В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Кто виноват?

Бывший муж Лилии ПОДКОПАЕВОЙ бизнесмен Тимофей НАГОРНЫЙ: «Журналисты готовы заплатить Лиле 50 тысяч долларов за интервью о разводе. Наверное, когда предложат 100 тысяч — она согласится»

Наталия ДВАЛИ. «Бульвар Гордона» 28 Января, 2009 22:00
Олимпийская чемпионка Лилия Подкопаева подала на развод
Наталия ДВАЛИ

Олимпийская чемпионка Лилия Подкопаева подала на развод

Новость о разводе Лилии Подкопаевой и Тимофея Нагорного потрясла как поклонников, так и близких друзей пары. Не только потому, что союз титулованной спортсменки и успешного бизнесмена считался крепким и образцовым. Незадолго до разрыва Лилия и Тимофей со своими малышами — двухлетним Вадимом и годовалой Каролиной — как ни в чем не бывало позировали глянцевому журналу, рассказывали о планах на новый год, вместе появились на дне рождения общего друга, засветились в видеорепортаже о празднике Крещения. Тимофей, как всегда, стоял за спиной у жены, Лиля же до последнего, что называется, держала марку: улыбалась и охотно общалась с журналистами. Трудно поверить, что буквально через день супруги подали на развод.

После того как новость просочилась в прессу, 30-летняя Подкопаева не подходит к телефону. Нагорный же успел дать несколько интервью, в которых всю вину взял на себя. «У нас появились финансовые проблемы, — рассказывает 40-летний бизнесмен, — еще и кризис грянул, а мы взяли большие кредиты... Лилю это очень обременяло. Я не мог обеспечить семью финансово, стал слабым. Развод — инициатива Лили. Я по-прежнему люблю и боготворю эту женщину, но получилось так, что больше не соответствую ее запросам и требованиям».

О каких именно требованиях идет речь, «Бульвар Гордона» решил выяснить непосредственно у Тимофея. Наш звонок застал его в родном Донецке, где Нагорный наблюдается у своего лечащего врача.


— Тимофей, когда звездные пары распадаются, обычно женщина охотно комментирует журналистам причины развода, а мужчина отмалчивается. У вас же все наоборот...

— Я никогда никому не подражал, у меня свой путь. Считаю, что мужчина должен быть смелым, а не прятать голову в песок, как страус.

— Вы стольким газетам и телеканалам признались, что сами виноваты, даже на колени перед камерой становились, просили у Лили прощения. Зачем устраивать публичное покаяние?

— Когда у вас двое детей, как никогда, хочется сохранить гармонию и любовь в семье. Я знаю, что Лиля и прессу просматривает, и в интернете бывает. Просто пытаюсь до нее донести: мы с ней встретились не случайно, не просто так прожили вместе семь лет, недаром Бог подарил нам двоих замечательных деток. Хочу, чтобы Лиля поняла: отчаиваться и пасовать перед трудностями нельзя, надо взять друг друга за руки и пережить и этот сложный этап.

— Почему Лилия ничего не комментирует прессе?


Еще совсем недавно Тимофей и Лилия позировали с Вадимом и Каролиной для глянцевых журналов как образцовая семья



— Может, выжидает, когда предложат приличную сумму. Я знаю, что московские журналисты готовы заплатить Лиле 50 тысяч долларов за интервью о разводе. Наверное, когда предложат 100 тысяч — она согласится.

— В интервью вы берете вину на себя, но одновременно намекаете, что Лиля к вам охладела, едва у вас начались проблемы в бизнесе и пошатнулось здоровье...

— Финансовые трудности были лишь одной из составляющих, далеко не самой главной. В наших взаимоотношениях с женой действительно исчезла гармония. Если нет взаимопонимания, нужно принимать окончательное решение, даже если оно кажется чересчур жестким.

Лиля решила подать на развод, причем я без каких-либо претензий принял все условия. Единственно, попросил, чтобы мне разрешили регулярно видеться с детьми.

— Вы несколько раз повторили, что все оставили жене и детям, лишь забрали свои личные вещи. Но ведь квартиру, в которой вы жили, Подкопаевой подарили после победы на Олимпийских играх.

— За время брака мы купили квартиры в Киеве и Донецке, плюс у Лили осталась машина. Я сейчас и без жилья, и без автомобиля. Впрочем, не хочу даже поднимать вопрос о разделе совместного имущества. Все остается жене и детям — это было одним из условий, которое озвучил адвокат Лили, и я согласился.

— Появились слухи, что семья распалась из-за вашей измены...

— Мне уже приписали роман с какой-то девушкой. Вообще-то, сексуальный опыт я приобрел до свадьбы с Лилей, так что связи на стороне меня никогда не интересовали. Убежден, что любимую женщину невозможно заменить одноразовой девочкой. Со стороны жены тоже не было никакого адюльтера: Лиля — порядочный человек, я ей доверяю.

Что касается будущих романов... Уверен, что никогда в жизни больше никого, кроме Лили, не полюблю. Это не просто громкие слова, я себя знаю.

— Новость о вашем разрыве оказалась самой обсуждаемой в украинском интернете. Причем подавляющее большинство пользователей приняло вашу сторону, а на Подкопаеву обрушилось с резкой критикой: мол, меньше надо было тусоваться, больше семьей заниматься. Почему народ так ополчился на Лилю?

— Чем популярнее, талантливее и сильнее человек, тем больше ему завидуют. Это общеизвестный закон. Лиля — успешная, самодостаточная женщина. Все, за что бы она ни бралась, особенно последние семь лет, у нее получалось. Может, еще и потому, что рядом были единомышленники и любящие люди.

Что касается тусовок... Лиля — замечательный человек с большим, добрым сердцем, но попала под не очень хорошее влияние. Я делал все, чтобы жена больше времени проводила дома, но Лиля все больше предпочитала яркие, красочные мероприятия, общество красивых и знаменитых. Это ее выбор. Я с ним не согласен, но я его принял.

Последнее время я игнорировал практически все выходы в свет, старался подольше побыть с детьми. Плюс у меня начались проблемы со здоровьем. В конце ноября прошлого года, когда стало ясно, что все совсем плохо, мы решили дать нашей семье еще один шанс. Договорились, что в ближайшие три недели Лиля будет как-то ставить меня в известность о своих планах, не станет выходить в свет без мужа и так далее. К сожалению, Лиля не сдержала слово. А 25 декабря, на четвертую годовщину нашей свадьбы, жена сказала: «Давай останемся друзьями».

— Вы уехали в Донецк лечиться. Как себя сейчас чувствуете?

— У меня действительно два года назад появились проблемы со здоровьем. Когда в сентябре 2008 года я похоронил отца, у меня начался кризис: дал о себе знать стресс, который повлек за собой обострение вегетососудистой дистонии, анемии и усугубил проблемы с сердцем... В общем, если без лишних подробностей: в Донецке меня положили в реанимацию в предынфарктном состоянии.

Как только мы с Лилей подписали бумаги на развод, я опять уехал в Донецк. Мой лечащий врач был уверен, что из-за всего произошедшего я опять слягу. Но после осмотра остался доволен: говорит, что максимум через полгода мой организм восстановится...

— Тимофей, и все-таки что послужило главной причиной вашего с Лилей расставания?

— Знаете, самое главное — чувствовать, что ты нужен любимому человеку. Для меня именно в этом заключается счастье. А когда тебя игнорируют, начинаешь болеть, замыкаешься в себе, ощущаешь угнетение, дисбаланс. Я терпел, старался не показывать, что где-то ревную, на что-то обижаюсь. Пытался принять Лилю такой, какая она есть, но стена непонимания потихоньку росла и росла.

Увы, мы не разобрались, где настоящие ценности, а где мишура и суматоха. Лиля так и не поняла, я же не смогу ее убедить, что семья — это святое, а тусовки — временное. Ну не нужно было делать такой акцент на светской жизни, столько времени тратить на это пусть красивое, но пустое времяпровождение. Может, и я недостаточно времени уделял ей, может, мало делал подарков... Но все эти семь лет я старался быть надежной опорой, чтобы Лиля всегда чувствовала: рядом с ней сильный мужчина. К сожалению, вышло то, что вышло. Не знаю, что нас ждет завтра, но сегодня мы решили остаться друзьями.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось