гидропарке и целовались обнаженные в закрытом "Москвиче", но тут подоспела милиция...

- Это соответствует действительности, но первым мужчиной в моей жизни он не стал. И слава тебе Господи! На самом деле мы с Юрой периодически сталкиваемся, и даже когда рядом с ним появилась Катя Бужинская, я видела: тепло у него осталось. Это были отношения с романтическим флером. Мы были очень юные - мне исполнилось лишь 15. Юра доставал обручальные кольца из маминого сейфа - она, по-моему, была директором ювелирного магазина - и говорил: "Мы поженимся". Но как-то быстро все это закончилось.

- У тебя по судьбе были Саши - Юр не было...

- Наверное. У нас были хорошие отношения, но они не стали взрослыми и стать не могли, потому что время было достаточно пуританское. Мы же себе ничего не позволяли, кроме первых поцелуев. Они были достаточно страстными, но неумелыми. Тогда 14-15 лет абсолютно не соответствовали Джульеттиным, это не нынешнее развитие. Я, например, до 16 лет думала, что от поцелуев бывают дети, поэтому не очень-то позволяла Квеленкову себя целовать.

- Лола, женщины-певицы, актрисы в личной жизни, как правило, несчастны. Это, в общем-то, закон, и мало кому удалось его опровергнуть. Тебе такое по силам?

- (Вздыхает). Исключение, говорят, только подтверждает любое правило. Тут такая штука: поскольку я занимаюсь режиссурой, а также философией и психологией, эти вещи анализировала. Думала, очень много зависит от тебя, от твоего личного желания. Я хочу быть счастливой, и опять-таки спасибо Шопенгауэру и Ницше, которые очень помогают ставить мозги на место. По полочкам, на уровне математики.

- Не каждые, согласись, мозги они поставят на место...

- Нужно только захотеть. Для меня эти философы - жизненные учителя номер один, потому что, читая их, понимаешь: то, что с тобой происходит, уже абсолютно давно с кем-то происходило, описано, обосновано - надо только переработать чужой опыт. Есть какие-то каноны, которые необходимо просто понять, и эти вещи у них описаны на уровне бытовой философии. То же самое - в психологии. Если, совершив в своей жизни какие-то ошибки, ты так и не сделал вывод, значит, тебе нравится наступать на одни и те же грабли, ты не подключаешь мозги. В таком случае следующего этапа развития не жди.

Если тебе нравится развиваться, то ты поднимаешься, но в каждой спирали есть камни. Об одни ты разбил нос, другие обошел, но все равно надо идти, преодолевать препятствия. Не хочешь развиваться - стой на месте, но помни: по спирали очень быстро скатываешься вниз, и после этого подняться наверх гораздо тяжелее. То же самое в отношениях. Если ты живешь один и ничего не делаешь, чтобы изменить ситуацию, это твое дело.

Поэтому, когда я читаю самый женский журнал "Караван историй" и вновь и вновь наблюдаю там одни несчастные судьбы... Я себе как-то сказала: "Не хочу пополнять страницы этих несчастий своими". Уверена: все зависит от меня, в том числе и моя семья... Я не зарекаюсь, не знаю, сколько лет эти отношения продлятся, но они в моей жизни есть, потому что комфортны. Они мне необходимы, и я пытаюсь сделать так, чтобы человеку, который рядом со мной, тоже было комфортно. Я уже набила шишки в предыдущих браках, я знаю, что по отношению к мужчинам недопустимо, что нельзя говорить, когда лучше сдержаться, как нужно улыбаться. Для меня семья - с помощью тренинга - перестала быть работой, я уже научилась жить правильно. Внутри могут бушевать любые эмоции, но как моему мужу нужно, так я и сделаю.

Речь не идет о чем-то вульгарном, пошлом или, не знаю, экстремальном, есть какие-то простые вещи. Женщина не должна критиковать мужчину, даже если он не прав, в компании, в присутствии его подчиненных, например. Ни в коем случае! Вообще, мужчины на эти вещи реагируют очень остро. Раз сделаешь замечание, два, а на третий он предпочтет ту, которая глядит на него во все глаза...

-...и не делает замечаний...

- В этом есть какая-то жизненная хитрость. Существует много таких правил, которые не стоит нарушать, но взамен ты получаешь точно такое же отношение к себе.
"Я МУЖУ НАПОМИНАЮ, ЧТО СОБСТВЕННОЙ ВЕРНОСТИ НИКОМУ НЕ ОБЕЩАЛА"

- Сегодня ты уже поняла для себя, что такое любовь?

- Любовь - это когда спокойно. То, что я называла этим словом прежде, было взрывом гормонов, страстью, бурей, половым влечением, но к любви не имело никакого отношения.

- Сегодня у тебя любовь?

- Да, потому что глубокая, теплая, потому что... В первую неделю я решила быть такой стопроцентной женой (правда, через четыре дня уехала на гастроли на 10 дней). Муж сидел на диете Волкова, это модно, но сейчас уже не сидит, и я нормально стою у плиты: борщ варю украинский, все как положено. А тогда ему с утра надо было сок выжатый пить - и все. Думаю: "Буду выдавливать сок".

- День выдавила, два выдавила...

-...а через неделю прикинула: "Мне бы поспать утречком. Лучше это делать с вечера". Приготовила, поставила в холодильник, и так, пока кто-то из друзей мне не сказал, что свежевыжатый сок ценен только в первый час - потом он свои свойства теряет. И ведь мой муж это знал, но с удовольствием его выпивал. Даже не сделал мне замечание, ничего не сказал.

- Он святой, Лола!

- Господи, дай-то Бог! Вчера я выиграла в автоматах достаточно крупную сумму - мы вместе ходили - и подумала: "А святой ли?". Есть правило: если выиграл - значит, что-то не то (смеется). Поверь, я могу закрыть глаза на какие-то вещи. Не все есть измена, и я всегда ему напоминаю, что собственной верности тоже никому не обещала. Нравится так жить - живите, не нравится, некомфортно - люди без скандалов, без истерик расходятся. Повторять какие-то стрессы в своей жизни я не хочу, если что-нибудь будет раздражать, ну так до свидания. Бог, порог - все уже пройдено. Я совершенно равнодушна к таким вещам и портить себе из-за них нервы не вижу смысла...

- Вслед за Ницше и Шопенгауэром тебе надо писать уже свою книжку, основанную на собственном жизненном опыте...

- И на чужом. Кстати, реабилитационные центры, которые я придумала, прекрасно в маленьких городах существуют, и мне даже предложили защитить кандидатскую диссертацию по психологии отношений. Проблема в том, что у нас есть новые течения в психологии, а психоаналитиков нет. Есть медикаментозное лечение и люди, которые как-то пытаются перестроиться.

Я поняла: главная ошибка заключается в том, что психологи не разговаривают с людьми на человеческом языке. Они сыплют терминами, пытаются казаться лучше, умнее, чем есть. Каждый ощущает себя значимой фигурой - как минимум, доктором наук, даже если им не является.

- А чем ты могла бы помочь людям?

- Только личностно, только бытово и по-дружески, но это дало бы больше, чем общение с некоторыми психологами. Хотя многие говорят, что я много на себя беру.

- Лола, я очень рад, что ты прекрасно выглядишь, что ты в форме, что замечательно держишься. Смотрю на тебя и не могу оторваться. У тебя, помимо всего прочего, такие замечательные туфли...

- (Смеется). А я их под твой пиджак выбирала.

- Ты одна из немногих певиц, которые никогда не пели на моей памяти под фонограмму. У тебя прекрасный голос, драматический талант... Есть лишь одно пожелание: почаще приезжай на свою родину. Она становится все лучше и лучше, и, надеюсь, не за горами то время, когда из туманной и не всегда приветливой Москвы ты захочешь вернуться в родной Киев...

- Я с удовольствием! Моя дочка ходит здесь в садик и впитывает украинский язык. Утром она говорит: "Доброго ранку, мамочко!". Мне это так нравится! Я то и дело сюда приезжаю, потому что здесь отдушина. Единственное, артист без работы не может, и если бы я вернулась на родину и у меня не было работы, я бы повесилась. Не имеет значения, какие бы у меня условия были, какая квартира: в центре, на Крещатике, или на Андреевском спуске. А вот если ты знаешь, что тут нужен...

Если бы мне предложили здесь жить, я бы с удовольствием... Вот еще пару лет попела бы, а потом занялась режиссурой и эстрадой. Сегодня лепят "Фабрику звезд", но звезды - это холодная слава: быстро взлетел - быстро упал, и всем детям, которые поднимаются в этом проекте, обеспечены падение и сломанная психика. Это такое высасывание всего - мозгов, таланта... Мне такие вещи категорически не нравятся. Я бы воспитывала профессионалов. У нас настолько тяжелая, мучительная работа... Надо безумно любить эту профессию, чтобы держаться в ней долго. Как Иосиф Давыдович, Лев Валерианович Лещенко, Валерий Леонтьев, Алла Борисовна, София Михайловна. Они вне стиля, вне моды, вне времени...

-...и, как говорит мой друг Эдуард Ханок, вне волны...

- Ну, этот много чего в своей жизни наговорил (смеется).



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось