В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

"Хоч номiнально ми в Європi, але насправдi - в Конотопi"

Виталий КОРОТИЧ 9 Октября, 2006 21:00
Когда сегодня спорим о том, насколько мы являемся европейцами, доказываем себе и кому-то еще право числиться таковыми, надо не забывать, что "становиться Европой" нам ни к чему, мы издавна в ней, на всех ее переменчивых картах.
Виталий КОРОТИЧ

У меня есть географическая карта, купленная давным-давно по случаю в Риме. Карта выглядит очень старой, но вряд ли она на самом деле из XV-XVI веков, как уверял продававший ее букинист. Тем не менее Европа на ней весьма непривычна. Всю ее восточную часть занимает надпись: "Татары", под которую врисованы и Московия, и Карелия с Вологодчиной, и еще несколько земель со знакомыми названиями. "Русь" обозначена у Карпат, по соседству с Волынью, под объединяющей надписью: "Литва". В общем, карта не устарела в главном: государства меняются, а Европа осталась на своем месте. Когда сегодня спорим о том, насколько мы являемся европейцами, доказываем себе и кому-то еще право числиться таковыми, надо не забывать, что "становиться Европой" нам ни к чему, мы издавна в ней, на всех ее переменчивых картах.

Когда-то я читал в Бостоне курс лекций на тему "The West and the Rest", то есть "Запад и прочие", рассказывая о том, что "европеец" издавна стало понятием не географическим. Европейство сегодня провозглашают как бы направляющей и руководящей силой мира, а от претендентов на него требуют объяснить: кто ты, во что веришь, откуда произошел. В европейское сообщество, например, сейчас не впускают Турцию, так как это мусульманская страна. Со средневековья европейцами числят исключительно христиан, сортируя их по церквам. При этом считается, что все христиане равны, но протестанты и католики с каких-то пор стали равнее других европейцев.

А что с нами? Приняв крещение в X веке, мы в дальнейшем страдали от Орды, схизмы и еще много чего, но сохранили в европейском мире собственную многообразность. Мои дети родились в клинике напротив киевского православного собора святого Владимира, а жили мы на Лютеранской, поблизости от которой была Костельная - улицы называли по именам сосуществовавших в Киеве ветвей христианства, которым посвящались расположенные здесь храмы (за последние годы их отстроили и возродили).

Поэтому, когда нам внушают, что мы какая-то другая Европа, это ложь. Попросту мы разнообразнее многих. Следует помнить историю, не становиться запуганными провинциалами. Не надо, чтобы у кого-нибудь в сегодняшней Украине были основания повторить ироничные строки Максима Рыльского, сложенные лет 80 назад:

Хоч номiнально ми в Європi
В найкращiй iз її країн,
Але насправдi в Конотопi,
Що мучить нас, як сучий син.
Конотоп - замечательный город на границе Украины с Россией, пусть он живет и процветает. Но из "духовных Конотопов" надо уходить как можно скорее. Мы долго совершали этот уход сквозь религиозные битвы, испытания демагогией, социальными бунтами, гонками вооружений, кровавыми войнами и "холодной войной". Сегодня проходим новый тест - на духовность: мы ввязались в гонку потреблений. Многие искренне поверили, что человек, владеющий таким-то набором материальных благ, лучше человека, который этим набором благ не владеет. Такова одна из европейских вер, которая понемногу у нас приживается, но вряд ли нужна. Так же, как не нужен нам бушующий сегодня в Европе кризис морали, бунты меньшинств, постарение населения. Надо хорошо знать, как сохранить свою душу в европейском общежитии. Географически мы и так европейцы, нас никто из Европы не вытолкает, а раз мы дома, то и вести себя следует по-хозяйски. Не надо стесняться. Мы не провинция Европы, а ее сердце. Чем скорее и успешнее докажем, что не лыком шиты, тем уютнее и естественней почувствуем себя в европейском доме и заслужим уважение даже тех соседей, которые сейчас еще не всегда готовы общаться с нами на равных.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось