В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Эпоха

Иосиф КОБЗОН: «Извините, Иосиф Давыдович, — сказал Путин, выходя из сортира, — руки не подаю, мокрые». Естественно, я тут же спросил: «Кого мочили?»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 11 Марта, 2010 22:00
Часть II
Дмитрий ГОРДОН
Часть II

(Продолжение. Начало в № 9)

«ЭТИМИ ГЛАЗАМИ, - СКАЗАЛА МИЛИЦИОНЕРАМ ШУЛЬЖЕНКО, - Я СМОТРЕЛА НА ФРОНТЕ СМЕРТИ НЕ В ЛИЦО, А В ЗРАЧКИ. НЕ СМЕТЬ ПРИМЕНЯТЬ К ЛЮДЯМ СИЛУ!»

- Иосиф Давыдович, вам довелось общаться и дружить с Руслановой, Шульженко, Утесовым - что это были за люди?

- Что прежде всего отличало тех исполнителей от нынешних звезд? Во-первых, они в другое время росли, а во-вторых, были, как и все мы, высокопатриотичными. В годы Великой Отечественной они ездили с фронтовыми бригадами, и их очень любили в народе, а еще эти певцы были простыми и, самое главное, доброжелательными, они всегда с радостью делились опытом с молодыми артистами.

Вспоминаю, как, когда мы перелетали из Усть-Каменогорска в Алма-Ату, у Варвары, как мы прозвали музыканта Сашу Гареткина, обострилась язва. В аэропорту он достал из кармана припасенную для таких случаев бутылку боржоми, и вдруг подлетает к нему милиционер, начинает руку выкручивать. «Алкоголик, - кричит, - негодяй!». Естественно, я вмешался: бросился на него, тряхнул что было силы... Сразу подскочили еще двое в милицейской форме - его коллеги. «Ну, - думаю, - поубиваем сейчас здесь друг друга у всех на глазах», а Шульженко меня заслонила... Дала главному по физиономии и закричала им: «Сволочи! Этими глазами я смотрела на фронте смерти не в лицо, а в зрачки. Не сметь применять к людям силу!». Они сразу бочком, бочком... Зачем, казалось бы, ей нужен был Саша Гареткин?

А Леонид Осипович? Как он всем помогал, как его в коллективе любили! Они были абсолютно нормальными, открытыми, солнечными, да и время тогда было другое. Это сейчас какая-то финтифлюшка, которая спела от силы одну песню и показала кое-что из своего, так сказать, куцего багажа, ходит уже с целым хвостом секьюрити, а тогда выдающиеся артисты не знали, что такое охрана. Ни Клавдия Ивановна, которая жила в своей двухкомнатной квартире у метро «Аэропорт»...

- ...в двухкомнатной?

- Да, а сейчас у любой звезды невероятные апартаменты из четырех, пяти комнат плюс обязательно дача. Ну ладно, значит, смогли заработать - в наше рыночное время сами исполнители цены диктуют, а тогда Леонид Осипович - великий Утесов! - жил тоже в двухкомнатной. У него была на Каретном ряду маленькая «двушка», где мы, поскольку дружили, часто общались. И Марк Наумович Бернес обитал тоже в квартире двухкомнатной - это считалось тогда в порядке вещей.

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

- Поразительно!

- Кого угодно вот назови - все так жили. Разве что Лидия Андреевна Русланова с мужем, героем войны генералом Крюковым, имела трехкомнатную квартиру еще до того, как их репрессировали, но это уже была роскошь.

Они, старики, очень добрыми были, с ними можно было запросто поговорить по душам, посоветоваться, и это сейчас пишите сколько угодно, что Кобзон пьет по утрам кровь младенцев, - никто даже бровью не поведет, а тогда, если появился критический отзыв на твое выступление...

- ...все, конец!

- Когда в 1964 году «Советская Россия» напечатала обо мне фельетон, меня на год сняли с вещания на радио, на телевидении и запретили выступать в Москве.

- В других городах, получается, было можно?

- В Ленинграде, в Сибири - пожалуйста, а в столице нельзя: там вожди, Политбюро. Такие в то время были порядки...

- Иосиф Давыдович, несколько лет вы с Аллой Борисовной Пугачевой были в ссоре, и вот теперь вроде бы все снова в порядке...

- Никакой ссоры не было: ты иногда хочешь вытащить из меня что-нибудь эдакое - скандальное. Сейчас, чувствую, о Гурченко вспомнишь - не надо. С Аллой Борисовной я никогда не ссорился, просто написал... Даже не я, а журналист, который со мной беседовал, в книге «Как перед Богом» изложил некоторые мои соображения: сожалею, мол, что Алла мало работает, не бережет себя. Пугачева очень обиделась (так же, впрочем, как и Жванецкий, и Михалков осерчали на меня за откровенность, а я считаю, что ничего плохого о них не писал).

Ну что же, обиделась Алла - и ладно! Я ведь не оскорбился, когда в 89-м она сказала, что мне уже пора в Верховном Совете сидеть, - с тех пор прошло сколько лет, а я, слава Богу, еще пою. Она замечательная, выдающаяся певица, но... Минул, в общем, год, второй, и меня как-то спросили: «Когда вы помиритесь?». - «А мы и не ссорились», - я ответил, - хотя я, конечно, готов, если обидел женщину, подойти, попросить прощения»... Потом мы выступали в Кремлевском дворце съездов, и на сцене Алла Борисовна подошла ко мне с рукопожатием. Я тут же поцеловал ей руку - на этом инцидент был исчерпан...

- ...а вскоре на похоронах Муслима Магомаева вы сидели, я видел, рядом и, в общем-то, это было по-своему символично...

- Дело в том, Дима, что птицы высокого полета, о которых мы говорим, не принимают частенько критику, очень болезненно к ней относятся, но если бы у нас было, условно говоря, три или пять Алл Пугачевых, можно было бы не обратить внимания на, как ты это называешь, ссору с одной из них, однако Пугачева у нас единственная, да и Софии Ротару второй нет.

«Алла Борисовна и Михал Михалыч — это люди, авторитетнее которых сегодня на нашей эстраде нет»

«Я ПОПРОСИЛ БЫ У БУБЫ ПРОЩЕНИЯ , ЕСЛИ БЫ ЕГО ОБИДЕЛ, НО ВСЕ ПРОИЗОШЛО НАОБОРОТ: ЭТО КИКАБИДЗЕ ОСКОРБИЛ МОЙ НАРОД, МОЮ СТРАНУ И МОЮ ПУБЛИКУ»

- Ну хорошо, а со Жванецким-то хоть наладились отношения?

- Вот с ним мы помирились. Я просто Михал Михалычу позвонил, поздравил его с днем рождения и сказал: «Миша, хватит - мы уже в том возрасте, когда нужно друг друга донашивать. Как-то, согласись, неудобно: все время на концертах встречаемся, юбилеях каких-то и, как Монтекки и Капулетти, не можем нормально поздороваться, избегаем контактов»...

- Вы, значит, сделали первый шаг?

- Ну, конечно. Накануне Миша подошел к Неле: «Почему Иосиф от меня отворачивается - мы ведь так хорошо общались?». Неля, в свою очередь, тут же взяла меня в оборот: «Ты почему с Михал Михалычем не здороваешься?». Я: «Как? Это же он на меня обиделся, а не я на него»... Ладно, мы помирились и сейчас общаемся замечательно, потому что такие личности, повторяю еще раз...

- ...штучный товар, да?

- Алла Борисовна, Михал Михалыч - это люди, авторитетнее которых на нашей эстраде сегодня нет. Не знаю, кто из нас когда и куда уйдет, но мы не должны забывать друг о друге и о взаимопомощи.

- Вы знаете, мне не так больно было от вашей размолвки с Пугачевой, как от ссоры с Бубой Кикабидзе во время этой жуткой российско-грузинской войны...

- Ты, Дима, хоть и старый мой друг, а все равно нет-нет да и норовишь как-то поддеть, все время на жареные журналистские темы сворачиваешь...

- Иосиф Давыдович, но мне это чисто по-человечески интересно...

- Ну, если по-человечески... Буба - мой друг, и в ином качестве я его не представляю, но мне непонятно, кто же настроил его так против России, которая Бубу и возвеличила, после «Мимино» полюбила.

Зураб Соткилава, Буба Кикабидзе, Нани Брегвадзе, Иосиф Кобзон. «Буба — мой друг, и в ином качестве я его не представляю, но мне непонятно, кто же настроил его так против России?»

Постоянная работа в России давала ему возможность вольготно жить: телевидение, гастроли, концерты, высокие гонорары - наша страна душу ему открыла, и если так уж случилось, что этот бесноватый Саакашвили склонил Грузию на свою сторону, займи какую-то нейтральную позицию - хотя бы такую, которую выбрала Нани Брегвадзе. Она не может идти против своего народа, и я это понимаю, но у Нани язык не поворачивается в благодарность за то, что у нас так ее принимали (как, кстати, и Кикабидзе!), говорить плохие слова о России, о российской публике. А вот Буба на поводу пошел: понес о России гадости, отказался от ордена Дружбы. Я еще понимаю, если бы ему «За заслуги» дали или еще какой-то, и он бы сказал: «Нет, не хочу...

- ...сдачи не надо и пальто тоже»...

- ...но тебе орден «Дружбы» дают - награду с красивым названием и благородной сутью: почему же ты против дружбы?

- Вы не общались с ним после этого?

- Нет!

- А первый ему позвоните?

- Нет! Если бы я обидел его, позвонил бы, конечно, - я отходчивый и, если совершил ошибку, обязательно стараюсь ее исправить, но я не считаю, что поступил по отношению к нему неправильно.

Я, Дима, люблю Грузию и ее народ, который после демобилизации (а я служил в Закавказском военном округе) делегировал меня в Москву на учебу, после чего я и стал артистом. Я обожаю и пение многоголосное, и национальный балет Сухишвили-Рамишвили - да все грузинское, и никогда плохо об этой стране не скажу, ни-ког-да! Я осуждаю, допустим, поведение их лидера, у которого под ногами уже земля горит, понимаю, в каких политических жерновах оказались мои коллеги артисты...

- ...им-то как раз не позавидуешь!..

С Клавдией Ивановной Шульженко. «Что прежде всего отличало тех исполнителей от нынешних звезд? Они росли в другое время и были простыми, очень доброжелательными людьми, с которыми можно было поговорить по душам и посоветоваться»

- ...но нельзя же так, Буба! В таком случае ты должен был заявить: «Люблю свою Родину, а то, что произошло, не хочу комментировать», - и никто бы тебя не осудил ни в Грузии, ни в России, и ты точно так же продолжал бы у нас гастролировать... Тамара Гвердцители - народная артистка Грузии и народная артистка России! - работает? Да, потому что не охаяла ни ту страну, ни другую. То же самое Нани Брегвадзе. Она громких заявлений не делала, просто прекратила сейчас активно работать - ждет, чем эта политическая ситуация разрешится, а Буба себя повел неправильно. Поверь, я попросил бы у него прощения, если бы его обидел, но все произошло наоборот: это Кикабидзе оскорбил мой народ, мою страну, мою публику, и я жду, когда он это поймет.

«ПОЧЕМУ ОН, ЭТА МРАЗЬ, ДОЛЖЕН ДЫШАТЬ ОДНИМ С НАМИ ВОЗДУХОМ И ОТРАВЛЯТЬ ВСЕ ВОКРУГ?»

- 12 лет кряду вы депутат Государственной Думы России - не надоело еще заседать?

- Нет, и даже более того: в работе Думы я много увлекательного нахожу, правда, не на пленарных заседаниях, а в Комитете. Все три предыдущих созыва я входил в Комитет по культуре - мы занимались там очень важным и полезным делом. Я понимаю, кстати, почему оказался неудобным председателем и не был переизбран на новый срок, - слишком рьяно отстаивал интересы культуры: ходил к президенту, в правительство - стоял за нее горой...

- ...и не слушались, наверное, указаний сверху...

- Ездил по стране, собирал предложения работников музеев, библиотек (мы издавали в защиту этой сферы законы) - вот и стал неугодным. Кто-то решил, что надо послушных избрать, но в то время я работал в Думе с энтузиазмом - это сейчас стало неинтересно. Если бы не мои избиратели, которые на меня рассчитывают... (Пауза). Я, Дима, в том уже возрасте, когда приходится соизмерять желания со своими возможностями. Вот послезавтра, к примеру, вылетаю к себе в округ, а он далекий - лететь семь часов...

- ...и еще на машинах трястись, да?..

«С Аллой Борисовной я никогда не ссорился, но дело в том, что птицы высокого полета частенько не принимают критику и очень болезненно к ней относятся»

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

- ...плюс 156 километров по бездорожью. Там до объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа был замечательный губернатор Баир Баясхаланович Жамсуев - бурят, который собрал потрясающую команду, и из этого маленького округа мы создали образцовый регион России. Кто бы потом туда ни приезжал, все удивлялись: не понимали, как это произошло? Почему соседняя Читинская область находится в жутком, запущенном состоянии, в огромном упадке, почему в ней почти поголовно закрыты промышленные предприятия, а здесь полное процветание: и образцовые детские учреждения, и спортивные залы, и школы искусств, и с национальной культурой полный порядок. Я уж не говорю о дорогах, мостах, Парке культуры и отдыха...

Как этого добились? Ответ прост: не воровали и делали все, чтобы привлекать инвестиции, развивать социальную сферу, обеспечивать население работой. Если у соседей любое мало-мальски привлекательное место занято китайскими гастарбайтерами, то у нас местные жители, буряты, работали, и что мне теперь, хлопнуть дверью? Конечно, те, кто этого ждут, обрадуются, но тогда я обижу своих избирателей, которые уже в четвертый раз доверили мне мандат.

- В свое время вы заявили: «Киссинджер сказал, что на войну с Россией не нужно тратить время и средства - эта страна занимается самоедством и победит себя сама. Россия действительно себя не любит, и это видно: невостребованность молодежи, наркомания, алкоголизм, проституция. Нация становится физически немощной, медицина  на грани развала, а государство мало обеспокоено физическим и психическим состоянием народа». Вы по-прежнему так считаете? Ситуация к лучшему не изменилась?

- К сожалению, нет. На эту тему я неоднократно говорил с руководством, имел возможность высказать свои соображения Владимиру Владимировичу Путину и Дмитрию Анатольевичу Медведеву, но многие воспринимают такую мою обеспокоенность как ностальгию по советским временам или мнение ортодокса какого-то. На самом-то деле, не решив эту проблему, Россию нам не поднять, ведь молодежь - будущее страны...

- ...и в нее надо вкладывать...

- Что такое комсомол? Чем он себя дискредитировал, что мы не пожелали его возродить? Все, в том числе и наш президент, и премьер-министр, состояли в свое время в рядах ВЛКСМ, и не случайно когда-то Путина, еще в бытность его президентом, я спросил: «Владимир Владимирович, а вы комсомольцем были?». - «Был» - прозвучал ответ. «Ну что, плохого президента комсомол воспитал?». Он усмехнулся: «Какой же вы хитрый». Пришлось поправить его: «Не хитрый, а просто констатирую факт».

Я не могу сказать, что каких-то отрицательных проявлений в Советском Союзе не было. Да, не в столь массовом порядке, как сегодня, но присутствовало все: и проституция, и наркомания, и алкоголизм, однако негатив этот не захлестывал общество, потому что комсомол с ним боролся. Люди, в том числе и известные, ходили по улицам без опаски, а сейчас полстраны охраной обзавелось...

В то время патрули и дружины дежурили, благодаря которым молодежь могла допоздна сидеть на лавочках на бульварах и в парках, ворковать в подъездах - никто не боялся монстров и маньяков (то есть, наверное, они были, но не в таком же количестве). Существовала и смертная казнь, которая карала закоренелых преступников, а что сейчас? Какой-то отморозок 18 женщин изнасиловал и замордовал, а ему пожизненный срок - да его на глазах у людей нужно растерзать по кусочкам!

С голливудской звездой Лайзой Миннелли

- Вы за возвращение смертной казни?

- Я? Абсолютно, потому что для убийцы, который поставил себя вне общества и вне закона, большего наказания нет. Да, человека может лишить жизни только Господь Бог, да, мы можем сокрушаться: «Как же так? Он такой был хороший», но когда негодяй, сволочь изнасиловал и убил будущую мать, которая должна была ребенка родить, а мы ему пожизненное даем, у меня в душе все переворачивается. Почему он, эта мразь, должен дышать одним с нами воздухом и отравлять все вокруг?

- Мало того, государство на него еще тратиться будет, десятилетиями содержать...

- Да, его же нужно кормить ко всему. Все это совершенно ужасные вещи, с которыми комсомол в свое время боролся. Ну кто сейчас может в Украине, в России, в Белоруссии - да где угодно! - бросить, как когда-то, клич: дескать, поехали на БАМ, на какую-то ГЭС, ГРЭС или другую ударную стройку? Нашу молодежь по политическим растащили квартирам, и с артистами, кстати, та же картина - платят им деньги лишь для того, чтобы объявить: а вот эти певцы за нас.

- Ну, представители шоу-бизнеса без зазрения совести умудряются вообще из квартиры в квартиру перебегать...

- А им все равно, по большому счету: платят - поют, потому что такие же непатриотичные, как и их сограждане. Комсомол все-таки заставлял молодежь более организованно жить и в какой-то степени проявлять лучшие человеческие качества. Вспомни войну - кто ее выиграл? У нас, например, есть маршал авиации Александр Николаевич Ефимов, так вот, звание Героя Советского Союза комсомольцу Ефимову присвоили на фронте, когда ему был 21 год, а в 22 года он получил вторую «Золотую Звезду» и стал дважды Героем. То же самое трижды Герой Иван Кожедуб...

- ...Александр Покрышкин...

- Это комсомол побеждал, так почему мы от него отказались? Теперь о пионерии. Пионер - слово, которое переводится очень просто...

- ...первый!

- Чем оно нам не угодило, почему не пришлось ко двору? Теперь отправляем детей на летний отдых в частном порядке, что-то для них на свой страх и риск придумываем, а в школе ситуация, о которой ты говорил: старшеклассники знать не знают Александра Матросова, Зою Космодемьянскую, и даже уже не в курсе, кто же такой Гагарин. Почему? Да потому, что ни пионерии нет, ни комсомола...

США, 70-е. Иосиф Кобзон, Евгений Леонов, Лев Лещенко и Владимир Винокур

«БАРАКУ ОБАМЕ Я СООБЩИЛ, ЧТО ГОТОВ НИКОГДА НЕ ПРИЕЗЖАТЬ В США»

- Иосиф Давыдович, вас по-прежнему не пускают в Соединенные Штаты?

- Увы. По этому поводу у меня были встречи с Владимиром Владимировичем, Дмитрием Анатольевичем, с министром иностранных дел России Сергеем Викторовичем Лавровым и с помощником президента по международным вопросам Сергеем Эдуардовичем Приходько, а когда в Москву приезжала госсекретарь США госпожа Хиллари Клинтон, ей в очередной раз задали вопрос: почему, на каком основании?

Дима, дискредитировать меня - это был политический заказ 1994 года...

- Автор известен?

- Давным-давно, только авторы - Коржаков и Рушайло. Это они заслали в Вашингтон дезинформацию, что я, дескать, занимаюсь наркотиками, продаю оружие странам Африки, с русской мафией связан...

- ...и не просто связаны - даже ее возглавляете...

- Вот именно. С тех пор кто только не пытался убедить американцев, что это клевета. Тот же Евгений Максимович Примаков доказывал Олбрайт, что я достойный гражданин своей страны, - действия это не возымело. В бытность министром иностранных дел России Игорь Сергеевич Иванов неоднократно беседовал с Колином Пауэллом - безрезультатно...

- ...поразительно!..

- ...а недавно я обратился с письмом к Бараку Обаме. Сообщил, что готов никогда не приезжать в США, но они же и членов моей семьи не пускают: ни супругу, ни детей - никого с фамилией Кобзон. Я написал Обаме: «Хотелось бы, чтобы вы восстановили справедливость». Ну хорошо, если бы даже какое-то преступление я совершил, прошло 15 лет, к тому же не раз говорил, что готов приехать в Америку, предстать перед судом и ответить на все вопросы, которые ко мне есть. Ну да ладно, Бог с ними!

С легендарным конферансье Борисом Бруновым и прославленной исполнительницей русского романса Изабеллой Юрьевой

- В одном из интервью вы сказали: «Я ненавижу государство Израиль - это реакционная страна, все время пресмыкающаяся перед Америкой». Чем же, простите, Тель-Авив провинился?

- Да вот этим - безропотным пресмыканием перед Соединенными Штатами. Кстати, на газету «Вашингтон пост», которая опубликовала обо мне в 94-м году клеветническую статью, я подал в суд и полтора года находился в судебной тяжбе...

- Это же она утверждала, что Иосиф Кобзон - царь русской мафии...

- ...в банду которого входят мэр Москвы Лужков, замминистра обороны Громов и банкир Гусинский.

- Крепкую сколотили вы банду!

- Как бы там ни было, в 96-м году по этой причине меня задержали в тель-авивском аэропорту - это неслыханный случай, когда с известным евреем в еврейском государстве так обошлись. Посол России Бовин тут же к Шимону Пересу бросился - он тогда был премьером! - и заявил, что это вопиющее безобразие. Тот созвал Кабмин и спросил: «На каком основании задержали Кобзона и посадили в камеру?»...

- В камеру?

- Ну, конечно: там, в аэропорту, есть такая - для предварительного заключения. Ему ответили: мол, американский файл утверждает, что он преступник. Шамир отрезал: «Это проблема Америки. У вас к нему претензии есть? Он законы Израиля нарушал?». - «Нет!». - «Визу получил?». - «Да». - «Немедленно извинитесь и выпустите». Когда меня освободили, я приехал в гостиницу, собрал журналистов и высказал то, что ты сейчас процитировал. «Ну, нельзя же так пресмыкаться, - сказал. - Мало ли что вообразила Америка! У меня могут быть свои взаимоотношения с этой страной, но вам-то до этого что?».

«СКАЖИ ФРЭНКУ СИНАТРЕ, ЧТО НАРОДНЫЙ АРТИСТ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ИОСИФ КОБЗОН ПОСЫЛАЕТ ЕГО НА...»

- Вас иногда уважительно называют нашим Фрэнком Синатрой...

- (Улыбается).

- Насколько я знаю, еще в советское время вы пытались пригласить этого легендарного певца в Союз...

- Точно, при Горбачеве, когда был народным депутатом СССР. Я тогда вывез в Соединенные Штаты на два года лучший наш цирковой коллектив, и проводивший эти гастроли импресарио Стив Либер попросил, если у меня есть такая возможность, походатайствовать перед Генеральным секретарем ЦК КПСС (тогда он не был еще президентом) о приглашении Фрэнка Синатры в Союз. По возвращении в Москву я обратился к Михаилу Сергеевичу. В его глазах Синатра был тем же, кем сейчас считают в Америке меня. Он переспросил: «Фрэнк Синатра? Это тот, что ли, который мафия?». Я попытался его переубедить: «Михаил Сергеевич, ну что вы журналистские вымыслы повторяете? Какой там он мафиози? Вы же дружите вроде бы с Рональдом Рейганом...

С бывшим руководителем Службы безопасности президента Ельцина Александром Коржаковым

- ...вот это и впрямь мафия!

- Синатра проводил его инаугурацию, это большой его друг». Горбачев на секунду задумался: «Ты так считаешь?». Потом оживился: «А-а-а, это тот, который тара-ра-ра-ра?» - и пропел до конца фразу. Я подтвердил: «Да!». Он кивнул: «Хорошо». Тут же помощника подозвал и распорядился: «Поговори с Кобзоном и оформи Фрэнку Синатре приглашение».

Мы написали достаточно лаконичный, скромный текст: «Уважаемый господин Синатра! В нашей стране ваше имя достаточно популярно, известно, вас любят и с удовольствием слушают. Вы не были в СССР никогда - приглашаем вас посетить Советский Союз».

Короче, посол наш в Америке Юрий Владимирович Дубинин пригласил импресарио Фрэнка в посольство и вручил ему это послание, после чего Стив Либер мне позвонил: «Все замечательно, спасибо, что вы это сделали» (Горбачев тогда был безумно популярен на Западе).

Чуть позже от Синатры мне было передано, что он готов приехать в Москву на один концерт со своим оркестром. Гонорар не нужен, а вот красная дорожка от самолета к зданию аэропорта, всем номера люкс (при том, что у нас тогда было всего две гостиницы относительно высокого уровня - «Метрополь» и «Националь») обязательны. Кроме того, мы должны были предоставить под его бенд скрипичную группу и обеспечить американцев соответствующим транспортом и питанием, а еще Фрэнк настаивал, чтобы выступление прошло непременно на Красной площади и чтобы в первом ряду сидели Михаил Сергеевич с Раисой Максимовной. Я сказал: «Стив, генсеком я не руковожу...

- ...пока...

- ...и не могу заранее обещать, придет он или нет, но если посчитает нужным, будет присутствовать». Объяснил, что мы готовы предоставить Синатре Кремлевский дворец съездов, а что касается Красной площади (тогда концерты у нас еще там не проводили), не знаю. Могу опять же задать вопрос, но на утвердительный ответ вряд ли есть повод рассчитывать - пусть поскромнее будет. Кроме того, один концерт финансово мы не потянем - может, он выступит еще в Ленинграде?

Это был первый проблемный пункт, но тут же возник второй. Стив сообщил, что у Фрэнка Синатры на вилле в Беверли-Хиллз есть мемориальный зал, в котором вывешены приглашения от коронованных особ и высокопоставленных персон - президентов, премьеров, начертанные теми собственноручно, поэтому он настаивает, чтобы и Горбачев написал ему лично. Выдержав паузу, я спросил: «Стив, а ты можешь наши матерные выражения перевести на английский?». Он уточнил: «У нас только одно есть - «fuck you». - «Вот от моего имени и передай его уважаемому коллеге».

В 94-м году «Вашингтон пост» опубликовала статью, в которой утверждалось, что Иосиф Кобзон — царь русской мафии, а московский мэр Юрий Лужков — один из ее членов

- По-моему, вы это сформулировали иначе: «Скажи Фрэнку Синатре, что народный артист Советского Союза Иосиф Кобзон посылает его на...».

- Да, так и сказал. Жаль, конечно, что все это сорвалось, - если бы Синатра приехал, это была бы яркая страница в его творческой биографии. Он впервые посетил бы самую главную восточную страну - Советский Союз, но артист этот шанс не использовал, а через какое-то время это уже потеряло смысл...

- Заранее простите, если вам этот вопрос неприятен, но бывший руководитель Службы безопасности президента России Ельцина Александр Васильевич Коржаков сказал мне, что Борис Березовский настойчиво уговаривал его вас... убить. В свою очередь, Борис Абрамович заявил мне, что это неправда: Кобзона он не заказывал и вообще очень любит. Кто же из них лжет?

- Могу только одно сказать: когда пресса сенсационное признание Коржакова насчет Березовского обнародовала, я сразу спросил: «Минуточку! Почему олигарх, задумав убить Кобзона, обратился именно к Коржакову - что, Коржаков - киллер? Согласитесь, в таких случаях нанимают соответствующего специалиста, а не действуют через руководителя охраны президента, поэтому это какая-то чушь - в такие истории я не верю».

Через день мне Борис Абрамович позвонил: «Старик, ты читал? Читал?». - «Ну да!» - говорю. «И что ты по этому поводу думаешь?». - «Ты знаешь, Боря, не хочу ничего думать. Выясняйте отношения между собой, а меня оставьте в покое. Хотели - не хотели... Спасибо, что не убили».

Развивать эту тему дальше я не хочу, но не думаю, что Коржаков говорил тебе правду, - не вижу логики. Березовскому я не соперник ни в чем - ни в бизнесе, ни по служебной линии, ни в личной жизни: какой смысл был ему меня убирать?

«ПО СЛОВАМ БЫВШЕГО МИНИСТРА МВД РОССИИ ДУНАЕВА, КОРЖАКОВ НЕОДНОКРАТНО ПРОСИЛ У НЕГО - НЕТ, ТРЕБОВАЛ! - МЕНЯ ПОСАДИТЬ»

- Тем не менее ваши друзья-афганцы нашли даже киллера, который должен был вас застрелить...

- Да, это правда, и об этом можно уже говорить. Подробности мне в свое время Руслан Султанович Аушев рассказал. Задание меня убрать дали офицеру ГРУ некоему майору Беляеву, но это не значит, что он выхватил пистолет и давай стрелять. Как мне объяснили, такие люди долго за предполагаемой жертвой наблюдают, выслеживают, куда человек ходит, чтобы оставить как можно меньше следов. Когда, уже получив задание, Беляев пришел домой, его отец-фронтовик по чистой случайности завел разговор о моих песнях, о том, что он мой поклонник... Допускаю, что эта романтическая история какими-то придуманными подробностями обросла, но, насколько я знаю, Беляев отправился на службу и сказал, что выполнить этот приказ не может. Мне и генерал Дунаев то же самое говорил...

- Бывший министр внутренних дел России?

- Да, Андрей Федорович, царствие ему небесное! Он, когда отсидел за участие в обороне Белого дома осенью 93-го, пришел ко мне в офис (тогда еще в гостинице «Интурист») и просил помочь с трудоустройством. Попутно разоткровенничался: Коржаков, дескать, неоднократно просил у него - нет, требовал! - меня посадить. «Я, - вспоминал Дунаев, - поинтересовался: «За что?». - «А ты найди!» - и весь сказ. Доходило, по его словам, до скандала. Коржаков из себя выходил: «Я спрашиваю, когда ты Кобзона посадишь?». Он ответил: «Было бы у меня хотя бы два Кобзона, одного бы я посадил, а так»... Я, когда это услышал, опешил: «Какой цинизм!», а Дунаев только руками развел: «Ну вот в таких условиях я находился».

«Березовскому я не соперник ни в чем — ни в бизнесе, ни по служебной линии, ни в личной жизни. Какой смысл был ему меня убирать?»

- Первый президент России Борис Ельцин множество неприятностей вам доставил - вы его простили, покойного?

- Знаешь, недавно я был с супругой на приеме в Кремле, и там же присутствовали Наина Иосифовна с Галей (точнее, с Галиной Борисовной) Волчек. Когда мы уже расходились и подошли попрощаться, Наина Иосифовна вдруг сказала: «Нелечка, я вам как женщине признаться хочу, что очень переживаю из-за того, что Борис Николаевич с предубеждением относился к вашему мужу, но знали бы вы, сколько гадостей ему рассказывал о нем Коржаков, - видимо, поэтому и была такая реакция. Я понимаю, что это неправда, и с огромным уважением к Иосифу Давыдовичу отношусь, мне очень жаль, что так все случилось». Вот так, Дима, но что уж теперь поделаешь? Я многое претерпел: и в прессе, и в жизни - ладно...

- Директор киноконцертного зала «Октябрьский» Эмма Васильевна Лавринович рассказывала мне недавно, как изысканно вы пошутили, когда туда приехал в ту пору еще президент Путин...

- Ну, не скажу, что изысканно пошутил... Был просто концерт, посвященный очередной годовщине снятия блокады. На торжественное мероприятие, которое проходило в три часа дня в «Октябрьском», пригласили множество коллективов и исполнителей, а я выступал на открытии этого зала, когда его только построили, и с тех пор мы с Эммой Васильевной много лет дружим.

Она ко мне подошла: «Иосиф, ни одной свободной гримерки нет - все под завязку забито. Не будешь возражать, если мы тебя и Сашу Розенбаума определим в кабинет моего зама?». - «Да какая мне разница, где переодеваться? - ответил. - У зама так у зама, а почему ты к себе не зовешь?». Она смутилась: «Я не могу... Скажу по секрету: у меня будет Владимир Владимирович переодеваться».

Кабинеты ее и зама между тем один от другого буквально в пяти метрах. В начале концерта я выступал с «Песней о Ленинграде», в середине должен был исполнять «Балладу о пожарных» и в конце собирался с Ларисой Долиной выйти, а Сашин номер был как раз между моим первым и вторым выступлением. Сидим мы с ним, мирно беседуем. В кабинете зама работает телевизор, по которому как раз этот концерт транслируют, и когда в выпуске новостей показали, что наш уважаемый президент возлагает в этот момент цветы на Пискаревском кладбище, я понял, что его не будет. Эмму подначивал: «Ну что ты там говорила, будто у тебя президент будет? По телевизору показали, что Путин сейчас Петербург объезжает». Она плечами пожала: «Не знаю - мне сказали, приедет». В общем, уже и Саша отпел, и я второй раз отработал - дальше сижу, смотрю телевизор. Когда до финала с Ларисой осталось уже номера три, решил: «Пойду-ка я за кулисы, спокойно там подожду»...

Выхожу - в коридоре мальчики в черных костюмах выстроились по бокам и полпред президента в Северо-Западном округе Илья Клебанов стоит. Мы поздоровались, и хотя к нам никто в кабинет не входил, не проверял ничего, как это обычно делается, по антуражу я понял уже, что к чему. «А где президент?» - спрашиваю, и Клебанов показывает на туалетную комнату. В это время дверь сортира открывается и выходит Владимир Владимирович. «О! Здрасьте, Иосиф Давыдович, - и так потирает ладони. - Извините, руки не подаю, мокрые». Естественно, я тут же спросил: «Кого мочили?». Он рассмеялся: «Хорошая шутка - буду ее всем пересказывать». Вот такая была история... Путин очень живой и с хорошим чувством юмора человек.

P. S. За содействие в организации интервью редакция «Бульвара Гордона» благодарит киевский ресторан «Централь».

(Окончание в следующем номере)



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось