В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
В когтях у сказки

Экс-заведующий актерским отделом киностудии имени Горького актер Сергей НИКОЛАЕВ: "Роу относился к главной Бабе-яге Советского Союза Георгию Милляру как к сыну. Вот и решил его в 60 лет женить..."

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 17 Апреля, 2006 21:00
100 лет назад родился великий киносказочник Александр Роу
На сказках Александра Артуровича Роу выросло уже несколько поколений. Художественный и технический уровень его картин по тем временам хваленому Голливуду и не снился. Чтобы их снимать, надо быть не только очень добрым человеком, но еще и волшебником.
Людмила ГРАБЕНКО
На сказках Александра Артуровича Роу выросло уже несколько поколений: "Василиса Прекрасная", "Конек-Горбунок", "Кощей Бессмертный", "Новые похождения Кота в сапогах", "Марья-искусница", "Королевство кривых зеркал", "Морозко", "Огонь, вода и медные трубы", "Варвара-краса, длинная коса", "Золотые рога", "Вечера на хуторе близ Диканьки"... Художественный и технический уровень его картин по тем временам хваленому Голливуду и не снился. Чтобы их снимать, надо быть не только очень добрым человеком, но еще и волшебником. В марте 2006 года великому сказочнику исполняется 100 лет. К сожалению, почти не осталось людей, которые могли бы рассказать о том, каким он был. А вот бывший заведующий актерским отделом киностудии имени Горького Сергей Николаев не только работал, но и дружил с Александром Роу.

"ПОНАБИРАЛИ ЗАСРАНЦЕВ, - ВОЗМУТИЛСЯ РЕЖИССЕР. - РАБОТАТЬ НЕКОМУ"

- Я начинал свою кинематографическую карьеру с нуля, - рассказывает Сергей Сергеевич. - Пришел на студию Горького простым рабочим, в одной бригаде со мной работал Боря Грачевский, ставший впоследствии главным ералашником страны. Летом меня отправили работать вожатым в пионерский лагерь, в котором отдыхали дети сотрудников студии. Там меня и увидела бессменная ассистентка Александра Артуровича Роу Надя Сорокоум. "Смотрите, какой колоритный парень", - сказала она Роу, когда тот привез в лагерь свою сказку "Огонь, вода и медные трубы".

Александр Артурович меня запомнил, у него вообще была феноменальная память. И через год, весной 69-го, приступая к работе над картиной "Варвара-краса, длинная коса", пригласил попробоваться на роль "упитанного, но невоспитанного" царского сына. Вместе со мной пробы проходили пятеро профессиональных актеров, но Роу выбрал меня. Интересно, что после того, как я сыграл у Роу, меня выбрали секретарем комсомольской организации киностудии. Александр Артурович шутил: "Вот я Серегу снял в роли царского сына, так его сразу же в начальники выдвинули!".

- Наверное, снимать сказки может только очень добрый человек? Слышала, что он не сердился никогда...

- Всякое бывало. Мог пошуметь, покричать, но уже через 10 минут обо всем забывал. Один раз его недовольство коснулось и меня.

Почти все свои картины Роу снимал в подмосковной деревеньке Гигирево, которую из-за этого даже переименовали в ГигиРоу. Там проходили и съемки "Варвары-красы". В Москве же как раз начался Международный кинофестиваль. И так мне хотелось туда попасть, конкурсные фильмы посмотреть! Мы как раз сняли эпизод, в котором моего героя кормят манной кашей, и несколько дней никаких съемок с моим участием не намечалось. Вот я удрал, что называется, в самоволку.

Дня через три звоню домой, и брат мне говорит: "Немедленно возвращайся в Гигирево, тебя Роу разыскивает, с роли хочет снимать!". Я, ни жив ни мертв, бросаюсь туда. А мы с Александром Артуровичем жили в доме на два хозяина: с одной стороны - он, с другой - я. Пришел, дрожу весь. А на улице лето, жарко, - Роу по веранде в трусах и майке ходит. Сердитый!

Елена Григорьевна, супруга его, чаю нам принесла. Сел он рядом со мной и спрашивает: "Ну, дорогой мой, почему ты уехал?!". - "Александр Артурович, - говорю, - у меня же дни свободные были!". - "У тебя без моего разрешения никакой свободы быть не может! Что, артистом себя вообразил?! Да я тебя сейчас выгоню, все твои сцены за один день пересниму, а ты иди фестивалить дальше!". Сильно кричал! Но уже через несколько минут смеялся.

Оказывается, едва я уехал, он сразу же меня и хватился - послал Надю искать. А та узнала, что меня нет, и решила прикрыть: сказала, что я в туалете. На следующий день Роу снова искал, и она ничего лучше не придумала, как сказать, что я... там же. "Понабирали заcранцев, - возмутился режиссер, - работать некому!". Только на третий день он понял, что меня нет. Ну и началась вся эта эпопея с моим увольнением...

- А как сказочник вообще работал с актерами?

- У него была редкая для современных режиссеров особенность: он всегда знал, чего хочет. Для каждой картины Роу готовил огромной альбом, в котором был расписан и зарисован каждый кадр: где будет крупный план, где общий, где "восьмерочка". Знаете, что это такое? Когда два человека в кадре разговаривают, то сначала снимают одного, а потом - второго. Вообще-то, съемочная площадка - место безалаберное, но у Александра Артуровича всегда был идеальный порядок. Эпизоды, на которые у других режиссеров уходил день, он снимал за полтора-два часа.

Кстати, последнюю сказку Роу доснять не успел, умер. Так режиссер Васильев, которому она досталась "в наследство", все доделал по альбому, который ему отдала Елена Григорьевна...

- У каждого режиссера есть актеры, которых он снимает из фильма в фильм, а у Роу вся съемочная группа почти не менялась. Почему?

- Говорят, одного французского короля как-то спросили: "Ваше высочество, почему в вашей свите так много недалеких людей?". И он ответил: "Я не люблю дураков, но мне еще более противны новые лица!". Не могу сказать, что в окружении Александра Артуровича были дураки, но новые лица ему тоже не нравились. Много лет он дружил (и естественно, снимал их в своих картинах) с главным Дедом Морозом страны Александром Леопольдовичем Хвылей, сыгравшим главную роль в "Морозко". В его команду входили и бывший актер Театра оперетты Леонгаров, Аркадий Михайлович Цинман и Лев Иосифович Потемкин. Роу их очень любил, они и вне работы встречались, но когда касалось съемок, был крайне требователен и к своим друзьям.

Помню, на "Варваре-красе" был случай, когда им от него здорово досталось. В кино, как и везде, существовала своя финансовая кухня. Так, если у актеров второго плана в течение месяца был хоть один съемочный день, они получали полную ставку, если не было ни одного - только половину. И так получилось, что вся эта компания целый месяц не снималась. Вот Роу и решил сделать доброе дело - устроить для них съемочный день. Он, естественно, не был нужен, в картину потом не вошел, но в ведомости на зарплату можно было поставить галочку. И вот все пришли, а Хвыля опаздывал. Наконец появился - с фотоаппаратом. Александр Артурович страшно возмутился: "Что это у нас тут за фотокорреспонденты ходят?! Вы что, уважаемый, на экскурсию явились?!".

Очень любил он снимать и Веру Алтайскую, которая в "Морозко" играла Мачеху, а в "Варваре" - Старушку-веселушку...

- Но, наверное, самым любимым его актером был все-таки Георгий Милляр, он же - главная Баба-яга страны?

- По возрасту они были приблизительно равны, но Роу относился к Милляру как к сыну. Георгий Францевич был настолько неустроенным, неприкаянным, что сразу же возникало желание его опекать. Холостой мужчина в 60 с лишним лет всегда неухоженный, вот Роу и решил его... женить. Нашел пожилую женщину, Марью Васильевну, она была соседкой Милляра, и свел их. А на свадьбе сказал: "Вот теперь я за Юру (Роу называл Георгия Францевича Юрой) спокоен. Жена его и покормит, и постирает, и погладит, и приглядит. В общем, возьмет в ежовые рукавицы - у нее не забалуешь!". И ведь угадал. Милляру действительно хорошо жилось с этой женщиной, можно даже сказать, что он был по-своему счастлив.

- А как он выбирал актеров на главные роли?

- Да по-разному! Александр Артурович очень хотел снять Таню Клюеву - увидел в детском боевике "Акваланги на дне" и просто загорелся. Но когда снимал "Огонь, воду и медные трубы", она была еще очень маленькой для роли Настеньки. Зато потом сыграла главную роль в фильме "Варвара-краса, длинная коса".
"ЛЕША КАТЫШЕВ НЕ ДОЛЖЕН НИКОГО ВИНИТЬ, ОН СВОЮ СУДЬБУ СДЕЛАЛ САМ"

- Кажется, после этой картины она больше и не снималась?

- Снималась, но очень мало: в сказке "Самый сильный" на Свердловской киностудии, потом что-то играла на киностудии имени Довженко. Таня вышла замуж за морского офицера, уехала жить в Севастополь. У нее очень хороший сын, да и вообще все сложилось хорошо. Но, конечно, при ее внешности и фактуре (это сейчас она большая, полная женщина, а когда-то была красавица!) могла бы работать гораздо больше. Но для этого, наверное, надо было остаться в Москве.

- А вот у другого актера Роу - Алексея Катышева - судьба сложилась плачевно: он, по сути дела, стал бомжом.

- Мне неприятно, что он свои обстоятельства так пропагандирует. Его и на "Большую стирку" в Москву привозили, и в "Московском комсомольце" большое интервью было. Мне кажется, Леша не должен никого винить, он свою судьбу сделал сам. Название сказки "Огонь, вода и медные трубы", в которой он сыграл главную роль, стало для него пророческим. Испытания медными трубами, а проще говоря, славой, Катышев не выдержал. Теперь говорит, что, если бы жив был Роу, у него все сложилось бы иначе: он поступил бы в институт, больше снимался. Это не совсем правда! Да, Александр Артурович действительно очень его любил. После фильма "Огонь, вода и медные трубы". Лешу в армию забрали, так Роу для съемок в новой картине его оттуда вытащил, что по тем временам было очень непросто. А парень даже десятилетку не окончил, у него было всего восемь классов образования. О каком институте могла идти речь?

- В сказках Александра Артуровича играет много животных.

- Это его, как сказали бы сейчас, ноу-хау. В каждой его картине было множество таких эпизодов. Роу их придумывал, а работал с животными замечательный дрессировщик Алексеев. Как он это делал, не знаю, но кошки у него залезали в кринку со сметаной, кролики били лапками по пню, как по барабану, а медведи танцевали. Осел, на котором я ездил в "Варваре-красе", был из "Уголка Дурова". Между прочим, на редкость умное животное.
"ВСТАЛ МАЛЬЧИК И СКАЗАЛ: "ДЕД, КОНЧАЙ П...ТЬ, ЛУЧШЕ "БАРЫНЮ" СПЛЯШИ!"

- Мне всегда казалось, что эпизоды с животными снимались с использованием комбинированных съемок и анимации.

- Боже упаси! Не было тогда таких технологий. Даже голубям делали специальные головки в виде корон, а потом учили их в этих "набалдашниках" летать. Что же до комбинированных съемок, то иногда операторы что-то... дорисовывали. Например, пещеры, по которым бежит мой герой, или подводное царство.

- А как же рука, которая высовывается из воды со словами: "Должок!"?

- Да просто сажали в колодец человека, надевали на него эту руку, и он ее по команде высовывал. Просто, как все гениальное! Но вообще-то, Александр Артурович предпочитал естественные декорации. Например, "Морозко" снимали на Кольском полуострове - Мурманск, Кировск. А летнюю натуру, кроме ГигиРоу, еще и в Ялте, там есть желтые скалы, которые долго называли "скалами Роу".

- Роу можно назвать главным сказочником Советского Союза?

- Я уверен, что так оно и было. Хотя более обласкан властью был, пожалуй, его главный конкурент Птушко (Роу был народным артистом РСФСР, а Птушко - народным СССР). Александра Артуровича это обижало. Конечно, он не жаловался, только иногда позволял себе высказать что-то в приватных разговорах. На людях они относились друг к другу очень хорошо, а уж что там было у каждого в душе, знали только они сами.

- А почему так происходило, что одного выделяли больше?

- Наверное, потому что Роу был режиссером студии Горького, а главной киностудией страны все-таки считался "Мосфильм". И у Птушко, который там работал, было гораздо больше возможностей. А может, считалось, что его героические былины типа "Садко" важнее для страны, чем сказки. А призами на международных кинофорумах отмечали обоих, "Садко" произвел фурор на Венецианском фестивале, и "Морозко" там тоже отметили: Александр Артурович получил за эту картину главный приз - "Золотого льва Святого Марка". Кстати, несколько лет назад на Московском кинофестивале в небо символически запускали огромные воздушные шары с портретами выдающихся кинематографистов, ушедших из жизни. Так вот, ни Роу, ни Милляра там не было...

- Александр Артурович никогда не рассказывал, почему из всех киношных жанров он выбрал именно сказку?

- Он родился в совершенно дивном, патриархальном волжском городке Юрьевец, где впоследствии появился на свет и Андрей Тарковский. Вскоре семья переехала в Загорск. А там церкви, старинные дома с резными деревянными наличниками! Он вспоминал, что в детстве все вокруг ему напоминало сказку. Наверное, отсюда и его желание работать именно в этом жанре. Между прочим, до него сказки никто не делал. Поэтому, когда он начал снимать "По щучьему велению", картина эта поначалу должна была быть пробной, короткометражной. Но потом начальство посмотрело отснятый материал, и он настолько всем понравился, что Роу разрешили делать полный метр.

- А с детьми, для которых, собственно, он и снимал свои картины, общался?

- Режиссер это дело обожал! И в пионерских лагерях выступал, и в школах. Причем не только сам ездил на различные творческие встречи, но и всех нас за собой возил. У Александра Артуровича был такой звенящий, резкий голос, когда он начинал говорить, все невольно вздрагивали. Но рассказывал очень интересно. А вот артист Хвыля очень любил нравоучения. "Ребята, - говорил Александр Леопольдович, - мы вам привезли новую сказку. А вы должны хорошо учиться, слушать своих родителей и любить родину!". И вот в каком-то сибирском городке произошел потрясающий случай. В зале встал мальчик лет 12-ти и сказал: "Дед, кончай п...ть, лучше "Барыню" спляши!".

- Нормально!

- Ну достал он ребенка! Все, кто стоял в тот момент на сцене, начали, давясь от хохота, уползать за кулисы. И только сам Хвыля не растерялся и сказал: "Наверное, этот мальчик не любит родину и не слушает своих родителей!".

- У Роу была большая семья?

- "Семья-то большая, да два человека" - он и его жена Елена Григорьевна, которая повсюду за ним ездила. Но это была вторая супруга Роу, с первой он развелся еще в молодости. Она была актрисой, работала в каком-то ленинградском театре и в Москву к мужу переезжать не собиралась. Знаю, что там была дочь и внук, сейчас ему, наверное, уже лет 35. С Александром Артуровичем они почти не общались.

- А какие-то человеческие слабости у знаменитого сказочника были?

- Если вы имеете в виду напитки, отвечу: чай очень любил. Узнал об этом, когда впервые поехал с Роу с творческими вечерами на север России. Я тогда впервые в СВ-вагоне проехал, да еще нас с ним поселили в шикарном номере. И в три часа ночи Александр Артурович меня разбудил: "Серега, вставай!". Я спросонья не сразу понял, что к чему, а оказывается, пора чай пить.

- И что, как Фрося Бурлакова, шесть стаканов подряд?

- Две-три чашки - обязательно, да с вкусными конфетками! Кстати, Михаил Иванович Пуговкин тоже большой поклонник этого напитка. На съемках, как только начинался перерыв, Пуговкин всегда говорил: "Надо заварить "чайковского"!". И они с Роу шли гонять чаи.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось