В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За нашу и вашу свободу

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ: «Вот уже четверть века я продаю Россию практически единолично»

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ. Интернет-издание «ГОРДОН» 4 Сентября, 2014 21:00
Российский канал НТВ выпустил в эфир пропагандистский фильм «13 друзей хунты» — в нем журналисты осудили деятельность известных российских граждан, которые выступают против официальной политики правительства РФ и президента Путина. В их число попал и известный писатель-сатирик, колумнист интернет-издания «ГОРДОН» Виктор Шендерович. Предлагаем вашему вниманию две его свежие колонки
«Бульвар Гордона»

После всенародного вручения мне в эфире федерального российского телевидения титула «друга украинской хунты» я посидел еще немного, собираясь с духом, вздохнул и полез в платяной шкаф, чтобы найти в гардеробе что-нибудь жовто-блакитное для явки с повинной... Ибо все правда, что сказали обо мне по НТВ, ну буквально все!

И творческое бессилие, и алчность, приведшая меня прямиком к измене Родине. Причем давно приведшая. Еще и Украины никакой не было...

И эта мысль поразила меня в самое сердце — и я застыл у гардероба с желтыми носками в руках.

Да, точно! На дворе стоял 1989 год, и на месте незалежной располагалась Украинская ССР со Щербицким. Какой-то добрый человек дал мне подержать журнал «Молодая гвардия», и в том правдивейшем журнале черным по белому было написано, что шендеровичи продают Россию.

Я сначала обрадовался, потому что денег у меня в ту пору не было совсем, а тут целая Россия. Потом я встревожился не­мно­го насчет «шендеровичей», потому что папа с братом — это еще куда ни шло, а если остальные шендеровичи набегут, так никакой России не напасешься.

Но все сложилось неплохо, других претендентов не объявилось — и с тех пор, вот уже четверть века, я продаю Россию практически единолично. Андорру или Швецию какую-нибудь за это время я бы давно продал, а с Россией все еще канителюсь. Здоровая она очень, да и спрос небольшой. Никак не могу продать до конца. Кому только ни втюхиваю, а она все тут.

Так что «украинская хунта» — это, прямо сказать, частный случай. Вот я и решил погодить с желтыми носками под синий галстук и явкой с повинной по этому поводу.

Хотя, конечно, уж кому-кому, а матери городов русских грех не толкнуть пару лубянских капищ этого Третьего Рима...

P.S. Кстати, о той моей апрельской по­ездке в Киев... По-настоящему в фильме на НТВ меня ранила только одна деталь: ока­зывается, на российско- украинском конгрессе, где я продавал Родину, был банкет!

А я прилетел наутро только, вот досада!

Правда, корреспонденты НТВ видели меня на том банкете, но это вписывается в концепцию. Для настоящей алчности расстояния не преграда!

i i i

В шумном хоре, воспевавшем давеча возвращение России Крыма и Севастополя, города русской славы...

(Почему, кстати, Севастополь — город русской славы, а не русской драмы, не памяти о национальном унижении? Ума не приложу. Впрочем, привет Оруэллу: в очередном учебнике истории может не оказаться и следа от сдачи города англичанам... Ладно, не о том речь).

Так вот! В патриотическом хоре, воспевавшем возвращение Крыма и Севастополя, города русской славы, мне чего-то остро не хватало. Я даже не сразу понял, чего именно, и только недавно меня осенило. Не хватало солиста в лице бывшего московского мэра Юрия Михайловича Лужкова.

Странно. Ведь он же был запевалой этой державной песни! Я ничего не путаю? Нет, я не путаю: конец 90-х, старенький Ельцин теряет на излете последний рейтинг, Путина еще не знает никто, кроме жены и лидеров тамбовской ОПГ, а вся российская политическая элита, забыв про большой теннис, учится носить кепки и разводить пчел... Лужков маршевым шагом шел в Кремль.

Из крепкого московского хозяйственника по такому случаю лепили нечто державное, и тогда — именно тогда и именно в этом контексте! — впервые громко прозвучало слово «Севастополь». Именно в те дни россиян начали кормить крымским реваншизмом...

Потом идея переезда Лужкова в Кремль как-то (не то чтобы сама собой) рассосалась, и тему возвращения России Севас­тополя как отрезало. Что из мэрии, что из Австрии, где после внезапного пинка обосновался наш знатный пасечник, метивший в Кремль, — тишина про это дело. Лишь согласное гуденье насекомых. Мохнатый шмель на душистый хмель.

Как странно.

Так, может, все это Лужкову было и есть глубоко по барабану: Севастополь, Крым, слава русского оружия, держава? О нет. Держава ему точно была нужна.

Но только в комплекте со скипетром. А так, конечно, пропади пропадом.

Следом за этой удивительной мыслью приходит на цыпочках симметричная: про нынешнего хозяина Кремля, с его внезапно вспухшей страстью к покорению Крыма и собиранию русских земель. И ясное воспоминание о том, до какой степени все это было по барабану Путину времен его тихого сидения в ельцинской администрации, когда про Севастополь горланил конкурирующий Лужков...

Странно? Да ничего странного. Севастополь, подвиг и отчаяние поручика артиллерии Толстого и его боевых товарищей, до кучи со всем трагическим эпосом нашей истории, — для всех этих гладких господ только надежный источник рейтинга, эрогенная зона не в меру возбудимого электората...

А так, конечно, пропади оно все пропадом.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось