В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Тина КАНДЕЛАКИ: «Садальский, по его словам, зашел в студию, где я сидела в пожеванных джинсах, и увидел протертые коленки и большие усы — как у любой грузинской женщины. После нашей встречи я, наконец, поменяла брюки и сбрила усы...»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 24 Сентября, 2008 21:00
Скандальная телеведущая вновь собирается замуж. И вновь за своего законного супруга — бизнесмена Андрея Кондрахина, с которым у нее двое детей — дочь Мелания и сын Леонтий.
Дмитрий ГОРДОН
Куда там сказочной Шехерезаде, тысячу и одну ночь заговаривавшей зубы грозному шаху, до обворожительной Тины Канделаки? Наиболее бойкая и раскрученная телеведущая постсоветского пространства в течение 900 выпусков программы «Детали» умудрялась удерживать внимание многомиллионной аудитории, и это еще не считая зрителей, которые смотрят ее «Самый умный»... Два года назад красавица-грузинка оказалась в центре шумного гламурного скандала, после чего завистливые коллеги переименовали ее в Сканделаки. Вкратце напомню суть. Проезжая по набережной Ниццы, российский олигарх Сулейман Керимов некстати засмотрелся на очаровательную спутницу, в результате чего не справился с управлением своим черным «феррари энцо» и врезался в дерево. Все могло закончиться очень печально, но пострадавших вытащили из горящего авто проезжавшие мимо люди. С тяжелыми ожогами Керимов был доставлен на вертолете в специализированную клинику Марселя, а его пассажирке, у которой были обожжены руки и бедра, оказали медицинскую помощь в местной больнице. По словам полицейских, она представилась 31-летней Тинатин Канделаки, но упорхнула так быстро, что ее даже не успели опросить как свидетеля... Естественно, взоры жаждущих сенсации журналистов тут же устремились на Тину, но, как оказалось, ее совсем не прельщала роль русской принцессы Дианы. Сначала Канделаки упорно отрицала, что вообще была на Лазурном берегу: мол, безвылазно сидела дома в Москве, поскольку заразилась свинкой, потом заявила, что действительно с группой победителей отмечала в Ницце присуждение им телепремии «ТЭФИ», но во время аварии находилась не в автомобильном салоне, а в аэропорту... Лишь на третий день Канделаки призналась, что таки была с Керимовым, но не пожелала объяснить, что она, молодая, красивая, да еще и замужняя женщина, делала средь бела дня в машине олигарха. Впрочем, злопыхатели напрасно рассчитывали, что в огне, который не пощадил ни роскошный «феррари» стоимостью под миллион долларов, ни его крутого владельца, синим пламенем сгорит репутация добродетельной супруги, матери двоих детей... От журналистских выпадов Тина отстреливалась со скоростью хорошего пулемета — 100 слов в секунду, памятуя при этом, что скандалы и сплетни — непременный спутник славы, равно как и наоборот. Сегодня лицо (а зачастую и тело) Тины везде — на обложках глянцевых журналов, плакатах, растяжках, щитах, афишах. Мужчины от Канделаки без ума, женщины копируют ее наряды, поскольку она, по ее собственному выражению, создает тренд, а публицисты скептически констатируют: мы живем в эпоху Петросяна, гламура и похождений Тины Канделаки. И впрямь... Зимой заинтригованная публика пыталась рассмотреть обожженые руки телеведущей, которые даже на пляжах Эмиратов она прятала в перчатки. Весной доморощенные папарацци старались уличить ее в беременности, которая все никак не проявлялась на спортивном, подтянутом животе. Летом столичная богема рьяно обсуждала переселение Канделаки из трехкомнатной квартиры в новый пентхауз площадью под 400 метров и с вертолетной площадкой. Сведущие люди убеждены, что апартаменты ценой минимум в пять миллионов долларов подарены Тине олигархом Керимовым, хотя сама она уверяет, что квартиру купил ее муж-бизнесмен Андрей Кондрахин... Думаю, мы еще не раз услышим о продолжении нашумевшей истории, хотя не обязательно новые подробности внесут в эту увлекательную интригу окончательную ясность. Не зря знатоки говорят, что часть скандала всегда остается в тени, и это всегда его лучшая часть.

«Я ГЛУПЕНЬКАЯ. КАК ВСЕ ТЕЛЕВЕДУЩИЕ»

— Ну, здравствуй, умница, здравствуй, красавица! Как живется тебе, такой красивой и умной, в этом жестоком и непростом мире?



— В мужском мире, заметь... Вообще, когда мне такой вопрос задают, сразу думаю: а как живется тем, кто, допустим, не умный, но красивый?

— А им, может, и не живется...

— Да ладно — тебе-то откуда знать? Ты же не женщина — красивая, но не умная. Или, напротив, некрасивая. Или — что хуже всего! — некрасивая и неумная. Знаешь, мне кажется, у любой жизни есть свои плюсы и минусы, и однозначно утверждать, что у меня масса плюсов или куча минусов, — значит лукавить. Отвечу поэтому так: живется по-разному.

— Признаюсь как на духу, когда ты вела программу «Детали», жутко меня раздражала. Всякий раз думал: «Ну как можно? Приглашает таких приятных, образованных, интеллигентных людей и совершенно не дает им высказаться. Выскочка — «играет» только себя». Потом, посмотрев «Самый умный» (а тем более с тобой познакомившись), я свое мнение изменил. Раньше, если уж совсем откровенно, считал тебя глупенькой...

— А я и есть глупенькая...

— И поэтому так нахально перебивала почтенных людей?

— Говорю же тебе: глупенькая. Как и вообще все телеведущие. Вот ты, если бы был умным, здесь не сидел бы — правильно?

— Ну конечно!

— Ты бы был ну, по меньшей мере, владельцем нефтяной скважины, а раз напротив расположился, значит, из той же породы.

— А может, скважина у меня в запасе?

— Не думаю: если она появится, ты не захочешь, поверь, чтобы все тебя знали в лицо. Телеведущие — это особая категория людей, склонных к какому-то публичному эксгибиционизму. Мы не испытываем дискомфорта, когда на нас смотрят, с удовольствием что-то из себя изображаем (или не изображаем), неадекватны в присутствии третьих лиц. Мало того, люди этой профессии, этого биологического подвида, глядя на себе подобных, всегда думают: «А вот я сделал бы лучше». Сейчас я не тебя имею в виду — это сложившийся стереотип.

Я, например, часто читаю в прессе, как критикуют меня какие-то журналисты, а потом вижу их в кадре и...

— ...глаза бы на них не смотрели!..

— Нет, поступаю чуть по-другому — просто-напросто сравниваю рейтинги. Цифры — упрямая вещь: ты можешь мне нравиться или нет, но когда канал в числе ведущих, когда передача популярна, с этим никак не поспоришь. Если ты, Дима, исчезнешь из кадра, это будет означать одно из двух: либо купил скважину, либо рейтинги программы упали, но сегодня утром я приехала в Киев, и каждый третий мне рассказал о твоем интервью с Андрюшей Данилко. В свое время в гостях у Гордона был Стасик Садальский, и я о тебе от него много слышала. Все это говорит о том, что твоя телепередача и газета популярны, а мы люди цифр, их заложники.


В детстве Тинатин Гивиевна тоже была обворожительна



— Мы люди души!

— Я бы так не сказала. Душа есть у каждого человека — мы же не кресло, не стул.

— Слава Богу, что хоть не стул!..

— Никто, правда, не знает, что его ждет, — может, в следующей жизни еще и стулом придется побыть.

— Тебя признали самой сексуальной телеведущей России — это тебе льстит?

— Самой сексуальной в сравнении с кем? Все это очень смешно!

— Кто, кстати, в вашей секс-топ-десятке на втором месте?

— Раз мы здесь вдвоем, думаю, ты. Между прочим, это мое первое интервью тет-а-тет, когда я в роли интервьюируемой.

— Когда-то же надо начинать, правда?

— Вот-вот, поэтому будем считать, что ты в этом списке второй.

«В МОЕ ВРЕМЯ ПРОБЛЕМА ОРЛИНЫХ НОСОВ БЫЛА В ГРУЗИИ ЖИВОТРЕПЕЩУЩЕЙ»

— После школы тебя угораздило (или, наоборот, тебе посчастливилось?) поступить в Тбилисский медицинский институт на специальность «челюстно-лицевая хирургия». Что такая хрупкая девушка собиралась делать среди коновалов-хирургов?
— Тебе как (несмотря на то, что ты из нашей породы глупеньких) человеку все-таки умному...

— ...как доктор доктору...

— ...открою маленький секрет. В мединституте есть разные факультеты. На одних, таких, как стомат и педиатрия, специализацию выбирают сразу, на других, таких, как «лечебное дело», — после четвертого курса. Вот я и поступила на «лечебное дело», рассчитывая через какое-то время заняться челюстно-лицевой хирургией.

— Мечтала кому-то врезать по челюсти?

— Ты знаешь, нет. Если серьезно, такой диплом дает право работать специалистом в области пластической хирургии, а мне всегда это нравилось. В Грузии, как ты понимаешь, это особенно актуально: каждая вторая женщина оперирует себе, как минимум, нос и, как максимум — кое-что другое. В мое время это была животрепещущая проблема.

— Преображения орлиных носов?

— Конечно! Мне как-то хотелось изменить женщин Грузии к лучшему, сделать их совершенно прекрасными. Ой, я заметила: ты сейчас внимательно смотришь на мой профиль. Да, и в нашей семье этот вопрос был для дам не последним.


Тиночка с отцом. Папа категорически не хотел, чтобы его дочь работала на телевидении — считал, что ее провал будет позором для всей семьи



— Года обучения, судя по всему, хватило вполне, чтобы скорректировать мечты...

— Просто я уже оказалась на телевидении, хотя и медицину очень любила. Кстати, перед тобой классическая зубрилка. Я обожаю долго сидеть, нюхать книги, что, наверное, не есть хорошо.

— Чем, интересно, они пахнут?

— У медицинской литературы специфический запах. Определенный аромат издают учебники анатомии (если они не новые) — чувствуется, что пальцы, которые их листали...

— ...перед этим копались в трупах...

— Копаться в трупах — в том смысле, который в это словосочетание люди вкладывают, — можно и не будучи доктором. Для этого не обязательно получать диплом, поверь мне.

— Говорят, что, придя на телевидение, ты якобы не знала грузинский язык, но поклялась за три месяца его выучить и слово сдержала...

— Большие пробелы были у меня в письменности — я училась в русской школе для детей военных, а там грузинский язык был вторым, не первым. На уровне двора я, конечно, общалась свободно, но это сильно отличалось от литературной речи, которая используется на телевидении. Первое время мне даже писали грузинские слова русскими буквами, но вообще-то, ситуация была немного другая. Когда я прошла первую пробу... (Пауза). Через тебя, наверное, тоже много молодых красивых девочек с большими хлопающими глазами проходит, которые говорят: «Дядя Дима, сделай из меня телеведущую». Вот честно — да?

— Без комментариев...

— Ты отвечаешь: «Да, деточка, сделаю», но мне, помимо этой дежурной фразы, сказали, что, в принципе, можно еще и второй раз прийти... Тбилиси — город маленький, а поскольку генеральный продюсер грузинского канала «Меореархи» Серго Петадзе был другом моего папы, как только об этом узнали дома, начались разборки на семейном уровне. Папа категорически не хотел, чтобы я шла в эту профессию, считал, что приличная премьера будет триумфом лишь для меня, а провал — позором для всей семьи.

— На весь Тбилиси?

— Да, и это был вопрос принципа! В конце концов отец поставил условие: если через три месяца я сумею выучить язык и дебютирую достойно — тогда он меня похвалит, а если опозорюсь, поменяю фамилию на мамину (у меня мама — армянка).

— Слушай, мне так твое полное имя нравится. Тинатин Гивиевна — круто!..

— Некоторые, особенно раньше, гадали: Тинатин — это мужчина или женщина, имя или фамилия? Сейчас-то уже более-менее ознакомились с моей биографией, узнали, что Тинатин — это просто полный вариант, а Тина — краткий. Родители назвали меня замечательно — в честь прекрасной и очень смышленой героини «Витязя в тигровой шкуре».

— Грузинских девочек традиционно воспитывают в патриархальном духе, на домостроевских устоях, а как соплеменники восприняли твое появление в телевизоре? Это же вроде шло вразрез со всеми канонами...

— Ну, я была не первой девушкой на экране — в этом смысле у нас не все безнадежно... Грузия все-таки христианская страна, и даже в мусульманском мире ситуация не так плоха, как кажется людям, которые не знают истории, этнографии и поэтому несколько преувеличивают


В свое время Тина собиралась заняться челюстно-лицевой хирургией — «Мне как-то хотелось изменить женщин Грузии к лучшему, сделать их совершенно прекрасными»

бесправие тамошних женщин. На взгляд со стороны, у мусульманок прав мало, а на самом-то деле — много (даже европейки столько порой не имеют), у них есть все возможности, чтобы постоять за себя. В обществе же, которое зиждется на христианских стандартах, женщина тем более играет не последнюю роль, и грузинская жена в семье — настоящая шея. В том же Тбилиси дамы не то что эмансипированные, но достаточно самостоятельные. Да, есть какие-то предрассудки, однако... Не хочется переходить на национальности, тем не менее...

— ...придется...

— ...существует славянское — русское или, как в данном случае, украинское — представление о грузинке как о женщине Востока, однако гарем был в «Белом солнце пустыни», и там ни одной грузинки не оказалось. Наши дамы не только горды, но и сильны, к тому же мы знали времена, когда в царицах у нас была женщина...

— И неплохо царствовала...

— Очень неплохо. Царица Тамара была одной из главных культовых фигур грузинской истории — как говорится, никто не забыт, ничто не забыто.

«ДЛЯ ОТАРА КУШАНАШВИЛИ ДВЕРИ МОЕГО ДОМА ОТКРЫТЫ»

— Видимо, в сравнительно небольшой Грузии тебе стало тесно, и ты решила покорить Москву. Благодаря чему девушке из Тбилиси это все-таки удалось?

— Вообще-то, подобные марш-броски совершаются, когда у тебя есть полное ощущение того, что по-другому и быть не может.

— Девочка созрела?

— Не в том дело, просто, я думаю, какие-то контратаки (равно как и глобальные достижения в жизни) тесно связаны с невозможностью отступления. У меня не было хода назад — только вперед, я слишком много взяла на себя ответственности, и почему-то (почему?) получилось. Тогда я сказала папе, — а для меня важнее всего ему доказать! — что не опозорюсь. Я уже говорила, что Тбилиси — маленький город. Все знали, что я уезжала, и вернуться проигравшей было бы опять же позором для всей семьи. У нас в этом смысле все очень по-сицилийски.

— Москва тем не менее тебя не ждала, правда?

— Знаешь, она вообще ни в ком не нуждается. Если для всех нас, гастарбайтеров, столица раскроет объятия, мне кажется, попросту лопнет.

— Легко приходилось на первых порах или сложно?

— Ну, когда я сейчас говорю, что было легко, звучит несколько дипломатически, потому что у меня, грузинки, в отличие от многих других, все в России сложилось. Я киваю: «Да, да, все хорошо, замечательно», но мне реально везло — не знаю уж, почему, — невероятно везло на людей. Я никогда не имела проблем адаптации в чужеродном для меня обществе, но опять-таки... Оставим Россию — вот пример из другой оперы.

В Украине я уже пять лет, и многие почему-то думают, что моя семья родом отсюда. Я уже неоднократно была свидетелем ситуации, когда маме моей говорили: «Ну вы же украинские грузины — ваша девочка здесь родилась и поехала в Москву работать». Я очень быстро ассимилируюсь и не раз задавалась вопросом: а почему, собственно? Для меня загадка, почему не все мои соплеменники склонны к этой форме мутации, ведь при русификации Кавказа грузины растворялись легче и быстрее других. Это мы, кстати, построили бани в Москве, и Грибоедов, между прочим, нас тоже любил.

— Отар Кушанашвили, который, как и ты, стартовал из Тбилиси...

— ...из Кутаиси (смеется) — это разные города, и я попрошу не путать! Все время вы нас, тбилисцев, уязвить норовите...

— Ладно, так вот, с Отаром, покорившим Москву из Кутаиси, у вас, как я понимаю, отношения поначалу не клеились...

— Наоборот, они исключительно теплые. Не знаю, насколько плотно дружат между собой представители украинской диаспоры, но мы очень друг к другу привязаны. Помню, какой замечательный урок он мне преподал. На первое интервью, на котором был и Кушанашвили, я пришла, записав на бумажку вопросы, и время от времени туда заглядывала. Увидев шпаргалку, Отар ее скомкал и выкинул, а мне сказал: «Не смей никогда писать на бумажке!».

С тех пор это у меня почему-то не получалось: или обстоятельства не позволяли, или листок нельзя было положить, — по разным причинам. Наверное, это было что-то вроде нейролингвистического программирования: Отар совершенно правильно


По словам Тины, Стас Садальский сыграл колоссальную роль в ее становлении. «Стас любит говорить правду, причем не может вовремя остановиться...»

подчеркнул какую-то вещь, которая навсегда отложилась. Нет, он меня сильно любит, всегда тепло обо мне отзывается и мною гордится.

Мне, честно говоря, легче, чем ему, потому что Отар взвалил на себя тяжкое бремя — нести на публике образ этакого гротескного грузина. Он же специально утрирует черты неотесанного, грубоватого, озабоченного южанина, а в действительности очень, очень и очень образованный мальчик. Вся его бравада — напускная, это всего лишь имидж: он человек высочайшей эрудиции, и зачастую его хулители и близко так не начитанны. Просто, если кто-то взялся быть шутом, — это всегда большие испытания. Смотрю на него и понимаю, что ему очень сложно, и если когда-нибудь ему понадобится помощь, мое сердце, как и двери моего дома, для Отара открыты. Мы грузины. Мы так воспитаны...

«ВНЕШНОСТЬ — ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ ЗАБОР, ЕГО МОЖНО И ПЕРЕКРАСИТЬ»

— Какую роль в твоем становлении сыграл Станислав Садальский?

— Колоссальную.

— А как получилось, что вы стали вместе работать на радио? Тоже случайно?

— Хм, Стас рассказывал тебе свою версию? Нет? Странно — это его любимая история. Обычно в его изложении она звучит так: он зашел в студию, где я сидела в пожеванных джинсах, и увидел протертые коленки и большие усы — как у любой грузинской женщины. Послушать Стасика, именно он сделал из меня в этом смысле человека — то есть после нашей встречи я, наконец, поменяла брюки и сбрила усы. На самом деле, все было следующим образом...

— Усы не сбривала и брюки свои не меняла...

— Дим, я не мужчина, правда. Гиви — мой папа, а я вот уже 30 лет Тина.

— 25...

— Я не считаю, что возраст нужно скрывать: зачем? Это глупо. Иногда смотришь на тех, кому 20, и они так утомляют — реально! В силу профессии вокруг меня всегда толчея, многие хотят общаться, но мне это чаще всего неинтересно, а иногда я встречаюсь с людьми, которые гораздо старше, и хочется проводить с ними часы. Собственно говоря, Стас — классический пример. Что мне, 20-летней девчонке, 40-летний в то время дядя?

— И что же вас сблизило?

— Рассказываю. Надо заметить, что мир Стасик видит по-своему: у него как бы очки, через которые он все воспринимает, затем своеобразно препарирует информацию и ретранслирует ее дальше в собственной интерпретации... Как хотите, мол, так и понимайте! Предыдущую его партнершу Стас очень мочил в эфире, и бедняжка то ли напора его не выдержала, то ли нервы сдали. Думаю, она не хотела в себе ничего менять: ни брить усы, ни причесываться — словом, не делала того, что он требовал, и в итоге я оказалась за пультом. Садальский, помню, зашел и с порога спросил: «На кого вы похожи?». У него это классика жанра. Тебе, интересно, он что говорил?

— Мне ничего. Молчал...

— Да ладно — в жизни не поверю! Твое счастье, что я не позвонила ему до интервью и ничего не спросила, но приблизительно могу представить, что он тебе мог сказать, особенно если ты и с ним был в белом костюме. Белый цвет, как известно, полнит — ты это знаешь?

— Знаю, но мне лишний вес не грозит...

— Ну хорошо, не буду тебя донимать стасюлькиными проказами, тем не менее он в мою сторону сделал выпад без предупреждения, а я такие вызовы очень люблю. У меня было тяжелое детство, я из очень сложной страны, и на протяжении всех этих лет спасало исключительно чувство юмора (думаю, если тебе по поводу твоего внешнего вида кто-нибудь скажет что-то нелицеприятное, ты тоже всегда это адекватно воспримешь). Слава Богу, у меня никогда не было короны на голове и мама не воспитывала меня как красивую женщину. Стас, кстати, тоже приложил к этому руку.


«Самый умный»... И самая красивая



В принципе, я понимаю, что нравлюсь мужчинам, вижу, какое впечатление на них произвожу, но в то же время и мама, и впоследствии Стас очень много сделали для того, чтобы меня убедить: внешность — это всего лишь забор, его можно и перекрасить.

— Между тобой и Садальским ничего личного не проскочило?

— Ты имеешь в виду отношения мужчины и женщины? Не знаю, рассказывал тебе Стас или нет... Он любил женщин, и женщины любили его, но Садальский, надо отдать ему должное, — один из немногих актеров, кто об этом предпочитает молчать. Романы у него были громкие, но со мной — никогда ничего подобного. Говорят, что в Финляндии у него есть дочка, и если это так, я ему ее заменила. Стас с самого начала воспринял меня абсолютно как свое чадо, а почему привязался к моим вареным джинсам? Не дай Бог, думал, у Тиночки джинсики потрепанные, стрелочка не в стрелочку или маникюрчик не свежий, а уж если вдруг мешочки под глазами — вообще конец света. Стас потому это все личностно воспринимает, что я в этом смысле его дочка.

— Добрый человек!

— Для меня — безумно, а вообще-то, жестокий, потому что справедливый. Стас любит говорить правду, а она — неприятная вещь, причем он не может вовремя остановиться, поскольку так сформирован. Для меня тем не менее он всегда был только хорошим, хотя об этом я не люблю говорить, потому что такие признания всегда несут некий налет театральности. Знаешь, жизнь меня с разными людьми сталкивала, и о многих я охотно рассказываю, но про Стаса стараюсь помалкивать. Мне не хотелось бы, чтобы все знали, как по-настоящему я к нему отношусь и как относится ко мне он.

«Я, РАЗУМЕЕТСЯ, СЕКС-МАШИНА, НО НЕ ДО ТАКОЙ СТЕПЕНИ»

— Насколько я знаю, в Грузии девочек с детства готовят к тому, что они должны обязательно выйти замуж за богатого грузина...

— Вах! Ну конечно!

— Ты почему-то все сделала наперекор: позарилась на бедного русского...

— А мне только что — вот хочешь верь, хочешь нет — один богатый грузин звонил. Гримируюсь, и вдруг SMS-ка приходит от человека, который меня мальчишкой любил, — с 13 лет мы жили в одном дворе.

— Твой поклонник разбогател?

— Да нет, он всегда таким был — парень из очень богатой семьи.

— А кто, вообще, в Грузии был беден?

— Ну разве что первый президент Звиад Гамсахурдиа. Он очень скромно жил...

— ...в своем сванском дворике...

— Да, во всяком случае, гораздо аскетичнее, чем многие его соотечественники. (Кстати, и Михаил Саакашвили тоже не из самой зажиточной семьи). Короче, давний мой воздыхатель пишет: «Может, ты все-таки выйдешь за меня замуж?». Представляешь?

— Что ты ему ответила?

— Конечно же, нет! Ты сейчас как-то задумался, Дима...

— Да, — неосознанно его пожалел. Все-таки богатый, грузин — и такой невезучий...

— Все вы, мужчины, меня поражаете: постоянно меряетесь друг с другом силами. Признайся, ты тоже сейчас прикинул: согласилась бы я или нет, если бы ты сделал мне предложение... Только честно?


Год назад Канделаки снялась для Playboy, правда, как и положено грузинской женщине, в весьма целомудренном виде



— Пока я об этом не думал...

— А тебе вообще отказывают или нет?

— Ну, я же не богатый и не грузин...

— Какая разница — ты богатый, и ты еврей, а это ничуть не хуже, поверь мне...

— Я верю...

— Скажи, а тебе отказывали? Обычно мужчины тяжело такие вещи воспринимают...

— Отказывали, но я совершенно по этому поводу не заморачивался...

— А почему?

— Наверное, потому что без комплексов...

— Серьезно? А если она дала тебе от ворот поворот, как это сам себе объясняешь?

— А может, не хочется ей...

— С тобой? Почему? Ты же такой офигительный!

— А знаешь, как в жизни бывает? Вот потому, что такой офигительный, именно с тобой и не буду...

— Назло? Сама себе дура, называется.

...У мужчин очень занятная психология, и это всегда интересно слушать, но я не могла не спросить, что у тебя при этом внутри происходит?

— Да ничего, абсолютно. Нет так нет — проблем-то...

— Прекрати, Димочка, я не верю. Ты романтичный — это понятно...

— Все очень условно. Мне как-то Задорнов сказал: «Я циник, а циник — это уставший романтик»...

— Перейду в таком случае к другой формуле. Я, например, не могу назвать циником Михаила Жванецкого — при том, что чувство юмора и иронии у него бесподобное.

— Он гений, великий!

— Слава Богу, что мы живем с ним в одно время — я даже видела его живьем в аэропорту. Михаил произвел на меня фантастическое впечатление, у него вообще нет никаких комплексов в плане восприятия себя и окружающих. Многие известные люди, завидев другую известную личность, как-то волнуются: сказали им «здравствуй» или нет?.. Кстати, ты его жену видел? Сужу как женщина... Запомни: для вас, мужчин, важны одни комплексы, а для нас — другие, так вот, его жена произвела на меня огромное впечатление. Красивейшая женщина, и ребенок у них потрясающе красивый! К чему это я? Комплексы есть у всех: и у тебя, и у меня, и у Жванецкого, и у Задорнова, но кто-то умеет иронично к себе относиться и над собой смеяться, а кто-то нет. Можно иметь, согласись, чувство юмора, но быть не ироничным.

— По-моему, ты, Тина, в другую степь забрела. Скажи, пошто разбила сердце бедного русского? Полюбила?

— Что мне тебя сейчас обманывать? Мы слишком мало с Андреем встречались, были детьми, и назвать наше чувство в то время серьезной любовью — преувеличение...

— Детьми — это как?

— По 20 нам было...

— А мало встречались — это сколько? Час, день, два?

— Три месяца. Нет, до того, о чем ты думаешь, конечно же, день. Ты во мне не ошибся, да? Пока в ресторан пошли, пока поели, попили, Стаса домой довезли...

— Так искра в его присутствии проскочила?

— А я без Садальского вообще никуда не хожу, я — девушка порядочная.

— Как состоялось твое знакомство с будущим супругом?

— Ой, ничего особенного. У Андрея была тогда стоматологическая клиника — впрочем, она и сейчас есть.

— То есть он был не совсем бедный русский...

— Скажешь тоже — еле-еле выживал... Ну кому в 98-м году, когда случился дефолт, эта клиника была нужна? У него начался тяжелый период, и он решил выйти из форс-мажорной ситуации марш-броском, сняв в рекламном ролике любимого артиста своего детства Станислава Садальского. Как-то раз мы со Стасом ведем наше «Дебил-шоу»...


Через четыре месяца после первых родов Тина вновь забеременела, но быстро вернула себе прежнюю великолепную форму



— ...хорошая была передача, душевная!..

— ...и приходит ему SMS-ка: «Станислав, я бы хотел вас снять». Слово за слово, они встретились... За участие в рекламе Стасик запросил пять тысяч долларов. В тот момент для Андрея это были непомерные деньги, но Садальский его уговорил. Сказал, что в нагрузку и со мной познакомит.

— Какой молодец!

— Да, он в этом плане был всегда щедрым. Вот походи с ним...

— Может, и меня с кем-то сведет?

— Конечно — я же о чем тебе говорю...

— В один год у тебя родилось двое детей — Мелания и Леонтий...

— Ну нет, так не бывает. Я, разумеется, секс-машина, но не до такой степени. Через год!

— Подожди, от родов до родов сколько прошло?

— Через четыре месяца после первых родов я снова была беременна. Прибавь девять месяцев, необходимые для нормального развития человеческого организма...

— ...получается год и месяц...

— Ну, может, год и два или три месяца — немного.

— Молодец — собралась быстро...

— Ты это мне как доктор сейчас говоришь? (Смеется).

— Нет, я к тому, что такая оперативность среди телеведущих — редкость. Для человека публичного, который следит прежде всего за тем, чтобы из обоймы не выпасть, родить двух детей одного за другим — подвиг...

— Просто мне повезло — живу со свекровью, которая — как вторая мама, и она очень меня поддержала. Мои родители достаточно взрослые, им все-таки тяжело заниматься малышами, а маленькие дети — это отдельный мир, с их появлением другая жизнь начинается. Мама Надя очень мне подсобила. Ей было тогда под 50 (даже меньше — 40 с чем-то), она была молода, хороша собой (впрочем, таковой и сейчас является) и взяла на себя все заботы. Помогла детей выкормить, вырастить и поднять на ноги.

(Окончание в следующем номере)


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось