В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как живете-можете?

Николай ЗАСЕЕВ-РУДЕНКО: «Ступка признался мне: «Очень жалею, что у меня ни одной комедийной роли не было». Я ответил: «Не было — будет. Как насчет того, чтобы Городничего сыграть?». А потом узнал, что Богдан заболел...»

29 Октября, 2012 22:00
Украинский режиссер запускает картину «Ревизор», где хочет снять актеров «Студии Квартал-95»

- Через год, Аня, мне исполнится 80, и, как говорил легендарный Николай Крючков, «это последняя, третья часть моего концерта». Первой у меня как у украинца был «Москаль-чарiвник», снятый по Котляревскому, второй - девятисерийный фильм «Чорна рада» по Пантелеймону Кулишу, а третьей пускай будет гоголевский «Ревизор». Его, кстати, к нашему стыду, в Украине еще не экранизовали: москвичи снимали, ленинградцы, болгары, поляки, а мы только доказываем, что Гоголь - наш писатель...

Работать над сценарием я начал еще до кризиса и считал, что это должен быть музыкальный фильм (Игорь Поклад давно написал партитуру) и в нем должны сыграть Элина Быстрицкая, которая снялась у меня в «Бабьем Яре», и Богдан Ступка. Богдана я снимал, он в «Чорнiй радi» замечательно сыграл Брюховецкого и как-то признался: «Знаешь, Коля, я очень жалею, что у меня ни одной комедийной роли не было». Я ответил: «Не было - будет. Как насчет того, чтобы Городничего сыграть?».

Мы с ним и Быстрицкой специально встречались в Москве, я обоим дал сценарий, они серьезно настроились сниматься. Но у российского продюсера, который выделил деньги на пробы и обещал нас поддержать, случился финансовый крах. «Ну, - думаю, - ладно, пойдем в Минкульт». В министерстве посмотрели: «Что ж, Гоголь - это прекрасно!». Почти все было готово к запуску фильма, когда я узнал, что заболел Богдан...

Он изо всех сил пытался выкарабкаться, регулярно звонил: «Коля, что там с «Ревизором»? Когда начинаем?», но, мне кажется, уже понимал, что Городничего не сыграет. Знаете, это потеря колоссальная - не только для украинского кинематографа, но и для мирового, потому что актер был блестящий! Когда он ушел, я долго не мог прийти в себя: во-первых, рано, мог еще жить и жить, во-вторых, скажите, где найти равного Ступке по масштабу личности, по уровню дарования актерского?

Конечно, кандидатуры на роль Городничего были - например, я мог бы Алексея Петренко пригласить, он же наш, и он приезжал пробоваться в «Москаль-чарiвник». Правда, тогда его обыграл Богдан Бенюк, всухую просто! Можно и Бенюка взять, но тогда рушится актерский ансамбль, нужна другая актриса на роль Городничихи...

Я очень переживал из-за того, что не сниму теперь Быстрицкую, она, думаю, тоже: все-таки ей первой показали сценарий, сказали, что главная женская роль - для нее... Но, с другой стороны, может, это и к лучшему? Тогда Элине Авраамовне было под 80, сейчас - почти 85, говорят, операцию на сердце перенесла. Даст Бог, мы поработаем еще: во всяком случае, я бесконечно благодарен ей за то, что в моем «Бабьем Яре», снятом к 60-летию трагедии, она сыграла Элеонору. «Для моего народа я готова работать бесплатно», - сказала Быстрицкая. Она ведь киевлянка, у нее родственники в Бабьем Яру лежат, и я ее понимаю, потому что до сих пор не могу забыть мальчика, с которым дружил в детстве, Эмиля. Мы жили в коммуналке, интернациональном таком доме: там тебе и украинцы, и русские, и болгары, и греки, и евреи. Эмиль был примерным ребенком, хорошо учился, играл на пианино. Я попроще, по деревьям лазал, но нам было интересно вместе.

Помню, его бабушка каждый день давала нам узелок с едой, и мы шли на Сенной рынок, где его дед Соломон керосином торговал. Он закрывал лавочку, садился обедать и отсчитывал нам деньги на зельтерскую и мороженое. А когда они в Бабий Яр уходили, друг подарил мне свою машинку. Обернулся, помахал мне рукой... «Возвращайся, Эмиль!» - крикнул я. И больше его никогда не видел... Так что Быстрицкая, согласившись сниматься, сделала доброе дело и для меня лично - в этом фильме я память свою запечатлел.

А Городничиху для «Ревизора», который запускаю уже в нынешнем месяце, я совершенно не­ожи­данно для себя нашел в... «Квартале-95». Мне очень нравится актриса Елена Кравец, думаю, она справится и откроет себя, новую. К тому же среди актеров «Квартала» есть и Осип, и Бобчинский, и Добчинский - я всех девятерых, которые выступают, возьму! Единственное, чего не хотелось бы, - чтобы Зеленский играл Хлестакова.

Дело не только в том, что гоголевскому герою 23 года, а Владимир постарше, дело в том, что для него есть другая роль, где он более выигрышно будет смотреться. Вы не поверите, но это - Городничий! Точнее, мэр города, живущий в наши дни. Однажды ему снится сон, в котором его хоронят по старинному казацкому обычаю, насыпая сверху курган. Только делают это не запорожцы, а бабушки, каждая из которых несет в руках пакетик гречки, разрывает - и высыпает... Он: «А-а-а!» - и проснулся, а жена ему говорит: «Не хотела тебя тревожить, но от супруги одного депутата я слышала, будто едет к нам комиссия с неограниченными полномочиями - проверять, снимать, сажать». Дальше все по Гоголю, только адаптированному к условиям современности.

Вы не думайте, классику я не насиловал, она этого не любит. Просто я стремлюсь показать, насколько то, о чем писал гениальный Николай Васильевич в ХIХ веке, актуально сейчас. В конце, как только зачитывают приказ, что Сквозник-Дмухановский (наш Городничий, если кто забыл) снят с должности, все от него, как от сифилитика, шарахаются! А когда приносят новое письмо и оказывается, что он назначен губернатором области, все происходит с точностью до наоборот. Как всегда, в общем...

С Зеленским я беседовал - он хорошо принял мое предложение, так что роли, считай, расписаны. Правда, Хлестакова, как и Марьи Антоновны, в «Квартале-95» нет. Но ничего, будем искать - в Киевском театральном университете Карпенко-Карого учатся красивейшие девушки, фактурные парни, лица - Ален Делон отдыхает! А кому они нужны? И куда они деваются по окончании вуза? Мне кажется, надо кому-то дать шанс: вдруг это новая звезда?

Уже готова смета на семь миллионов гривен. Главное, чтобы их выделили непосредственно Киностудии имени Довженко, минуя все эти комиссии. Слышал, годичный бюджет на кино составляет 140 миллионов. Не надо столько, дайте 30 - и студии, чтобы деньги сразу пошли в работу! Этого хватит на четыре картины в год: обязательно детскую, лав стори (только о чистой любви, не надо этой пошлости и раз­врата!), детектив и музыкальный фильм, потому что мы - поющая нация и обязаны свои традиции поддерживать. Девятисерийную «Чорну раду» на пленке, с проявкой материала в Будапеште, со звуком Dolby я снял всего за четыре миллиона гривен. «Как так получилось?» - спросите вы. Умеренно пили и не крали. Все будет, если самих себя не обирать...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось