В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Трудно быть богом

Петр МАМОНОВ: «Прекрасно живем, хватит ныть уже!»

Наталия ДВАЛИ. «Бульвар Гордона» 15 Апреля, 2010 21:00
Главный юродивый российского панк-рока, культовый музыкант и актер выступил в Киеве
Наталия ДВАЛИ
В украинскую столицу лидер культовой панк-рок-группы «Звуки Му», отец-основатель советского андеграунда, бывший алкоголик и наркоман, а ныне истовый верующий Петр Мамонов приехал в Светлую Пасхальную Седмицу. Готовясь к выходу, Петр Николаевич, как обычно, трижды перекрестил сцену, перекрестился сам и лишь после этого предстал перед публикой. Предстал, надо сказать, в на редкость благостном расположении духа: бросался стульями, запутался в шнуре от микрофона, едва не угробил собственную электрогитару, а в конце полуторачасового выступления вдруг уселся на край сцены и задушевно пообщался с народом.

Искренне сочувствую трем женщинам средних лет, сидевшим рядом со мной в партере. Очевидно, дамы соблазнились красочной афишей и шли на творческий вечер известного актера Петра Мамонова, но, не пережив культурного шока, в спешке покинули зал спустя 20 минут после начала концерта.

Афиша, отдадим должное организаторам гастролей, действительно получилась очень живописной: лицо Мамонова было рассечено пополам, первая половина - Петр Николаевич в роли кровавого самодержца Ивана Грозного из фильма Павла Лунгина «Царь», вторая половина - Петр Николаевич в роли святого старца отца Анатолия из фильма Павла Лунгина «Остров». Обе фотографии венчала надпись: «Петро Мамонов у новiй програмi «Великое молчание вагонов метро».

Не сомневаюсь, что процентов 10 публики, случайно попавшей на концерт Мамонова, тут же связали название программы с недавними взрывами в московском метро. Те же, кто более-менее знаком с творчеством главного российского рок-юродивого, прекрасно знают: Петр Николаевич содержанием собственных афиш особо не интересуется, а потому в свой последний приезд читал и пел то же, что и в предпоследний, и в предпредпоследний.

Так что нынешнее выступление Мамонова, как и в прошлые годы, сплошь состояло из старых хитов вроде «Муха - источник заразы», «Серый голубь», «Зима», «Крым» и так далее. Из знакового альбома семилетней давности «Великое молчание вагонов метро» (Мамонов начитал собственные поэтические строки под шум поездов метрополитена) прозвучало лишь несколько композиций.

Несмотря на новую старую программу, оторвать взгляд от сцены было по-прежнему невозможно. 59-летний Петр Николаевич, как и 30 лет назад, демонстрирует совершенно первобытный, животный, даже звериный драйв: бьется в припадках контролируемой эпилепсии, корчит рожи, хрюкает и мычит, обливается потом и жутко улыбается беззубым ртом. И все это под два-три гитарных аккорда и абсурдистские тексты вроде: «Ночью мне поет Кобзон, не пойму, где я, где он. Ночью белый туалет черной жидкостью согрет. Белый туалет».

Публика то замирала от ужаса, то приходила в неописуемый восторг. Не зря культовый английский музыкант и продюсер Брайан Ино окрестил Мамонова «клоуном, в которого вселился дьявол». «Я вас развлекаю, родные мои», - блаженно улыбаясь, объяснил киевлянам рокер.

Вообще, Петр Николаевич в этот раз был, как никогда, добродушен, несмотря на то, что, войдя в раж, неудачно отшвырнул стул и зацепил собственную гитару. Инструмент тоскливо забренчал. «Анатолий Николаевич, - обратился Мамонов к кому-то за режиссерским пультом, - настрой гитарку».

Пока Анатолий Николаевич менял струны, лидер «Звуков Му» решил осчастливить публику своими одностишьями. «Может, кто не знает, - предупредил рокер, - я вообще-то писатель». После чего в зал посыпались сентенции. Для женщин: «Муж - спокойный, добрый и веселый человек», для мужчин: «Выпили? Давай закурим! Покурили? Наливай!», для всех: «Смерть - и не надо больше ничего покупать».

В конце вечера музыкант неожиданно решил просто поговорить. Публика выкрикивала вопросы («Петр Николаевич, как зовут вашего внука?», «Петр Николаевич, а где вы сейчас снимаетесь?»), а Мамонов, сидя на краешке сцены, опять вещал о Боге: «Вот я вышел к себе во двор (в середине 90-х Мамонов переселился в деревню и ударился в религию. - Авт.), а Господь мне небо - р-р-р-аз! - и такое. В другой раз вышел - два! - и другое. Какая там 3D-графика? И мечта у меня одна: быть пусть последним, но с Богом. Чтобы Он сказал: мол, и то с тобой было, и здесь нагрешил, но ведь ты, Петенька, старался, так что заходи. И дверь бы за мной закрылась».

Напоследок Мамонов истошно выкрикнул: «Прекрасно живем, хватит ныть уже!» - и скрылся за кулисами.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось