В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Дым отечества

Бывший начальник отдела внутренних дел Припятского горисполкома полковник милиции Анатолий ТАЛАЛАЙ: «Сразу после взрыва директору ЧАЭС Виктору Брюханову позвонили из «Киевэнерго» и спросили, почему упало напряжение в сети. Тот бодро отрапортовал: «У нас здесь небольшой пожар— сейчас потушим...»

Татьяна ЧЕБРОВА. «Бульвар Гордона» 26 Апреля, 2012 21:00
26 апреля исполняется 26 лет со дня самой страшной техногенной катастрофы ХХ века
Татьяна ЧЕБРОВА
Можно только гадать, агония ли умирающего СССР спровоцировала Чернобыльскую трагедию или ядерное лихо в конце концов привело к распаду Союза Нерушимого. Как известно, ночью 26 апреля 1986 года, в 01.23, на Чернобыльской АЭС взрывом был разрушен 4-й реактор и в атмосферу попало 190 тонн радиоактивных веществ. По официальным данным, 31 человек погиб в течение первых трех месяцев после аварии, отдаленные последствия облучения стали причиной гибели от 60 до 80 человек, 134 человека перенесли лучевую болезнь той или иной степени тяжести, более 115 тысяч человек из 30-километровой зоны были эвакуированы. Неофициальные же источники оперируют совсем другими цифрами (десятками, сотнями тысяч пострадавших). В документальном романе Аллы Ярошинской «Чернобыль. Большая ложь», опубликованном год назад в Москве и в США, публицист и лауреат Альтернативной Нобелевской премии The Right Livelihood Award Foundation пишет: на секретных совещаниях председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей Громыко говорил о «последствиях малой войны», а Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев сравнивал их с «использованием оружия массового поражения»...В советском докладе, сделанном в МАГАТЭ в августе 1986 года, вина «за Чернобыль» была возложена на персонал и руководство станции: рискованный эксперимент, отключение исправных технологических защит, замалчивание масштаба случившегося... Но в 1991 году комиссия Госатомнадзора СССР заключила: «начавшаяся из-за действий оперативного персонала Чернобыльская авария приобрела катастрофические масштабы вследствие неудовлетворительной конструкции реактора РБМК-1000». Академик Валерий Легасов, член правительственной комиссии по расследованию причин и ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, утверждал: «Были допущены, по крайней мере, три крупных конструкторских просчета, главный из которых - отсутствие системы аварийной защиты, работавшей независимо от оператора»...

Существовали также многочисленные альтернативные версии случившегося ровно 26 лет назад, включая совершенно фантастические: «мощное локальное землетрясение», «искусственная шаровая молния, которая проникла в активную зону реактора и вывела его из штатного режима», «диверсия с применением пучкового оружия, установленного на искусственном спутнике Земли»...

Академик Валерий Легасов, покончивший с собой в 1988 году, писал по поводу причин аварии на ЧАЭС: «Были допущены, по крайней мере, три крупных конструкторских просчета, главный из которых — отсутствие системы аварийной защиты»

Мой собеседник - полковник милиции Анатолий Талалай в 1980-1983 годах возглавлял отдел внутренних дел Припятского горисполкома. О том, что привело к чернобыльской беде, ему известно не с чужих слов. Анализировать же ситуацию Анатолий Дмитриевич умеет - в начале карьеры работал в отделе убийств уголовного розыска Васильковского РОВД, где его руководителем был Николай Поддубный - впоследствии генерал-лейтенант милиции, первый начальник отдела по борьбе с организованной преступностью в Киеве и в Украине, бывший начальник ГУВД Киева и заместитель министра внутренних дел Украины, экс-замдиректора Национального бюро расследований и Управления «К» СБУ. О том, что видел и знал, Талалай написал в своей книге «Имя звезды - Чернобыль».

«КАТАСТРОФА ПРОИЗОШЛА ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ПЕРВЫЕ СЕКРЕТАРИ ПРИПЯТСКОГО ГОРКОМА И КИЕВСКОГО ОБКОМА НЕ ДОБИВАЛИСЬ УСТРАНЕНИЯ НЕПОЛАДОК ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЧАЭС»

- Анатолий Дмитриевич, даже сейчас, когда события самой страшной техногенной катастрофы ХХ века расписаны чуть ли не поминутно, далеко не на все вопросы получены однозначные ответы.

- Думаю, исчерпывающе о Чернобыльской катастрофе не сможет рассказать никто и никогда. Я согласен с классиком: правдиво историю повествуют лишь очевидцы, остальные фальсифицируют ее и лгут. Я взялся за перо, потому что многое забывается, люди уходят, документы пропадают. Если столько нынешних уголовных дел теряется при передаче от милиции в прокуратуру, из прокуратуры - в суд, что уж говорить о материалах преступлений, срок давности которых давно прошел...

Как юрист высшей квалификации я имел доступ к секретным документам - КГБ и секретных отделов, существовавших в горисполкоме и горкоме партии. Из докладных записок кагэбистов знал, например, что на строительство 3-го и 4-го реакторов присылались материалы (кирпичи, трубы, цемент) не нужных марок, а более дешевые. Так что понимал еще в начале 80-х: тотальная безответственность высоких начальников и простых исполнителей, привычка все делать на авось не могла в конечном счете не привести к большой беде...

Думаю, журналистку Любовь Ковалевскую, которая в своих статьях в местной газете «Трибуна энергетика» писала о непорядках на ЧАЭС и тоже предвидела катастрофу, от мести местечковых бонз спасла только неразбериха, вызванная аварией.

Подсудимые по делу об аварии на Чернобыльской атомной электростанции: директор ЧАЭС Виктор Брюханов, заместитель главного инженера Анатолий Дятлов, главный инженер Николай Фомин во время судебного процесса, июль 1987 года

Фото «РИА Новости»

- Ее могли устранить физически?

- Не сомневаюсь...

Мне не раз пытались заткнуть рот, чтобы я не докладывал в Киев о беспределе местной знати, о том, как разворовывалась государственная собственность. Упрекали, мол, выношу сор из избы, хотя горисполком и горком партии сами могут искоренить нарушения. Однако на должность меня назначало МВД, потому я и докладывал в свое ведомство, пытался предотвратить не только преступления, но и возможные аварии на строительстве растущей атомной станции (до сих пор считаю: основная функция милиции не карательная, мы обязаны преступления предотвращать)...

Местные власти боролись со мной как могли, пытались прорабатывать по партийной линии, с их подачи меня заслушивали на бюро Киевского обкома партии...

- Когда судили руководство ЧАЭС, тогдашний директор станции Брюханов оправдывался: «Не я виноват, а система». Об этом же говорил незадолго до самоубийства, совершенного во вторую годовщину аварии на ЧАЭС, академик Валерий Легасов...

- Думаете, он повесился, проявив малодушие? По-моему, размышления, которые он записал на пять аудиокассет незадолго до рокового шага, - очень мужественный шаг.

Я убежден: катастрофа произошла из-за того, что первые секретари Припятского горкома и Киевского обкома (их фамилии хорошо известны) не добивались устранения недостатков при строительстве и эксплуатации ЧАЭС...

Припять, 26 апреля 1986 года. «Брюханов сразу же попытался получить разрешение на эвакуацию населения Припяти, но безуспешно»

- Как известно, уже утром 26-го Совет Министров СССР создал правительственную комиссию по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС во главе с зампредсовмина Борисом Щербиной...

- А припятское начальство, едва узнав о взрыве 4-го энергоблока, ни свет ни заря на собственных автомобилях, заправленных государственным бензином, вывезло свои семьи в Киев. То есть в самые критические часы - примерно до 11 утра - первые руководители города в Припяти отсутствовали. На хозяйстве оставался зампредседателя горисполкома Александр Эсаулов, но он возглавлял финотдел горисполкома и, конечно, не был специалистом по чрезвычайным ситуациям.

Какое-то время ни первый секретарь Припятского горкома партии, ни тем более партаппаратчики рангом ниже никаких решений не принимали, считая, что их задача - идеологическая работа, а ликвидировать аварию должны хозяйственники, то есть руководители ЧАЭС и горисполкома...

Брюханов сразу же попытался получить разрешение Щербины на эвакуацию населения Припяти, но безуспешно, хотя к 15 часам было достоверно установлено: реактор разрушен, из него в атмосферу поступают огромные количества радиоактивных веществ.

В конце дня 26 апреля во все райотделы МВД Украины поступили шифрограммы об аварии. Я тогда уже работал заместителем начальника милиции в Белой Церкви, куда меня направили после окончания Академии МВД СССР в Москве. Начальник мне сказал: «В Припяти ты все знаешь, так что грузи людей в автобусы». Выделили в мое подчинение 40 милиционеров, а на чем ехать - непонятно, ведь у директора автопредприятия был законный выходной.

Сборы растянулись до ночи. На дорогах - пробки, заторы, так что мы прибыли под утро. Неразбериха царила страшная. Никто не решался дать указание начать эвакуацию. Настоящая трагедия, что окончательное решение о вывозе припятчан из города приняли только на следующий день, пообещав - в свои квартиры они смогут вернуться буквально через пару суток...

- Секретарь по идеологии Припятского горкома партии Галина Трянова назвала эту заведомо неправдивую информацию ложью во спасение, пояснив корреспонденту нашего еженедельника, что правда сорвала бы эвакуацию: «В Припяти люди жили богато, у них были ковры, посуда - кинулись бы вывозить свое добро машинами»...

- ...и радиоактивную грязь растащили по всей Украине. Галина Ивановна, конечно, права...

Преступно и то, что жителей 30-километровой зоны ЧАЭС и других населенных пунктов, также очень загрязненных, решились эвакуировать только 2 мая.

Ликвидаторы ЧАЭС готовятся к отправке в особо зараженные участки

Года через четыре на сессии Верховного Совета УССР красные директора и коммунисты ополчились на Владимира Яворивского, возглавлявшего депутатскую комиссию по вопросам Чернобыльской аварии, - его обвиняли в искажении фактов о вине правительства республики и руководителей ЧАЭС в первые дни катастрофы. Тогда Яворивского поддержал председательствующий - Иван Степанович Плющ. Как заместитель председателя киевского облисполкома Плющ был направлен в Припять 26 апреля, приехал на атомную станцию в первой половине дня и назвал то, что увидел, одним словом - «ужас»...

«НЕ ВЕРЮ, ЧТО ПРИ ЖЕСТКОЙ КОММУНО-КАГЭБИСТСКОЙ СИСТЕМЕ ПЕРВОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК КПУ ВЛАДИМИРУ ЩЕРБИЦКОМУ НЕ ДОЛОЖИЛИ ОБ АВАРИИ НЕМЕДЛЕННО»

- Бывший (девятый) председатель Совета Министров Украины Витольд Фокин вспоминал, что ни причин взрыва, ни тем более его последствий не знал не только Щербицкий, но и Горбачев - атомщики, ученые, министры старательно лгали, боясь персональной ответственности...

- В Национальном музее «Чернобыль», который возглавляет экс-министр внутренних дел Украинской СССР генерал-полковник Иван Гладуш, я делал выписки из дневника седьмого председателя Совета Министров УССР Александра Ляшко. За 26 и 27 апреля записей вообще нет...

Должностные лица в те выходные отдыхали на природе. Как пишет в своих воспоминаниях один из помощников Владимира Щербицкого: «Мы ничего не знали - нам никто на дачу не позвонил». Какая иезуитская ложь! Не верю, что при жесткой коммуно-кагэбистской системе первому секретарю ЦК КПУ не доложили об аварии немедленно. Другое дело, что руководители республики без санкции Москвы не имели права объявить о случившейся беде своему народу...

Сразу после взрыва Виктору Брюханову позвонили из «Киевэнерго» и спросили, почему упало напряжение в сети. Директор ЧАЭС бодро отрапортовал: «У нас здесь небольшой пожар - cейчас потушим, и все будет в порядке».

Утром председатель горисполкома собрал весь аппарат и, уже зная, что произошло, заявил: ничего страшного, авария несерьезная, так что все учреждения, включая детсады и школы, должны работать в обычном режиме...

Припятский детский сад через 26 лет после эвакуации

Во время самого первого облета на вертолете разрушенного 4-го энергоблока, еще горящего, Щербину сопровождала свита технарей, среди которых был главный инженер «Союзатомэнерго» Борис Прушинский. Оценив увиденное, специалист заявил, что жителей города надо немедленно эвакуировать, в ответ Щербина воскликнул, не обращаясь ни к кому конкретно: «С паникерами разберемся потом!». Эта информация давно не тайна, но шокирует до сих пор...

30 апреля Владимир Боровиков, посол УСРС, аккредитованный в Польше, попросил Совмин Украины предоставить ему официальные данные, чтобы он проинформировал польское правительство и население. Ведь СМИ всей Европы сообщали о радиации, которая распространялась с территории Украины. Конечно, никто разъяснений так и не дал.

- Сделали вид, что забыли...

- Зато Щербицкий не забыл поздравить с 50-летием первого секретаря Киевского обкома КПУ Григория Ревенко и от имени Москвы вручил ему к юбилею орден Ленина. А 1 Мая по указке Горбачева, опасавшегося паники как огня, Владимир Васильевич, как известно, вывел киевлян на Крещатик. В праздничных колоннах прошли его жена и дети, на трибуне стоял внук-школьник...

Свидетельствую, что не все люди молчаливо соглашались с этим издевательством, - некоторые, как видно на фотографиях, которые есть в моей книге, держали в руках транспаранты: «Кто ответит за Чернобыль?»...

- Смельчаков задержали и бросили за решетку?

- Конечно, нет.

- Значит, им предстояли разборки на работе, а то и увольнение с волчьим билетом?

- Тогда это не практиковалось...

- Что-то не верится, что КГБ и милиция никак не среагировали...

- На снимке видно, что милиционер стоит и спокойно смотрит на крамольные транспаранты...

«ГОРБАЧЕВ ВПЕРВЫЕ ОСМЕЛИЛСЯ ЗАГОВОРИТЬ О ЧЕРНОБЫЛЕ ПОЧТИ ЧЕРЕЗ ТРИ НЕДЕЛИ ПОСЛЕ ТОГО, КАК РАЗРАЗИЛАСЬ КАТАСТРОФА ПЛАНЕТАРНОГО МАСШТАБА»

- Мой коллега Алексей Бреус, работавший оператором 4-го блока, 26 апреля вышел в утреннюю смену - прямо в ад. Если бы охранник на проходной не дал ему таблетку йодида калия, он вряд ли бы сейчас был жив и почти здоров со своими 120 полученными бэрами...

- А скольких детей спас от рака щитовидной железы начальник медсанчасти Припяти, который на свой страх и риск, без команды сверху, достал йодированные таблетки в соседних районах - Чернобыльском и Полесском - и послал медсестер раздавать лекарства по школам. На следующий день, 27 апреля, его вызвали на бюро горкома и исключали из партии - за то, что «сеял панику».

45-летняя Надежда Макаренко, заведующая ателье индпошива Припяти, свидетельствовала на суде над виновниками аварии: в субботу, когда на станции произошел взрыв, припятчане как ни в чем не бывало семьями гуляли на свежем воздухе, сидели в парке с колясками, в городе играли свадьбы - в ресторане, на речном вокзале. Да и в воскресенье до обеда на улицах все выглядело тихо-мирно. Эти ее слова подтверждают и фотографии, имеющиеся в моей книге, - посмотрите, какие беззаботные лица...

Всю информацию о вреде радиации для здоровья сделали тайной за семью печатями. Напомню, что 27 июня Третье главное управление союзного Минздрава выдало распоряжение «Об усилении режима секретности при выполнении работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС».

8 июля появилось разъяснение центральной военно-врачебной комиссии Минобороны СССР

№ 205: «При составлении свидетельств о болезни на лиц, ранее привлекаемых к работам на ЧАЭС и не перенесших острой лучевой болезни, не отражать в медицинских документах факт привлечения к указанным работам и суммарную дозу облучения, не достигшую степени ОЛБ».

24 августа Правительственная комиссия подписала «Перечень сведений по вопросам аварии на ЧАЭС, которые не подлежат опубликованию в открытой печати, передачах по радио и телевидению». Еще через месяц появился запрет на обнародование сведений об ухудшении физической работоспособности персонала, работающего в особых условиях на ЧАЭС, или лиц, привлеченных к ликвидации последствий аварии... Они боялись собственного народа!

Огромное впечатление производит документальный роман Аллы Ярошинской «Чернобыль. Большая ложь». Например, стенограмма заседания Политбюро ЦК КПСС от 29 апреля 1986 года с пометкой «Совершенно секретно»: «...подготовить информацию о ходе работ по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС для населения нашей страны, руководства братских партий социалистических стран, а также глав государств и правительств других европейских государств, США и Канады»... Очень жаль, что документы, обнародованные Ярошинской, стали доступны только теперь...

Валентина Шевченко, тогдашний председатель Верховного Совета УССР, вспоминала, как обеспокоенный Щербицкий задавал «нелицеприятные» вопросы приехавшему из Москвы чиновнику, курировавшему атомные станции СССР. Наглый министр в развязной форме объяснял: «Ничего страшного нет. Да я своей задницей закрою ваш реактор».

В начале Великой Отечественной войны советский народ тоже успокаивали, что продлится она месяц-другой, а потом «мы немцев шапками закидаем». Как в 1941 году Сталин обратился к народу лишь 3 июля, так и в 1986-м Горбачев впервые осмелился заговорить о Чернобыле почти через три недели после того, как разразилась катастрофа планетарного масштаба. В «Правде» его выступление по советскому телевидению было опубликовано только 15 мая... Карты радиоактивных загрязнений, полученные специалистами Госкомгидромета, Минобороны, Минздрава и национальных академий наук Советского Союза, УССР и БССР считались секретными до мая 1989 года...

- Ровно через четверть века о Чернобыльской аварии напомнила другая - на японской АЭС (в результате «тройного бедствия», включавшего землетрясение магнитудой 9 баллов, мощное цунами и радиационную аварию на «Фукусиме-1», погибло почти 16 тысяч человек, около трех тысяч числятся пропавшими без вести, из зоны бедствия было эвакуировано более 350 тысяч японцев). Название «Фукусима» рифмовалось с роковым топонимом «Хиросима»...

- Взрыв на ЧАЭС по уровню радиационного заражения приравнивают к сотне Хиросим...

- О том, что угрозу «мирного атома» списывать со счетов нельзя, напомнил случившийся в начале апреля нынешнего года пожар на французской АЭС «Пенли». Произошла утечка радиоактивной воды в охлаждающем насосе ее реактора. К счастью, этот инцидент в самом сердце Европы удалось локализовать быстро и безболезненно для экологии...

- Европейцам мы можем только завидовать. В 2004-2005 годах многие граждане Франции и Германии обратились в суды с исками к своим правительствам, несвоевременно известившим население этих стран об украинском радиационном облаке, что нанесло вред здоровью людей. Все такие иски были удовлетворены, гражданам выплатили компенсацию. У нас же ликвидаторы протестуют против скандального законопроекта № 9127 «О гарантиях государства относительно выполнения судебных решений». Если его примут, будет отменен ряд льгот для пострадавших от аварии на ЧАЭС. А люди, положившие свое здоровье во время ликвидации Чернобыльской катастрофы, хотят только одного - чтобы государство их не предавало.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось