В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Сытых бунтов не бывает

Виталий КОРОТИЧ 31 Июля, 2007 21:00
В этом году исполнится 90 лет октябрьскому перевороту 1917 года. Слово «переворот» я употребляю, потому что так это событие в нашей бывшей стране называли официально до 1927 года
Виталий КОРОТИЧ

В этом году исполнится 90 лет октябрьскому перевороту 1917 года. Слово «переворот» я употребляю, потому что так это событие в нашей бывшей стране называли официально до 1927 года, когда к его десятой годовщине Сталин начал выстраивать сказку про Октябрь, штурм Зимнего рабочими и крестьянами, а в обиход запустили слово «революция». Так или иначе, событие это останется навсегда во всемирной истории.

Заголовок книги американского журналиста Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир» логичен. Но его соотечественники отмечают в этом году другой 90-летний юбилей. За полгода до большевистского переворота республиканец Герберт Гувер, который еще станет 31-м президентом США, возглавил в Вашингтоне продовольственную комиссию при 28-м американском президенте Вудро Вильсоне. Европа, истощенная Первой мировой войной, распадающаяся на множество новых государств, погруженная в дымы инфляций и революций, голодала. От недостатка пищи страдали многие миллионы людей, а в бывшей Российской империи ситуация стала просто катастрофической. Погрузив страну в пучину гражданской войны, новая власть разграбила все, что можно, но производить не начала ничего. Поля зарастали сорняками, люди ели траву и кору деревьев, были описаны случаи людоедства. Этот первый голодомор не был организован так дотошно, как следующий, в 30-х, но казалось, что спасения из него тоже нет.

Диктатуры — удел голодных людей. Кровопролитные бунты под красными флагами проходили в Германии и Венгрии, Троцкий и Ленин грезили мировой революцией, Гитлер и Муссолини виднелись на горизонте. Рецепты спасения от очевидной угрозы озвучивались один за другим, и тогда-то Гувер предложил самый простой способ: накормить Европу и так остановить ее сползание к экстремизму. Он считал, что по мере того, как люди наедаются, у них стихает революционный зуд. К тому же у США за войну накопились огромные запасы продуктов, а рынки сбыта в Европе, где одно за другим возникали новые государства, были утрачены.

Сочетая бизнес и филантропию, Герберт Гувер возглавил мирное вторжение в изможденный «Старый Свет», за 1917-1918 годы распределив там продуктовой помощи более чем на миллиард долларов. Караваны с ящиками, на которых разборчиво указывалось, от кого именно пришли спасительные посылки, шли в Чехословакию, Польшу, Сербию, Германию, Австрию, Румынию, Армению, страны Прибалтики. Созданная тогда так называемая АРА (American Relief Administration) в начале 20-х годов спасала голодающее Поволжье, поставляла провизию в Украину и Крым.

Конечно же, американцы ничего не любят раздавать просто так. Поставки продовольствия сочетались с открытием больниц, приютов и торговых центров с флагами США у входа. Гувер писал: «Безусловно, первейшей целью Соединенных Штатов была борьба с голодом в Европе и спасение жизней голодающих людей. Но, во-вторых... мы должны были победить анархию, порождающую голод». (На Западе какое-то время еще путали большевиков с недавно лютовавшими анархистами).

Европейские революции захлебывались по мере того, как люди выходили из голода и нужды. Генерал Першинг, командовавший американскими войсками в мировую войну, назвал Гувера «продуктовым регулятором мира». Конечно же, большевики не могли такого стерпеть. АРА была выдавлена из России, где чекисты ставили под подозрение буржуйскую благотворительность, раздувая роль заокеанской разведки во всем на свете. Пересажали многих из тех, кто сотрудничал с АРА, но жить от этого почему-то не стало лучше...

Сегодня нам знакомы многие способы преобразования мира: личным примером, террором, страхом, надеждой, голодом. Очень интересно сопоставлять.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось