В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Восток - дело тонкое

Анатолий КУЗНЕЦОВ: "Товарищ Сухов - это клеймо на всю жизнь"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар» 28 Декабря, 2004 22:00
Сегодня нам кажется, что народный артист России Анатолий Кузнецов просто родился красноармейцем Суховым из картины "Белое солнце пустыни". Настолько сродниться с собственным персонажем удается далеко не каждому актеру.
Людмила ГРАБЕНКО
Сегодня нам кажется, что народный артист России Анатолий Кузнецов просто родился красноармейцем Суховым из картины "Белое солнце пустыни". Настолько сродниться с собственным персонажем удается далеко не каждому актеру. Правда, некоторые коллеги-актеры уверены: Кузнецов... ничего не играл, он просто эксплуатировал собственное обаяние. Режиссер Владимир Мотыль убежден в обратном: столь достоверный образ актер смог создать только потому, что вложил в него много труда. Но как бы там ни было, факт, как говорится, налицо: на счету 74-летнего Кузнецова даже по самым приблизительным подсчетам более 80 ролей, но зрители помнят и любят прежде всего товарища Сухова.

"БОЛЬШЕ ВСЕХ НА СЪЕМКАХ МУЧИЛСЯ ЛУСПЕКАЕВ. ШУТКА ЛИ С АМПУТИРОВАННЫМИ СТУПНЯМИ ПО ГОРЯЧЕМУ ПЕСКУ ХОДИТЬ!"

- Анатолий Борисович, говорят, после выхода картины на экраны критики долго не могли определиться с ее жанром, слишком уж нетипичным он был для советского кино.

- Было такое. Как только фильм не называли: и лирической комедией, и историко-революционным фильмом. Но, на мой взгляд, ближе всего к истине был тот, кто назвал "Белое солнце пустыни" первым советским вестерном. Это ведь приключенческая картина. Не привязанная ни к каким политическим веяниям, она во все времена смотрится с одинаковым интересом.

Один мой знакомый как-то мне сказал: "Знаешь, а ведь фильм смотрит уже три поколения!". Я испугался: неужели, думаю, я уже такой старый? Спрашиваю: "Как такое может быть?". - "Ну как, - отвечает, - мой отец смотрел его в 70-е годы, я - в 90-е, а теперь вот - мой сын. Глядишь, скоро и внуки заинтересуются!".

- Чем вы объясните такую сумасшедшую популярность картины?

- Честно вам скажу: не знаю! Никогда не берусь объяснять причины успеха или неуспеха. Пусть этим критики занимаются, мое дело - играть. Может, все дело в том, что мы работали увлеченно? Не замечали жутких неудобств, в которых приходилось снимать. Сейчас-то об этом даже вспоминать страшно!

Мы снимали и на Каспийском море, под Махачкалой, и под Лугой, в Ленинградской области, но дольше всего жили в Туркмении, в Байрам-Али, на территории военной части. Сначала - в каменном бараке-досе, так называют дома офицерского состава. Уж не знаю, как там военные живут (мужественные они люди!), но мы ужасно мучились: жарко, душно, один туалет на этаже!

А потом мы с режиссером Владимиром Мотылем заприметили на территории части почерневший, заколоченный финский домик. И попросили командира части, чтобы нам разрешили там поселиться. Нам его открыли, отмыли, и мы там до конца съемок жили. Тоже, конечно, не пятизвездочный отель, но по сравнению с досом просто райские условия! Жара была ужасная, спасались только зеленым чаем. Кстати, именно с тех пор я к нему пристрастился, всем другим сортам предпочитаю. Вот так мы жили.

А собственно съемки! Мы такого натерпелись! Я, например, чтобы сохранить иллюзию девственности пустыни, в которой до меня никого не было, топал на съемочную площадку кружными путями многие километры. И это при полном обмундировании да с винтовкой! И все ради одного-единственного момента: чтобы внезапно появиться в кадре из-за какого-то бархана.

А во время съемок в воде, когда мы с Абдуллой стреляли друг в друга, вообще чуть не утонул. Это при том, что плаваю вполне прилично. Но тут надо было плыть и стрелять одновременно, я хватался руками за скользкое от долгого лежания в воде бревно, которое норовило вырваться из рук. Да и вода была холодная, мы этот кадр в конце октября снимали.

- Зато сцена в баке, наверное, на самую жару пришлась?

- Да уж, настрадались мы тогда! Если на улице +40°C, можете себе представить, что в самом баке делалось, - все +60°C! Но все это ерунда по сравнению с тем, как страдал во время съемок Павел Луспекаев, исполнитель роли Верещагина!

- О его участии в картине рассказывают легенды.

- Он тогда уже очень сильно болел, с ногами после ампутации ступней просто беда была. Ему даже ботинки специальные заказали, ортопедические. Но все равно шутка ли в таком состоянии по горячему песку ходить! Не знаю, как быть с легендами, но я считаю его работу настоящим подвигом. Кстати, вскоре после того, как съемки закончились, он и умер.

- Как вам сегодня кажется, о чем эта картина?


Звезда советского кино Анатолий Кузнецов



- Уж точно не о революции и Гражданской войне. О жизни она! Однажды одна корреспондентка-азиатка назвала моего Сухова оккупантом. На что я ответил, что она, наверное, плохо смотрела фильм. Потому что Сухов не только не собирался оккупировать чужую страну, но и, наоборот, все время просил лишь об одном - отпустить его домой, к жене. Но его же обманули, как теперь говорят, кинули, и ускакали. Он остался один с женщинами. И тут вступило в силу такое непопулярное нынче чувство долга: ну не мог он их бросить на произвол судьбы! Ведь это обычная жизненная ситуация, только с тем отличием, что фоном для нее стали события Гражданской войны.

"ПРОХОЖУ МИМО КОМПАНИИ ПОДРОСТКОВ,ОДИН ИЗ НИХ ГОВОРИТ: "ВОН... ПОШЛО "БЕЛОЕ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ"!"

- После выхода картины на экран вы, как принято говорить, проснулись знаменитым?

- Ничего подобного! Я ведь и до этого был известен. Снялся более чем в 20 картинах, среди которых были по-настоящему хорошие: "За витриной универмага", "Случай на шахте восемь", "Утренние поезда", "Друг мой Колька", "Весна на Одере". Но все равно думал, что после "Белого солнца пустыни" предложения новых ролей посыплются на меня как из рога изобилия. Ничуть не бывало, телефон молчал! Никакого, тем более коренного изменения в моей судьбе не произошло.

- Говорят, такие роли, как "товарищ Сухов", запоминаются надолго.

- Пожалуй. У меня ведь было много самых разных ролей, но товарищ Сухов - это клеймо на всю жизнь. И примеров тому масса! Как-то прохожу по улице мимо компании подростков, один из них говорит: "Смотрите, вон... пошло "Белое солнце пустыни"!".

А сколько раз сталкивался с такой ситуацией: надо поехать на творческую встречу со зрителями, раньше такие мероприятия были особенно популярны, сейчас-то их меньше стало. При мне организаторы звонят принимающей стороне: "К вам приедет Анатолий Кузнецов!".
Обязательно переспрашивают: "Кто-кто? А кто это такой?". - "Ну как же? - удивляются организаторы. - Товарищ Сухов!". - "Ах, Сухов! Так бы сразу и сказали". Обидно, но по собственному имени и фамилии меня мало кто идентифицирует, зато моего героя знают все. На улице запросто могут подойти, как к своему ближайшему знакомому: "Здорово, Сухов!".

- Наверное, раздражает?

- Все от человека зависит. Если делают это грубо, запанибрата, то, конечно, задевает. А если мягко, интеллигентно, даже приятно. Тем более что в советские времена бывали ситуации - в авиакассе, например, или в магазине, - когда ну просто позарез нужно было, чтобы тебя узнали. Так по закону подлости именно в такой момент этого и не происходило!

- То, что вы как бы актер одной роли, вас не обижает?

- Знаете, мне ведь часто задают этот вопрос на творческих вечерах. У меня уже и ответ на него заготовлен. Я всегда говорю, что есть в отечественном (да, наверное, и не только) кинематографе утешительные примеры, за которыми далеко ходить не приходится.

Замечательный русский актер Борис Бабочкин, сыгравший в театре множество прекрасных ролей, для нас на всю жизнь останется Чапаевым. А Вячеслав Тихонов кто? Конечно, Штирлиц! А ведь у него были не менее значительные роли в таких картинах, как "На семи ветрах", "Дело было в Пенькове", да "Война и мир", наконец! А мой лучший друг уже много лет Василий Ливанов? Кто он, если не Шерлок Холмс? При внушительном послужном списке, по сути дела, тоже актер одной роли.

И знаете, в такой компании я очень неплохо себя чувствую. Есть у меня роли, которые мне лично дороги даже больше, чем Сухов: в фильмах "Утренние поезда", "Берега в тумане", "В зоне особого внимания"... Но, с другой стороны, не надо Бога гневить. Есть ведь актеры, которых вообще никто не знает. Они и рады бы сыграть такую роль-клеймо, да не случилось.

- А на вашу последующую творческую судьбу Сухов влияния не оказал?

- Действительно, после "Белого солнца" режиссеры одно время видели во мне исключительно положительного героя, этакого рыцаря без страха и упрека. Говорили: "Кузнецов любой образ очеловечит!". Но мне скучно было играть таких героев.

- Это почему же?

- Да однобокие они какие-то, жизни в них мало, красок ярких мне не хватало! Как правило, такие образы плохо выписаны драматургами, там актеру просто делать нечего.

В общем, начал вести с ними непримиримую борьбу. В запале даже от нескольких действительно хороших ролей отказался, но не жалею. Когда Микаэлян снимал свою знаменитую "Премию", предложил мне роль секретаря парторганизации. Я ему говорю: "Что ты мне какого-то приглаженного да прилизанного предлагаешь? Дай мне главного героя, там человеческий материал куда интересней!". Не согласился он. Главного героя Евгений Леонов сыграл и, на мой взгляд, сделал это замечательно. А та роль, от которой я отказался, досталась Олегу Янковскому. Он был в ней интересным, неожиданным. Да вообще фильм хороший получился. Я потом даже жалел, что отказался сниматься, но прошлого не вернешь.
"МОЙ РОМАН С РЯЗАНОВЫМ ТАК И НЕ СОСТОЯЛСЯ, НО ИМЕННО ОН ОТКРЫЛ ВО МНЕ КОМЕДИЙНЫЙ ДАР"

- Насколько я знаю, это не единственная роль, которую вам не довелось сыграть.

- Вы имеете в виду мой роман с Эльдаром Рязановым? Увы, он так и не состоялся! Все началось еще в 1959 году, когда Эльдар Александрович снимал "Карнавальную ночь". Худрук "Мосфильма" Иван Александрович Пырьев очень хотел, чтобы я сыграл юношу, влюбленного в героиню Люси Гурченко. Мне же эта роль показалась такой неинтересной, что я отказался и уехал в Киев, на киностудию имени Довженко, сниматься в картине "Путешествие в молодость".


Товарищ Сухов и дорогая Катерина Матвеевна

Сегодня ее уже никто не помнит. А ту роль сыграл Юра Белов, и можно сказать, что она сделала его знаменитым. Это вам лишнее подтверждение того, что успех предвидеть невозможно.

В картине "Берегись автомобиля" Рязанов предлагал мне сыграть следователя Подберезовикова, а я очень хотел Деточкина! Когда он начал снимать "Стариков-разбойников", мечтал о роли одного и стариков, но он предлагал мне опять-таки следователя, которого сыграл Жора Бурков. Эльдара Александровича не остановило даже то, что я незадолго до начала съемок сломал ногу. Сказал: "Очень хорошо! В гипсе будешь играть!". Кстати, Бурков тоже играл в гипсе, у него был перелом руки. Не сложилось у меня и с "Гаражом".

Мне как раз позвонили из Чехословакии и предложили главную роль в фильме "Гордубал" по книге Карела Чапека. Я ее прочитал, и так мне понравилось, что тут же согласился. Буквально на следующий день звонит Рязанов и предлагает роль, которую сыграл Валя Гафт. Рассказал все как есть. И знаете, что спасло меня от гнева Рязанова? То, что он тоже очень любит Чапека. Кстати, "Гордубал" в советский прокат так и не вышел. Кто-то из кинематографического начальства сказал: "Зачем нам еще одна трагическая славянская история?". В общем, на съемочной площадке мы с ним встретились только один раз - в 1964 году, на картине "Дайте жалобную книгу", где я сыграл одну из главных ролей. Между прочим, именно Эльдар Александрович открыл во мне комедийный дар, за что я ему по сей день безумно благодарен.

- Но вас ведь и на роль Сухова изначально не планировали.

- Сниматься действительно начинал Жора Юматов, но когда из-за драки его отстранили, режиссер обратился ко мне. Я не отказывался, но попросил, чтобы мне позвонил сам Жора и сказал, что он не возражает против моей кандидатуры. И только потом дал согласие.

- "Белое солнце пустыни" посмотрел весь мир. Какой отзыв на картину, на ваш взгляд, был самым интересным?

- Как-то мы с "Белым солнцем" были на Неделе советского кино в Марокко. Меня безумно рассмешил рассказ о том, что тамошний король позавидовал Сухову: в гареме марокканца было только две жены, а у Сухова - девять.

- К женщинам вы относитесь так же трепетно, как и ваш герой?

- Я склонен относиться к женщинам с уважением. И в личных отношениях, если вы это имели в виду, ценю стабильность. Сам женат уже почти 50 (!) лет. Как поженились в 1955 году, так и живем. Как говорится, душа в душу. Все хозяйственные проблемы мирно делим пополам. Если надо, я могу приготовить и суп, и борщ, и котлеты. И не буду при этом кричать, что меня заставляют заниматься сугубо женским делом. А вот автомобиль, наоборот, часто водит жена - я ее научил. В общем, никакого домостроя.

- Идеальный брак?

- Как говорил товарищ Сухов, "эт точно"! Правда, иногда думаю, может, я один такой? Сейчас счастливая семейная жизнь как-то не в моде. Меня однажды ваша коллега спросила: "Вы что же, никогда жене не изменяли?". - "Нет!" - говорю. Ох она и удивилась: "А почему?". Я и сам задумался: почему? Потом понял: не хотелось! Кстати, больше всего то интервью понравилось моей жене. Она у меня режиссер, окончила ВГИК. Снимала немного. Но как только у нас родилась дочь, режиссерской карьере пришел конец. Дело в том, что мы запоздалые родители, наш поздний ребенок требовал много внимания.

- Дочь пошла по родительским стопам?

- Слава Богу, нет. Вообще-то, она очень рвалась в актрисы, но мы ее отговорили. Окончила МГУ, факультет истории искусств, работает в одном из московских издательств. Я очень доволен. Все-таки актерская профессия сложна.

- Особенно для женщины?

- Это не зависит от пола. Просто один человек может подчиняться режиссеру, а другой нет. У дочери сильный характер, мне кажется, ей было бы сложно.

"СЕЙЧАС МОДНО МАЛЬЧИКАМИ УВЛЕКАТЬСЯ. ПОНЯТЬ МОГУ, ПОСОЧУВСТВОВАТЬ - НЕТ"

- А вы сами как в актеры попали из музыкальной-то семьи?

- Мой отец действительно был певцом по профессии, он и привил мне любовь к музыке. Я окончил музыкальную школу по классу рояля и даже поступил в музыкальное училище на вокальное отделение. А уж оттуда ушел в театральный. Произошло это, чего греха таить, под влиянием моего двоюродного брата - киноактера Михаила Кузнецова. Он тогда как раз очень известным был, только вышли на экран такие его картины, как "Матрос Чижик" и "Марья-искусница", чуть раньше была "Машенька". Миша с таким увлечением рассказывал о своей работе, что мне тоже захотелось попробовать.

- К тому же у него, наверное, была масса поклонниц?


Гюльчатай: "Господин назначил меня любимой женой!"



- А как же! Он был красивый - кудрявый, синеглазый. Какая девушка устоит?

- Папа, узнав что вы идете в театральный, не кричал: "Только через мой труп!"?

- Нет, ничего такого не было. Родители с пониманием отнеслись к моему решению, и поступил я легко, с первого раза. Подавал документы сразу в два училища, но выбрал Школу-студию при МХАТе. Правда, от музыки мне там укрыться не удалось: педагог по вокалу сразу же заметила мои способности.

- Сейчас поете?

- Да уж, конечно, многое позабыл. Но если очень надо, могу тряхнуть стариной. У меня неплохой баритон. Особенно люблю петь романсы.

- А какие у вас отношения с мистикой?

- Главная мистическая история в моей жизни - день рождения. Дело в том, что я появился на свет 31 декабря. А так, если что-то со мной и случалось, то только во сне. Мне вообще иногда удивительные сны снятся. Раньше, например, много летал. И почему-то голым по улицам бегал. Причем и во сне этого очень стеснялся, но все равно бегал. Ну и девушки снились.

Впрочем, это к мистике точно не имеет никакого отношения, поскольку естественно для любого мужчины. Правда, говорят, что сейчас модно мальчиками увлекаться. Скажу так: кому что нравится. Раньше в нашем государстве за это наказывали, даже в Уголовном кодексе статья специальная была. Сегодня уже не только не наказывают и не ругают, но и наблюдают с интересом. Мне подобные увлечения неведомы. Умом понимаю, что такое, наверное, может быть: у кого-то природа берет свое, организм так устроен, что не может иначе. В общем, понять могу, посочувствовать - нет.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось