В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мужской разговор

Обладатель Кубка Стэнли, воспитанник киевского "Сокола" Руслан ФЕДОТЕНКО: "У меня зарплата была в 10 раз меньше, чем у тех, кто сидит на скамье запасных. Малейшая ошибка - и понятно, что тебя ждет"

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар» 23 Ноября, 2004 22:00
Руслану Федотенко - первому украинскому хоккеисту, который завоевал Кубок Стэнли (недавно он приезжал в Киев и привозил с собой этот самый престижный хоккейный трофей в мире).
Михаил НАЗАРЕНКО
Руслану Федотенко - первому украинскому хоккеисту, который завоевал Кубок Стэнли (недавно он приезжал в Киев и привозил с собой этот самый престижный хоккейный трофей в мире) я позвонил в гостиницу, где он с женой остановился на неделю. Номер не отвечал. Я оставил дежурному администратору сообщение, что "Бульвар" хочет взять у Федотенко интервью. До возвращения хоккеиста в Америку оставались сутки и каждая минута была расписана. Вскоре у меня раздался звонок, и в трубке зазвучал бодрый голос с легким акцентом: "Здравствуйте1. Я Руслан Федотенко. Буду через полтора часа на базе "Сокола" и там, если удастся, отвечу на ваши вопросы". Не скрою, что меня приятно удивило такое уважительное отношение звезды к журналисту. Да, по всему было видно, что Руслан после девяти лет за океаном, в Америке, стал по-настоящему цивилизованным человеком. В общении вежлив, прост, доброжелателен. На базе "Сокола" со всеми сфотографировался, потом раздавал автографы, дарил сувениры. Я терпеливо ждал своего часа и, когда Руслан с женой уже собирались покидать базу, напомнил о себе.

"НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ УЖЕ ТЯЖЕЛО ОБЩАТЬСЯ. И НА УКРАИНСКОМ ТОЖЕ. Я, МОЖНО СКАЗАТЬ, АМЕРИКАНИЗИРОВАЛСЯ"

- Руслан, слава обрушилась на тебя внезапно. Она еще не обременяет?

- Тяжело ее переносить, потому что времени практически нет. Если раньше в Су-Сити, штат Айова, где я живу, мог спокойно пройти по улице, то после победы на Кубке Стэнли нет проходу. Узнают везде - в магазинах, на пляже. Люди подходят, просят автограф, норовят угостить. В ресторанах настаивают на том, чтобы обслужить бесплатно. И в Киеве то же самое. Мотался туда-сюда. Даже не успел повидаться со многими своими друзьями, знакомыми, с теми, с кем играл. И уже пора уезжать.

- Приятно ощущать такое внимание к себе?

- Приятно. Но хотелось бы совмещать приятное с полезным.

- Полезное - это что?

- Тренировки. Только один раз смог.

- Это не скажется на твоей форме?

- Наверстаем, все будет в порядке.


Руслан с родителями

- У тебя очаровательная жена! Как вы познакомились?

- Шесть лет назад я играл серию за юниоров "Су-Сити". И после одной из тренировок наши общие знакомые свели нас. В хоккейной школе занимались ее сыновья от первого брака. Мы с Дэбби стали встречаться, перезваниваться, ходить в рестораны. А потом уже все остальное... Через три года поженились.

- А чем Дэбби занимается?

- Она раньше работала... забыл, как это называется. Зубником... нет. Дентохай-джи... Типа этого. Сейчас хозяйничает дома.

- У вас была любовь с первого взгляда?

- Ну как? Туда-сюда, потихоньку-потихоньку. Не бывает так, что с первого взгляда подходишь, берешь за руку и уводишь. Нет. Там немного по-другому.

- Ты знал, что у нее есть дети?

- Да, конечно.

- Как их зовут? Сколько им лет?

- Кайлу - 18, Дереку - 14, Ларкину - 13. Все занимаются хоккеем, все нападающие, как и я.

- Ты как-то влияешь на них?

- Надеюсь, что да, - положительным примером. Я целое лето с ними. Катаемся на водных мотоциклах, лыжах. Время проводим весело.

- Какую они носят фамилию?

- По родному отцу - Джекобсоны. А жена взяла мою фамилию. Поначалу с трудом ее выговаривала.

- Журналистам в Киеве она сказала, что носит ее с гордостью...

- Да? Это приятно.

- После девяти лет пребывания в Америке отмечаешь за собой какие-то существенные перемены?

- Повзрослел. Разговариваю только по-английски. Здесь тяжело было даже на русском и украинском общаться, потому что я этими языками там совсем не пользуюсь.

- Я читал, что в Америке ты учился в колледже и одновременно играл...

- Я хотел учиться дальше, но не получилось. По правилам студенческой лиги тот, кто раньше заключал контракт, не имеет права выступать за университетскую команду.

- Как ты решился в 16 лет уехать отсюда?

- Я как раз окончил среднюю школу, где занимался в специализированном классе для юных хоккеистов. Сыграл немного за основной состав киевского "Сокола", выступал за фарм-клуб школы высшего спортивного мастерства (ШВСМ) в Восточно-Европейской хоккейной лиге. Уровень украинского чемпионата был невысокий, поэтому оставаться здесь я не мог. Мой агент сказал, что есть лучший вариант - уехать в Финляндию. И я сорвался. Оттуда попал в Канаду, провел там год, затем перешел в юниорскую лигу США.

Видимо, как-то проявил себя, потому что руководители "Филадельфии Флайерз" пригласили меня в летний лагерь. Надрафт я не выставлялся. Полгода играл за фарм-клуб. А потом стал выступать за основной состав.

- И что помнится до сих пор?


Юный "сокол"

- Первая игра, первый гол. Это не забудется никогда. 24 октября 2000 года я дебютировал против "Рейнджерса". Очень нервничал, но сыграл вроде бы неплохо. В третьем матче против "Баффало" забил свою первую шайбу в НХЛ. В воротах стоял знаменитый Доминик Гашек. Он парировал бросок. Я добивал в падении - поднял шайбу повыше и забил. Мне потом эту шайбу команда преподнесла на специальной подставке с памятной гравировкой.

"ПЕРЕД ТЕМ КАК НАЧИНАТЬ НОВЫЙ ЛЮБОВНЫЙ РОМАН, Я ЗАКАНЧИВАЛ СТАРЫЙ"

- Когда "Филадельфия" поменяла тебя в "Тампу-Бэй Лайтнинг", не было горько?

- Нет. Это бизнес.

- Алексей Житник рассказывал, что когда его неожиданно отправили из "Лос-Анджелеса" в "Баффало", он испытал шок...

- А у меня было удивление. Я все-таки за "Филадельфию" три года играл, привык к городу, к партнерам, к болельщикам. Мне там нравилось. Но бизнес есть бизнес. Упаковался и поехал в другую команду.

- Она считалась послабее...

- Там нет такого: эта команда - сильная, а та - не очень. Все команды в НХЛ сильные.

- Что и доказал твой клуб. Кстати, когда в полуфинале Юный Кубка Стэнли ты забил шесть голов "Филадельфии", испытал злорадство по отношению к клубу, не оценившему тебя по достоинству?

- Я человек не мстительный. Просто для меня это были очень принципиальные матчи.

- В решающем поединке с "Калгари", где ты отличился двумя победными голами, тебе пришлось играть с травмой. Ты очень рисковал...

- Я не мог упустить свой шанс, интуитивно чувствовал, что мы возьмем Кубок. А травмы - удары, переломы - это часть хоккея. Их нельзя избежать. Если бы я боялся получить травму, то играл бы сейчас в шахматы. Но для меня это слишком медленная игра. Я предпочитаю в свободное время играть в гольф.


Руслан Федотенко - первый украинский хоккеист, завоевавший Кубок Стэнли

- Судьба испытывала тебя?

- В жизни бывают разные нюансы. То вверх идешь, то вниз. Я не считаю, что это надо называть испытаниями. Самое главное - играть и достигать цели, которую ты поставил перед собой.

- Говорят, что в детстве ты был правильным. А каким себя помнишь?

- Это вопрос не ко мне, а к родителям. Я, если честно, не помню, каким был тогда.

- Те, кто тебя знал, утверждают, что у тебя была какая-то специальная диета, которой ты строго придерживался...

- Вроде бы никакой диеты не соблюдал. Ел все подряд, чтобы энергия была. Как в любых семьях. Естественно, любил свеженькое. Сейчас немного придерживаюсь нормы, знаю, что лучше для меня, а что - нет.

- У тебя были девочки в Украине?

- Конечно!

- Ты не оставил здесь чье-то сердце разбитым?

- Надеюсь, что нет. Хотя все может быть. То есть я скажу: "Нет", а кто-то скажет: "Да". Я, прежде чем начать новый любовный... как это называется?

- Роман...

- Прежде чем начать новый любовный роман, я всегда заканчивал старый.

ВИКТОР ФЕДОТЕНКО, ОТЕЦ РУСЛАНА: "РОДИТЕЛИ, КОТОРЫЕ НЕ ОТПУСТИЛИ СВОИХ СЫНОВЕЙ ЗА ГРАНИЦУ, ТЕПЕРЬ ОБ ЭТОМ ЖАЛЕЮТ"

- Виктор Владимирович, такого грандиозного чествования украинского спортсмена, выступающего за рубежом, у нас в Киеве давно не было...

- Да его тут рвали на части! Я даже не смог с ним толком пообщаться. Он мне признался: "Папа, я так устал...". - "Сынок, - говорю, - что поделаешь, это тоже надо перенести". Хотелось бы только, чтобы этот хоккейный всплеск не был сиюминутным, чтобы пример Руслана стал большим стимулом для мальчишек, которые сейчас занимаются хоккеем. Говорят, Киев - не хоккейный город. Я с этим не согласен. Кто мог подумать, что неизвестная команда из небольшого южного города Тампа, которой всего восемь лет, завоюет Кубок Стэнли? Там сейчас такой хоккейный ажиотаж! Чем Киев хуже? Чем хуже другие наши города?

- Слава как-то изменила вашего сына?

- Я не вижу у него звездной болезни, чему очень рад. Когда я ему высказал некоторые свои опасения, он ответил: "Какая звездная болезнь, о чем ты говоришь? То, что было, - уже вчерашний день. Надо работать, надо смотреть вперед".

- Вспомните какой-нибудь момент из детства Руслана, когда он проявил характер...

- Когда он играл за "Сокол" 79-го года рождения, у него не сложилось с партнерами по первой пятерке. Он пришел к тренеру и сказал: "Я буду играть в любой пятерке - хоть в пятой, хоть в шестой, - но только не в первой. И добьюсь, что моя пятерка будет лучшей". Тренер, выслушав аргументы Руслана, перевел его во вторую пятерку. Команда от этого только выиграла. Появилась здоровая конкуренция...

- У вас как у отца были с ним проблемы?

- Никаких! Ни дома, ни в школе, ни на катке. Потому что мы его воспитывали в духе христианской морали. С 10 лет посещали евангелическую церковь "Христианская надежда".

- Почему вы не выбрали православную?

- Понимаете, есть вера, и есть религия. В православной религии много традиций, догм, тебе говорят, что надо делать. Это немного сковывает. А тут чисто по Библии все, я так считаю. Чувствуешь себя свободным и радостным.

- Руслан согласился с выбором?

- Да. Его тренер Константин Гаврилов приходил в нашу церковь - хотел узнать, что это такое. Посмотрел и сказал: "Руслан, нет вопросов. Я вижу, что эта вера дает понятие, как правильно жить, как правильно действовать". Он одному ему разрешил приходить перед игрой не за час-полтора, а за 15 минут. Потому что перед матчем мой сын ходил в церковь.

Руслан с детства настолько все понимал, настолько все впитывал, настолько во всем разбирался... И сейчас мне дает такие советы, что я удивляюсь: откуда у него все это? Я занимаюсь деревообработкой. Он помог мне финансово. Постоянно держу его в курсе дела. Бизнес его интересует, расспрашивает о мельчайших деталях. Многие сейчас просят материальной помощи. А у нас с Русланом такой библейский принцип: не надо давать рыбу тому, кто ее хочет, вот удочка, ловите сами, мы вас научим.

- Кто из хоккеистов был для него тогда кумиром?

- Алексей Житник, который уже играл в НХЛ. Когда он приезжал летом, часто приходил к ребятам на каток. И так получалось, что Руслан, который поначалу был защитником, несколько раз играл с ним. Он с восхищением говорил о Житнике: "Какие у него пасы! Какая обводка! Как он видит поле!".

- Вам не страшно было отпускать 16-летнего Руслана за границу?

- После того как Союз развалился, пришлось задуматься: что делать дальше? Игровой практики стало катастрофически мало. А Руслан привык много выступать, он часто ездил с командой по разным турнирам. Америка, Канада, Чехия, Словения, Швейцария - везде побывал. А потом все это накрылось.

У сына после юношеского чемпионата мира в 15 лет уже был свой агент Марк Гандлер, который следил за его судьбой, часто звонил. И предложил ему отправиться в Финляндию в клуб ТПС. Мне это было немножечко непонятно: почему именно Руслан? Ведь были игроки вроде бы получше и постарше. Но Гандлер как профессионал, вероятно, рассмотрел в нем то, чего не видели другие: большой потенциал.

Многие родители не захотели отпускать своих сыновей и теперь жалеют, что не сделали тогда такой шаг. Как Руслан говорит: "Надо в нужное время оказаться в нужном месте и принять правильное решение". Тогда был очень сплоченный коллектив родителей, чьи дети играли в хоккей. Сейчас на трибунах во время тренировок и игр мало зрителей, родители не такие активные. А ведь на поле играют маленькие артисты, они должны работать и на публику.

Нам повезло, что ТПС тренировал величайший российский тренер Владимир Юр-зинов. Я его видел только по телевизору. Думал о нем: жесткий, требовательный. Но оказалось: человек с большим сердцем, очень добрый. Руслан о нем говорил: "Он был для меня как отец".

В том же городе другую команду возглавлял бывший тренер "Сокола" Анатолий Богданов. При первой же встрече он сказал Руслану: "Страна чужая, язык чужой. Если у тебя будут какие-то вопросы, звони в любое время дня и ночи". Руслан рассказывал: "Я его никогда не беспокоил, но то, что мог к нему всегда обратиться, меня очень поддерживало".

Мы звонили сыну, интересовались его настроением. Он отвечал: "Слава Богу, все нормально, все хорошо!". Связывались с Богдановым: "Толя, как там наш Руслан?". Тот говорил: "Что ни спрошу, отвечает: "Все отлично, никаких проблем!". Только потом мы узнали, как ему тяжело было в Финляндии. Но нам сын ни разу не пожаловался.

Юрзинов ему однажды сказал: "Я ухожу тренировать сборную России. А тебе советую ехать в Канаду, попробовать себя там, быть на виду". И тут надо было проявлять характер. Скауты обратились ко мне с просьбой: "Уговорите Руслана перейти на ученическую стипендию". Хотя стипендия была в 10 раз меньше его зарплаты, он сразу согласился: "Я готов! Хочу научиться играть в настоящий хоккей". И отправился в канадский город Мелфорт.
"РУСЛАН ОЧЕНЬ ПЕДАНТИЧНЫЙ - ПОКА ШНУРКИ НЕ ВЫГЛАДИТ, КОНЬКИ НЕ НАДЕНЕТ"

- Как Руслан попал в основной состав "Филадельфии Флайерз"?

- Он играл за фарм-клуб "Фантоме". Как обычно, пришел за полтора часа до игры. Он очень аккуратный. Пока не выгладит все шнурки, пока не уложит их как надо, коньки не наденет. И тут вбегают в раздевалку тренеры: "Быстренько собирайся! Сегодня ты играешь за "Филадельфию". Руслан опешил: "Как? У меня же тут игра". - "Скорее, скорее, на тебя рассчитывают". Он вспоминал: "Я даже не успел испугаться. Полчаса ехал в электричке. Опоздал. Игра уже шла пять минут".

Кстати, там есть традиция вызывать на первую игру в НХЛ родителей хоккеиста. Главный менеджер клуба Бобби Кларк обещал это мне. Но все произошло так молниеносно, что он не успел позвонить в Киев. Потом извинялся передо мной.

- Как Руслан и вы восприняли смену команды?

- Он ехал в машине и услышал по радио информацию о том, что "Филадельфия" его поменяла. "Я не мог поверить, - признавался он потом, - думал, это ошибка. Ведь еще полтора дня назад говорил с Бобби Кларком, и он уверял меня, что все нормально, что я нужен команде". Я ему тогда сказал: "Руслан, тебя же перевели, чтобы ты эту команду сделал первой!". А он: "Папа, ты шутишь? В "Филадельфии" звезды, а тут... Разве можно сравнивать?".

- Мне говорил, что все команды в НХЛ сильные...

- То, что все сильные, - однозначно. От каждой можно ждать сюрпризов. Но как смотрятся команды? По уровню зарплаты. В "Филадельфии" бюджет в три раза больше, чем в "Тампе". Там каждая звезда получает огромные суммы. Я сына спрашивал: "Когда ты играл первые матчи за "Флайерз", что испытывал?". Он ответил: "А что может испытывать человек, у которого зарплата в 10 раз меньше, чем у тех 15 игроков, которые сидят на скамейке запасных? Малейшая ошибка, и понятно, что тебя ждет. Я каждый раз выходил, словно в последний раз".

- Сколько он получал?

- Руслан, кстати, удивлялся, что всех здесь это интересует. В Америке не принято задавать такие вопросы. Это считается нетактичным.

- Какой матч НХЛ с участием Руслана вы увидели впервые? Каковы были ваши впечатления?

- Первый матч "Тампы" в плей-офф прошлого года. В команде сложилась очень хорошая атмосфера. Играли здорово. Заходит в раздевалку главный менеджер. Хоккеисты его спрашивают: "Если мы попадем в плей-офф, каковы будут ваши действия?". - "А что бы вы хотели?". - "Чтобы клуб вызвал на матчи наших родителей". А в "Тампе" интернациональная команда: за нее выступают канадцы, русские, чехи, шведы, американцы... Если всех вызывать, затраты будут серьезные. Но менеджер, не моргнув глазом, пообещал в случае успешного выступления выполнить просьбу игроков. Так оно и случилось.

Получаю визу. В Киеве таможня интересуется: "Цель вашей поездки?". Отвечаю: "Если скажу, не поверите". - "Поверим. Говорите!". - "Еду смотреть хоккей в НХЛ". - "Не шутите! Мы вас серьезно спрашиваем". - "Я же говорил, что вы мне не поверите. Но я действительно еду смотреть только игру".

Увидел живой энхаэловский хоккей. Это, скажу я вам, зрелище, которое надо увидеть, прочувствовать. Теперь понимаю, почему Руслан говорил: "Когда выходил в первый раз, не слышал ни шуршания коньков, ни стука клюшки, ни ударов шайбы о борт. Стоял невероятный гул. Такого забыть нельзя".

Был интересный момент. Еще когда Руслан играл первый матч в "Соколе", минут через 20 после начала внезапно что-то треснуло, и потух свет. Матч уже не возобновлялся, его перенесли на другой день. И вот, представьте, прихожу на первую игру "Тампы" в плей-офф. Все сверкает огнями. И вдруг - молния, треск, с табло посыпались искры, повалил дым. Я аж перепугался. "Ну, - думаю, - не будет игры". Все это длилось считанные секунды, которые мне показались вечностью. А оказалось, так перед каждым матчем делается - для эффекта.

- Что вы чувствовали, когда увидели, как ваш сын поднял над головой Кубок Стэнли?

- Вы знаете, я был очень, очень спокоен. Руслан в свое время научил меня болеть. Как-то его команда серьезно проиграла - 0:7. И я так накричался, что охрип. Приходим домой, а он говорит: "Папа, чего ты кричал? Ведь ты же не видел хоккея". - "Но вы же проиграли!". "Завтра выиграем". - "У вас нет никаких шансов". И представьте, на другой день Руслан со своей командой побеждает 11:2! Он мне: "Ну, что я тебе говорил? Ты больше не кричи, ты хоккей смотри. Даже если мы проигрываем".

Я был уверен, что победа будет за "Тампой". Особенно после серии с "Филадельфией". Я сказал: "Кто выиграет этот полуфинал, тот и возьмет Кубок".

- Радовались, что Руслан забил этой команде столько голов?

- Ну как "радовался"? Чисто по-человечески хотелось, чтобы он доказал: неправильно сделали, что его поменяли. Но мы живем по принципу: все, что ни делается, к лучшему.

- Какие у вашего сына бытовые условия?

- У него надо было спросить...

- Не успел...

- Что вам сказать? В Америке бытовые условия такие, что с нашими даже нечего сравнивать. Он снимает жилище в Тампе, где играет. Есть еще двухэтажный дом в Су-Сити. Бассейн и все такое. Автомобили, которыми он увлекается. Как для нас, отличный дом! А по их меркам средний уровень. Мы отдыхаем там. Он говорил: "Если я к вам приеду, то покоя не будет. А если вы ко мне, то мы отдохнем". И он оказался стопроцентно прав.

- У вас есть еще дети?

- Да, у меня два сына. Один маленький, ему всего четыре года. И все у нас начинается по-новому: опять приобщаем мальчика к спорту, к хоккею. Болеем за него, волнуемся. Пройдет время, и, может быть, Кубок Стэнли вскинет над головой и другой мой сын - Давид Федотенко.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось