В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
В гостях у сказки

Чужой против хищников

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 3 Сентября, 2009 21:00
В украинский прокат вышел новый триллер Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки».
Анна ШЕСТАК

Писать сценарий «Ублюдков» культовый американский режиссер и блестящий сценарист, обладатель всех наивысших киношных наград — «Оскара», каннской «Золотой пальмовой ветви» и венецианского «Золотого льва» — начал еще 10 лет назад. Но узнав, что о Второй мировой войне снимается сразу несколько картин, отложил работу до лучших времен. И вот наконец созрел. Премьера на Каннском кинофестивале была действительно шикарной — увидев Брэда Питта и другой секс-символ во плоти, немецкую красотку Дайан Крюгер (она же Елена из «Трои»), Тарантино полюбили даже те, кто никогда не любил. А вот по поводу его картины мнения разделились: простые зрители хвалят, критики ругают наперебой. Особенно российские и украинские.

Дело ясное: Квентин Тарантино — такая звезда, что для любой акулы пера укусить его круче, чем похвалить, даже если «Бесславные ублюдки» — один из фильмов, заставляющих о чем-то задуматься...


«Давным-давно в оккупированной нацистами Франции...»

Создателя «Ублюдков» сплошь и рядом обвиняют в том, что он посмел переврать историю — одним махом избавился ото всей нацистской верхушки: Геббельса, Геринга, Бормана, а вместе с ними — гулять, так гулять! — и от Гитлера. У Тарантино Вторая мировая закончилась, как только фюрер со товарищи сгорел в маленьком и неприметном парижском кинотеатре. Кстати, специально для съемок этот кинотеатр построили, а потом по-настоящему сожгли. И если бы Квентина, сидевшего в пылающем зале в огнеупорном костюме, не выволокли оттуда буквально за пару минут до падения стен, моя радость от премьеры была бы неполной. Режиссер до последнего отказывался покидать площадку — как капитан свое судно...

Пожар для него значительно важнее исторической правды, ведь Тарантино не снимает исторических фильмов, он снимает эпос, своеобразное фэнтэзи — рассказывает зрителю страшные-престрашные сказки, в которых добро побеждает зло лишь тогда, когда досконально усвоило его методы борьбы.

Вспомните хотя бы «Убить Билла»: изящная блондинка (муза Квентина Ума Турман), четыре года пролежавшая в больнице без сознания, вдруг встает, отряхивается, быстренько заново учится ходить, едет в Японию за чудо-мечом, крошит врагов в капусту, пробивает пальцами руки деревянный гроб, в котором ее похоронили заживо... Короче, если после этого вы все еще верите, что Тарантино старается делать правдоподобное житейское кино, отложите эту газету, включите «Отчаянных домохозяек» и не берите лишнего в голову — она может не выдержать.

«Бесславные ублюдки» не зря начинаются строкой: «Давным-давно в оккупированной нацистами Франции...». Персонажи Тарантино — вымышленные, мифологические герои, он дергает их за ниточки в поисках ответа не на вопрос: «Что было?», а на вопрос: «А что, если бы?..».

Если бы жила-была на свете еврейская девушка Шошана, на глазах у которой немецкий полковник Ханс Ланда уничтожил всю ее семью. Если бы американцы высадили в оккупированной Франции свой спецотряд — восемь еврейских солдат во главе с безумным лейтенантом Альдо Рейном (Брэд Питт), который решает воевать, как индейцы апачи, — сдирая с врагов скальпы. Если бы богатая и знаменитая немецкая актриса Бригитта фон Хаммерсмарк (Дайан Крюгер), у которой при Гитлере было все, решила поработать на союзников и попалась. Если бы 350 нацистов собрались в одном месте, чтобы посмотреть кино о самих себе, и у Шошаны хватило духу их поджечь.

Еще одним поводом поупрекать Тарантино стало то, что в картине есть немцы, евреи, американцы, французы и англичане, но — ни одного русского! И ни слова о Советском Союзе вообще. Российская пресса назвала это плевком в лицо нашим ветеранам (мол, режиссер нам чужой и мы для него чужие) и, как мне кажется, поспешила.

«Если бы я сидел на вашем месте, а вы — на моем, вы бы меня пожалели?»

Давным-давно, году эдак в 1972-м, в СССР впервые прибыл американский президент Ричард Никсон, и инструктировать его поручили Евгению Евтушенко. «У меня 20 минут на обращение к вашему народу, с чего лучше начать?» — спросил у поэта президент. «Конечно же, с реки Эльба», — ответил тот. «А это... где?». Когда Никсону объяснили, о чем идет речь и при чем здесь Эльба, он несказанно удивился: «Неужели вы все еще помните об этой войне?». Того, что в СССР в «эту войну» погибло 27 миллионов человек, он просто-напросто не знал. По Штатам была совсем другая цифра — 600 тысяч.

Американцам не нужны наши беды и победы, им нет до них дела. И это взаимно. Не верите — спросите у кого-то из наших политиков, не знает ли он часом, сколько американских солдат не вернулось из Вьетнама? Думаю, большинство твердо верит, что во Вьетнаме воевал один Рэмбо, да и то во второй части.

В том, что американец Тарантино обошелся без русских, ничего странного нет. Странно другое. Никого из кинокритиков не волнует, что ни в одной выдающейся (без тени иронии!) советской и ни в одной более-менее сносной российской картине во Второй мировой не воевали евреи. Подозрительно как-то. Особенно если учесть, что только в годы Великой Отечественной 131 еврей получил звание «Герой Советского Союза». Да и в мировом кинофонде картин о подвигах простых еврейских солдат, мягко говоря, не так уж много. В этом плане «Бесславные ублюдки» — фильм действительно уникальный. И еще не известно, кто и когда первым исковеркал историю.

«Ублюдками» заброшенный во Францию американо-еврейский отряд назвали нацисты. Почему — вполне понятно из реплики героя Брэда Питта: «Каждый из вас должен мне сотню нацистских скальпов!». Тарантино остался верен себе — в фильме много кровавых сцен, во время которых хочется зажмуриться, чтобы ничего подобного никогда в жизни не видеть: разбивание голов бейсбольной битой, скальпирование, вырезание свастики на лбу... Но, с другой стороны, откуда нам знать, как ненавидели фашистов тогда? «Если бы я сидел на вашем месте, а вы — на моем, вы бы меня пожалели?» — вполне по делу спросил немец Ланда у пленного Альдо Рейна. «В жопу!» — прозвучало в ответ. Гуманным быть легко, когда сидишь в уютном кинотеатре...

Герой Брэда Питта — бешеный бог войны, проходящий через все эпохи

Любая война, революция или восстание начинаются с разделения на своих и чужих. Чужие, они изначально подонки, уже по самому определению насильники, грабители, мучители людей. Зато свои — белые, пушистые, благородные, культурные, образованные и при этом побеждают даже самых конченых мразей (к слову, именно такой вариант названия фильма предлагает известный переводчик Дмитрий Пучков). Вопрос: как? Исключительно силой слова и посланной в пространство установкой «на добро»?

Тарантино — реалист лишь в одном — у него зверствуют все: и нацисты, и бойцы питтовского отряда. Потому что жестокость рождает еще большую жестокость.

А фашист в «Бесславных ублюдках», между прочим, не такой тупой и темный, каким его принято показывать у нас (аж побеждать стыдно, ей-Богу!). Полковник-гестаповец Ханс Ланда свободно говорит на французском, английском и итальянском, в то время как бесстрашный американец Альдо Рейн без жуткого акцента даже «аривидерчи» не скажет. И тем не менее немцы проиграли войну — изощренных садистов, массово уничтожающих чужих, замучила отдача: обустроив другим ад на земле, они сами попали в пекло еще при жизни.

Вместе с немцами войну проиграл и... Брэд Питт. «Золотую пальмовую ветвь» отхватил вовсе не глянцевый красавец, а скромный с виду, но талантливый австриец Кристоф Вальц, сыгравший Ланду (на эту роль претендовал и Леонардо ДиКаприо, но кастинг не прошел: то ли немецкий подвел, то ли Тарантино решил, что два Питта в одной картине — это слишком). Хороша и Дайан Крюгер (в отличие от Брэда, коллеги по фильму «Троя», сумела не просто стать яркой говорящей картинкой, а прожить свою роль), и 26-летняя француженка Мелани Лоран — Шошана. Этой красавице-блондинке с умными голубыми глазами вполне по плечу заменить Уму Турман, которая предпочла Тарантино семейные хлопоты и сладкие голливудские мелодрамки.

Честно говоря, даже жаль, что в живых остались не Шошана и Бригитта, а циничный и грубый лейтенант Рейн. Хотя, если вдуматься, этого можно было ожидать. Ведь герой Брэда Питта, появившийся из ниоткуда, не человек, а, скорее, бешеный бог войны, который проходит через все эпохи. Кажется, если когда-нибудь мы снова вздумаем рассчитаться на своих и чужих, он выпрыгнет, как чертик из табакерки, и потребует с каждого сотню вражеских скальпов...

Оно нам надо?




Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось