В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

Коля Тараскин из фильма «Место встречи изменить нельзя» актер Андрей ГРАДОВ: «Нужно было как-то выживать, и с горя я начал торговать рыбой, болгарской консервацией и женскими кофточками»

Руслан МАЛИНОВСКИЙ. «Бульвар Гордона» 18 Сентября, 2008 21:00
Коля Тараскин из культовой картины Станислава Говорухина у журналистов вызывает особый интерес. Оно и неудивительно — актер Андрей Градов, снявшийся в любимых зрителями фильмах, крайне редко дает интервью.
Руслан МАЛИНОВСКИЙ
Коля Тараскин из культовой картины Станислава Говорухина у журналистов вызывает особый интерес. Оно и неудивительно — актер Андрей Градов, снявшийся в таких любимых зрителями фильмах, как «Берегите женщин!», «Гостья из будущего», «Приморский бульвар», «Секретный фарватер» и, конечно же, «Место встречи изменить нельзя», крайне редко дает интервью.

«ИЗ-ЗА БЕЗРАБОТИЦЫ ОДНИ УЕХАЛИ, ДРУГИЕ СПИЛИСЬ, КТО-ТО И ВОВСЕ КОНЧИЛ ЖИЗНЬ САМОУБИЙСТВОМ»

— Андрей, вам не кажется, что советское, а потом российское кино вас недооценило?

— Действительно, было много случаев, когда меня приглашали на пробы, а потом звонили и говорили: «Пробы хорошие, но, увы, вы нам не подходите. Извините». Какие это картины? Я сейчас уже и не вспомню: память человеческая так устроена, что отсекает негатив. Это наша психика защищается. Но пробы я все равно люблю и всегда охотно лечу, куда бы меня ни звали.

В чем-то я, наверное, и сам был виноват — в свое время упустил очень хорошие возможности, но с годами человек умнеет... К тому же я еще не совсем дряхлый. Говорят, 50 лет — прекрасный возраст, когда ты уже все знаешь и еще все можешь. Так что теперь буду наверстывать. Главное, чтобы здоровье не подкачало. Слава Богу, кино сейчас возрождается, много новых проектов.

А ведь был период кинематографического безвременья, когда вообще ничего не снималось. Кстати, у меня было шесть фильмов на киностудии имени Довженко, пять — на Одесской, и в Москве меня считали украинским артистом. Сложные были времена...

— Как вы их пережили?

— Надо было как-то выживать, и с горя я начал даже торговать рыбой. За прилавком, конечно, не стоял, но находил места, где товар — в основном форель — можно было купить, а потом перевозил туда, где его ждали. Потом пошла болгарская консервация — огурцы, помидоры, перец. Искал точки сбыта, мотался по магазинам, договаривался с директорами и товароведами, сам сопровождал груз. Даже женскими кофточками торговал!

Так что без денег моя семья, конечно, не сидела, но все равно были моменты, когда руки опускались. Вы не представляете себе, что это значит для артиста, когда у него телефон молчит день, месяц, год, пять лет... Никто о тебе не вспоминает, никому ты не нужен. Это страшно!

— Об этом в свое время очень хорошо написала Людмила Гурченко.

— У нас была схожая ситуация, с одной только разницей: даже в самые сложные времена у Людмилы Марковны оставался театр, а значит, крыша над головой и пусть мизерная, но зарплата и возможность заниматься творчеством. А такие, как я, что сразу после театрального института начали сниматься в кино, оказались в катастрофической ситуации.


«Место встречи изменить нельзя», 1979 год. Коля Тараскин — «молодой и слишком шустрый, как тот хвейерверк..»



Не всем хватило сил выдержать испытание безработицей — одни уехали из страны, другие спились, кто-то и вовсе кончил жизнь самоубийством, как молодой питерский актер Андрей Данилов, мой партнер по фильму «Казнить не представляется возможным». К слову, эту историческую ленту о белогвардейских офицерах снимали на киностудии имени Довженко. У меня там была вторая мужская роль, а на главную утвердили выпускника ЛГИТМиКа Данилова и говорили о нем как о подающем большие надежды.

После съемок прошло какое-то время, и я по своим делам попал в Питер. Ну а поскольку, расставаясь, мы обменялись координатами, решил ему позвонить. Попросил позвать к телефону Андрея, а женский голос ответил, что его нет. Спрашиваю: «Когда будет?». Мне говорят: «Никогда». Оказывается, Данилов повесился. Он тогда очень хорошо сыграл, и фильм получился вполне приличный, а потом — тишина. Телефон молчит, сниматься не зовут, работы нет. Вот он и не выдержал...

У людей постарше, опытных психика более закаленная, устойчивая, а молодые ломались. Легче стало, только когда появились первые сериалы — латиноамериканские про рабыню Изауру, Марианну, «дикую Розу» и «просто Марию».

— Вам-то почему легче? Вы же в них не снимались...

— Но я их озвучивал! В сериале «Богатые тоже плачут» мне досталось пять или шесть ролей: моим голосом говорил и Пет, сын Марианны, и доктор Суарес — этакий лысый придурок, который все время снимал парик... Озвучание проходило на студии в Болгарии, где мы не без приятности проводили по полгода, а то и больше. После сериалов пришли иностранные фильмы — если помните, одно время было просто какое-то засилье зарубежного кино...

Лет 12 этим занимался. На моем личном счету герои полутора тысяч (!) картин. Потом появилась реклама, на ней можно было очень неплохо зарабатывать, и о рыбе, болгарской консервации и женских кофточках я смог забыть. В общей сложности не снимался в кино с 1993 по 2001 год... Это очень много!

Теперь, слава Богу, есть отечественные фильмы и сериалы. Кто-то их ругает, а мне они кажутся величайшим благом, потому что дают работу сотням актеров. Я снимался в таких «мыльных операх», как «Дальнобойщики», «Желанная», «Игра на выбывание», «Ундина» и «Ундина-2».

— Кстати, о рекламе. Говорят, у вас там случилась какая-то неприятная история...

— Да, я практически одновременно — с небольшим интервалом — снялся в рекламных роликах двух конкурирующих фирм. Слава Богу, в контракте с первой не было написано, что им принадлежит эксклюзивное право на мое лицо, так что закон я не нарушил.

«В 1927 ГОДУ ФОТОГРАФИИ МОЕЙ БАБУШКИ УКРАШАЛИ ОБЛОЖКИ НЕМЕЦКИХ И АМЕРИКАНСКИХ КИНОЖУРНАЛОВ»

— Насколько все-таки рискованна и непредсказуема актерская судьба... Может, стоило выбрать какое-то более стабильное занятие?

— Так у меня и выбора особенного не было: я эту профессию получил практически по наследству. Моя бабушка была кинозвездой Востока, в 1927 году ее фотографии украшали обложки немецких и американских киножурналов. Всего она снялась в семи фильмах, режиссером которых был мой дедушка. Из названий помню только «Бунт на Волге» и «Серный столб» — что-то о жизни чувашских крестьян после революции. Потом они писали пьесы для театра, были членами Союза писателей.

Мой отец по первому образованию тоже актер — несколько лет проработал в Театре имени Маяковского, куда его пригласил знаменитый Охлопков. Что-то у него на сцене не сложилось, и он занялся поэзией. Писал пьесы и песни, состоял в Союзе писателей. Кстати, как автор песни «Легендарный Севастополь» является почетным жителем Севастополя. Ее мелодия, сочиненная Вано Мурадели, звучит каждые полчаса, когда бьют куранты на Матросском клубе.


«Берегите женщин!», 1981 год. Этот фильм принес актеру бешеную популярность



Мы с отцом часто приезжали в Коктебель — в Дом творчества писателей. Сейчас я сюда приехал — и как будто в детство попал: увидел горы, по которым когда-то лазил, набережную, по которой гулял. А свою первую роль я мог бы сыграть в пять лет...

— Что же вам помешало?

— Вероятно, не судьба была. Дело в том, что мое детство прошло в актерском доме, где жили Татьяна Пельтцер, Иван Рыжов, Надежда Румянцева, Леонид Гайдай с Ниной Гребешковой, Николай Рыбников с Аллой Ларионовой. А нашим соседом по подъезду был Сергей Федорович Бондарчук. Помню, как меня потащили на «Мосфильм», где начинались съемки фильма «Сережа» с Бондарчуком в главной взрослой роли. Зрители старшего поколения наверняка помнят картину по крылатой фразе мальчика Сережи: «Дядя Петя, вы дурак?!».

Сначала со мной сделали фотосессию, потом кинопробы и утвердили на роль. Но в павильонах были настежь открыты двери, я простыл и получил воспаление легких. В результате Сережу сыграл другой мальчик. Если бы не это, возможно, вся моя актерская жизнь сложилась бы по-другому... А может, и нет: сколько детей-актеров, блеснув один раз, потом пропадают навсегда.

«БЕРЕМЕННЫЕ ЖЕНЩИНЫ, УТВЕРЖДАВШИЕ, ЧТО Я ОТЕЦ ИХ РЕБЕНКА, СТОИЛИ МНЕ ЗДОРОВЬЯ»

— Что-то мы с вами все о грустном — о неудачах и падениях, давайте лучше поговорим о взлетах. Какой фильм принес вам наибольшую популярность?

— Наверное, все-таки музыкальная комедия Виктора Макарова и Александра Полынникова «Берегите женщин!». После него я стал по-настоящему узнаваем, причем, паче чаяния, мне это принесло не столько удовольствия, сколько неудобств. Мне — в прямом смысле слова! — трудно было ходить по улицам, уж не говоря о том, чтобы ездить в общественном транспорте. Это было какое-то невероятное, гипертрофированное внимание...

— ...И, что приятно, преимущественно женское.

— Ой, и не говорите! В любви признавались — письма писали, телефон обрывали. И как только номер узнавали? А какого здоровья стоили мне беременные женщины, утверждавшие, что я отец их ребенка!

— А вы ни сном ни духом?

— Боже упаси! Я их впервые видел. Тем более что к тому времени уже был женат, в семейной жизни счастлив, много работал — в общем, не до глупостей. Но это так, издержки профессии, я все равно очень благодарен фильму за тот зрительский успех, который он мне принес. Хотя журналисты больше всего интересуются картиной «Место встречи изменить нельзя». Только здесь, где мы с вами сейчас сидим, меня уже спросили о нем четыре раза.

— Не удивительно, фильм-то культовый!

— Ну а как могло быть, если за дело взялись такие профессионалы, как Станислав Говорухин и братья Вайнеры? В кинематографе действует золотое правило: есть интересная история — есть кино, нет истории — нет кино. Можно снимать на самой дорогой аппаратуре и «Кодаке» (а не на «Свеме», которая была в ходу в советское время), пригласить суперпопулярных актеров и получить в итоге пшик. А здесь как-то все соединилось — и интересный сценарий, и прекрасные артисты, и мастерство режиссера... В итоге — народный фильм. Единственное, о чем я сейчас жалею, — что мало общался с Высоцким. Но мы с ним встречались только на съемочной площадке...

— Вам удалось наделить вашего Колю Тараскина запоминающимся характером — он у вас какой-то нервный, я бы даже сказала, дерганый.

— Так это тоже было прописано в сценарии. Помните, ему Высоцкий говорит: «Ну хватит дергаться, Коля, сядь!». Но мне гораздо больше нравится другая фраза, которой Жеглов-Высоцкий инструктирует моего Тараскина перед ужином в «Астории»: «А потом спокойно — только, Коля, спокойно! — пьешь кофе на всю сотню». Когда картина вышла, эта фраза воспринималась, как анекдот, но оказалась пророческой: прошло совсем немного времени, и на 100 рублей действительно можно было выпить только чашку кофе... Между прочим, изначально я должен был играть вовсе не Тараскина, а Васю Векшина, которого, если помните, убивают в конце первой серии. Но потом Говорухин передумал, и Векшина сыграл Женя Леонов-Гладышев.

— Я наблюдал за вашей игрой на бильярде и обратил внимание: после каждого удара, как удачного, так и не очень, вы с интересом выслушиваете советы и комментарии более опытных игроков. Любите учиться?

— Да, я вообще легко обучаемый и ничуть этого не стесняюсь. Напротив, мне кажется, как только человек уверует, что в какой-либо сфере знает все, он тут же остановится в развитии и в лучшем случае будет стоять на месте, в худшем — деградирует, скатится назад. Жизнь дана нам именно для того, чтобы узнать как можно больше. Вот вы как думаете — что правит миром?
«ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ГОТОВИТЬ, И ДЕЛАЮ ЭТО ХОРОШО!»

— Считается, что три вещи — страх, голод и секс.

— Миром правит неудовлетворенность. Пока ты чего-то не увидел, не познал, не попробовал, ты будешь к этому стремиться. Пока есть что-то неизведанное, за человечество можно быть спокойным. Но как только никаких тайн не останется и люди поймут, что всем сыты по горло, цивилизация начнет деградировать.

— Каким образом вы удовлетворяете свое любопытство и страсть к неизвестному?

— В путешествиях. Люблю я это дело: побывал уже почти в 30 странах мира и не собираюсь на этом останавливаться. Так уж я устроен, что должен все увидеть, услышать, познать, попробовать, прочувствовать, поэтому, как только появляются деньги и нет срочной работы, тут же пакую чемодан.

— На память из поездок что-то привозите?

— Кулинарные рецепты, причем самые неожиданные и экзотические. Дело в том, что я очень люблю готовить. Причем, скажу без лишней скромности, делаю это хорошо и в каждой поездке пополняю свой поварской багаж, после чего удивляю своих друзей новыми вкусными блюдами.

— Бильярд для вас тоже хобби?

— Да, вот уже год занимаюсь. Увлекся. Я вообще человек спортивный, хотя бильярд для меня не столько спорт, сколько приятное времяпровождение, когда можно встретиться с друзьями, погонять шары, пообщаться в свое удовольствие. А чтобы постоянно быть в форме, играю в большой теннис, в пинг-понг, катаюсь на лошади, кстати, весьма неплохо, плавать очень люблю. Правда, в Москве на это не всегда есть время, поскольку надо, как минимум, доехать до бассейна, а вот на отдыхе могу не вылезать из воды часами.

Киев — Коктебель — Киев


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось