В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Наталья ГВОЗДИКОВА: «Хочу, чтобы сын женился и поскорее родил мне внучку, потому что мужики надоели»

Светлана ТВЕРДОХЛЕБ. Специально для «Бульвар Гордона» 14 Октября, 2010 21:00
Ровно 40 лет назад одна из главных красавиц советского кино сыграла свою первую роль.
Светлана ТВЕРДОХЛЕБ
Ах, как завидовали Наталье Гвоздиковой советские женщины с неустроенной личной жизнью! В придачу к эффектной внешности, таланту и славе, которая пришла к ней, молодой актрисе, после выхода на экраны фильмов «Ох уж эта Настя!», сериалов «Большая перемена» и «Рожденная революцией», судьба подарила Наталье завидного мужа Евгения Жарикова. Красивую пару считали образцом благополучия, идеальной семьей и примером для подражания в течение 30 лет. Но по прошествии трех десятилетий выяснилось, что удачное супружество — просто роль, которую Наталья и Евгений играли с блеском и убедительностью, достойными двух лауреатов Госпремии СССР. На протяжении семи лет Евгений Ильич жил на две семьи. Помимо узаконенных отношений с Гвоздиковой, Жариков поддерживал свободные отношения с журналисткой Татьяной Секридовой, которая родила ему двоих очаровательных детей — Сергея и Катю. Когда их отец снял с себя обязанности кормильца, Секридова обнародовала подробности этого романа. Публика с интересом смотрела в телепрограмме «Пусть говорят» эксклюзивное домашнее видео: Жариков читает детишкам сказки Чуковского, гуляет с ними по парижскому «Диснейленду», жарит на даче шашлыки. В свое оправдание актер смог выдавить лишь, что он был «донором спермы». Разразившийся скандал дорого обошелся всем его участникам: Жариков перенес инсульт, после которого так окончательно и не восстановился. Скончалась его теща — сердце пожилой женщины не выдержало позора. Достойнее всего в этой ситуации держалась Наталья Федоровна, на плечи которой легли все заботы о когда-то счастливой семье. Гвоздикова проявила и выдержку, и характер, подтвердив, что недаром в актерской среде ее называли «генералом в юбке», и, что самое удивительное, простила своего непутевого мужа. Впрочем, Россия всегда держалась на женщинах, которые умеют терпеть и прощать.
«С МОИМ ХАРАКТЕРОМ МНЕ СТОИЛО ПОДЫСКАТЬ ДРУГУЮ ПРОФЕССИЮ»

- Наталья Федоровна, последнюю по времени роль вы сыграли в долгоиграющем сериале «Однажды будет любовь». Сразу согласились или раздумывали?

- Я отказалась наотрез, как только узнала, что запланированы 252 серии. Но мой агент сказал: «Там будут сниматься хорошие артисты, и это фильм о любви. Там нет никакого насилия, крови, отрицаловки. Мне кажется, тебе нужно попробовать». В общем, уговорил.

Было безумно тяжело, особенно в первое время. Я приезжала домой никакая, даже плакала, потому что нужно было учить огромное количество текста. Но при этом не создается впечатления, что моя героиня много говорит. Иной раз доходило до того, что я заявляла операторам: «Ребята, не могу. У меня голова просто пухнет». Сложность в чем? В день снимается несколько кусочков из разных серий. Это значит, что у тебя разные костюмы, разные прически. Ты отснялась, потом идешь, чтобы тебя перегримировали, и опять на съемочную площадку, но уже в другой павильон. Потом тебя могут вернуть к тому эпизоду, который уже был. Вдобавок я не знала, чем закончится наш сериал. 

Наташа с мамой Ниной Николаевной, отцом Федором Титовичем и старшей сестрой Людмилой. Сестра Гвоздиковой тоже актриса, окончила ГИТИС, когда-то работала в Ленинградском театре миниатюр у Аркадия Райкина

- Съемки телеэпопеи «Однажды будет любовь» длились больше года. После этого сериала согласитесь еще на подобный проект?

- Не знаю. Я снимаюсь в кино с 1970 года, но многому научилась в этой картине, со множеством людей познакомилась. Кроме того, что зарабатывала деньги, я получала даже удовольствие. У нас была очень хорошая съемочная группа.

- Не секрет, что у некоторых актеров довольно скептическое отношение к сериалам...

- У меня оно тоже присутствовало. Но сейчас я уже понимаю: ну не получается у кого-то с большим кино, а ведь надо как-то жить, где-то работать, зарабатывать деньги. Выбор невелик: либо используй свою профессию, либо уходи из актерства, пока ты молод. Заканчивай какие-то курсы, получай второе образование - и все! Я категорически не согласна с нашими мэтрами, которые считают, что сериалы не должны существовать. Неправда! Не всем посчастливилось сниматься у Никиты Михалкова, так что - умирать из-за этого? Совсем необязательно. Можно достойно сняться у какого-то молодого режиссера. Тем более что ты не знаешь, как у него сложится карьера.

- В каком возрасте вы осознали, что актерство - это ваша стезя?

- Я до сих пор сомневаюсь, моя ли это стезя...

- То есть, если повернуть время вспять...

- Не знаю, пошла ли бы я в актрисы. Мне почему-то кажется, что с моим характером стоило подыскать другую профессию. Я человек довольно закрытый, сложно иду на контакт, поэтому в актерстве мне непросто.

Из досье «Бульвара Гордона».

«Спустя несколько лет после неудачного брака, - рассказывала Татьяна Секридова журналу «Караван историй» - в 94-м, я поехала как журналистка на фестиваль «Балтийская жемчужина» в Юрмалу. Именно там в первый раз и встретилась с Жариковым...

«Сейчас не знаю, пошла ли бы я в актрисы. До сих пор сомневаюсь, моя ли это стезя»

Как-то днем сижу на лавочке между гостиницей и пляжем, читаю книгу. Вдруг слышу - идет пара и очень громко ругается. Оглядываюсь и понимаю, что это Жариков и Гвоздикова. Женя увидел меня и весь засиял. Мы встретились глазами, и я даже вздрогнула от этого его взгляда. Наталья же, глядя под ноги, продолжала строго его отчитывать. Я опустила глаза в книгу и подумала: «Надо же, все говорят: «Идеальная пара! Идеальная пара!», а тут такая ругань... Да еще такие жгучие взгляды бросает на незнакомых женщин...».

Месяц спустя открылся кинофестиваль «Созвездие». Актеры и журналисты 10 дней плыли на корабле из Одессы в Киев. Президентом фестиваля был Евгений Жариков. Меня очень удивило, что он приехал туда без жены.

С первого же дня Женя оказывал мне знаки внимания: нежные прикосновения, комплименты, взгляды... Он буквально не отходил от меня ни на шаг. Каждый вечер мы проводили вместе: в казино он учил меня играть, в ресторане галантно угощал, осыпал цветами и подарками... Атака шла по всем фронтам. Два дня я держала осаду. Постоянно отводила его руку со словами: «Женя, что ты себе позволяешь? У тебя же жена! А если ей кто-нибудь донесет? Она же скоро приедет!». Он нехотя отвечал: «Ну да, жена... Но это все видимость, дань имиджу. Мы давно уже не живем вместе. У каждого своя спальня, даже на фестивалях селимся в разных номерах...».

- Наталья Федоровна, вы помните, какие испытали чувства, когда впервые увидели себя на экране?

- Пришла в ужас. Мне абсолютно все не понравилось. Все! Я вообще по своей природе самоед. Редко довольна тем, что делаю.

«СТАРАЮСЬ НЕ ЛГАТЬ, ХОТЯ НЕ ВСЕГДА ПОЛУЧАЕТСЯ»

- Сейчас фильмы со своим участием смотрите?

- Нет. Есть такие картины, которые я ни разу не видела. С одной стороны, так сложились обстоятельства. Одни ленты снимались в бывших советских республиках - у вас в Украине, в Туркмении (в Москве они на экранах не шли, и кассеты мне никто не передал), другие, мосфильмовские, я не смотрела в знак протеста.

Представьте, ты соглашаешься на одну роль, а в процессе съемок режиссер переделывает ее до неузнаваемости, даже не поставив тебя в известность! Мне сообщали об этом в последнюю минуту какие-то люди, и я в знак протеста не приходила на премьеры. Не смотрю эти фильмы до сих пор.

- А вообще интересуетесь современным кино?

- Нет. Начала было «Печорина» смотреть, но вспомнила фильм Станислава Иосифовича Ростоцкого: Володю Ивашова, Свету Светличную, Колю Бурляева... И все! С таким нетерпением ждала, когда выйдет на экраны «Тихий Дон» Бондарчука. Сергей Федорович нам показывал куски из этого фильма, когда еще был жив, но ведь по отрывкам мало что можно понять.

Выдержала только одну серию - и больше не могла. А через некоторое время стали показывать фильм Герасимова (в день по три серии), мы с Женей просмотрели на одном дыхании, даже к телефону не подходили.

- По мнению многих, жизнь известной актрисы - это вечный праздник: поклонники, цветы, красные дорожки кинофестивалей. А чего вы не любите в актерстве?

- Панибратства. Не важно, сколько человеку лет: он может быть очень молод или в почтенном возрасте, но чувство уважения друг к другу должно присутствовать. И конечно, здорово, когда актеры солидарны. Но, к сожалению, существует зависть. Мы живем в очень тяжелое время. Нужно помогать друг другу, а у актеров это не всегда получается. 

Красавица Полина в «Большой перемене», 1973 год

Из досье «Бульвара Гордона».

«Я осталась в его номере до утра, - откровенничала Татьяна Секридова. - И поверила его словам, поскольку чувствовалось: он давно не был с женщиной. Сыграть это невозможно. Я дивилась его сумасшедшей молодой страсти, а ведь он давно не мальчик, на 20 лет меня старше.

Уже тогда я почувствовала, что нужна Жене не только в постели. Он был явно лишен возможности поговорить по душам с близким человеком, и его как прорвало! Часами рассказывал о себе, о родителях, об отношениях с Натальей и другими женщинами, с которыми его сводила жизнь. Я не собиралась привязывать его к себе, но, признаюсь, его страсть меня взволновала. Он словно бросился в омут с головой: мол, будь что будет!».

- Простите, но мне приходилось слышать от ваших коллег, что Гвоздикова высокомерна...

- Во мне никогда не было высокомерия. Моя старшая сестра Мила тоже актриса: окончила ГИТИС, работала в Ленинградском театре миниатюр под руководством Аркадия Райкина. Так вот, с детства моей маме говорили: «У вас Мила такая простая, а вот Наташа...». Но это защитная реакция. Когда я знакома с человеком, когда мы друг к другу расположены, никаких преград в общении у нас нет.

Я бываю не права, но считаю, что лучше сказать правду, чем врать. Стараюсь не лгать, хотя не всегда получается - бывают не зависящие от меня вещи. Например, я не могу заложить человека, поэтому приходится обманывать. Потом у Боженьки прощения прошу.

- А как вы считаете, что важнее всего в актерстве: талант, везение или умение оказаться в нужное время в нужном месте?

- В нашей профессии его величество случай значит очень много. Я не вышла замуж ни за режиссера, ни за иностранца, ни за сценариста, хотя у меня была такая возможность, и не раз. Я сказала «да» любимому человеку, совершенно не думая о своей карьере. Для меня главное - человеческие взаимоотношения, а есть люди, у которых другая цель. Это их проблемы, их жизнь, они ею распоряжаются так, как хотят.

Есть актрисы, которые не рожают детей, опасаясь, что это не лучшим образом отразится на их карьере. А меня не это беспокоило. Когда я забеременела, моя задача была не сорвать съемки в трех фильмах и вести передачу на телевидении.

Я снялась в Белоруссии, когда была на пятом месяце беременности, а съемки в сериале «Рожденная революцией» закончила за 12 дней до рождения сына и за три дня до родов снялась в последней телепередаче.

«ЖЕНЯ НЕ БЫЛ ПРЕДЕЛОМ МОИХ МЕЧТАНИЙ. МНЕ НРАВЯТСЯ ДРУГИЕ МУЖЧИНЫ»

- Вас с Евгением Ильичом долгие годы называли самой красивой парой советского кино...

- Ой, вот этого я не люблю: секс-символ, образцовая пара, идеальная семья... Всегда была категорически против подобных определений, потому что на вкус и цвет товарищей нет.

Кому-то я могла нравиться, кому-то нет. Все условно, хотя... На 20-м фестивале «Созвездие» Надя Гнисюк сделала выставку работ своего покойного мужа, фотографа Миколы Гнисюка. Мы походили, посмотрели, вспомнили тех коллег, которых уже нет. Я даже всплакнула. Надюшка сделала великое дело. Всем нам напомнила о Миколе и помогла увидеть себя совсем другими глазами.

Популярный советский сериал о доблестной милиции «Рожденная революцией» (1974-1977 годы) не только принес Евгению и Наталье известность, но и связал их на всю жизнь. «Я закончила сниматься в сериале за 12 дней до рождения Феди»
Там я обнаружила свой фотопортрет - вообще без грима. Подошла к этому снимку: «Ой, какая же я была!» - раньше-то никогда над этим не задумывалась. Я всегда собой недовольна, вечно копаюсь в себе, какие-то недостатки нахожу... Но прошло время, и я подумала: «Какая хорошая фотография!». И тут же ко мне подошли два фотографа и предложили: «Наташа, давай мы тебя снимем возле твоего портрета». Я в ответ: «Мне невыгодно». Они меня уговорили, сняли меня между Жениным портретом и моим.

Из досье «Бульвара Гордона».

«Я не собиралась ни рожать, ни разбивать семью, о чем его сразу же предупредила, - утверждает Секридова. - Впрочем, и Жариков разводиться не собирался: дескать, дал клятву тестю, когда тот умирал, не бросать трех женщин: Наташу с сестрой и их маму». И тем не менее журналистка чувствовала себя счастливой. Жариков познакомился с ее родителями. «Я люблю Татьяну и очень хочу, чтобы у нас были дети. Но не могу оставить и Наталью. Мы настолько родные, что порвать - выше моих сил», - признался он.

По словам Секридовой, перед свадьбой с Натальей Жариков поставил ей условие: женится, если она родит пятерых, потом, правда, «сторговались» на трех. Она же после первенца Федора заявила: «Все! Дальше - сам!». Для него это было неожиданностью: «Ну не мог же я сам родить ребенка! Вот и стал думать... Как наваждение, преследовала мысль: у меня должно быть трое детей».

В один прекрасный момент Татьяна забеременела. «Каждый день у меня были витамины, продукты с рынка... Женя возил меня в женскую консультацию, терпеливо ждал в машине», - рассказывала она. И что потрясающе - в это время журналистка общалась и с Гвоздиковой. Та даже пообещала, что они с Евгением обязательно станут крестными. «Думаю, она не хотела даже мысли допускать о нашем романе - просто не желала расставлять все точки над «i», - полагает Секридова».

- Наталья Федоровна, какие мысли у вас возникли, когда впервые увидели Евгения Жарикова?

- Никаких. Абсолютно! Меня сестра повела в кино на фильм «Таинственный монах», где Женя играл белого офицера. Мила восторженно говорила: «Ты посмотри, какой красавец, какой у него голос». А я лишь пожимала плечами: «Подумаешь!». Женя, должна вам сказать, не был пределом моих мечтаний. Мне нравятся совершенно другие мужчины, абсолютно противоположного типа. Вот парадокс какой! Жариков - я это знаю! - тоже говорит: «Мне нравятся другие женщины». 

Счастливая семья

В фильме «Ох уж этой Настя!» моего кавалера по картине звали Жариков. Все говорили: «А ты в курсе, что есть такой артист?», но я отмахивалась. А Сергей Аполлинариевич Герасимов, в мастерской которого я училась, всегда приглашал известных актеров: Рыбникова, Ларионову. Приходил к нам на курс во ВГИК несколько раз и Женя. Он ведь тоже учился у Герасимова, только раньше.

- Так вы с будущим супругом в институте познакомились?

- Нет. Мы с ним тогда так и не встретились. Я в это время то ли снималась, то ли болела, то ли прогуливала... В общем, только слышала: «Жариков, Жариков...». И когда мы наконец пересеклись на пробах картины «Возле этих окон», он мне не понравился. Однако в процессе работы, после того как мы познакомились поближе, я увидела, какой он человек (не с точки зрения женщины, я ведь была замужем), и возникла симпатия.

А сниматься я хотела с другим артистом, с которым пришла на пробы. С ним мы уже работали вместе, играли мужа и жену, и я понимала, что он не будет ко мне приставать. Дело в том, что домогательства преследовали меня на протяжении всей профессиональной жизни. Мне все время приходилось отбиваться. Все время!

- От актеров или от режиссеров?

- И от тех, и от других. Идеальные отношения всегда были с операторами, мы дружили. И не с дальним прицелом, чтобы они лучше меня сняли (у меня такого и в голове не было). Просто операторский цех мне всегда был интересен - там всегда работали классные ребята, мужчины.

- Привычка отбиваться сказалась как-то на вашей актерской судьбе?

- Конечно. Меня вырезали из картин. Мне ставили условие: будешь сниматься, если... Потом уже взрослые дети режиссеров, когда об этом узнавали, пытались реабилитировать своих отцов передо мной. Доходило до того, что я заявляла: «Не выйду на съемочную площадку!», и на съемки приезжал лично главный редактор «Мосфильма», чтобы разрешить сложившуюся проблему.

«ЖАРИКОВ СТАЛ НА КОЛЕНИ И ПРИЗНАЛСЯ МНЕ В ЛЮБВИ»

- Как развивались ваши отношения с Жариковым?

- Сначала возникли очень хорошие творческие отношения. Женя много рассказывал про свой курс, с кем он учился. Я вспоминала, как было у нас... А потом я почувствовала, что нравлюсь ему как женщина, - ведь это моментально замечаешь. Когда же вдруг поняла: что-то начинает происходить со мной! - скрывала это от всех, и от Жени в том числе, тщательнейшим образом.

Из досье «Бульвара Гордона».

Жариков пришел к Татьяне в роддом, когда родился сын Сергей. «По 150 раз звонил, забегал понянчить сына, коробками тащил детское питание...» - вспоминала она. После выписки появился дней через пять и сразу же напомнил: «Надо документы ребенку выправлять». Молодая мать пошутила: «Ничего, напишем «безотцовщина». - «Ты что? С ума сошла! Я своего ребенка никому не отдам!». Когда эта пара приехала в загс, у всех сотрудников челюсти отвисли. Но Жарикова ничего не смущало. Он написал заявление с просьбой признать его отцом ребенка... «У нас забирают паспорта, - рассказывает Секридова, - и его спрашивают: «Вам сделать запись о ребенке?». Он не сразу нашелся: «Да-а-а! Большой подарок для Натальи Федоровны!». Тут я пришла на помощь: «Может, не надо, Жень...». Он согласился: «Да, пожалуй, пока не надо...».

Сыну Гвоздиковой и Жарикова Федору Евгеньевичу уже 34 года. Он окончил иняз, работал в строительной фирме. В данный момент своей главной жизненной задачей Наталья Федоровна считает женитьбу сына

Когда сыну исполнилось девять месяцев, они вместе поехали в Германию покупать Жарикову иномарку, а потом колесили на ней втроем по Европе. Спустя время Татьяна забеременела второй раз. После рождения дочки Кати актер снова подарил Секридовой кольцо с сапфирами и бриллиантами - как и за сына... «Теперь, - пообещал Евгений Ильич, - я буду дарить тебе дорогие украшения, потому что они достанутся не невестке. У нас уже есть наследница!».

- Наталья Федоровна, чем же вас все-таки покорил Жариков, если это, как вы сказали, не ваш типаж?

- Мне было с ним интересно как с человеком. К тому же я заметила на съемках, что он очень добрый. Настолько добрый, что люди бессовестно этим пользуются. И когда я стала его женой, пыталась его защитить. Жаль, не всегда у меня была такая возможность.

Потом у него возник роман на картине, но я этого не знала, потому что болела. Однажды мне позвонила ассистент режиссера. «Болеешь? - спрашивает. - Ну болей! А у Жарикова роман». - «Да? А с кем?». Она мне назвала фамилию. Я стала проводить эксперименты. Когда мы ездили на съемки в автобусе, я садилась на сиденье, находящееся с противоположной стороны от того, где сидела эта девушка. Женя не знал о том, что я в курсе его новых отношений. Он входил в автобус, смотрел на нее - на меня, на нее - на меня. Потом подходил к ней и говорил: «Прости, пожалуйста, нам нужно с Наташей текст выучить». И садился ко мне. Уже потом я ему сказала: «Ах ты такой-сякой! Время зря не терял». (Смеется).

- Это правда, что Евгений Ильич сделал вам предложение в Киеве?

- Было такое. Это случилось зимой, хлопьями шел снег, знаете, как в кино. Я жила в гостинице «Днепр», а он - в «Киеве». Женя пошел меня провожать. Я уже, конечно, понимала, что сейчас он скажет что-то очень важное. И вот Жариков стал на колени и признался мне в любви. Это было, как в замедленной съемке. Мне казалось, что прошло очень много времени. Мимо проходили люди, а Женя все стоял и говорил...

- Был период, когда ваш супруг снимался чаще, а у вас было меньше предложений. Это отражалось на семейной жизни?

- Честно скажу, сначала я переживала, но вовремя себя остановила. Думаю: «Что ты делаешь? Он такой же творческий человек, той же профессии, но в движении. Наоборот, радуйся этому». К тому же у меня параллельно с кино всегда было много работы на радио, телевидении. Я читаю много стихов, пою хорошие песни, романсы.

Да если бы я соглашалась на все телевизионные передачи, куда меня приглашают, каждый день бы светилась на экране. Но мне это не нужно. Я не клоун, чтобы развлекать Татьяну Веденееву, Татьяну Догилеву, Елену Проклову, которых хорошо знаю. 

С журналисткой Татьяной Секридовой, родившей Евгению Ильичу двух детей, Жариков познакомился в 1994 году на фестивале «Созвездие», президентом которого являлся. «С первого же дня Женя оказывал мне знаки внимания и буквально не отходил ни на шаг»

- Приходилось ли вам сталкиваться с завистью со стороны женщин?

- Конечно. И случалось, что мужья моих подруг влюблялись в меня.

- На этом дружба заканчивалась?

- Нет. Просто, когда мои приятельницы видели, что им предательство с моей стороны не грозит, их симпатия ко мне становилась вдвое крепче.

- Наверняка, вам непросто приходилось в таких деликатных ситуациях?

- Иной раз спасал юмор. Например, меня приглашают: «Приезжайте к нам на дачу, пожарим шашлыки». И вот уже чужой муж идет мне навстречу, обнимает, что-то шепчет мне на ухо. Жена видит все это. И я, чтобы ее успокоить, смеюсь. Доходило до того, что перед днем рождения Женя у него спрашивает: «Тебе что подарить?», а тот: «Ты знаешь что». На полном серьезе!

- Евгений Ильич - ревнивый муж?

- Это у него нужно спросить. Но я стараюсь оберегать его от ненужных вещей. Создать гораздо труднее, чем разрушить. Есть женщины-созидательницы, а есть - разрушительницы. Мне интереснее с первыми. Они лучше и в человеческом плане, и как матери, и как хозяйки.

Из досье «Бульвара Гордона».

Бомба взорвалась, когда Татьяна Секридова на фестивале в Сочи застукала Евгения в номере с другой девушкой. «Когда через четыре часа открылась дверь и оттуда выпорхнула барышня, - откровенничала журналистка, - я, как спринтер, рванула в номер, оттолкнув ее. И влепила Жарикову по лицу так, что его дорогие очки полетели через всю комнату! В эти пощечины я вложила всю накопившуюся боль». После истерики Татьяна набрала номер телефона Гвоздиковой: «Наташа, я только что застала твоего мужа в номере с женщиной». И когда та спросила: «А тебе-то что?», призналась, что Жариков является отцом и ее детей. Все это время он сидел на диване совершенно белый и причитал: «Ключей от квартиры у меня нет, от машины тоже, документы на дачу не отдаст... Она на порог меня не пустит. Куда мне деваться?».

«ЛЕЗТЬ В ЧУЖУЮ ЖИЗНЬ ЗАМАНЧИВО, НО ТЫ ПОДУМАЙ, ИМЕЕШЬ ЛИ НА ЭТО ПРАВО»

- В каждой семье случаются разногласия, споры, скандалы. Кто у вас делает первый шаг к примирению?

- Пожалуй, я. Хотя я более вспыльчивая, но быстро отхожу. Муж с сыном этим пользуются на 100 процентов. Иной раз даю себе слово: «Не буду разговаривать». Не получается (улыбается). Потом себя утешаю: все это глупости - не общаться, не разговаривать. В конце концов, я высказываю свое мнение: хочешь - слушай, не хочешь - неволить не стану. Мы с Женей до сих пор без конца спорим, потому что абсолютно разные люди. Абсолютно! Он может терпеть, а потом, если его что-то разозлит, не общаться. А я так не могу.

Татьяна Секридова с сыном Сергеем и дочерью Катей. Со своим отцом — Евгением Жариковым — дети сейчас практически не видятся, сам же отец не уверен, что это его дети. Татьяна и Евгений теперь общаются друг с другом в основном через адвокатов
- Наталья Федоровна, четыре года назад ваша семья оказалась втянутой в скандал, спровоцированный журналисткой Татьяной Секридовой, которая родила от Евгения Ильича двух внебрачных детей. Вы по-прежнему состоите в браке с Жариковым. Можно ли сказать, что это испытание в конечном счете укрепило ваши семейные отношения?

- Я не знаю. Страсти, конечно, улеглись. Но... Вообще, не хочу говорить на эту тему. Все очень сложно. Правда, есть мнение, что Господь посылает серьезные испытания тем, кого он любит больше.

- Кто помогал в тяжелой ситуации, кто подставил свое плечо?

- Сын Федор, который сделал все, чтобы мы были вместе. Также моя мама, уже покойная, подруга, Женин брат...

- Помнится, ваш сын не актер по профессии?

- Нет. Федя с детского возраста ездил с нами на съемки и на концерты - некуда было его пристроить! - и видел за кулисами все. Он спрашивал: «Мама, почему ты плачешь?». Я отвечала: «Сынок, потому что меня очень сильно обидели». И честно рассказывала, щадя его возраст, но так, чтобы ему было понятно. Когда Федор стал взрослым, то видел многое другое: и то, как меня обманывали с зарплатой, и то, как не выполняли своих обещаний, требуя абсолютного повиновения. Плюс хамство. Как-то на одном из фестивалей Федор сидел, смотрел, слушал, а потом сказал с негодованием: «Какое же все-таки племя актерское!»...

- И это при том, что его родители - актеры?

- Да. Сыну было очень больно не конкретно за нас с Женей, а вообще. Нет людей безупречных. У каждого свои грехи...

А вообще, лезть в чужую жизнь так заманчиво. Но ты подумай, имеешь ли на это право. Лезть, судить...

- Вы имеете в виду Андрея Малахова, который в телепрограмме «Пусть говорят» на потребу публике обсуждал вашу семейную драму?

- Обойдемся без имен. Я светлый и достаточно воспитанный человек, выросла в культурной семье и не хочу участвовать в этой грязи. 

По-прежнему идеальная пара...

- Чем занимается Федор?

- Окончил Институт иностранных языков, свободно владеет французским и английским. Он работал в строительной фирме, великолепно знает все, что связано со связью, но я никогда не лезу в его дела. Вижу, что ему интересно. Моя главная задача, чтобы, наконец, он женился.

Ему пора - все-таки уже 34 года. Когда у меня спрашивают: «Есть ли у вас заветное желание?», я отвечаю: «Хочу, чтобы сын нашел хорошую девушку и поскорее родил мне внучку, потому что мужики надоели». (Смеется).

Из досье «Бульвара Гордона».

С тех пор как тайное стало явным, Евгений Жариков и Татьяна Секридова окончательно расстались. Между собой общались уже только их адвокаты. На предмет алиментов. «Наши адвокаты, - рассказывает Секридова, - договорились о мировом соглашении, где было прописано все: отец ежемесячно платит 500 долларов на двоих детей, общается с ними в присутствии третьего лица, имеет на них все права, а я в свою очередь обязуюсь не распространять информацию о том, кто является отцом моих детей. Женя согласился, но Наталья ни в какую: «Жариков ничего не подпишет. Они не получат от нас ни копейки! Я не позволю грабить свою семью!». Тогда мы решили подать в суд на алименты. И тут меня ждал удар сокрушительной силы! Женин адвокат официально заявил: «Мы будем настаивать на генетической экспертизе, у моих клиентов появились сомнения...». Жариков его слова подтвердил: «Я не уверен, что это мои дети».

Татьяна прошла судебные тяжбы, в том числе и генетическую экспертизу на предмет отцовства. После всего этого дети стали получать отчисления с актерской пенсии - по тысяче рублей (порядка 200 гривен) в месяц. Теперь дочка и сын могут наблюдать папу лишь по телевизору. Свое скандальное интервью Секридова закончила так: «Вообще-то, я даже рада, что Жариков не стал требовать встреч с детьми, - меньше стрессов и переживаний. Более того, я благодарна ему за то, что у него такие прекрасные дети».

- Наталья Федоровна, у вас есть увлечение для души?

- Я собираю хрюшек. Женя поражен, что я помню, откуда мы привезли каждую статуэтку. И конечно, веду дневник.

- Не намерены его опубликовать?

- Глеб Скороходов, мой друг, видя, как я даже на пляже пишу, однажды спросил: «Наташенька, почему бы нам это не издать?». Но мои записи слишком откровенны, и я не хочу туда пускать чужих. Это только мое. Категорически не приемлю, когда начинают вспоминать людей, которых уже нет на этой земле и которые не могут ничего опровергнуть, потому что знаю: в таких публикациях много лжи. Категорически против мужских мемуаров, где перечислены многочисленные любовницы и обнародованы фамилии знаменитостей, у которых взрослые дети, внуки...

- Что сегодня приносит вам радость?

- Например, когда на даче подходишь к грядке и видишь, как созревает клубника, или глядишь в окно, а за ним поспевают яблоки. Все это посажено своими руками. Или выхожу - роза распускается. Она так пахнет, что дух захватывает.

Радует, когда родные и близкие здоровы, когда получается что-то по работе, когда вижу слезы в глазах коллег по съемочной площадке и мне показывают: мол, здорово работаешь. Это и есть мое счастье.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось