В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

Японцу - саке и палочки, нам - японский городовой

Виталий КОРОТИЧ 21 Декабря, 2004 22:00
Японцев много, и живут они в тесноте. На этот счет есть даже шутка по поводу обилия японских туристов во всех странах: мол, если бы часть населения островов никуда постоянно не уезжала, то Япония утонула бы, не выдержав тяжести своего населения. Но Япония не тонет, радуя мир трудолюбием и жизнестойкостью.
Виталий КОРОТИЧ

Японцев много, и живут они в тесноте. На этот счет есть даже шутка по поводу обилия японских туристов во всех странах: мол, если бы часть населения островов никуда постоянно не уезжала, то Япония утонула бы, не выдержав тяжести своего населения. Но Япония не тонет, радуя мир трудолюбием и жизнестойкостью.

Их жизнь не похожа на нашу, но это не делает никого ни хуже, ни лучше. В японских домах попроще: может не оказаться привычных нам столовых приборов с ложками-вилками, только палочки. Хлеба на столах нет, его заменяет рис, а многие продукты, включая мясо и рыбу, зачастую подаются сырыми. Пол, по сути, является частью мебели, потому что на полу сидят, еду или чай тоже расставляют там, а вечером из стенного шкафа достают тоненькие матрасики, раскатываемые по полу для спанья. Никто не входит в японский дом в обуви, так же как у нас не ходят в туфлях по обеденному столу...

Вспоминая об этой непохожести, о том, как я не сразу полюбил их еду, не сразу смог оценить традиционный японский дом, даже мучился в его бумажных перегородках и ширмах, существующих вместо наших кирпичных стен, я вдруг, оглядевшись, начал узнавать японские детали в своем современном жилье.

Стенные шкафы-купе: японское влияние на наш быт, экономия площади. Скользящие двери на роликах - их не было в Европе до знакомства с японской жизнью. Да и то, как множатся у нас в городах японские рестораны, говорит о смыкании таких, казалось бы, несхожих традиций даже в еде. Впрочем, не следует забывать, что наши предки уважали, говоря по-современному, универсальную мебель - они сидели на подушках или на лавках, которые потом служили им и для спанья. Почти как японцы...

Многие совпадающие подробности человеческого быта удивительны. Де Сото, один из самых безжалостных завоевателей Южной Америки, как-то со своим отрядом заблудился в джунглях и оказался в индейском племени, никогда еще не видавшем белых людей. То-то он удивился, когда чихнувшему вождю племени все начали желать здоровья точно так же, как если бы дело происходило в Испании. Откуда это у них?

Сегодня, когда весь мир стучится в любую дверь, ко всему привыкаем быстро. Помню, на представлении японского театра Кабуки я удивлялся, сколь виртуозно мужчины-актеры там исполняют женские роли, но затем увидел, как в спектакле знаменитого театрального режиссера из Украины Романа Виктюка мужчина играл певицу-сопрано, но никто этому не удивляется. Многое воспринимаю уже как данность. Радуюсь широте мышления французских импрессионистов, которые не скрывали, что учатся у японских графиков. Слушаю трансформированную в современный джаз африканскую музыку. Мы многое постигали, глядя друг на друга, сохранив различия обычаев и привычек. Эти различия, а также возможность осмысливать их, делают нас взаимно интересными. Повторю слова своего любимого Гоголя: "Северный рус не так пляшет, как малороссиянин, как славянин южный, как поляк, как финн, у одного танец говорящий, у другого - бесчувственный. У одного - бешеный, разгульный, у другого... легкий, воздушный".

Так-то оно так, но в наше время многое спуталось даже в хореографии. Я, например, много лет считал польку польским народным танцем, пока не выяснил, что танец это чешский, начинающийся с половинных шажков, каждый из которых назывался "полка", "половинка". Вот и замечательно...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось