В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Шутить изволите

Народный артист Украины Олег ШКОЛЬНИК: "После первой брачной ночи папа спросил: "Ты не ударил лицом в грязь?"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 27 Марта, 2006 21:00
Все мы хотим встретить такую любовь, чтобы один раз - и на всю жизнь! И все мы уверены - ее не бывает. Бывает! История любви одесского джентльмена Олега Школьника и его жены Татьяны - лучшее тому подтверждение.
Людмила ГРАБЕНКО
Все мы хотим встретить такую любовь, чтобы один раз - и на всю жизнь! И все мы уверены - ее не бывает. Бывает! История любви одесского джентльмена Олега Школьника и его жены Татьяны - лучшее тому подтверждение.

"МОЯ БУДУЩАЯ ЖЕНА ГОВОРИЛА, ЧТО НИКОГДА НЕ ВЫЙДЕТ ЗАМУЖ ЗА ОЛЕГА, ПОТОМУ ЧТО, ЕСЛИ РОДИТСЯ ДОЧКА, ОТЧЕСТВО У НЕЕ БУДЕТ НЕБЛАГОЗВУЧНОЕ"

- Олег Львович, вы ведь со своей будущей женой познакомились еще в школе?

- Это случилось в сентябре 1971 года, когда мы, придя из двух восьмилеток, оказались в одном классе престижной одесской школы. Меня туда пригласили как артиста, потому что я всегда участвовал в самодеятельности и даже побеждал в различных смотрах. И я прекрасно помню момент, когда впервые увидел свою будущую жену, совершенно ни о чем таком тогда не подозревая. Мы с ней оказались в одном школьном театре, и первым нашим совместным спектаклем оказалась "Слава" по очень смешной, еще довоенной пьесе в стихах Гусева. Там она играла мою жену. И после этого спектакля я, как сказали бы сейчас, начал ее подкалывать. Встретив, говорил: "О, моя жена идет!". А она злилась страшно!

- Вы ей не нравились?

- Думаю, конкретно против меня она ничего не имела. Но, как я потом узнал, подружкам говорила, что, во-первых, никогда не выйдет замуж за артиста. А во-вторых, не выйдет замуж за Олега, потому что, если родится дочь, отчество у нее будет неблагозвучное.

Театр у нас был очень мощный, и мы даже победили на республиканском смотре, за что были награждены морской прогулкой на теплоходе "Узбекистан". А надо сказать, что меня ужасно укачивает на всем, что плавает по воде. Плыли мы в третьем классе, в четырехместных каютах, где к тому же практически не было вентиляции. К вечеру полегли почти все. Морская болезнь пощадила только Таню и руководительницу нашего театра. Поэтому они ходили и смотрели, кому хуже всех.

Хуже всех как раз было мне. Увидев это, они перетащили меня в девичью каюту и запихнули на верхнюю полку, прямо под вентилятор, который там почему-то работал. Последнее, что помню, - это как я сказал: "Дайте мне пипольфена, и я умру!". И 15-летняя девочка среди ночи пошла искать судового врача, который, как вы понимаете, был не на рабочем месте и нетрезв, чтобы взять у него снотворное. Когда я проснулся после этого пипольфена, то первым делом увидел Таню, которая спала подо мной на нижней полке. И меня будто бы что-то шарахнуло! Такая она была родная и близкая, к тому же по-человечески ко мне отнеслась... В общем, все как у Шекспира: "Она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним".

На обратном пути, в Поти, 28 марта 1972 года, почти в 17 часов, на верхней палубе теплохода "Узбекистан", непосредственно под трубой с красным флагом и серпом и молотом, я сказал ей, что люблю и буду с ней всю жизнь. По-моему, она мне не поверила. Но все равно это был замечательный вечер! Я позволил себе обнять ее за плечи. Наступила звездная ночь. И мы пели вдвоем "Путники в ночи". С тех пор это наш гимн. 30 марта мы пришли в Одессу и договорились встретиться на следующий день. На первое свидание я купил ей три желтых нарцисса.

- Но желтые цветы к разлуке!

- Много я в этом понимал! Между ними была пробка из газеты, чтобы букет выглядел более объемным. И я, как знамя на Олимпийских играх, нес этот букет. Угадайте с трех раз, где мы договорились встретиться? У памятника Дюку! Пришел, стою жду. Никогда не забуду, как она бежала по Потемкинской лестнице снизу вверх! Потом мы долго гуляли и попали на творческий вечер Юрия Васильевича Яковлева, который проходил в Доме офицеров. Самое любопытное, что гораздо позже, когда я оканчивал Щукинское училище, председателем Госкомиссии был тот самый Яковлев, который подписывал мне диплом.


Олег Школьник: "Я люблю, чтобы все были дома. Пусть они делают что хотят, чем хотят занимаются, но если они в пределах моей досягаемости, под моей опекой, мне хорошо и спокойно". С женой Таней и дочерью Наташей



- Как у вас все завязано!

- При том, что мы с ним не знакомы! Участвовал я во многих спектаклях Вахтанговского театра, но с ним на одну сцену так ни разу и не вышел. Но в нашей жизни действительно очень много совершенно невероятных совпадений! Прошло больше года, в 10 классе вместе готовились к выпускным экзаменам.

- Как в фильме "Операция "Ы" и другие приключения Шурика"?

- Похоже! Но отношения были самые что ни на есть платонические. Два идиота! Мы действительно дружили и позволяли себе только целоваться. Целый месяц провели на даче, никого вокруг, на дворе июнь - сказочный месяц. В парке расположенного неподалеку санатория у нас была своя лавочка, на которой мы встречались, обнимались... И как-то, обняв Таню, я сказал ей: "Хочешь верь, хочешь нет, но у нас с тобой будет дочка. И я ее видел". Она удивилась: "Когда?". Говорю: "Да только что! Она бегала вокруг этой клумбы с косичками, завязанными большими бантиками, в сарафанчике и белой водолазочке!". Поверьте, я не подтасовываю факты, но у дочери действительно были потом две косички, которые я с наслаждением заплетал. Единственное, что вплетать бантики я научился, а завязывать - нет, я их, как шнурки, завязывал.

На следующий день после выпускного вечера я улетел в Москву поступать в театральное училище. Никто не верил, что такое может случиться, ведь у меня никого в Москве не было - ни родственников, ни знакомых. Но я поступил с первого раза, несмотря ни на что, в том числе и на пресловутую пятую графу.

А вот учиться было очень сложно, первые два года вообще думал, что сойду с ума. До сих пор, попадая в московское метро, на эскалаторе просто перестаю чувствовать себя личностью! Особенно когда смотрю вниз и вижу броуновское движение тысяч людей, каждый из которых - свой особый мир. А там все это нивелируется. А Калининский проспект - московский Манхэттен! Как это давило! Естественно, меня тянуло домой, к Тане. И я старался всеми правдами и неправдами раз в месяц слетать в Одессу. Поженились мы, когда стало совсем невтерпеж, я тогда учился на четвертом курсе.

"НА КАЖДОМ УХАБЕ БЕРЕМЕННАЯ ТАНЯ КРИЧАЛА ОТ БОЛИ, И Я ДАЛ ЕЙ СВОЮ РУКУ: "НА, КУСАЙ!"

- Свадьба была очень шумной?

- Свадьбы мы, честно говоря, не хотели. Но Танина мама мечтала торжественно выдать замуж единственную дочь. Знаете, есть такая чудесная пословица, я ее очень люблю: чем меньше народа, тем больше праздника. А у нас собралось 130 (!) человек, по тем временам это было очень много. Я приехал в Одессу вечером накануне свадьбы, специально выбрал поезд, чтобы не застрять в аэропорту. В Одессу он прибыл к ночи. Танька меня встретила, я проводил ее на ее выселки, мы с ней поцеловались, и я... поехал обратно. Все уже было готово. Платье Танечке шила портниха, а мне покупали костюм без меня.

- Как такое возможно?

- С меня сняли веревочные мерки и купили роскошный костюм - финский, кримпленовый. Родители говорили мне по телефону: "Если не влезешь в костюм, можешь ехать обратно!". Вот так ставился вопрос! Купили мне и рубашку с башмаками. Я приехал с вокзала и сразу же померил костюм: он сидел как влитой. Все были довольны: "Ура! Женимся!". На следующий день в 12 часов дня я поехал за Танечкой. Вошел в квартиру и остолбенел: она стояла на ковре посреди комнаты и была такой красивой, такой родной и любимой!

Ехать нам было достаточно далеко, мы с ней сидели на заднем сиденье, и вдруг я почувствовал, что ее всю колотит! Смотрю, а она чуть не плачет. Спрашиваю: "Что случилось?". Она говорит: "Не верю, что все наконец случится!". Вообще-то, мы должны были пожениться раньше, когда я был на втором курсе, но у нас документы не приняли, у меня прописки не было. В Одессе я выписался, а в Москве общаги не было, на квартире же никто не прописывал.

- А дальше...

-...Был заказан автобус, в который погрузились абсолютно все гости вместе с нами. И мы до половины пятого... развозили всех гостей. Приехали домой, с собой у нас был кусок торта и еще куча какой-то еды, которую нам надавали, чтобы мы с голоду не умерли. И - помню, что-то между нами было. А уже где-то в восемь утра зазвонил телефон. Это был мой папа, который сказал: "Понимаю, что рано. Просто хотел спросить: ты не ударил лицом в грязь?". Одесса!

- А вы ему что?

- Сказал, что через девять месяцев он все увидит!

- А как вы рожали? Сейчас принято присутствовать при этом знаменательном событии.

- Считайте, что я присутствовал. Я совершенно сумасшедший папаша! Наташа родилась 20 октября, а 19-го мы еще были на даче. Стояла теплая осень. Танечка очень красиво носила, я вообще обожаю беременных женщин, но она была особенная... Накануне были у врача, который заверил, что еще дня три-четыре мы можем быть спокойны. Ее мама купила раков, а Таня за них родину продаст. Наелась она этих раков, мы легли спать, и в два часа ночи она мне говорит: "Поехали!". Куда?! На чем?! Вокруг никого, все давно поуезжали в город!

Выскочил я на улицу и, к большому нашему счастью, увидел небольшой автобус, который развозил рабочих после смены. Что вам сказать! На каждом ухабе Таня кричала от боли. У меня не было сил это слышать, и я дал ей свою руку: "На, кусай!". И, надо сказать, она очень хорошо меня покусала, но это неважно.

Родовой зал находился на первом этаже, поэтому я залез на окно с наружной стороны и, хоть оно было полностью забелено, слышал, как все это происходило. И то, как дочь крякнула первый раз, когда ее по попе ударили. А Таня сразу написала неуверенным почерком мне записку карандашом на листочке в клеточку: "У нас родилась Наташа!".

- Помните свои ощущения от первой встречи с дочерью?

- Тоже была смешная история! Я как-то пришел в очередной раз в роддом и встретил нашего одноклассника, который оканчивал медицинский институт. "Так, - говорю, - Полковников, халат и шапочку, быстро!". А я был такой солидный дядечка в очках, интеллигентный и предупредительный, напялил этот халат и шапочку и пошел. Еще какую-то папку под мышку взял, для достоверности. Все нянечки со мной здоровались: это была клиника мединститута, поди знай, кто там ходит! А я не знал, где находится ее палата изнутри, поэтому шел, считая окна. Методом тыка открываю дверь в палату и буквально натыкаюсь на свою Таню. Она ошалела, а я впервые увидел дочь.

- Как вы ее воспитывали, у вас были какие-то особые педагогические принципы?

- Принцип у нас в семье был один: все мы на равных и главных нет. Просто есть старшие, которые в силу своего возраста немного больше знают. Мы никогда не делили все на "мое" и "твое", я никогда не прятал заработанные деньги, вся семья знала, где они лежат и сколько их там. Я тогда работал в Одесском театре музыкальной комедии. Жили мы тогда с Таниными родителями черт знает где по одесским масштабам. И тут меня пригласили в Куйбышевский академический театр драмы имени Горького, где художественным руководителем и главным режиссером был народный артист СССР Петр Петрович Монастырский.

В мае 80-го мы были на гастролях в Куйбышеве, там он меня заметил и тихонько пригласил на переговоры. Сказал: "Город у нас голодный, здесь есть только Волга и театр. Но работы будет много. Если вас это интересует, милости прошу!". Он начал называть такие роли, что я ахнул. И решил рискнуть.
"УЗНАВ, ЧТО МЫ 25 ЛЕТ В БРАКЕ, ЖЕНУ ЗАПИСАЛИ: "ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА, ЕВРЕЙКА ВТОРОЙ КАТЕГОРИИ"

- Семью с собой забрали?

- В том-то и дело, что нет. Несмотря на то что в это время у Таниного папы случился инсульт, а сама она с маленьким ребенком на руках заочно оканчивала университет. Но так сложилась ситуация, что я должен был уехать. И 1 сентября 1980 года приступил к работе в Куйбышевском театре, а уже в 24 - после трех репетиций! - дебютировал в своем первом спектакле. Через год я забрал семью. Мне дали двухкомнатную квартиру, и мы жили в пятиэтажном доме на шестом этаже.

- ?!

- Улица шла под уклон к Волге, поэтому с одного бока это был пятиэтажный дом, а с другого - шестиэтажный, но без лифта. Но это было такое счастье - своя квартира, хрущевка!

Куйбышев действительно оказался очень голодным городом с огромными очередями и талонами на сливочное масло и колбасу. Мы по молодости лет этого как-то и не замечали. К тому же я ишачил как мог, хватался за любую подработку. Но на одной руке у человека шариковой ручкой был записан порядковый номер в очереди за продуктами, а на другой - номер очереди в кассу театра. Таня пошла работать в театр осветителем, потом обучилась и стала оператором по свету, даже разряд получила.

Узнав, что меня переманивают на работу в Ригу, Монастырский пробил для моей жены место редактора литературной части. Став редактором, она написала две книжки о режиссуре Монастырского. Сидела, стенографировала все его репетиции, потом все это расшифровывалось, редактировалось - целое дело! Писали мы с ней ночами, потому что расшифровка с диктофона - бред сумасшедшего. Я за восемь лет сыграл в этом театре 56 ролей и, в принципе, уехал от звания заслуженного артиста.

- Не погорячились?

- Так получилось, что в Одесскую драму главным режиссером приходил Виктор Максимович Стрижов, который хотел ставить "Закат" Бабеля. Ему необходим был исполнитель центральной роли - Менделя Крика. Совершенно случайно наш общий знакомый порекомендовал меня. И так получилось, что мы откуда уехали, туда и приехали, в ту же квартиру к родителям. "Закат" прошел с большим успехом, и меня стали приглашать сниматься в кино. Первой была Кира Муратова, которая предложила мне роль в "Астеническом синдроме", потом Юнгвальд-Хилькевич и его картина "Искусство жить в Одессе". Параллельно были театр и телевидение, в частности программа "Джентльмен-шоу", в которой я работаю с 1994 года.

- Как семья относится к вашей популярности?

- Тут все зависит от того, как ты к ней относишься. Я совершенно не обольщаюсь и звездной болезнью не болею. Живу как и жил. Могу спокойно и в очереди постоять. Бывают, конечно, курьезные вещи, а что-то и раздражает. Например, заходишь в аптеку, удивленно спрашивают: "Вы что, болеете?". А вот на пляже приходится сложно, и это обидно, потому что вся наша семья очень любит загорать. Но, с другой стороны, значит, кому-то это нужно, раз люди включают телевизор именно в это время и именно на этом канале.

- Дочь не пошла по вашим актерским стопам?

- Она окончила юридическую академию, поработала по специальности шесть или семь лет. Результатом была депрессия и осознание того, что это не ее дело. Ей не хватало творческого полета. А буквально два года назад произошло нечто неожиданное. У меня есть друг, художник, замечательный портретист и пейзажист. Они с женой были у нас в гостях, а потом долго о чем-то разговаривали с нашей Наташей. Закончилось все это тем, что друг подошел ко мне с бумажкой, на которой было написано, сколько кисточек, краски, картона и грунтовки нам надо купить. Купили. Произошло чудо! Она сразу написала 27 (!) работ. Они поразительные, неожиданные, какие-то очень свежие! Самое смешное, что в школе за нее рисовал я, у нее никогда не проявлялись эти способности. Но как сказал кто-то из критиков: "Вы-то рисовали плохо, а она рисует хорошо!".

- Добрый человек!

- Я не обижаюсь, наоборот, счастлив, что так получилось. У нее уже была персональная выставка. Более того, мы ездили в Москву, возили Наташино портфолио сведущим людям. Они говорят, что ни в коем случае не надо ее сейчас учить, школярство в этом возрасте может уничтожить ее дарование. Пусть пишет, как сейчас, интуитивно.

- Вы ведь недавно отметили серебряную свадьбу?

- В связи с этим Таня даже удостоилась одного почетного звания. Дело в том, что если я полноценный еврей со всех сторон, то Таня у меня - большой коктейль. Дедушка по отцовской линии - русский, бабушка была итальянкой из Милана, певицей, пела в "Ла Скала", есть также сербы, украинцы, греки, то есть как положено в Одессе. Евреев, кроме меня, нет. А тут на еврейскую Пасху я пошел в синагогу покупать мацу. Там была какая-то акция - чистокровным евреям ее раздавали бесплатно. Мне это показалось забавным: первый раз за такую национальность полагались какие-то привилегии. Спросили: "А жена у вас не еврейка? Жаль! А сколько вы уже в браке?". Узнав, что уже 25 лет, ее тут же записали: "Кузнецова Татьяна Викторовна, еврейка второй категории!".

- Вы ссоритесь?

- Всякое бывает. Тем более что я очень вспыльчивый, завожусь, что называется, с полуоборота. Но и остываю быстро. До скандалов не доходит. У нас на эту тему есть домашняя шутка с давними, еще куйбышевскими корнями. Мы тогда с одной моей приятельницей, тоже актрисой, поехали с палаткой на Волгу: она учила роль, я ловил рыбу. Но было, во-первых, ужасно жарко, а во-вторых, там были несметные полчища комаров. А уже проверено: сколько бы людей ни было рядом, едят они только меня! Всем остальным и фумигатора не нужно! На следующий день к нам должна была присоединиться Таня. Но я так намучился, что утром мы вернулись домой. Таня обиделась настолько сильно, что решила уйти из дому. И ушла... на лестничную площадку этажом ниже, к тому же босиком и в одном сарафане на голое тело. Так она покинула дом. С тех пор, как только в коллективе возникают трения и она говорит: "Я сейчас уйду из дому!", я всегда ее прошу: "Только обуйся, пожалуйста!". На этом, как правило, все заканчивается.
"МОЕ ФИРМЕННОЕ БЛЮДО - БЛИНЫ НА ПИВЕ!"

- А какие-то особо любимые вами блюда жена вам готовит?

- Это мы готовим! Потому что если у нашей дочери есть вдохновение, она в этом смысле творит чудеса! Да и я тоже не отстаю: особенно хорошо у меня выходят суши, шейка, шашлыки, форель под ореховым соусом, плов, шурпа, форшмак... Но мое фирменное блюдо - блины на пиве!

- Поделитесь рецептом!


- Рассказываю: берете литр пива. В эмалированную кастрюльку вбиваете два яйца, кладете четыре столовые ложки майонеза, сахар и соль по вкусу, и все это размешиваете. Потом добавляете туда пол-литра пива и взбиваете миксером, потихоньку добавляя муку, до консистенции густой сметаны. А потом выливаете туда вторую бутылку пива. Дальше все, как всегда: чугунная сковородка, кусочек сала на вилку. И получаются тонкие, сказочные блинчики, которые идут и под икру, и под налистники, и просто так.

- А уют в доме кто создает?

- Это жена с дочерью. У них зимний сад, за которым они трепетно ухаживают. Тем более что там в отличие от двора, где хозяйничает собака Сорбонна, они могут посадить все, что хотят! У нас замечательный дом!

- Тем более вы его построили сами!

- Он стоит на месте дачи, на которую мою жену Танечку принесли из родильного дома. Появилась дача после войны, когда ее бабушка приехала в Одессу и купила черт знает где - по линии Большого фонтана - участок в 3,2 сотки. Долгие годы там никто ничего не ремонтировал, в результате все текло и падало на голову. И вот сидели мы как-то вечерком, и друзья мне сказали: "Грех иметь такой участок и ничего на нем не построить!". Я задумался. Квартира у нас была маленькая, две комнаты, метраж - 28 метров. Дочь взрослая, надо бы ей оставить. И мы решили потихоньку строиться. Наш дом удивительный, он совершенно не похож на все остальные. Все строят из камня, кирпича и бетона.

- Неужели у вас из дерева?

- Почти. Он построен по американско-финской технологии, стенки очень тонкие и напоминают сэндвич - каркас сварен из швеллера и обшит брусом, внутри - наполнитель. Но он теплый, потому что 15 сантиметров наших стен эквивалентны 80 сантиметрам из камня. Кроме того, он уникален еще и тем, что в нем нет ни одной ровной стенки, кроме задней, поэтому ни одной четырехугольной комнаты вы у нас не найдете. Зато он очень уютный, внутри много дерева, и нам кажется, что он похож на корабль. Есть действующий камин, на нем жена настояла. Она очень любит его топить, и самое интересное, что слушается он только ее. Замечательно в промозглый осенний или снежный зимний вечер сидеть в своем доме: тепло, хорошо, дрова в камине потрескивают. Как, например, в прошлом году, когда из-за безумного снегопада мы не могли выйти из дома и нас снаружи откапывали сторожа.

- Кто вам разрабатывал такой оригинальный проект?

- Один мой очень хороший товарищ. Вообще-то, раньше он работал кинохудожником, но поскольку с кино сейчас непросто, вспомнил о своем образовании - архитектуре. Он три года работал в Финляндии и именно там видел дома, построенные по такой технологии. Что же до интерьерного дизайна, то им мы занимались сами. К нам часто приходят художники, недавно, например, приезжал Шейнцис (главный художник "Ленкома"), киношники, и все говорят: "Ребята, мы видели разные дома, в том числе и очень шикарные. Но там жить не хочется, а у вас хочется!". Известный художник Миша Рева приходит к нам... спать. Он просит зажечь камин, ложится рядом на коврик, обнимает большую подушку-черепаху. Все! Да и место очень хорошее, там замечательная энергетика. Может, потому, что это Танино родовое гнездо? В 1997 году всерьез стоял вопрос о нашей эмиграции. Сначала в Германию уехал мой брат, потом стали собираться родители. И я их понимаю, здесь им было очень плохо. У папы 54 года стажа и 49 гривен пенсия.

- Получается, меньше чем по гривне за год!

- Никогда не забуду, как перед каким-то Новым годом у нас было очень много концертов, удалось прилично заработать. Я, понимая, что не успею с ними повидаться до праздника, поехал на базар, купил полную машину продуктов и привез им, денег каких-то дал. Они стояли втроем - папа, мама и бабушка - с полными глазами слез и говорили: "Спасибо, сыночка!". Господи, за что?! Они не хотели ехать без нас. Незадолго до отъезда мы с Таней поехали на дачу. А была очень теплая осень, и в конце ноября вдруг полезла из земли петрушка, лучок. Таня занималась огородом, а я там что-то закрывал, проверял. Потом оглянулся на нее и увидел, что она стоит на коленях над этими всходами и рыдает! И я понял, что никуда мы не поедем.
"В СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ Я ТИРАН И ДЕСПОТ"

- Кто охраняет дом?

- Большая и очень любимая нами собака - среднеазиатская овчарка, которую еще называют алабай, зовут ее Сорбонна. Но так официально ее называют, только если хотят приструнить. Вообще-то, она у нас Басюша, Наташа ее Бомбоном называет. Большая, килограммов 80 весит. А когда лает, душа от страха просто выпрыгивает.

Эта порода настолько толковая, что их обычно даже не дрессируют. И как бы она ни легла, она всегда будет держать в поле зрения всю территорию. К тому же в сумерки и ночью у нее обостряются слух и зрение. Еще она вытоптала на участке свои дорожки, на которых можно сажать что угодно, все равно вытопчет по новой, потому что это - стратегические пути. При этом она совершенно очаровательная, нежная, трогательная. А эти собачьи глаза! В зимнее время мы с ней поем по ночам, когда вокруг никого нет.

- И какой у вас, простите, репертуар?

- В основном романсы. "Гори, гори, моя звезда", "Снился мне сад в подвенечном уборе, в этом саду мы с тобою вдвоем".

Недавно дочь уезжала на пару недель, так Сорбонна просто заболела. Мы приглашали ветеринара, обследовали ее. Оказалось, что у собаки нервный стресс. Мы все должны быть вместе. Я взрослый, достаточно общительный человек публичной профессии, но лучше, чем дома, мне нигде не бывает! Глядя вокруг, понимаю, что такое счастье не с каждым случается.

- А как вашим близким с вами живется?

- Думаю, что непросто. Я ведь в семейной жизни тиран и деспот.

- И в чем это выражается?

- Люблю, чтобы все были дома. Пусть они делают что хотят, чем хотят занимаются, но если они в пределах моей досягаемости, под моей опекой, мне хорошо и спокойно. И совсем уж замечательно, когда они обе спят, каждая - в своей спальне. Я сажусь за компьютер. Весенний рассвет, из окна видна цветущая вишня, все дома, слава Богу, относительно здоровы. Сказка! А если еще и что-то в голову придет, то вообще замечательно!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось