В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ни дня без строчки

Лариса РУБАЛЬСКАЯ: «Если бы путь к сердцу мужчины лежал через желудок, все поварихи вышли бы замуж за олигархов»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 23 Сентября, 2010 21:00
24 сентября известной поэтессе исполняется 65 лет.
Людмила ГРАБЕНКО
Лариса Рубальская, шутя, называет себя человеком позднего развития — замуж она вышла после 30-ти, стихи начала писать еще позже. До этого, по словам поэтессы, ее трудовая книжка напоминала трехтомник: она успела поработать библиотекарем, машинисткой и даже переводчиком с японского — удивительный случай, совершенно не умея читать и писать на нем, она в совершенстве выучила разговорный язык. Несмотря на поздний старт, и ее карьера, и личная жизнь сложились удачно. Именно муж, с которым Лариса Алексеевна прожила в любви и согласии больше 30 лет, «пристроил» ее стихи популярному композитору Владимиру Мигуле — так появилась ее первая песня «Воспоминание», которую исполнила Валентина Толкунова. С тех пор ни один концерт «Песня года» не обходился без песен на стихи Рубальской. Именно она написала «Доченьку» и «Живи спокойно, страна» для Аллы Пугачевой, «Виноват я, виноват» для Филиппа Киркорова, «Угонщицу» для Ирины Аллегровой, «Странную женщину» для Михаила Муромова и «Напрасные слова» для Александра Малинина. Сегодня Лариса Алексеевна пишет не только стихи, но и прозу, участвует в телевизионных программах и много ездит с концертами по всему постсоветскому пространству. Вот только в Украину, откуда родом ее отец и муж, Рубальскую почему-то не приглашают. «Меня все зовут — и страны СНГ, и Израиль. В Белоруссии бываю минимум два раза в год, а в Киев приезжала только раз — по приглашению Яна Табачника. В чем причина такого равнодушия?» — недоумевает Лариса Алексеевна. Свой очередной юбилейный день рождения она встречает в деловом, но совсем не праздничном настроении. И на то есть свои причины.
«ПЕРЕЖИВАТЬ ПО ПОВОДУ ВОЗРАСТА - ВСЕ РАВНО ЧТО СТРАДАТЬ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ВЫ РОДИЛИСЬ ДЕВОЧКОЙ, А НЕ МАЛЬЧИКОМ»

- Лариса Алексеевна, вы переживаете по поводу такой болезненной для любой женщины проблемы, как возраст?

- Я вообще делю все проблемы на две категории - те, с которыми можно что-то сделать, и те, с которыми поделать ничего нельзя. Если ты можешь что-то изменить, - например, помочь кому-то - нужно стараться до последнего. Ну а если ничего не попишешь, чего из-за этого переживать? Только время и нервы зря тратить.

Конечно, в старости жить тяжелее, чем в молодости. Спору нет, можно еще побороться - делать подтяжки, заниматься спортом, худеть, тогда, если повезет, вы будете выглядеть на свои годы, а не старше. Но переживать по поводу возраста - все равно что страдать из-за того, что вы родились девочкой, а не мальчиком. Зачем? Что есть, то есть, и иначе уже не будет. В общем, вы мне лучше об этом не напоминайте, я, наоборот, стараюсь забыть, сколько мне лет.

- Значит, отмечать очередной юбилей не будете?

- Нет. Свое 60-летие я праздновала очень широко - в концертном зале «Россия», при полном аншлаге. Меня буквально завалили цветами и подарками, телевизионную версию показывали по Первому каналу. Но три последних года у меня были очень печальными - сначала умерли мама и брат, потом муж (супруг Ларисы Рубальской известный стоматолог Давид Розенблат скончался в мае прошлого года. - Авт.). Так что мне не до праздников, во всяком случае, пока.

- Тем не менее другим людям вы праздники устраиваете?

- Да, у меня есть агентство праздничных услуг - мы пишем заказные сценарии и песни, организовываем под ключ юбилеи, свадьбы. Мне очень нравится делать торжества незабываемыми!

Когда-то, много лет назад, я занималась этим на любительском уровне, для своего удовольствия, теперь решила поставить все на профессиональные рельсы. Людей у меня работает мало, зато все они очень высококвалифицированные специалисты - замечательный музыкант, прекрасная журналистка и я - нормальный креативный человек.

Прежде чем начать что-то сочинять и придумывать, мне обязательно нужно получить полное досье на человека, для которого заказывают этот праздник: что он любит? Чем интересуется? Какие люди к нему приходят? В общем, запрашиваю полную социальную и психологическую характеристику. Конечно, на это уходит энное количество времени, зато каждый наш сценарий уникален и неповторим, ни один художественный ход, ни одна идея у нас не повторяется. 

Супруг Ларисы Алексеевны известный стоматолог Давид Розенблат скончался в мае прошлого года. «Муж был моим продюсером — занимался организацией моих выступлений, подписывал договоры, общался с прессой»

- А если случай, как принято говорить, тяжелый?

- Для меня трудностей не существует, я могу все.

- Как-то это, простите, нескромно!

- А чего кокетничать, если так и есть?

- Как правило, такая уверенность в себе свойственна людям, выросшим в безусловной родительской любви.

- Мне действительно грех жаловаться - и родители, и муж всегда верили в меня. А ведь это очень важно. Именно муж когда-то, прочитав мои первые стихи, всячески ободрял: «Пиши, у тебя получается!». Он же познакомил меня с моим первым композитором Владимиром Мигулей, который был его пациентом, - Давид, что называется, воспользовался служебным положением.

С тех пор муж был моим продюсером - занимался организацией моих выступлений, подписывал договоры, общался с прессой... С другой стороны, я тоже давно живу на свете, много прочитала и много написала, могу учить других и знаю: для уверенности в себе очень важен результат твоего труда, а он у меня есть.

- Ваши родители имели какое-то отношение к искусству?

- В тяжелейшие послевоенные времена мои родители не смогли получить образование, но они сумели остаться замечательными людьми, которые работали как могли, чтобы прокормить семью. Мой папа Алексей Давыдович Рубальский родом из села Вчерайшее Попельнянского района Житомирской области, так что корни у меня украинские. Он ушел на войну совсем молодым, а когда вернулся, узнал, что вся его большая и дружная семья - отец, мать, две родные сестры и множество двоюродных - были расстреляны. Уцелевшие односельчане рассказывали, что немцы вместе с убитыми бросали в яму раненых. Поэтому из братской могилы еще несколько дней слышались стоны, но местные жители боялись к ней подойти - немцы выставили вокруг оцепление.

Одну из погибших там папиных сестер, которую вели к месту расстрела, приставив к спине штык, звали Лизой. И меня назвали в ее честь. Но поскольку давать имена трагически погибших родственников - плохая примета, ограничились тем, что назвали меня на букву «л». В общем, оставаться в родном селе после всего, что случилось, папа не мог и в результате оказался в Москве. Там он встретил маму, которую военные потери тоже не обошли стороной, - первая любовь, парень из ее двора, погиб в первый год войны. В общем, мои родители поженились, и уже осенью 45-го на свет появилась я.

Моих родных уже нет на этом свете: папа умер в 59 лет от разрыва сердца, мамы не стало три года назад. Последние годы для меня - череда невосполнимых, а потому очень болезненных потерь...

«МНЕ ВСЕГДА БОЛЬШЕ НРАВИЛОСЬ ПОДЧИНЯТЬСЯ МУЖУ, ЧЕМ НАСТАИВАТЬ НА СВОЕМ»

- Вы были счастливы в семейной жизни. Сегодня это редко кому удается. Секретом не поделитесь?

- Чтобы вести себя так, как вела я, нужно обладать моим жизненным опытом, моим характером, пройти все круги ада и рая, которые прошла я. Я - человек безропотный, неконфликтный, никому не угрожающий, не спорящий, не вступающий в пререкания.

Мне всегда больше нравилось подчиняться мужу, чем настаивать на своем. Если я и делала что-то наперекор ему, то тайно - он и не понимал, что с ним не согласились. Мужчина должен чувствовать себя главным в семье, только тогда он будет вам опорой в любой ситуации. Но разве можно кого-нибудь этим качествам научить? Это или есть, или нет, как длинные, от ушей, ноги - они очень украшают женщину, но что делать, если от природы ты ими не обладаешь?

Мы с Давидом были во многом схожи - у нас были одинаковые жизненные приоритеты, понятия добра и зла, правды и лжи. Для совместного сосуществования это очень важно. Если по каждому самому ничтожному поводу у супругов возникают разногласия, это уже не жизнь, а каторга.

- Вам часто приходится сталкиваться с человеческой неблагодарностью?

- По-моему, такое было со мной всего один раз - в связи с певцом Авраамом Руссо. Можно сказать, что я была его первым продюсером, потратила на него почти год своей жизни, Авраам же потом нелестно отзывался обо мне в интервью - сказал, что я предложила ему какой-то невразумительный музыкальный материал, который он не захотел исполнять. А вообще, справедливости ради надо сказать, что я не обделена благодарностью, вниманием, хорошим отношением, - в этом смысле у меня все хорошо.

- Писатель Лион Измайлов приводит вас в пример как женщину-друга. Вы умеете дружить с мужчинами?

- У меня действительно было и есть несколько мужчин, которых я могу назвать настоящими друзьями. Например, покойный ныне юморист, автор знаменитого мультфильма «Ну, погоди!» Аркадий Хайт - одно из чудес света, встреченных мной в жизни. Это был на редкость одаренный от природы человек: очень красивый, приятный в общении, изумительно умный и остроумный, тонкий. Поскольку я дружила не только с ним, но и с его женой, ничего такого у нас не было, но я любила его всем сердцем. Вечера, которые я провела с ним и его женой Люсей, не забуду никогда - часто вспоминаю, как он улыбался, как шутил, как говорил. Аркашина скоропостижная смерть от рака кажется мне просто невероятной.

Сейчас я общаюсь с его женой, которая живет в Германии. В прошлом году она приезжала в Москву, заходила ко мне в гости, чему я была очень рада. Мне ужасно жаль ее - Люся очень одинока. Сын, ради которого Хайты когда-то и уехали за границу, живет своей жизнью, и она на него не в обиде.

- Он ведь, кажется, пошел по стопам отца - снял мультипликационный фильм в Японии?

- Думаю, пока он всего лишь один из многих, кто принимал участие в этом проекте. Если бы он действительно добился каких-то результатов, мы бы об этом услышали, как в свое время слышали о его отце. Но Люся, как и любая мать, живет интересами и успехами своего ребенка. Ее история - яркий пример того, какой кульбит может сделать человеческая жизнь, если из нее уйдет удача. При жизни Аркаши Люся была счастливым преуспевающим человеком. Сейчас же это просто женщина, которую очень жаль, поэтому я от всей души ей сострадаю.

«ЧЕГО МНЕ БЕСПОКОИТЬСЯ О ФИГУРЕ, ЕСЛИ Я И ТАК УЖЕ ВЕШУ 90 КИЛОГРАММОВ?»

- Вы всегда подчеркиваете, что по жизни рядом с вами идет удача. Что для этого, по-вашему, нужно?

- Кое-какие хитрости у меня есть. Оговорюсь сразу, касаются они только карьеры, - в других областях никакие ухищрения не работают. Любовь и счастье нельзя ни привлечь, ни удержать, а вот приманить удачу в делах вполне в наших силах. И тут, если я вижу, образно говоря, что не успела сделать один шаг и от меня ушел автобус, буду изо всех сил бежать и догонять его. Чтобы удача тебя любила, надо стараться и много работать.

Все хорошее дается нам за труды, ко всему надо прилагать усилие. Причем не расталкивать окружающих локтями, а именно работать. Мне, например, никогда ничего не сваливалось на голову в виде манны небесной. Даже для того, чтобы найти мужа, я в свое время приложила массу усилий. Одно время, подобно героине картины «Москва слезам не верит», ходила в библиотеку и смотрела, кто берет умные книжки. А потом попросила всех своих подруг и знакомых, чтобы подыскали мне подходящую кандидатуру. И ведь нашла же! А о творчестве и говорить нечего - тут без труда вообще ничего не добьешься.

- Но ведь для творчества необходимо вдохновение. Если не пишется, что делаете?

- Писать нужно всегда, вне зависимости от вдохновения. Поэтому, когда что-то не клеится, сажусь, читаю хорошие стихи (лучше всего, конечно, классику!) и все равно заставляю себя писать. Конечно, я тоже человек, к тому же год от года не молодею, поэтому все чаще поддаюсь лени, но я всегда даю нагрузку своим мозгам. Не бывает такого, чтобы я ходила и ни о чем не думала. Если не складываются стихи, напишу рассказ, но все равно я постоянно в трудах.

- Анна Ахматова когда-то сказала: «Я научила женщин говорить». У вас есть такая программная для вашего творчества строфа?

- У меня есть такие строчки:

Выбираю я ложь,
выбираю измену,
Я плачу за любовь
Невозможную цену.

И это правильно. На мой взгляд, за любовь можно заплатить любую цену, она того стоит.

- Вы часто говорите, что ваше хобби - «коллекционировать людей».

- Больше всего я люблю общаться с женщинами: они рассказывают мне истории из своей жизни, которые я потом превращаю в стихи. Женщины подходят ко мне везде - чаще всего после концертов, а иногда и просто на улице, я с ними в большой дружбе. И они доверяют мне то, что, возможно, не доверили бы и самым близким людям.

- А чем вы так располагаете к себе людей?

- Наверное, тем что слушаю и сострадаю. Может быть, что-то подскажу, дам хороший совет. Я ведь нормальный человек, без понтов, хотя и «из телевизора».

- Еще одно ваше увлечение - кулинария?

- А что в этом удивительного? Это же женское предназначение - готовить, накрывать на стол, кормить, подметать. Выполнять мужскую работу - забивать гвозди или пилить дрова - я не умею, значит, надо делать женскую. Для меня очень важно, чтобы к доме было уютно и чисто убрано, чтобы пахло вкусной едой. Когда-то я таким образом даже приманивала композиторов - приглашала в гости, вкусно кормила, а потом читала свои стихи. Так родилось несколько песен.

- Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок?

- Эта «народная мудрость», на мой взгляд, глупость полная! Если бы путь к сердцу мужчины лежал через желудок, все поварихи вышли бы замуж за олигархов. Просто, когда любишь человека, хочется доставить ему как можно больше приятных минут. А еда - это удовольствие, вот и начинаешь готовить. Путей к сердцу мужчины много, какой-то проходит через желудок, какой-то совсем по-другому маршруту, а чаще всего они существуют в комплексе. Что же до меня, то в свое время я написала несколько книг, поэтому меня часто приглашают в разные телевизионные кулинарные шоу. Сама же я сейчас почти не готовлю - не для кого, к тому же я все-таки поэт, а не повар. Теперь я больше люблю есть.

- Мало у кого достанет смелости в этом признаться!

- Так я же вам говорю, что я - редкая женщина!

- И о фигуре не беспокоитесь?

- А чего мне беспокоиться, если я и так уже вешу 90 килограммов? Значит, будет 99.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось