В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Точка зрения

Российский политтехнолог и публицист Станислав БЕЛКОВСКИЙ: «Количество жертв Путина не интересует, он идет вперед, и Украина для него лишь пространство торговли с Западом»

Татьяна ОРЕЛ 4 Февраля, 2015 22:00
В интервью интернет-изданию «ГОРДОН» политолог рассказал о том, какой месседж Путин посылает Западу через теракты на Донбассе, почему западные лидеры не хотят вести с ним переговоры, чему Путин научился в «бандитском Петербурге» и существуют ли на самом деле секретные протоколы к Минским соглашениям
Татьяна ОРЕЛ

21 января в Берлине прошли переговоры глав МИДа в так называемом нормандском формате. Накануне встречи состоялась пресс-конференция министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, который открыто лгал, утверждая, что нет ни единого факта, подтверждающего присутствие российских войск на Донбассе, и что Россия не поставляет боевикам вооружение. Он также дал понять, что своей позиции по отношению к этому конфликту Россия не изменит даже на условиях смягчения санкций.

По мнению российского политолога Ста­нислава Белковского, результаты встречи глав МИДа никак не могли изменить ситуацию на Донбассе. Он считает, что Путин по-прежнему будет шантажировать Запад эскалацией конфликта на востоке Украины — до тех пор, пока лидеры США и Германии не выйдут с ним на прямой диалог о судьбах постсоветского пространства и мира.

Станислав Белковский не сомневается в том, что теракт в Мариуполе и дру­гие тра­гические события последних дней означают только одно: Путин идет вперед, продолжая шантажировать Европу. И не собирается прекращать войну.

«ОБАМА И МЕРКЕЛЬ С ПУТИНЫМ ГОВОРИТЬ ОТКАЗЫВАЮТСЯ, ПОТОМУ ЧТО НЕ ДОВЕРЯЮТ ЕМУ И НЕ СЧИТАЮТ ЕГО ПЕРСОНОЙ, С КОТОРОЙ НУЖНО ВЕСТИ ПЕРЕГОВОРЫ О СУДЬБАХ МИРА»

— Станислав Александрович, недавно в Мариуполе в результате теракта погибли десятки мирных жителей, ране­ных — около 100. Путин пошел по бес­пределу, говоря хорошо знакомым ему криминальным языком?

— Я считаю, что Путин перешел в наступление на остатки Донецкой и Луганской областей. Украина для него — не самостоятельная цель, а пространство торговли с Западом. Фактически смысл его месседжа таков: «Вы можете считать меня моральным уродом, но вопрос войны и мира на территории Украины, а значит, на территории Европы, решаю только я». Количество человеческих жертв его не интересует. Давайте не будем забывать, что в этой войне также гибнут и русские, граждане РФ, но его и это не смущает. Он идет дальше.

— Поскольку саммит с участием лидеров Украины, России, Франции и Германии, который должен был пройти 18 января в Астане, так и не состоялся, мировая общественность надеялась на какие-то перемены после проведения переговоров глав МИД «нормандской четверки» в Берлине. Но, судя по последним событиям на Донбассе, видимо, напрасно?

— Реальных подвижек от этой встречи ожидать и не стоило. Россия не пойдет на фактические уступки до тех пор, пока кто-то из мировых лидеров не начнет говорить с Путиным напрямую и он не вернет себе ощущение, что является одним из ключевых игроков в мировой политике.

Равными переговорщиками он считает только Обаму и Меркель, которые, впрочем, говорить с ним отказываются, потому что не доверяют ему и не считают его персоной, с которой нужно вести переговоры о судьбах мира в принципе.

Как только по инициативе Германии был отменен саммит в Астане, а затем Путина не пригласили на 70-летие освобождения Освенцима, на Донбассе немедленно началась новая война.

— Во время своей пресс-конференции в Берлине министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, не стесняясь камер, утверждал на весь мир, что российских войск в Украине по-прежнему нет. При том что интернет полон свидетельств очевидцев, видеоматериалов, на которых российская военная техника под развевающимися триколорами разъезжает по оккупированной территории Украины, записей признательных показаний российских военнопленных. Неужели же и он, и Путин рассчитывают, что кто-то еще верит в эту циничную, наглую ложь?

— Есть такое понятие: формальный под­ход. Им грешат юристы и представители криминальной среды. Путин — юрист, к тому же когда-то, в первой половине 1990-х, занимая должность заместителя мэра Санкт-Петербурга, который тогда был «бандитским Петербургом», он отвечал за коммуникации с криминальной средой, которую хорошо познал. Вот тогда-то он как раз и научился подменять фактическое формальным. Когда такому человеку задаешь вопрос: «Почему у тебя спина белая?», он отвечает: «А у вас справки нет, что у меня белая спина».

«ОБСЕ ДАВНО И СЕРЬЕЗНО ЗАВИСИТ ОТ ОФИЦИАЛЬНОЙ МОСКВЫ»

— Лавров в очередной раз заявил о том, что Украина не соблюдает минские договоренности. Но ведь наблюдатели ОБСЕ, находясь на Донбассе, видят реальную картину происходящего. Почему же так вяло реагируют на постоянные нарушения перемирия боевиками?

— ОБСЕ достаточно давно и серьезно зависит от официальной Москвы. Это ни для кого не секрет, а потому ее выводы не могут быть уж слишком явно антироссийскими. Но было бы еще хуже, если бы пред­ставителей ОБСЕ на востоке Украины не было. Хоть какую-то положительную роль эта организация все же играет.

— Постпред Украины в ООН Юрий Сергеев во время своего выступления в Совете безопасности ООН обратился к российским дипломатам с вопросом, что делают на территории Украины отдельные подразделения российских вооруженных сил, перечислив конкретные населенные пункты и номера воинских подразделений. Но постпред России в ООН Виталий Чуркин на вопрос не ответил...

— Чуркин — не самостоятельная фигура, он дипломат, транслирующий точку зрения своего президента.

— Но краснеть перед коллегами-дипломатами ведь приходится ему. Если, конечно, он умеет это делать...

— Этот человек прекрасно понимает свою роль. Думаю, в этом и заключается суть его неформального контракта.

— На днях главарь «ДНР» Захарченко заявил: «Больше никаких перемирий... Мы будем наступать до границ Донецкой области». Вы считаете, главари «ДНР» и «ЛНР» теперь сами принимают решения? Или тексты заявлений присылают им из Кремля?

— Власти «ДНР» и «ЛНР» могут самостоятельно принимать только те решения, которые касаются локальной экономики, передела товарных и финансовых потоков на местах, но не по поводу войны или мира с Украиной. Захарченко наверняка получил соответствующее указание из Кремля. Путин по-прежнему шантажирует эскалацией войны — не столько Украину, сколько ведущие державы мира, США и Германию в первую очередь.

— Несмотря на внешнее спокойст­вие, Путин, по-вашему, судорожно ищет выход из патовой ситуации, в которую загнал себя сам, или упрямо стоит на своем?

— Он стоит на своем. В Москве есть не­мало очень влиятельных людей, у которых нарастают панические настроения по поводу того, что происходит в России и вокруг нее. Но у Путина таких настроений нет. Он считает себя умнее своих оппонентов, под которыми понимает не украинских лидеров, а западных, конечно, и то не всех. Думает, что у него в запасе больше времени, потому что Обама и Меркель через два года уйдут со своих постов, а он останется. И надеется на то, что новые лидеры, которые придут им на смену, будут более сговорчивы.

Путин уверен в том, что терпение русского народа и его привычка к материальным невзгодам помогут России пережить санкции без масштабной дестабилизации. Украина же, по его расчетам, уже совсем скоро подойдет к черте экономической катастрофы, и Запад вынужден будет обратиться к нему, Путину, с тем чтобы он принял участие в спасении Украины. Вот тогда-то, как он надеется, и начнется тот самый диалог, которого он добивается.

Кроме того, он использует все возможности, чтобы усугубить противоречия внутри украинской элиты. Пример тому — скандал вокруг подписания контракта на поставку электроэнергии из России между «Укринтерэнерго» и «Интер РАО», в котором Крым обозначен как «Крымский федеральный округ РФ». Еще один пример — информационный вброс о секретных протоколах к Минским соглашениям, сделанный с целью поставить под сомнение честность и прозрачность действий Порошенко.

«ПУТИН РАССЧИТЫВАЕТ РАСКОЛОТЬ ЕВРОПУ И СКЛОНИТЬ ЧАСТЬ СТРАН НА СВОЮ СТОРОНУ»

— Вы допускаете, что секретные про­токолы к Минским соглашениям действительно существуют?

— Сам я их не видел, но дипломаты, с которыми я общался, утверждают, что эти протоколы представляют собой просто набранный текст, без всяких подписей. Подлинность этих протоколов не может быть доказана.

— Путин шантажирует Запад войной на Донбассе — Запад в свою очередь все больше усиливает санкции. Выходит, замкнутый круг?

— Я бы не преувеличивал монолитность Запада, потому что в ЕС, безусловно, есть группа стран, которые хотят возобновить диалог с Путиным и для этого готовы поддержать частичную отмену санкций. Это так называемый южный фланг, в состав которого входят Италия и Греция, частично с этой позицией солидаризируется Франция. Но у США, главного мирового лидера, и Германии, лидера ЕС, а также главного спонсора решения экономических проблем Евросоюза, позиция в отношении России жесткая. Но Путин рассчитывает расколоть Европу и склонить часть стран на свою сторону.

Путин пользуется тем, что США и Германия, а значит, и ЕС, категорически не хотят войны с Россией. Запад воевать не готов, а Путин — готов. Поэтому эскалация конфликта будет продолжаться, смягчаясь лишь тогда, когда Путин будет получать какие-то умиротворяющие сигналы от Запада. Он имитировал деэскалацию до тех пор, пока рассчитывал на возможность обсуждения ситуации во время саммита в Астане и на мероприятиях в Освенциме. Многие ошибочно приняли ее за чистую монету. Но это иллюзия. Путин не оставит в покое Донецк и Луганск, чтобы не лишиться козырей против Запада. Этого он позволить себе не может.

Отмену встречи в Астане и то, что его не пригласили на 70-летие освобождения Освенцима, Путин расценил как оплеуху со стороны западных партнеров, вслед за чем тут же началась эскалация в Донецкой и Луганской областях. Но подается все это так, будто в секретных протоколах прописано, что донецкий аэропорт и Дебальцево должны отойти сепаратистам, — мол, ополченцы просто берут то, что им и так причиталось.

— Значит, вы полагаете, что способов остановить эту необъявленную, бес­смысленную войну, за время которой в угоду амбициям Путина уже погибли ты­сячи людей, пока нет?

— К сожалению, приходится констатировать, что осмысленного, последовательного, логичного сценария выхода из тупика пока нет. Остается ждать так называемых «черных лебедей» — неких случайных, непредсказуемых событий, которые могут изменить ситуацию.

— В Украине сейчас идут споры по поводу необходимости военного положения. Вы считаете, это было бы правильное решение?

— Порошенко понимает, что если Ук­ра­ина объявит о введении военного положения, то Путин в ответ может ввести, к примеру, миротворческий контингент, усилить военно-экономическую поддержку сепаратистов, с тем чтобы они пошли с наступлением на Харьков. Положение у Порошенко в этом смысле весьма сложное.

— Кстати, в интернете появилась информация о том, что в Макеевке шьют флаги с надписью: «Харьковская народная республика». Заказ на тысячу единиц должен быть выполнен к концу не­дели...

— Это, скорее, очередной шантаж — как элемент гибридной войны. На самом деле, в Кремле хорошо понимают, что массовых выступлений за отсоединение от Ук­ра­ины в Харькове не будет.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось