В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мужской разговор

Величайший штангист-супертяжеловес Василий АЛЕКСЕЕВ: «Когда в Америке двух «Мисс Лас-Вегас» мне предложили, я возмутился: «Вы что, одурели, придурки? — я ж коммунист и семьянин»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 17 Августа, 2011 21:00
Часть III
Дмитрий ГОРДОН
Часть III

(Продолжение. Начало в № 3132)

«А ЧТО БРЕЖНЕВ МОГ МНЕ СКАЗАТЬ? ОН ЖЕ ГОВОРИТЬ НЕ УМЕЛ»

- Как вы считаете, за ваши выдающиеся спортивные достижения Родина вознаградила вас щедро?

- В каком плане?

- В моральном, материальном. Думаю, если бы Василий Иванович Алексеев в Соединенных Штатах Америки жил, он бы имел чуть побольше дом и немножко в другом месте...

- Знаешь, эти сослагательные наклонения мне тоже не нравятся - тем, что сделал в спорте, в тяжелой атлетике, и отношением ко мне я доволен, потому что лучшего в то время не было ни к кому. С другой стороны, не надо Америки - если бы жил в Украине, был бы обласкан намного больше, чем в России. Простой пример. В Украине, в других республиках СССР любой штангист, который завоевал в то время титул чемпиона мира, получал Почетную грамоту Президиума Верховного Совета, которая обеспечивала ему пожизненно пенсию... Как она называлась-то?

- Персональная...

- Да, а у нас о таком никто даже думать не мог.

- У вас сейчас персональная какая-то пенсия или обычная?

- Я почетный пенсионер этой вот шахтинской улицы - проспекта Клименко.

- Сколько, если не секрет, в пересчете на доллары платит вам сегодня от щедрот своих государство?

- Ну, тысяч восемь раздели на трицулик - около 270-ти, получается...

- Хорошо, а какие-то сбережения у вас остались? Вы можете себе сегодня что-то позволить?

- Ты знаешь такие имена: Гайдар, Ельцин?

- Слышал...

- Они за одну ночь украли у народа все.

- Много у вас на сберкнижках пропало?

- 100 тысяч.

- Советских рублей?

- Да - все, что я накопил, что платили за рекорды и победы на чемпионатах Европы, мира и Олимпийских игр, вывернули за одну ночь. Я всегда говорю, что мог на свои сбережения шесть «волг» купить и один «жигуль». Кто на них нынче катается? Березовский?

- Когда вы услышали, что вклады пропали, какая была реакция?

- Да никакой. Приехал я из Китая 28 декабря 1991 года, и жена говорит: слух, мол, идет, что деньги вот-вот обесценятся. Я отмахнулся: «Пусть хоть в два раза они обесценятся - тебе что, 50 тысяч не хватит?». Ан нет, оказалось, что, как кто-то из юмористов сказал, на эти гроши можно было отныне купить пирожок (ну а я, выходит, два отхватить могу). Сейчас иногда по старости лет, по достижении определенного возраста тыщу какую-то выплатят...

- Рублей?

- А чего же еще?

- Вы об ответственности говорите... Выступление за сборную Союза в самом тяжелом весе всегда было вопросом международного престижа...

- И до меня, и после (хотя, может, и не в такой степени) при Советском Союзе было заведено: если команда проигрывала, а супертяжеловес выиграл, - это победа, а вот если наоборот - поражение.

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

- Давило на вас ощущение, что нельзя проиграть, и все тут?

- В какой-то степени да...

- ...но не передавливало...

- Ну, Бог дал мне крепкие нервы, и к этому я относился спокойно, а других ребят - взять моих соперников Манга или Рединга - бил мандраж. С бельгийца пот градом бежал (такие капли, которых в природе не существует, - раза в четыре больше обычных - со лба стекали), а немец, когда я подходил, покрывался красными пятнами.

- А вам хоть бы хны?

- А мне то что? Во-первых, я всегда говорил, что у них два соперника - штанга, которую надо поднимать, и я, которого победить сложно, а у меня только один - штанга.

- Нужен ли для побед серьезный характер?

- Тот, кто им обделен, не побеждал.

- В советское время спортсмены, тем более великие, были знаменем страны, и власти к ним относились подчеркнуто уважительно. В пору своего расцвета с Брежневым вы встречались?

- Да, в 75-м году на закрытии Спартакиады народов СССР мы сидели на стадионе в Лужниках рядом.

- Что же вам Брежнев сказал?

- А что он сказать мог? Леонид Ильич же говорить не умел.

- Хоть руку пожал?

- Конечно.

- Многие, интересно, секретари ЦК, руководители обкомов изъявляли желание с вами выпить?

- На торжественных приемах случалось, а там что подают? Шампанское или вино. Я вот с Горбачевым в 88-м встречался - пили шампанское, которое никогда не любил.

С супругой Олимпиадой Ивановной, 70-е годы. «Да, с именем жены повезло»

- Автограф у вас Михаил Сергеевич не попросил?

- Нет, зато я и у него взял, и у Раисы Максимовны - где-то лежат до сих пор. Я у него даже футбольную команду попросил, чтобы играть во второй лиге. Тут два города на это претендовали - Шахты и Азов. У азовчан все-таки море, всякая рыба колючая плавает, а у нас только уголь, поэтому нам было сложнее. Пришлось обращаться за помощью к председателю Госкомспорта Грамову, а затем и к Генеральному секретарю ЦК КПСС.

- Пошел он навстречу?

- Да, обидели мы азовчан. Была команда «Шахтер», - я можно сказать, родитель ее! - играли в футбол...

«ПРОХОДКИ, - Я ГОВОРИЛ, ХОРОШИ ТОЛЬКО В ШАХТЕ, КОГДА ДОБЫВАЮТ УГОЛЬ»

- Когда, выступая за рубежом, вы видели западные магазины с их изобилием и вообще другой образ жизни, улыбки на лицах людей, не было тоскливо и грустно возвращаться домой, где все выглядело иначе?

- Улыбок я у них особо не замечал - все это оскалы, а вот колбаса копченая и сырокопченая, которая висела и никто ее не покупал, меня поразила... Помню, я удивлялся: «Это же лежалый товар - чем они тут торгуют?». Единственно, что всегда угнетало, - когда в хозяйственные магазины у них заходил и видел шурупы, болты и гайки на любой вкус, любого размера (я ж рукодельный - все самому мастерить приходилось). Смотрел на них и думал: «Когда же у нас это появится?». Появилось...

- Что обычно везли вы из-за границы домой?

- Магнитофоны, кассеты какие-то... Детишки же были тогда еще мелкие, любили музыку. Список давали - я покупал.

- Развал Советского Союза как-то на вас отразился, по этому поводу вы страдали?

- Не сильно. Единственно из-за экономики переживал - что-то я в ней да соображаю. Она же, как один организм, но я не думал, что до такой разрухи дойдет. Кто от этого выиграл? У царьков, которые у руля встали, себялюбие взыграло, и им плевать, что пользы народу это не принесет, а ведь от всего, что ни делается, лучше ему не становится.

Василий Алексеев показывает Дмитрию Гордону у себя дома в Шахтах свои тренажеры. «Те два станка, что я изобрел, позволяют пожизненно оставаться здоровым»

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

- Какие виды спорта, кроме тяжелой атлетики, вам нравятся? Репортажи с каких соревнований вы смотрите?

- Я не в восторге от бокса и его последствий, но все время смотрю. Правда, сейчас эти бои без правил уже надоели, - одно и то же! - и никакого смысла я там не вижу. Хоккей смотрю, волейбол, потому что сам же волейболист.

- Как говорил председатель Госкомспорта СССР Марат Грамов: валетбол...

- Как-как?

- Ну, он же партийный функционер был, а не спортсмен - не до конца разбирался...

- Ой, у нас в Рязани рассказывали (это, правда, скорее всего, анекдот) похожую историю о председателе областного спорткомитета, который до назначения на эту должность секретарем райкома работал. Тогда все было сложно, в том числе билеты на поезд купить, и вот биатлонисты с вокзала ему звонят: «Не можем на соревнования уехать - только вы с вашим положением...». - «А что у вас за вид спорта?» - спрашивает. «Биатлон». - «Это что такое?». - «Ну как же, лыжники и стрелки...». Он почесал затылок: «Давайте так: стрелков я сегодня отправлю, а лыжников - завтра».

- Хоккей вы любили, а с хоккеистами дружили?

- С ними на одной базе вместе тренировались, и в Крыму я даже в воротах за них стоял в футбол. Они же играли сильно...

- Признайтесь, кто-то забить вам смог?

- Да, три гола - мы сыграли 3:3.

- Хотелось бы посмотреть, как вы стоите в футбольных воротах...

- Ой, Господи! Это на детском пляже в Евпатории происходило - там стадион был, как железобетон, падать нельзя.

- Но ворота закрыть собой можно?

- Закрывал, одному бросился в ноги - по-моему, даже одну вывернул, а с трибуны кричат: «Идиот, это же штангист стоит!» - потому что они, когда бегут и видят меня, боятся. Я же неслабо в воротах смотрюсь. «Это же штангист, а не футболист - бей!». Ну, два гола из положения вне игры мне забили.

- Спортивной судьбой вы сегодня довольны? По-вашему, все идеально сложилось или можно было внести коррективы?

- Ой, Дима! - если бы сейчас с моей-то башкой да начать с того дня, как впервые попал в спортзал, я бы таких чудес наворотил! Ну а с другой стороны, не сверни я спину, не получи травму, может, и не было бы ничего. Я же умным-то стал оттого, что самостоятельно последствия ее преодолел.

Нет, до многого уже своим умом дошел, нормально тренировался, а спину свернул, потому что новую методику варварскую нашел. С ней, имея сумму троеборья 500, за пять месяцев я сделал 540, международником стал - это такой скачок! Меня и в сборную-то пригласили, чтобы под микроскопами рассмотреть, кто я такой и почему так много поднял.

- Рассмотрели?

- Да, и тут же пинка дали, потому что ничего выдающегося - не все же тренеры с головой. Тягая по 40 тонн, мол, рекордов не установишь, а я молотил... С утра иду в зал, где у борцов штанга, там наподнимаюсь и потом, уже напаханный, захожу в другой зал, где Жаботинский тренируется с друзьями. Вечером я там снова, но уже один: никого нет, и никто поэтому не мешает. Когда такие нагрузки, рекордный вес не поднимешь, а они привыкли - только придут, сразу проходки так называемые, проходки, проходки... Я этого дела не признавал. «Проходки, - говорил, - хороши только в шахте, когда добывают уголь». У меня и у тренеров были разные методики подготовки, и переубедить меня, конечно, никто не мог - да, впрочем, и не пытался.

- Вас пытались когда-нибудь уязвить, задеть за живое, были моменты, когда обида сжимала сердце?

- Много раз, но те, кто обижал по незнанию или же по привычке, потом раскаивались, причем серьезно - второй попытки у них уже не было.

- Вашим родителям, кстати, посчастливилось увидеть, как олимпийским чемпионом вы стали?

- Отец не дожил, в 71-м году умер, но чемпионом мира к тому времени я уже был.

- Гордился он вами?

- Я не спрашивал, у нас так не принято, ну и жили родители отдельно - в Архангельской области. Матери не стало уже после Московской Олимпиады, после этого отравления. Семья наша очень трудолюбивой была, и все мои братья, сестра трудоголики.

«ЭТО ТОЛЬКО ВИД У МЕНЯ ТАКОЙ - САМ-ТО НОРМАЛЬНЫЙ»

- Василий Иванович, вашу жену зовут Олимпиада - это вы специально так подгадали?

- Когда мы друг друга с ней подгадали, я еще много не поднимал. Женился-то рано, в 62-м.

- Тем не менее имя для жены двукратного олимпийского чемпиона весьма символичное...

- Да (улыбается), с именем повезло.

- Это правда, что одно время вы полгода сидели у супруги на шее? В переносном, конечно, смысле...

- Ну да - перед тем из-за травмы спины меня отовсюду выгнали. Когда с нею я разобрался, станок изобрел, сказал ей: «Полгода меня подержи - если не получится, залезу в шахту и оттуда уже не вылезу: только зарплату будешь за меня получать». Полгода сидел, да, на 72 или 78 рублях ее зарплаты.

- Не роптала?

- А что роптать-то? - мы с ней такую прошли жизнь...

- Любила вас?

- Она до сих пор это скрывает.

- Мне врезалась в память картинка из Феодосии: вы шагаете на пляж, на вечернюю тренировку - важный, серьезный мужчина...

- ...это только вид у меня такой - сам-то нормальный...

- ...а следом Олимпиада Ивановна семенит и блины вроде тащит от штанги. Мне не показалось?

- Если только на тарелке блины, вот так (показывает: на вытянутых руках), но я во время тренировки не ем.

- Блины от штанги супруга за вами никогда не таскала?

- Нет, до такого мы не доходили.

- На пике безумной славы вы наверняка не были обделены женским вниманием. Признайтесь: девушки глазки строили, пытались познакомиться, может, вас соблазнить?

- (Смущаясь). Рассказывать об этом долго и неудобно... Помню, когда в Америке двух «Мисс Лас-Вегас» мне предложили, я возмутился: «Вы что, одурели, придурки? - я ж коммунист и семьянин».

- Мне не меньше трех-четырех подавай...

- (Смеется). А этот змий-искуситель в ответ: «Ну и что? Тут, в Америке, коммунистов тоже навалом - и женатых в том числе». Я: «Нет, ребята, у нас так не пойдет», так потом по «Голосу» ихнему трижды передавали, что Алексееву предлагали и он отказался. А ежели бы согласился?

- Четырежды бы передали... Когда вы вернулись домой, за проявленную бдительность вас поощрили?

- Партийные работники в то время «Голос Америки» не слушали, поэтому озабочены этим не были, но когда наш самолет приземлился, в аэропорту меня встретили и сказали: «Да, слушали, знаем про эту бодягу... Молодец, что выдержал натиск».

- Бывало, что не очень хотелось оборону держать?

- Ну кто же на эту тему говорит? Мы, правда, всегда достойно себя вели, и если и ходили какие-то слухи, то не про нас.

- У вас двое сыновей - Сергей и Дмитрий: чем они занимаются?

- Оба закончили юрфак Ростовского госуниверситета (чего туда поперся второй, не знаю - видимо, за компанию с братом), между ними два года разницы. Старший, Сергей, 13 лет был прокурором в соседнем городе, а сейчас переехал в Ростов.

- Тоже прокурором?

- Нет, из прокуратуры я его попросил уйти, потому что ему эта жизнь не по характеру.

- А младший?

- Бизнесом занимается. В Шахтах живет.

- Вы хотели, чтобы дети тяжелой атлетикой занимались?

- Младший сын поднимал, был четвертым в Харькове в 88-м, по-моему, году на чемпионате Союза. Очень способный парень, но тут я виноват - не дал ему дальше продвинуться. Когда главным тренером сборной Союза стал в 89-м, сказал ему: «Дима, завязывай, чтобы никаких нареканий в мой адрес не было: мол, кто-то куда-то тебя не взял или, наоборот, взял».

- Сын штангу любил?

- Он норму международного мастера выполнял - 180 рвал, 240 толкал. Талантливее меня...

- Серьезно?

- Да, но у него же заслуженный тренер России был - я.

«АЛКОГОЛЬ ПОДДЕЛЬНЫЙ, МЕДИКАМЕНТЫ ТОЖЕ - ТОЛЬКО НАРКОТИКИ НАСТОЯЩИЕ...»

- Вы недавно сказали: «Молодежь была плохой во все времена - об этом говорили еще древние, но сейчас стала еще хуже» - почему так считаете?

- Ну, тогда ж ни наркотиков не было, ни табака, ни алкоголя.

- Был, но плохой...

- Во всяком случае, древние греки и римляне пили вино благородное, а нынче всякого некачественного спиртного навалом. Я вот на днях из Сочи приехал, где обсуждали алкогольную проблему в России, - там и Медведев с Путиным были, и Мутко, наш министр спорта, и Голикова, министр здравоохранения и социального развития.

Есть у нас газета «Трибуна», редакция которой пять лет назад сгорела (в феврале 2006 года, когда вспыхнул пожар в московском издательстве «Пресса». - Д. Г.), и как-то ее журналист, с которым я дружил, поинтересовался: о чем бы вы Путина при встрече спросили? (Владимир Владимирович был тогда президентом). «Я бы, - сказал, - задал бы ему только один вопрос: когда прекратится уничтожение русского народа?». Алкоголь сплошь поддельный, медикаменты тоже...

- ...только наркотики настоящие...

- И ими страну завалили. Вот если кто-то дал человеку по носу и кровь пошла - его посадят, а если отравили лже-водкой или поддельными медикаментами - никаких проблем: пожурили, и бегай дальше. За все, что наносит здоровью вред, надо давать пожизненный срок. Ну а чего вы хотите? - каждый год по полмиллиона людей пропадает. Не знаю, как там у вас, в Украине...

- Меньше...

- Ну, вас и самих меньше, но система-то такая же.

- Как и чем вы сегодня живете, Василий Иванович? Чем занимаетесь?

- Ой, Господи! Этим летом почти ничем, потому что жарюка. Из дому практически не выходил.

- Лентяйничали...

- И лентяйничал, и подтренировывался, но ни на рыбалку особо, ни на охоту - никуда: от силы раза три-четыре выезжал (мне, кстати, никогда не нравилось, если кто-то говорил: один-два или три-четыре - сосчитай и скажи, а тут я сам взял и так повторил, поэтому уточню: три раза на рыбалку ездил и один раз на охоту).

- Вы как-то признались: «У меня руки по локоть золотые и башка на месте - изобретаю» - а что именно?

- Ну я много тяжелоатлетических станков сконструировал. Вот хотя бы станок для восстановления спины, которую в свое время свернул и из-за которой меня отовсюду выпинали. Сейчас в Сочи, где зал для сборной открыли, два станка, как минимум, должен отдать, в Анапу тоже два. Думаю, это и для украинских штангистов помощь - что ни говори, а штанга здоровью наносит вред, но если начнешь еще пацаном спину и колени закачивать, будешь на всю свою оставшуюся жизнь застрахован от травм, от нежелательных последствий.

- Спину и колени...

- ...ну, и плечи само собой. Те два станка, что я изобрел, позволяют пожизненно оставаться здоровым.

- Вам 69 лет - продолжаете поднимать тяжести?

- Продолжаю, но методику полностью поменял. Тренируюсь уже не на сжатие позвоночника, а на растяжение, хотя мышцы работают так же.

- Штангу, значит, тягаете?

- Нет, я ее заменил резиной, другими отягощениями.

- Если представить, что сегодня выйдете на помост, сколько на грудь возьмете?

- Сложно сказать - для этого нужно специально готовиться, но, думаю, что если бы выступал по ветеранам, не оплошал. Лет пять назад, если потренироваться, мог бы 190 взять в стойку.

- Василий Иванович, а мышцы, спина, суставы у вас нынче болят? Вы больше здоровый человек или больной?

- Временами то так, то эдак...

- На погоду бывает, что крутит?

- Сейчас уже при больших нагрузках, если что-то чуть потаскаешь, мышцы болят больше. На магнитные бури еще реагирую.

«НАД ФИГУРОЙ Я НИКОГДА НЕ РАБОТАЛ. ГОВОРИЛИ: ВОТ У ВЛАСОВА ФИГУРА, У ТОГО, У ЭТОГО, А У МЕНЯ БЫЛИ РЕЗУЛЬТАТЫ»

- Ваша мускулатура образца середины 70-х вам нравилась? У вас есть красивые плакаты в картинных позах, как у Шварценеггера?

- Достоинство мое как раз в том, что над фигурой я никогда не работал. Говорили: вот, у Власова фигура, у того, у этого, а у меня были результаты. Я только о них думал - за фигуру не платят и продуктовый паек не дают.

- У вас потрясающая внешность - вас никогда не приглашали сниматься в кино?

- На роль Карабаса-Барабаса? (смеется). Нет, хотя разговор как-то был.

- Когда вы летаете в самолетах, как с вашими габаритами умещаетесь в узеньких креслах?

- Ну, это смотря какой самолет и сколько летит пассажиров. Цены на билеты сейчас сумасшедшие...

- Вам бизнес-класс приходится брать?

- Да ну! - кто за него заплатит? Всегда с народом сижу, правда, как правило, один на трех креслах, потому что мест свободных хватает, салон не забит.

- Какой у вас нынче автомобиль и как человек таких габаритов в нем умещается?

- У меня 452-й УАЗ, микроавтобус - это единственная машина, в которую помещаюсь и чувствую себя в ней, как король на троне. Она не лично моя - мне ее Владимир Федорович Чуб, бывший губернатор наш, подарил.

- То есть за руль вы садитесь?

- Да.

- А как же раньше, в советское время, ездили? Вам же, наверное, «волги» да «жигули» выделяли?

- Ну, как - покупал и ездил. Тогда «волга» 24-ка была попросторнее, и я нормально в нее умещался, а сейчас дверцы утолстили - шумоизоляцию поставили, руль подняли, сиденья (они раньше были корытом) сменили на большие и толстые - и все, за руль уже не влезаю.

- Охоту вы любите?

- А какой же нормальный человек ее не любит?

- На кого охотитесь?

- На кабана, зайца, утку - дичь, которая не нуждается в охране.

- Какой у вас самый впечатляющий, запоминающийся трофей?

- Господи, да что их запоминать? Кабаны. Утки. В этом году должны были в Тверь на медведя поехать, но только соберемся - жарюка.

- Говорят, вы любитель крепкого слова...

- Крепкое - это как? Чтобы не шаталось?

- Да, устойчивым чтобы было...

- Ну, мы же с тобой живем и жили в каком государстве? Где без матерка...

- ...и не заправишь, и не поедешь...

- Это как в стихотворении Иртеньева:

И вдогон добавила весомо
Слово, что не с ходу вставишь в стих,
Это слово каждому знакомо,
С ним везде находим мы родных.
Я другой страны такой не знаю,
Где оно так распространено.
И упали наземь самураи,
На груди рванувши кимоно.

(Смеется). Так что, когда надо - да, произносим. Могем.

«ЧТО ЗНАЧИТ «НЕЧИСТАЯ СИЛА»? ЭТО АЛЕКСЕЕВ В БАНЮ ИДЕТ»

- Вы признанный мастер афоризмов - никогда не приходила мысль их записать и издать?

- Никто не хочет записывать, хотя надо бы... Говорят часто: «А помните, вы сказали то-то и то-то? - мы смеялись...». Я в ответ: «Чего же мне помнить? Записывай и рассказывай».

- О вас в свое время множество анекдотов ходило - какой вам самому больше всего нравится?

- Ну, это не про меня, а про Жаботинского, типа сняли его с соревнований - обнаружили в одном месте домкрат.

- В каком?

- В жопе, а потом этот домкрат мне приписали, так что он у нас (смеется) переходящий. Ну а однажды сидел я у Марата Грамова в Спорткомитете, и он решил мне помочь форму для сборной СССР купить. Звонит одному гаврику. «Ты, - спрашивает, - Алексеева знаешь?». Тот: «А, эту нечистую силу...». Марат побледнел: «Что значит «нечистая сила»?», а он в ответ: «Это Алексеев в баню идет» (смеется).

- У вас прекрасное чувство юмора, и знаю, что любите рассказывать анекдоты. Каким бы сегодня с читателями поделились?

- Нет, анекдоты у меня не для публики - это специально подбирать надо.

- Тогда, может, что-то из стихотворений своих прочтете?

- Это я тоже держу в себе.

- Но пишете, правда?

- Ну, если есть чернила...

- Много стихов накопилось?

- Все уже задушили: издавай, издавай, но я кандидатскую бросил, не стал защищать - зачем мне эти репьи на моей биографии? Правда, всегда поправляю, когда говорят: установил столько-то мировых рекордов, чемпион такой-то, двукратный олимпийский... «Почему мой ум не показываете? - спрашиваю. - Не указываете, что, помимо заслуженного мастера спорта, я еще заслуженный тренер Советского Союза и России? Это же кое-что подтверждает».

Стихи... Ты про песни еще спроси... Был я однажды с делегацией в Германии, в городе-побратиме Шахт Гельзенкирхене, и там немец один говорит: «Герр Алексеев, у вас голос такой - вы поете?». Я кивнул: «Да». - «А какие песни?». - «У меня две любимые есть: «Прекрасна жизнь при коммунизме» и «Не сыпь мне соль на рану». Руководитель делегации мне страшные глаза сделал: «Завязывай!».

- Василий Иванович, я счастлив, что побывал в гостях у великого спортсмена и тренера, настоящего русского богатыря, которого знает в лицо весь мир. Большая удача в моей биографии...

- Спасибо, а напоследок хочу обратиться к родителям: не держите детей дома, не отправляйте на улицу! Столько спортзалов вокруг, стадионов - берите своих чад за руку и ведите туда, потому что спорт - это великое счастье. Главное, как я уже говорил, первые два-три месяца перетерпеть, во всяком случае, если человек в тяжелую атлетику попадает, на всю жизнь к штанге привязывается. Это я по себе знаю, по тем, кто рядом тренировался, а украинцам желаю счастья, добра, здоровья, и очень доволен, что наш патриарх Кирилл всю Украину проехал. Он величайшее дело сделал: напомнил, что мы - одно целое, друг от друга произошли...

- ...а не от обезьян, как некоторые утверждают. Напоследок не откажу себе в удовольствии пожать вашу большую сильную ладонь. Спасибо!

Киев - Шахты (Россия) - Киев



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось