В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
О своем, о женском

Актриса Елена КОРЕНЕВА: "Андрон Кончаловский меня любил, но его желание вырваться из Союза оказалось сильнее"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 3 Октября, 2005 21:00
3 октября одна из самых сексуальных актрис советского кино отмечает свой день рождения.
Ее называли некрасивой красавицей советского кино. Елена Коренева стала популярной мгновенно, после премьеры картины Андрона Кончаловского "Романс о влюбленных".
Людмила ГРАБЕНКО
Ее называли некрасивой красавицей советского кино. Елена Коренева стала популярной мгновенно, после премьеры картины Андрона Кончаловского "Романс о влюбленных". Потом были "Тот самый Мюнхгаузен", "Ярославна - королева Франции", "Покровские ворота"... В разгар популярности она, бросив все, уехала из Советского Союза в Америку. Потом вернулась и написала автобиографическую книгу с красноречивым названием "Идиотка". Сегодня Коренева продолжает сниматься, хотя пик ее популярности давно прошел.

"МОЕ НЕДОВОЛЬСТВО ВЫПЛЕСКИВАЕТСЯ И НА МОЛОДЫХ, И НА МАСТИТЫХ РЕЖИССЕРОВ"

- Елена Алексеевна, вы спокойно перешли от ролей романтических героинь к характерным персонажам?

- А что делать? Приходит время, когда хочешь не хочешь, а надо меняться. Наверное, первой моей ролью в таком амплуа была совершенно сумасшедшая мама главной героини в картине "Северное сияние". Хотя, надо признать, в последнее время я снимаюсь мало.

- Вы вообще конфликтны в работе?

- Если и случаются какие-то трения, то только по делу, связанные с какой-то конкретной сценой. Причем мое недовольство, как правило, выплескивается и на молодых, и на маститых режиссеров, таких, например, как Карен Шахназаров.

Понимаете, в самой работе актерской уже заложен конфликт. С одной стороны, она очень приятна для самолюбия: тебя помнят зрители, в тебе как в актрисе нуждаются режиссеры. А с другой стороны, актерство требует очень больших затрат. И не только моральных, но и материальных: надо постоянно быть в форме, хорошо выглядеть. Лишний час не посидишь перед телевизором, не почитаешь книжку, потому что спать надо лечь пораньше. Или, наоборот, приходится рано вставать - такая мука! А на съемочной площадке порой приходится много времени тратить впустую. Тебя раздражают условия, в которых ты во время этого вынужденного ожидания находишься, еда (зачастую ужасная!), которой тебя кормят. Но я все равно люблю свою профессию и никогда в ней не разочаровываюсь.

- Кстати, о профессии. Ваш отец - кинорежиссер Алексей Коренев - снял такие известные картины, как "Большая перемена" и "По семейным обстоятельствам". Мама тоже работала на "Мосфильме". Судя по всему, и вам была прямая дорога в кино?

- В детстве я мечтала стать не актрисой, а балериной. Моим кумиром была Галина Уланова. День, когда мне подарили пуанты, был, наверное, самым счастливым в моей жизни, но в училище Большого театра меня не приняли. В общем, как говорится, не сложилось, хотя я по сей день об этом жалею...

- И вы поступили в театральный?

- Нет, в английскую спецшколу. Родители хотели, чтобы я стала переводчицей. Свою первую роль сыграла в картине "Вас вызывает Таймыр", которую снимал отец. Он долго не мог найти исполнительницу на роль молоденькой деревенской девушки, и кто-то из друзей сказал ему: "Ты все киностудии страны обыскал, а у себя под носом ничего не видишь. Возьми Лену, она - то, что тебе нужно!". К сожалению, фильм на долгие годы положили на полку.

Дело в том, что автор сценария Александр Галич как раз в это время эмигрировал во Францию. А я решила поступать в Щукинское театральное училище. Меня приняли условно, но уже через полгода перевели в основную группу. В картине "Романс о влюбленных" я сыграла, будучи студенткой второго курса.

- Успех был фантастическим!

- Меня узнавали на улицах, подходили, просили автограф.

- Почему же вы все бросили и уехали в Америку?

- Мне казалось, что я устала от актерской профессии, что мне надо отдохнуть, поменять "декорации" своей жизни. К тому же я много общалась с представителями так называемой золотой молодежи - детьми знаменитых художников, поэтов, писателей, все они мечтали уехать в какую-то капиталистическую страну. Поневоле я стала примерять такую судьбу на себя (для советского человека в конце 70-х - начале 80-х годов она была очень заманчивой). Потом пережила несколько романов с иностранцами и поняла, что ничего несбыточного в моем желании нет. Если поставишь перед собой цель, уехать можно. И судьба подарила мне такой шанс: я познакомилась с Кевином, вышла за него замуж и уехала в Америку.

- Как произошло это знакомство?

- Это случилось 3 января 1982 года. Я была в гостях, мы смотрели какой-то американский видеофильм. А потом туда пришли иностранцы, которых я развлекала разговорами. В "Ленкоме" как раз шел премьерный спектакль "Юнона" и "Авось", и со мной были Ярмольник и Абдулов, мои друзья, с которыми я познакомилась и подружилась на съемках картины "Тот самый Мюнхгаузен". Когда один из этих иностранцев, Кевин, сказал, что очень хочет этот спектакль посмотреть, Саша Абдулов пообещал ему достать билеты...

В общем, на "Юнону" мы пошли вместе. Потом я его повела на "Мастера и Маргариту" на Таганку, еще в какие-то театры. Каждый раз после спектакля, который заканчивался поздно, ему надо было ехать на окраину Москвы, в общежитие, которое рано запиралось. Поэтому однажды он остался у меня и - пошло-поехало! Вскоре я вышла за него замуж.
"Я СТАЛА СВОБОДНОЙ ЖЕНЩИНОЙ - НИЧЕГО СТРАШНОГО В ЭТОМ НЕТ"

- Ваш муж был богатым человеком?

- Очень распространенное заблуждение! Почему-то принято считать, что все американцы непременно сказочно богаты. Хотя бедным его, конечно, тоже не назовешь.

Кевин был университетским преподавателем русского языка и литературы. По-русски он говорил практически без ошибок, его можно было принять за приехавшего в Москву прибалта. Как истинный полиглот, знал еще несколько языков: французский, немецкий, польский, чешский, венгерский.

Мы жили в знаменитых университетских городках, я общалась с очень интересными людьми. Как жена преподавателя я имела право посещать любые лекции бесплатно или с минимальной оплатой за обучение. Сначала я с увлечением учила французский, потом принялась за английский, поскольку тот классический, которому меня учили в Москве, серьезно отличается от американского. О чем говорят окружающие меня люди, я начала понимать только... года через полтора после приезда.

- В кино не снимались?

- Нашим актерам трудно пробиться в американском кино. По многим причинам. Тут и пресловутый акцент, и другая актерская школа, и нераскрученность имени. Одно время я жила в Калифорнии, где общалась с "нашими людьми в Голливуде" - Наташей Андрейченко, Олегом Видовым. Да, они снимаются, но, как правило, в фильмах категории "Б", то есть второго сорта. А я снялась там всего дважды - в эпизодической роли в картине Андрона Кончаловского "Любовники Марии" и еще в одной картине.

- Какие чувства вы испытали, встретив через много лет свою первую любовь - Кончаловского?

- Андрон не был моей первой любовью. Это произошло задолго до него, еще в школе. Когда я училась в театральном, мы с тем мальчиком расстались. И с Андроном я встретилась в тот момент, когда очень тяжело переживала разрыв с любимым человеком.

- В своей книге Кончаловский написал, что причиной вашего расставания был разный взгляд на семейную жизнь: он хотел домашнего уюта, а вы предпочитали свободный образ жизни.

- Все было гораздо проще и прозаичнее. Андрон был в то время женат на француженке и разводиться не хотел. Наоборот, собирался с ее помощью перебраться за границу. Он ничего от меня не скрывал, и я об этом знала практически с первого дня нашего знакомства. Знаю и то, что он любил меня, но желание вырваться из Советского Союза оказалось сильнее.

- Вы из-за этого сильно переживали?

- У меня был серьезный внутренний кризис. Я спрашивала себя: а что дальше? Любить кого-то другого? Но это чувство не приходит по заказу. Если женщина находилась в длительных (а мы прожили вместе три года) и серьезных отношениях с мужчиной, то переход к одиночеству она переживает очень тяжело. Но я преодолела себя. И стала свободной женщиной. Ничего страшного в этом положении нет.

- Вы научились обходиться без любви?

- Нет! На меня чувства действуют, как свежая кровь на вампира, я ими живу. Это тот стимул, который заставляет что-то делать, чего-то в этой жизни добиваться, следить за собой, в конце концов!

- Сколько лет вы прожили в Соединенных Штатах?

- 11. Но не все эти годы я провела с Кевином. Спустя какое-то время мы с ним развелись.

- Если не секрет, что стало причиной расставания?

- Мне все время казалось, что я еще чего-то не узнала, не увидела, не испытала. И замужество представлялось мне тюрьмой, в которой я навеки прикована к одному-единственному человеку. Мне захотелось большей свободы. А брак предполагает определенные обязательства по отношению к супругу. К тому же, когда долго живешь с человеком, поневоле попадаешь под его влияние, и ты - это уже не ты. Мне показалось, что я теряю свою индивидуальность. В общем, в один прекрасный день я сорвалась.

- Как отреагировал на это ваш муж?

- Как истинный американец. Предоставил мне свободу, лишив материальных благ, которыми обеспечивал. Забрал машину, деньги и отпустил на все четыре стороны. И я считаю, что он прав. Хочешь быть свободной - заработай на себя сама.

- И куда вы отправились зарабатывать?

- В те времена мое материальное положение было очень тяжелым. Мне не хватало денег даже на то, чтобы снять жилье. О квартире речь не шла, я была рада и комнате. Пошла работать официанткой. Сначала в кафетерий, потом в ресторан.

- Но ведь вы знали английский, неужели не нашлось более престижной работы?

- Я могла найти место в офисе, но не захотела. Сидеть, как привязанная, с 9 до 17 часов и во всем угождать дядьке, которому посчастливилось стать твоим начальником? В Америке актеры, художники и музыканты предпочитают работать именно официантами. Во-первых, это позволяет иметь более свободный график. А во-вторых, у тебя всегда живая копейка. Чаевые, а это очень неплохие деньги, идут в карман к официанту. К тому времени я начала потихоньку ездить домой, в Москву.
"У МЕНЯ НИКОГДА НЕ БЫЛО ВРАГОВ. КРОМЕ ЖЕНЩИН, ЧЬИ МУЖЬЯ В МЕНЯ ВЛЮБЛЯЛИСЬ"
- В одном из интервью вы рассказывали, что вас долго не пускали на родину.

- Да, четыре года я не могла туда приехать, мне, советской гражданке, просто не давали визу. Тогда по инструкции, если человеку в ОВИРе отказали, снова прийти за визой он мог только через полгода. Моя мама каждые полгода ходила в ОВИР, получала отказ (причем не сразу, иной раз через несколько месяцев), снова шла. В общей сложности мне отказали девять раз. Это было ужасно обидно! Впервые приехать я смогла только в 1987 году, ну а в середине 90-х вернулась насовсем.

- Не жалеете, что так надолго выпали из жизни страны?

- Зато я получила колоссальный опыт, который, как известно, не купишь ни за какие деньги. Там я испытала на себе самые разные социальные статусы: сначала была замужней женщиной, потом - самостоятельной. Поездила по стране, знаю, чем жизнь в Нью-Йорке отличается от жизни в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско.

- И если бы надо было выбирать город для жизни, вы бы выбрали...

-...Сан-Франциско! Этот город какой-то добрый, душевный, человечный. А еще там нет ощущения ограниченности пространства, свойственного мегаполисам. В Сан-Франциско очень удачное, на мой взгляд, сочетание высотных домов и природы.

- С мужем вы расстались врагами?

- Ни в коем случае! Это очень милый, добрый, интеллигентный человек, просто мы не смогли жить вместе. До сих пор общаемся, он, кстати, частенько бывает в Москве. Мне кажется, я до сих пор люблю его. Не как мужчину, а как человека.

- Вы, вообще-то, женщина ревнивая?

- Честно говоря, да. Но стараюсь никогда этого не показывать. Если дать ревности ход, она работает против тебя самого. Поэтому я тщательно прячу свои эмоции, стараюсь не поддаваться первому импульсу, чтобы дров не наломать. А если уж совсем невмоготу, маскирую ревность другими вещами, например, заботой о здоровье (тебе вредно долго находиться на солнце!) или интересах человека (разве ты не видишь, что тобой манипулируют?). Помогает! Хотя, по большому счету, я в таких вопросах фаталистка. Если людям суждено расстаться, они найдут повод.

Мужчины всегда изменяли женщинам, они так устроены. Приятного в этом, конечно же, мало, но нельзя держать их на привязи. Когда от меня уходили, полюбив другую женщину, я не обижалась, даже продолжала с ними общаться. Нельзя растворяться в объекте своей любви без остатка, это чревато большими трагедиями. Сейчас много ток-шоу на женскую тему, и некоторые их участницы поражают меня до глубины души. Когда женщина говорит: "Любимый Петенька (Ванечка, Димочка), ты мой единственный свет в окне, ты смысл всей моей жизни!", все, это приговор и этой женщине, и этому мужчине!

От такой любви и задохнуться недолго! На мой взгляд, надо поддерживать какой-то баланс свободы и несвободы, не позволять человеку уставать от тебя.

- А какой должна быть жена в вашем понимании этого слова?

- Аккуратной, но без маниакальной зацикленности на чистоте. Когда женщина вместо того чтобы просто поболтать с мужем, которого она целый день не видела, кидается в десятый раз мыть пол, это уже угроза семейной жизни. К тому же у таких женщин катастрофически портится характер, с ними становится трудно общаться. С другой стороны, когда люди влюблены, они могут не замечать неряшливости своей избранницы или избранника. Но когда первый угар проходит, она может стать причиной отторжения. Женщина должна хорошо, ухоженно выглядеть и приятно пахнуть. А еще - всегда быть в хорошем настроении.

На съемках картины "Комедия о Лисистрате" было занято много красивых актрис, но у меня была главная роль. И как-то в перерыве все они кокетничали, смеялись, а я сидела очень сосредоточенная и какая-то суровая. Режиссер картины, Валерий Давыдович Рубинчик, с которым мы давно дружим, подошел и говорит: "Елена Алексеевна, женщина всегда должна улыбаться, ей это к лицу!". Я тогда попыталась отшутиться: дескать, у меня другой образ, я играю вдову, которая, чтобы остановить войну, подняла женщин на бунт против их мужей. Но преподнесенный мне урок запомнила на всю жизнь! Женщине действительно полезно улыбаться - и для себя, и для других. И это не кокетство, а правило хорошего тона. Улыбка создает благоприятный фон для общения, помогает найти общий язык, подкупает людей, располагает их к тебе.

- Вы можете назвать себя счастливой женщиной?

- А что такое счастье? Раньше мне казалось, что его надо искать в переполненной событиями жизни, что это удача в карьере, в любви, в деньгах, в путешествиях. Но как только начинаются какие-то проблемы со здоровьем, понимаешь: когда у тебя ничего не болит, ты можешь ходить и дышать - это уже счастье. А еще у меня никогда не было врагов. Кроме женщин, чьи мужья в меня влюблялись.
"Я ЖАЛЕЮ ТОЛЬКО О ТОМ, ЧТО НЕ РОДИЛА"

- А какие мужчины нравятся Елене Кореневой?

- Одно время мне нравились мужчины намного старше меня, я своих ровесников совершенно не воспринимала. Потом возник чисто физический типаж - высокий, русоволосый, про таких говорят: нордический тип. Тут, наверное, решающую роль сыграла генетика, потому что высокими, худощавыми и русоволосыми были и мой отец, и мой дед. С такими мужчинами я чувствую себя в безопасности, они мне ближе. Хотя, если честно, я влюблялась и в брюнетов, даже в рыжих.

- И тем не менее сейчас рядом с вами...

-...высокий русоволосый мужчина. Андрей Ташков - первый русский мужчина после Андрона Кончаловского, с которым я живу или, как говорят, веду совместное хозяйство. Как-то так получалось, что на протяжении многих лет мои мужчины были иностранцами.

- Вы о чем-то жалеете?

- Наверное, только о том, что не родила. Еще несколько лет назад у меня была такая возможность, но, как говорится, не сложилось. В Америке я не знала, что со мной будет через полгода, а ребенку надо гарантировать нормальную жизнь, питание, обучение. Есть женщины, которые рожают, не задумываясь. Когда-то Людмила Гурченко сказала мне: "А ты рожай, как котенка. Как-нибудь да вырастет!". Но я так не могу. Да и мужчины, от которых я хотела бы иметь детей, по разным причинам не готовы были к такому шагу. Теперь я понимаю, что женское счастье составляют прежде всего дети, но исправить уже ничего нельзя...






Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось