В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Щас спою!

ТРОФИМ: «В Киеве нашу группу преследует остеохондроз. Шея сама за девушками поворачивается»

Анна ШЕСТАК 5 Марта, 2009 22:00
Популярный российский исполнитель Сергей Трофимов дал в украинской столице аншлаговый концерт.
Анна ШЕСТАК

Гастролеры, приехав в Киев, часто сетуют: «Сегодня у вас футбол, поэтому многие не смогли прийти...». Однажды какой-то зритель не выдержал — из зала раздался крик: «Плохому певцу и футбол мешает!».

Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Ведь певцу, поэту и композитору Сергею Трофимову футбольный матч, да еще с участием «Динамо» (Киев), не помешал собрать полный зал: в Октябрьском дворце яблоку было негде упасть! Не стал преградой и кризис, поскольку, как считает юморной певец, «это у них на Западе называется «кризис», а у нас — обычная экономика».

«В полнолуние на цыганском кладбище мы поклялись эту песню никогда не исполнять»

Признаюсь, этого концерта я ждала с нетерпением, потому что творчество Трофима для меня — это прежде всего студенчество, пять полуголодных и холодных, но обезбашенно счастливых лет, когда все вокруг казалось настоящим и достижимым.

В моем классическом украинском вузе слушать Трофима считалось дурным тоном. Это свидетельствовало об отсутствии музыкального вкуса и — что еще страшнее! — патриотизма. Продвинутые студенты ругали его понятную рифмованную и, естественно, русскоязычную поэзию, обзывая попсой и графоманией, предпочитали «Океан Эльзы» и «ВВ» — по крайней мере, всюду, где только можно было, об этом рассказывали.

Поэтому мы с друзьями чувствовали себя подпольщиками, когда, засев в более теплой (по сравнению с заснеженной улицей) комнате недоремонтированной общаги, включали магнитофон. Сначала — тихонько, потом, осмелев, — все громче и громче...

Иногда от ночной учебы и дневной рутины у «подпольщиков» срывало крышу. Забыв о конспирации и о том, что за стеной усердно зубрят добропорядочные соседи, мы хватали «микрофоны» — расчески и фены — и изо всей дури начинали Трофиму подпевать:

За окошком снегири греют куст рябиновый,
Наливные ягоды рдеют на снегу.
Я сегодня ночевал с женщиной любимою,
Без которой дальше жить просто не могу...


«Несколько недель назад, в полнолуние, — начал Трофим загробным голосом, — на цыганском кладбище мы поклялись эту песню никогда больше не исполнять...». Улыбнувшись, добавил: «Но сегодня — так и быть, уж больно публика хорошая!».

Старинный способ привлечь женское внимание

Услышав первые аккорды «Снегирей», зал взревел! Люди не просто подпевали — они горланили про женщину любимую хором, во весь голос, причем без каких-либо просьб. Трофиму это так понравилось, что он исполнил песню еще раз. И снова без помощи зала не обошлось. Самые активные выскочили на сцену танцевать, а те, кому сцены не хватило, разошлись в проходе или взобрались на сиденья. В разгар всеобщего буйства какая-то зрительница богатырского телосложения смачно расцеловала и солиста, и всех музыкантов, чему те были только рады. «В Киеве нашу группу преследует остеохондроз, — признался Трофим. — Шея сама за девушками поворачивается!».

Как только ни пытаются современные артисты привлечь капризное женское внимание: и рубахи на себе рвут, и штаны на вручении музыкальных премий снимают, и шарфом микрофон обвязывают, и на колени падают, и руки целуют!.. Кто на что учился, одним словом. А Сергей Трофимов просто выходит на сцену с гитарой и поет! Такой старинный способ, древний-древний, почти забытый.

Кроме проверенных на прочность хитов («С добрым утром, мужики!», «Дальнобойщик», «Весенний блюз», «Ты мой свет», «Московская песня»), гость исполнил еще не обстрелянные песни — из нового альбома «Я живу в России».

Честно говоря, новых творений Трофима я побаивалась — именно из-за названия диска. Потому что от бескрайнего патриотизма (прям от моря до моря!) российских гастролеров, который обостряется с их приездом в Украину, уже с души воротит.

«В двух минутах от борделя, в трех шагах от алтаря»

Вот я и опасалась, что Трофим тоже пафосно признается нам в любви и запоет о белоствольных березах, белокаменной Москве, матушке Руси, батюшке-президенте, товарище начальнике и тамбовском волке, который тоже кому-то товарищ, а может, даже и начальник... Но, к превеликому моему счастью, вместо этого «джентльменского набора» прозвучало нечто принципиально иное.

Я живу в России,
В самой крайней точке бытия.
Я живу в России —
Это просто родина моя.


Четко, понятно, без понтов. 42-летний Сергей Трофимов знает, о чем и зачем он пишет: у него два музыкальных образования плюс два года службы в церкви в качестве подьячего. Он действительно живет в России, потому что здесь его родина, к которой он привык и прирос. Более того, живет и совершенно отчетливо понимает, где именно: «в двух минутах от борделя, в трех шагах от алтаря».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось